Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

От механизма - к организму

Семен  Гальперин, Русская народная линия

24.01.2013


Беседа корреспондента журнала Президиума РАН «Энергия: экономика, техника, экология» Мышко Т.Л. …

 - Уважаемый Семён Вениаминович, в наших беседах вы неоднократно высказывали убеждённость в том, что осознание обществом первичности организма по отношению к механизму - необходимое предварительное условие для успешного решения ключевых проблем в сфере и науки, и экономики.[1] Не пришло ли время обсудить всё это более подробно?

 - Извольте, я готов. Не уверен, правда, что сумею уложиться в одну беседу, а от вас же потребуется еще и достаточно крутой поворот мысли.

 - Что касается меня, то, имея некоторый опыт общения с вами, я настроена достаточно оптимистично, тем более, что ранее предложенный вами девиз «дорогу осилит идущий» давно принят мной и на свой счет.

 - Вот и прекрасно. Тогда не будем терять время и обратимся к истории. Начнём с того, что древние греки, первыми применившие понятие μηχανικός («изобретательный», «хитрый»), связывали его не с разумом человека, а с самóй природой. Лишь позднее оно стало относиться непосредственно к созданной им машине (орудию, агрегату). История же развития естественных наук в христианском мире свидетельствует, что хотя предпочтение было отдано первоначальному смыслу упомянутого понятия, сама природа оказалась при этом наделённой исключительно свойствами человеческого разума (его «ratio»), так что именно в ней теперь отражались лишь его собственные изобретательность и хитрость. И хотя новоевропейскую науку издавна обвиняют в механистичности, она просто не могла быть иной, поскольку в основе её - «ratio», чья опора в законах формальной логики. Заключив вещь в пространственно-временнýю раму, рационально настроенный разум тем самым превратил её в застывшее ставшее, существующее здесь и сейчас.

 - А куда, простите, у вас девались «прошлое» и «будущее»? Разве исторический подход, за который вы сами постоянно ратуете, или же, скажем, планирование будущих исследований, не опровергают ваши утверждения?

 - К сожалению, всё это лишь форма восприятия действительности посредством «ratio». Возможность же обращения к прошлому и будущему самόй вещи дела нисколько не меняла, поскольку из научного обихода исчезла при этом непрерывно-сплошная текучесть реальности, которую, относя к чему-либо конкретному, привычно именуют существованием. В лосевской схеме сущности (вспомните нашу прошлую беседу) она соответствует становлению). А заодно из поля зрения науки полностью улетучилась смысловая энергия, соединяющая вещь со всем остальным миром.[2] Оставалась, правда, область иррационального в природе, проблема бесконечного в ней; но здесь ценивший порядок разум воспользовался неограниченными возможностями применения формализма в математике, отдав ей всё это разом на откуп.

 - Но ведь у него и вправду не было никаких оснований не доверять ей!

 - Не могу не согласиться с вами - сращивание физики с математикой было весьма продуктивным. Для науки открылось необозримое поле деятельности: возможность рассматривать пространственно-временнóе положение одной вещи относительно другой, погружаться в причудливое переплетение причинно-следственных взаимосвязей, познавать тайны анализа и синтеза. Очень скоро стала вырисовываться грандиозная механическая упорядоченность, царящая в мире, - воплощение самóй идеи рациональности, названное по праву «классической механикой». Ей подчинялись и мельчайшие песчинки, и небесные светила. Продуктивным механический подход оказался и в явлениях более сложных, будь то теплота или электричество с магнетизмом, хотя, конечно, пришлось вводить новые понятия, приспосабливать к ним математический аппарат. Так появились статистическая физика, волновая механика. Более того, с помощью той же математики подход этот удалось применить и к области микромира, в связи с чем появилась квантовая механика, определяемая одним из её идеологов - Полем Дираком - следующим образом: «Квантовая механика - это очень просто: классическая механика на некоммутативной алгебре».

 - Насколько мне помнится, особенности математического подхода уже были у нас предметом предварительных обсуждений.[3]

 - Совершенно верно; но дело, собственно говоря, вовсе не в математике, а в том, что фундаментальной физике ХХ века пришлось заодно расколоть целостную картину мира, отражаемую классическим естествознанием, отказаться от единства закономерностей, проявляемых на всех уровнях природы, признать неизбежность двойственности объяснений одного и того же явления. Обратите внимание, всё это произошло, когда она, по сути, начала поиск самых мелких «шестерёнок» в мировом механизме. И в своем стремлении не допустить в нём сбоя ей пришлось пойти на слишком большие жертвы, сколько бы после ни составлялось победных реляций о достигнутых результатах, и сколько бы Нобелевских премий ни вручалось за впечатляющие открытия в фундаментальной физике.

 - Мне кажется, ваша оценка чересчур субъективна.

 - А я этого и не отрицаю, однако считаю её оправданной, исходя из осознания того, что нынешняя фундаментальная наука, всё ещё ведомая «новоевропейским духом» (в терминологии Лосева) зашла в тупик, причём, не очередной (таких на многовековом маршруте хватало), а конечный. Человек долго и упорно переносил в свой разум смысловую стихию, исходя лишь из собственного бытия, поскольку считал себя единоличным субъектом. Не удивительно, что всё, на что бы ни обращалась научная мысль, являлось ей механизмом, которому, кстати, было недостаточно общего для всех пространственно-временнóго жилища. Приобретение им надёжной «недвижимости» было вполне закономерным: единственно подходящим и притом весьма уютным для него домом оказалась система, которой наука со временем стала уделять всё больше внимания, так что сейчас общая теория систем находится на самом её гребне. Только в системе и может существовать механизм, будь она закрытая или открытая, простая или сложная. А коли так, то изначально системна и сама обжитая наукой реальность - вот на чём стоит она сегодня, оказавшись перед необходимостью решительной смены самогó мировосприятия. И от того, как скоро подобная необходимость будет осознана, зависит многое, - время не ждёт.

 - И с чего, по-вашему, следовало бы начать саму эту смену?

 - Если иметь в виду опыт наших предыдущих бесед, то, мне думается, что единственно надёжным средством для решения столь ответственной, я бы сказал, беспрецедентной задачи является энергия смысла. И в таком случае позволю себе напомнить вам, что при первом её обсуждении встал вопрос об изначальной способности любой вещи быть выраженной вовне,[4] то есть фактически о её самораскрытии. А ведь это же относится и к целому миру, раскрывающемуся навстречу человеку, - он оказывается живым организмом, как и всë, что его составляет. И для начала следует твёрдо усвоить - это действительность, а не отвлечённая философская абстракция или поэтическая метафора.

 - Но ведь такое утверждение не имеет ничего общего с научными представлениями!

 - Совершенно верно, поскольку вы имеете в виду нынешнее положение. Фундаментальная физика потому и остается отделённой непроходимой пропастью от осмысления жизни, что естествознание всё ещё воспринимает организм лишь на биологическом уровне, а самораскрытия мира вещей вообще не признаёт. Считается, что этот мир, конечно же, воздействует на наши органы чувств, благодаря чему и отражается в нашем сознании. Но так как для познания его объектов этого никак не достаточно, наука давно перестала довольствоваться лишь пассивными наблюдениями, активно заменяя их направленными воздействиями на изучаемый объект и анализом полученных результатов.

 - Вы имеете в виду проведение научного эксперимента?

 - Ну да, - физика выработала и в совершенстве освоила его методологию, подход её в какой-то мере совпадает с методами криминалистики, которая ищет преступника по оставленным им следам. Но если сам факт преступления со всеми его следами (и даже попытками скрыть их) представляет собой, так или иначе, внешнее выражение внутреннего замысла преступника, то есть предполагает вполне определённую его мотивацию, то у изучаемого физикой объекта ничего этого просто не может быть. Всё его поведение должно строго соответствовать лишь теоретической трактовке (то есть сугубо рациональному осмыслению) самогό факта. Выходит, если преступная личность вынужденно самораскрывается, то любая вещь к этому, с точки зрения нынешней физики, просто неспособна - её поведение лишено какой бы то ни было внутренней целесообразности, целеполагания.

 - А вы, судя по всему, намерены доказать обратное?

 - Дело вовсе не во мне. Думаю, что в своё время и у Гейзенберга было достаточно оснований для попыток ввести в научный обиход понятие «свободная воля электрона», хотя в дальнейшем он от этого отказался. Что же касается доказательств, обратимся для начала к анализу поведения обычного светового луча, встретившего на пути преграду, которую он, тем не менее, способен преодолеть. Я вам напомню, чтó с ним произойдёт: оказавшись в отделяющем его от воздушной среды стекле, гораздо более плотном, чем воздух, он выбирает в нём такой путь, на преодоление которого потребуется самый короткий отрезок времени; эту особенность его поведения открыл целых три с половиной века тому назад Пьер Фермá.

 - С явлением преломления света, которое вы описали, я знакома со школьных лет; слышала и про «принцип Фермá», но не думаю, что из него следует выводить целесообразность поведения светового луча.

 - Понятно: не станете же вы привносить в высокую науку язычество, приписывая свету свойства разумного существа. Это же, несомненно, относится и к такому авторитетному толкователю поведения светового луча в неоднородной среде, как Р. Фейнман, что, впрочем, не помешало ему прибегнуть в своих лекциях (вероятно, в учебных целях) к несколько двусмысленному объяснению: «Но как удаётся свету выбирать свой путь? Вынюхивает он, что ли, соседние пути и сравнивает их потом друг с другом? В некотором смысле так и происходит». Конечно, далее автор пытается изложить решение проблемы посредством волнового подхода: свет, мол, может «почувствовать» и сравнить с соседними путями длину волны в качестве отрезка впереди лежащего пути; в конце концов для самогó автора все сводится к подсчёту вероятностей. Тем не менее, избавиться от мысли, что этот «принцип» выражает осуществлённое стремление света к экономии времени, никак не возможно. Вот и выходит, что в поведении светового луча проявляется целенаправленность, присущая лишь организму.

 - Этого, по-моему, совершенно недостаточно для подобного вывода. Ведь так можно договориться до того, что всякое направленное движение обусловлено скрытым стремлением к чему-то, то есть прийти к самой настоящей мистике.

 - Зачем же доводить дело до крайности? Исходить следует из наиболее простых вещей: конечно же, я имею в виду стремление к взаимному стягиванию пары точек, которое рассматривалось нами,[5] как сугубо естественное явление. В этой связи интересно проследить за ходом мысли Ньютона, анализирующего открытое им явление всемирного тяготения: слово «притяжение» он осмысливает именно как стремление тел к взаимному сближению вне зависимости от сил и действий, то есть средств, проявляющих это стремление; считая, однако, необходимым последующий анализ их самих с помощью математики для выявления причины явления. Но обратите внимание на его резюме в «Общем поучении», завершающем третью книгу «Начал»: «До сих пор я изъяснял небесные явления и приливы наших морей на основании силы тяготения, но я не указывал причины самогό тяготения. <...> Причину ... я до сих пор не мог вывести из явлений, гипотез же не измышляю». А теперь я обращаюсь непосредственно к вам: была ли у Ньютона необходимость отвечать на вопрос, почему существует тяготение?

 - У меня нет сомнений в необходимости такого ответа: причина всегда связана лишь с вопросом «почему?», иного и быть не может.

 - Конечно, если вы руководствуетесь логикой причины, обращаясь из настоящего - от результата-следствия - в прошлое. Но совершенно к иному приведёт вас логика цели: следствие в таком случае неизбежно окажется будущим результатом осуществлённого стремления, то есть ответом на вопрос «для чего?» В этой связи уместней всего, как мне кажется, обратиться к Аристотелю, который сравнивал происхождение вещей из природы с изготовлением скульптором статуи Аполлона из куска мрамора. Поскольку тот приступает к работе сознательно, то ставит перед собой цель - воссоздать образ Аполлона. Так же, по Аристотелю, поступает природа, превращая возможность в действительность, и если начальная причина вещи требует ответа на вопрос «из чего?», то конечная причина - «для чего?», «ради чего?». Только и всего.

 - Ну и как, по-вашему, всё это соотносится с проблемой тяготения?

 - Если вы вспомните наши предыдущие обсуждения, то сами придёте к неоспоримому выводу: взаимное стягивание пары точек осуществляется для того (вернее, ради того), чтобы восстановить принцип динамического равновесия,[6] неукоснительно соблюдаемого в бытии точки-бесконечности, которая, как вы помните, является средоточием непрерывной развёртки-свёртки[7] - источником неустранимой двойственности.[8] Кстати, что, по-вашему, произойдёт с этим принципом в случае, когда сама точка будет охвачена действием, то есть возникнет реальное сочетание мер измерения mlc (г∙см ∙см/с) - const, выражаемое квантом действия? [9]

 - Мне кажется, поскольку здесь появляются значимая скорость (стало быть, и длительность), развёртка и свёртка уже не смогут осуществляться одновременно - значит, нарушится и сам этот принцип.

 - Ваш вывод был бы совершенно справедливым, если бы относился к покоящейся точке. Но ведь она охвачена действием, так что теперь названный принцип проявится в иной форме: динамическое равновесие становится неотрывным от возникшей последовательности, то есть вроде бы «растягивается» во времени. Впрочем, физически смысловую содержательность такой последовательности определить совсем нетрудно: она включает, во-первых, саму точку, находящуюся здесь и сейчас; во-вторых, исхождение от неё вовне - рассредоточенность; наконец, в-третьих, возвращение к исходному положению, то есть сосредоточенность. Вы согласны с таким раскладом?

 - Ну что ж, он мне кажется вполне приемлемым, да и терминология знакома. Тем не менее, всё это пока лишь абстрактные рассуждения, и непонятно, какое отношение имеют они к действительности?

 - Вы, несомненно, подразумеваете действительность в расхожем представлении. А я предлагаю в очередной раз обратиться с помощью Лосева к неоплатонику Проклу (если помните, он уже помог нам с вами осмыслить энергийность бесконечности) [10]. Действительность, по Проклу, начинается с Единого, представляющего, по существу, всё ту же многократно обсуждаемую нами точку-бесконечность. Так вот, у него полнота бытия Единого непосредственно связана с осмыслением основ трёхступенчатой античной гармонии, где μονή - «пребывание на месте»; πρό-οδος - «исхождение»; έπιστροφή - «возвращение». Я, естественно, не мог не обратить внимания на удивительное совпадение этих выводов со своими «абстрактными», как вы их назвали, рассуждениями. Из связи бытия Единого с основами гармонии Проклу нетрудно было сделать вывод, что в нём воплощён идеал античной эстетики, то есть красота.

 - Всё это, конечно, интересно, но, на мой взгляд, не имеет никакого отношения к обсуждаемой проблеме.

 - Немного терпения. Дело в том, что, помимо этого, Прокл выявляет в полноте бытия Единого (то есть в той же триадической форме) такую фундаментальную характеристику, как благо (τó àγαθόν). Лосев делает следующее разъяснение к его выводу: «Единое трактуется здесь как то, что всё продуцирует и к чему всё стремится, поскольку всё, желая себя сохранить, обязательно сохраняет свою целость и своё единство». Что вы на это скажете?

 - Я, конечно, не могу чувствовать себя уютно в гуще философских абстракций, хотя вынуждена согласиться, что такая обобщённая трактовка блага, по-своему, привлекательна. Но отказаться от чисто человеческого понимания «блага», приписывая его самúм вещам, я не готова.

 - Попытаемся разобраться. До настоящего времени понятие «благо», имея смысл положительной ценности, определяется исключительно через интересы людей, отражая их житейский (материальный) и нравственный (духовный) опыт. Но что, кроме вашей собственной инерции мышления, препятствует тому, чтобы считать благом сохранение целостности и единства всякой вещи вне какой бы то ни было связи её с человеком? Думаю, проще всего это понять экологам. Впрочем, давайте по порядку. Вы согласны с тем, что любая вещь действительно существует?

 - Естественно, согласна.

 - Но разве существование чего-либо не есть его собственная жизнь? Конечно, биологическая форма жизни (у В.И. Вернадского, «вещество, охваченное жизнью») значительно отличается от того, что всё еще принято называть «неживой природой». Но всех их объединяет присущая всему на свете непрерывно-сплошная текучесть - так Лосев определяет категорию становления (по Лосеву, «сущность в своем становлении есть существование»).[11] Именно существование, лишённое, кстати, всякого смысла, он как раз и считает жизнью.

 - Мало того, что я вновь по вашей милости оказалась в дебрях философских категорий и определений, вы, вдобавок, пытаетесь уверить меня в том, что жизнь вообще лишена смысла?

 - Да, если рассматривать её лишь как существование. У Лосева можно обнаружить даже более жёсткое выражение: «Сама-то жизнь - сумасбродство». Впрочем, если вас философские абстракции здесь и впрямь стесняют, можно заменить их образным выражением «жизненная стихия». Нынешняя наука, конечно, весьма активно изучает различные формы проявления жизни, ограничиваясь, однако, биологической сферой, но, получая ответы на частные вопросы, привычно уклоняется от ответа на общий вопрос: что же такое жизнь?

 - А мне, например, известно, что жизнь определяют как работу особым способом организованной системы по понижению собственной энтропии за счет повышения энтропии окружающей среды.

 - Это определение принадлежит Эрвину Шрёдингеру и, по всей вероятности, вполне соответствует образу мысли выдающегося физика: ему важен результат работы «особым способом организованной системы», а вовсе не то, что представляет собой она сама. А ведь именно на это и переносится теперь вся неопределённость ответа. Приходится констатировать: поскольку наука продолжает исходить из так и не решённой загадки возникновения жизни как результата эволюции «косного» вещества в земных условиях (есть, впрочем, и экзотические предположения об изначальном существовании некой космической «панспермии»), её представления всё ещё остаются перевёрнутыми по отношению к живой действительности. Речь, между тем, должна идти об универсальной форме соединения лишённой смысла вездесущей жизненной стихии (самодвижения) с уже не раз бывшей предметом нашего обсуждения такой же вездесущей смысловой стихией,[12] предельно свёрнутой в строгом лосевском определении: «сущность в своём бытии есть смысл».

 - Эта «универсальная форма» и есть, по-видимому, многократно упоминаемый вами организм?

 - Совершенно верно. Причём, как видите, здесь я вновь опираюсь на выводы Лосева, которые, как и его парадокс покоя-движения, всё ещё остаются вне поля зрения мировой науки. Конечно, придерживаясь заявленной темы, мы с вами углубляться в саму проблему организма не станем. Тем не менее, отныне, анализируя любую вещь (или систему вещей), придётся привыкать к тому, что в действительности мы имеем дело с организмом. И если рассмотрение лишённого смысла существования чего-либо исключает, казалось бы, даже упоминание о стремлении его к «благу», то, поскольку такое «что-либо» на самом деле является организмом, оно, как оказывается, в собственном благе и вправду нуждается. А это, в свою очередь, означает, что благо из категории, традиционно связанной исключительно с человеческим опытом, превращается в целеполагающую смысловую характеристику всего, что содержится в необъятном мире.

 - Я, конечно, не стану отрицать логичности ваших доводов, но получается, что в их свете даже закон сохранения энергии придётся теперь трактовать всего лишь, как средство обеспечения блага; так, что ли?

 - Именно так, но ведь в этом нет ничего необычного. Начнём с того, что неуничтожимость бытия точки-бесконечности, являющуюся первичным фундаментальным (если можно так выразиться) благом, обеспечивает принцип динамического равновесия. Но вы, надеюсь, помните из прошлых бесед, что и обладающие собственной энергией устойчивые частицы,[13] и обменивающиеся ею с пространством любые виды излучения,[14] образующие, в конечном счёте, мир вещей, представляют собой, по существу, всё ту же точку, хотя и преображённую действием. Стало быть, наличие динамического равновесия на каком бы то ни было уровне самогó этого мира следует рассматривать, как внутренне необходимое благо. Простейшим и вместе с тем ярким тому примером служит пребывающая в равновесии термодинамическая система. Здесь при условии её замкнутости сохраняется не только внутренняя энергия, но и энтропия, и объём, и масса. Я, впрочем, прекрасно понимаю, что считать всё это благом, по меньшей мере, непривычно, тем более, что не слишком корректная экстраполяция представления о таком равновесии приводила в своё время к выводу о «тепловой смерти» самόй Вселенной. Однако всё обстоит именно так; более того, Людвиг Больцман убедительно доказал, что, будучи выведенной из состояния равновесия, такая система самопроизвольно стремится возвратиться к нему.

 - Вы, стало быть, считаете, что равновесие термодинамической системы следует, истины ради, отныне называть её «благосостоянием»!?

 - Вовсе нет. Было бы кощунственно посягать на сложившуюся терминологию глубоко чтимой мной термодинамики. Она ведь не просто демонстрирует незыблемость закона сохранения энергии, опираясь на строгое постоянство количественных соотношений при переходе тепловой энергии в другие формы и обратно, но попутно ещё и подтверждает основополагающий тезис: «Физика - это геометрия».

 - Каким же образом, позвольте спросить? Насколько мне известно, термодинамика не слишком нуждается в геометрии.

 - А что, по-вашему, обеспечивает равенство вероятностей поведения каждой частицы системы при достижении равновесия, как не равноправие направлений и равнозначность точек пространства, вмещающего саму систему? В видимом всеми хаосе теплового движения отражена прежде всего жёсткость геометрической структуры однородного и изотропного пространства, о которой доводится упоминать едва ли не в каждой беседе.

 - Не могу отрицать логичности вашего вывода. Но почему же тогда всё это оборачивается полным хаосом?

 - Ответ предельно простой: потому что именно таков результат реально осуществлённого равноправия каждой из входящих в систему частиц. Естественно, относится это не только к тепловому движению: мне, например, однажды попалось на глаза учебное пособие под названием: «Экономическая термодинамика». Однако, сейчас нас с вами совершенно не должна интересовать ни сама мера хаоса, содержащаяся в статистической формуле энтропии Больцмана, ни противоположная ей мера упорядоченности (имеется, конечно, в виду информация), выявленная через 70 лет после него Клодом Шенноном. Главное, что проблема блага, разрешаемая достижением динамического равновесия, действительно оказывается общей для всего на свете, хотя на различных организационных уровнях средства и условия её решения существенно различаются. Если, скажем, характер теплового движения определён тем, что любые направления перемещения каждой частицы являются равновозможными, то совершенно иное определяет кинетику химических реакций. Сама такая реакция - взаимодействие исходных компонентов, в результате чего образуются конечные продукты, - изначально подразумевает двойственность, противоречия которой разрешаются достижением химического равновесия. С учётом условий, влияющих на скорость реакции (изменения концентраций, давления, температуры, использования катализаторов или ингибиторов), активно смещающих равновесие в ту или иную сторону, последнее, само собой, оказывается динамичным. Особую значимость оно приобретает при анализе обратимых реакций, то есть протекающих одновременно в противоположных направлениях; здесь динамическое равновесие означает, что прямой и обратный процессы протекают с одинаковыми скоростями.

 - И вы, по-видимому, считаете, что здесь благо выражено наиболее ярко, поскольку напоминает двойственность точки-бесконечности?

 - По крайней мере, здесь оно гораздо легче поддаётся осмыслению, нежели в рассмотренном выше равновесии термодинамической системы. А уж по отношению к «живой природе», где динамику смещения равновесия в химических реакциях создают специфические биокатализаторы - ферменты, что, в конечном счете, обеспечивает как сиюминутную нормальную жизнедеятельность отдельной клетки, так и многовековую сохранность биоценоза, подобное утверждение становится вообще тривиальным. Нетрудно, стало быть, убедиться, идя от простого к сложному, что путь осмысления организма оказывается непрерывным. Если же попытаться подвести итоги беседы, то, как мне кажется, наш нынешний этап восхождения к целостному мировоззрению завершился достаточно успешно; по крайней мере, принцип динамического равновесия проявил себя в роли надёжного каната на самых крутых его участках. Имеют ли к этому отношение проблемы экономики, техники, экологии в энергетике? Я твёрдо убежден, что имеют, при том самое непосредственное (и не только в ней), поскольку в этих проблемах лишь по-разному фокусируется одно и то же мировоззрение, а его изменение обусловлено сегодня исторической необходимостью.

 

Журнал Президиума РАН «Энергия: экономика, техника, экология»,

2011. № 4. С. 67 - 72.

 

 Примечания:

 [1] Энергия смысла и основы мироздания, 2008. №3. С. 74; О соблазнах ушедшего века и вызовах наступившего, 2008. №9. С.79.

 [2] см. [1], 2008. № 3, С..69.

 [3] У истоков динамичности пространства, 2007. № 10. С. 69.

 [4] см. [1], 2008. № 3. С. 69.          

 [5] Там же, С. 72.

 [6] см. [3] 2007. № 10. С. 69.

 [7] Да будет свет! 2007. № 3. С. 56.

 [8] Альберт Эйнштейн - Колумб в физике, 2005. № 11. С. 69.

 [9] На пути познания природы светового кванта, 2006. № 6. С. 66.

 [10] Время собирать камни, 2009. № 10. С. 64.

 [11] Вверх по лестнице, ведущей вниз, 2011. № 3 С. 65 (схема).

 [12] см. [1], 2008. № 3. С. 69.

 [13] см. [3] 2007. № 10. С. 72;  Снова в гости к пространству, 2008. № 5. С. 78.

 [14] см. [9], 2006. № 6. С. 67.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 10

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

10. C. Гальперин : Александру Б. от Автора
2013-01-28 в 00:36

Уважаемый Александр!
Я Вас отлично понял, и считаю, что вопрос «системного блока» исчерпан. Но из Вашего ответа следует, что Вы так и не попытались вникнуть в откровения Восточных Оцов (у св. Афанасия Великого это вопрос «благобытия» твари, у св. Максима Исповедника – «логос» твари, охватывающий её судьбу). Именно они позволяют утверждать, что стремление всякой вещи к сохранению собственной целостности – равновесного состояния, присуще ей изначально (Ваше «как бы» здесь неуместно). А это, в свою очередь, означает, к примеру, что гегелевское понимание мироустройства как единства и борьбы противоположностей принципиально ошибочно и является как раз продуктом «повреждённого грехом ума» (как Вы выражаетесь). Впрочем, я не настаиваю на получении от Вас каких-либо дополнительных разъяснений, однако, всё же надеюсь на определённую, пусть и минимальную плодотворность состоявшейся дискуссии.
9. Александр Бутов : Re: От механизма - к организму
2013-01-27 в 23:19

Уважаемый Семён Вениаминович!
Прошу Вас простить меня за то, что невольно ввел Вас в заблуждение своими словами о системном блоке: используя это словосочетание, я ни в коей мере не имел в виду ни Вас, ни кого-либо из человеков, а только то, что ими обозначается изначально, т.е. "умную" железяку для монитора. И всё! Впрочем, теперь это, наверно, уже не имеет значения. Я только хотел выразить образно ту "свою" мысль, что неживой, неодушевленный предмет не может сам по себе иметь в себе никакой устремленности к своей целостности, к своему благу, и что подобная устремленность, как бы присущая любому такому предмету, обусловливается исключительно Творцом. При этом, используемое мною в данном контексте слово "предмет" включает в себя ЛЮБОЙ неживой объект/продукт/субпродукт, в том числе созданный/произведенный/сконструированныйнепосредственно или опосредованно руками человека. В данном случае - системный блок.
И еще: прошу прощения за мой несколько приземленный, бытовой уровень обсуждения затронутых Вами (и мною) вопросов.
С уважением,
Александр Б.
8. C. Гальперин : Александру Б. от Автора
2013-01-27 в 17:14

Уважаемый Александр!
Рад, что мой последний комментарий побудил Вас к доскональному анализу его содержания, хотя, конечно, жаль, что Вы лишь этим и ограничились. Впрочем, как я понял, для обнаружения «искомого ложного посыла» Вам этого оказалось достаточно. Нисколько не сомневаясь в Вашей непредвзятости, я всё же весьма огорчён Вашим обращением ко мне, в первую очередь, как к «системному блоку», тем более, что в послужившей поводом для нашей дискуссии публикации я вообще пытался обосновать изначальную ущербность сугубо системного подхода. Стало быть, адресуетесь Вы прежде всего, уж извините, всего лишь к созданному Вашим воображением фантому, и отвечать Вам остаётся тому, кто указан Вами всего лишь в скобках. Причём для начала я попытаюсь воспользоваться Вашим же понятием «недоучка», которое можно, в принципе использовать по отношению к кому угодно, включая самогО Сократа. Если же я прав в предположении, что Вы незнакомы с творениями Восточных Отцов (а ведь именно на них, я в этом твёрдо убеждён, опирался Лосев в своём учении о выразительно-смысловой символической реальности), то тогда упоминаемое выражение в данном конкретном случае Вы и вправду вполне можете отнести к себе сами. Правда, никто Вам не мешает обратиться, скажем, к подробно излагающих их содержание замечательным книгам Г. В. Флоровского, (они к тому же выложены в Интернете). Приведу небольшой фрагмент, содержащий выдержку из трудов св. Афанасия Великого(IVв.), в смысл которого убедительно прошу Вас вникнуть: «… тварь существует, и в своём возникновении получила не только бытие, но и благобытие, - твёрдую устойчивость и стройность. Это возможно только через причастиe [курсив] пребывающему в мире Слову. И тварь, озаряемая владычеством, промышлением и благоустроением Слова, может твёрдо стоять в бытии, как «причастная подлинно сущего от Отца Слова». Это и есть ответ на Ваш вопрос по поводу «места Богу у этого “всё”» (кстати, св. Афанасий Великий жил на целых сто лет раньше язычника Прокла, чьи взгляды, по случаю, анализирует Лосев).
Что же касается Вашего права отказаться от «желания себя сохранить», то тут Вы, будучи изначально разумным и свободным, -именно это прежде всего соответствует в человеке образу Божьему, - вольны сделать собственный выбор. Мне, правда, непонятно, почему Вы вообще попытались переместить дискуссию в такую плоскость – ведь речь шла о понимании «блага» вовсе не по отношению к человеку.
Впрочем, как бы то ни было, я искренне благодарен Вам за комментарий, поскольку он позволил продолжить диалог, полезность которого известна со времён всё того же Сократа.
7. Александр Бутов : "всё, желая себя сохранить"
2013-01-26 в 21:44

Ну, вот и нашелся, после повторного прочтения Вашего комментария, искомый ложный посыл в словах уважаемого Алексея Федоровича. Что и требовалось доказать.
Впрочем, к примеру, Ваш системный блок, скорее всего, не согласится со мной. Более того, наверняка возмутится: мол, как это я не желаю себя сохранить? Что за глупости?! Просто полнейшую чушь несет этот недоучка... Александр Б.! :о)
Потупив взор, мне останется только скромно спросить его (и Вас, уважаемый Семён Вениаминович): а где же место Богу у этого "всё"?
6. C. Гальперин : Александру Б.: "к вопросу о благе"
2013-01-26 в 00:29

Уважаемый Александр!
Вы уж извините, но меня до крайности удивили задаваемые Вами вопросы по поводу «блага». Они совершенно не связаны с тем, что обсуждается в самОй беседе. Обратитесь к тому её месту, где идёт речь о трактовке Лосевым основ античной гармонии Прокла. Впрочем, давайте я повторю для верности хотя бы один фрагмент: «Прокл выявляет в полноте бытия Единого (то есть в той же триадической форме) такую фундаментальную характеристику, как б л а г о . Лосев делает следующее разъяснение к его выводу: “Единое трактуется здесь как то, что всё продуцирует и к чему всё стремится, поскольку всё, желая себя сохранить, обязательно сохраняет свою целость и своё единство”». А дальнейшее моё разъяснение, как мне казалось, могло помочь осознать, что такое «БЛАГО» не только моей собеседнице, но и любому человеку («повреждённый грехом ум» здесь не при чём): «До настоящего времени понятие «благо», имея смысл положительной ценности [курсивом], определяется исключительно через интересы людей, отражая их житейский (материальный) и нравственный (духовный) опыт. Но что, кроме вашей собственной инерции мышления, препятствует тому, чтобы считать б л а г о м сохранение целостности и единства всякой вещи вне какой бы то ни было связи её с человеком?» Кстати, этот вопрос, с находящимся в нём требуемом Вами «словесном обозначении блага» адресован и лично Вам. А дальнейшие доказательства наличия «этого сАмого стремления» обнаруживаются в природе ни кем иным, как всё той же наукой, которая, правда, избегает называть это именно стремлением к благу, заменяя его, скажем, в термодинамике «стремлением к состоянию устойчивого равновесия». Попытайтесь более внимательно и, по возможности, без оглядки на былые предпочтения, которые, как мне представляется, подчас, препятствуют свободе мысли, обратиться повторно к обсуждаемым в беседе предметам, и многое, для Вас, надеюсь, прояснится. А за добрые слова в мой адрес от души благодарю.
5. Александр Бутов : "естественная причина целенаправленности в тварном мире - стремление к благу"
2013-01-25 в 20:19

Уважаемый Семён Вениаминович!
Благодарю Вас за Ваш ответ. Но спешу сразу же заметить, что процитированные выше слова могут весьма эффективно сбить с толку и увести "на сторону далече" непосвященных, а именно: о каком благе Вы толкуете? Что такое "благо" в Вашем понимании (точнее, в Вашей интерпретации одной из его разновидностей, которую Вы имеете в виду, но словесно пока не обозначили)? Это - ключевой момент! Причем, какими бы рассматриваемые блага ни были, надо четко понимать (а лучше сразу словесно оговаривать), что наш поврежденный грехом ум не в состоянии ДОКАЗАТЬ супротивной стороне (в Вашем случае - Вашим оппонентам по данному вопросу) СО ВСЕЙ очевидностью и убедительностью ДЛЯ НЕЕ наличие в нашем тварном мире этого сАмого стремления или его отсутствие. В этом-то вся загвоздка, т.е. в этой невозможности, обусловленной нашей поврежденностью! Оттого и многомыслие и суесловие и наукообразность. Лукавый ведь не дремлет! А нам всё кажется, что мы его ухватили-таки за хвост/рога/... Понимаете? :о/
P.S. Видимо, я в предыдущем нашем с Вами кратком виртуальном разговоре выразился весьма невнятно и неудобоварительно, раз у Вас образовался этот небольшой, но неприятный осадок по поводу моих авторитетов, моего восприятия их, моей якобы преданности им. Спешу Вам сказать, что моя преданность этим "автортетам" отнюдь не 100%-ная, но... Но они мне зело симпатичны по-человечески. Мне очень нравится фотография слегка улыбающегося Альберта Иозефовича на задней обложке. Помните, как в детской песенке: "От улыбки стало всем светлей..."? Кстати, мне нравится и Ваша фотография в начале этой публикации.
4. C. Гальперин : Александру Б. от Автора
2013-01-25 в 17:47

Искренне рад тому, что Вы продолжаете уделять внимание моим публикациям и высказываете при этом собственные соображения, причём, не в такой категоричной форме, как предыдущий комментатор. В свою очередь, попытаюсь ответить по порядку на всё изложенное Вами в надежде на убедительность приводимых при этом аргументов, хотя они, по всей вероятности, далеки от мировосприятия авторитетов, которым, насколько я помню, Вы издавна преданы.
Что касается проблемы целенаправленности светового луча, то в настоящей беседе она всего лишь поставлена и будет более подробно рассмотрена в следующей - «Восхождение к сознанию», которая, надеюсь, вскоре появится на сайте РНЛ. Здесь же, напоминаю, рассматривалось прежде всего самораскрытие всякой конкретной вещи – изначально присущая ей «выразительность», всё ещё не учитываемая нынешней наукой при постановке ею своих экспериментов. Если Вы обратитесь к моей предыдущей публикации, то убедитесь, что речь, таким образом, идёт всего лишь о проявлении «энергии смысла», досконально описанной Алексеем Лосевым. В действительности это, конечно же, проявление «логоса», о чём Вам поведает последний абзац моей беседы «Логос на пороге общественного сознания». Для св. Максима Исповедника (VII в.) – «логос» - это динамический прообраз вещи («парадигма»), в котором охвачена её судьба от возникновения до разрешения мирового процесса. Есть ли здесь место для целенаправленности тварной вещи вообще и светового луча, в частности? Возможность, более того, неотвратимость утвердительного ответа обусловлена наличием общего для всего сущего «блага» - именно это понятие, всё ещё чуждое нынешней фундаментальной науке и является смысловым стержнем настоящей публикации. Таким образом естественная причина целенаправленности в тварном мире - стремление к благу, что не только не умаляет значимости Творца, но, наоборот, является одним из воплощённых в реальности отражений Его бесконечной Благости.
Что же касается природы света, то Ваш лектор был бы ещё убедительней, приведи он отрывок из письма Эйнштейна своему закадычному другу Мишелю Бессо: «Все эти пятьдесят лет упорных размышлений не приблизили меня к ответу на вопрос “Что такое световые кванты?”». Далее, обратите внимание, он добавил: «Конечно, сегодня каждый мошенник думает, что он знает ответ, но он обманывает сам себя». Правда, написано это было более шестидесяти лет тому назад. У меня же не только имеется прямой ответ на этот вопрос, но он к тому же явился предметом обсуждения в первой моей беседе с корр. журнала «Энергия»: «На пути к познанию природы светового кванта», опубликованной ещё в середине 2006 года. Увы, к этому обсуждению до сих пор никто пока что не присоединился, как я понимаю, из боязни порушить статус-кво, о чём я достаточно откровенно высказался в беседе «Требуется перемена мысли» (она, кстати, также опубликована на сайте РНЛ).
3. Александр Бутов : "в поведении светового луча проявляется целенаправленность, присущая лишь [живому] организму"
2013-01-25 в 01:34

Дерзну подкорректировать эту, как мне представляется, главную (и, к сожалению, изначально ложную) мысль уважаемого автора:

В поведении светового луча проявляется целенаправленность, присущая лишь Творцу (всякого живого организма).

Отвлекаясь от столь категоричного собственного дерзновенного утверждения, позволю себе вспомнить интереснейшую мысль, высказанную одним из лекторов некогда МОПИ им. Н.К. Крупской (простите, если повторюсь), которая была сформулирована лектором примерно так:

"Ученые установили, что свет в одних случаях (опытах) ведет себя подобно частице, а в других - как волна. И, в конце концов, придумали теорию корпускулярно-волнового дуализма, как бы объединяющую в себе эти диаметрально противоположные особенности света и, попросту говоря, ошибочно постулирующую что свет - это И частица, И волна. Но на самом деле, свет - это НИ частица, НИ волна. А что же он такое на самом деле, НИКТО НЕ ЗНАЕТ!"
2. М.Яблоков : Re: От механизма - к организму
2013-01-24 в 20:28

Языческая философия с псевдонаучными претензиями.
1. C. Гальперин : Авторский комментарий
2013-01-24 в 18:52

Обращаясь к помощнику главреда РНЛ с просьбой разместить текст настоящей беседы на сайте, я отдавал себе отчёт в том, что он по многим статьям уступает в своей злободневности публикуемым сегодня материалам, так что рассчитывать на интерес к нему широкой читательской аудитории было бы весьма самонадеянно. Впрочем, мотивировка моя была следующей (дословно): «В связи с активной организацией в настоящее время кафедр теологии в высших светских учебных заведениях естественного профиля создаются, я в этом твёрдо убеждён, новые, исключительно благоприятные условия для формирования и закрепления православной методологической базы фундаментальной науки, целиком опирающейся на святоотеческое наследие. И в таком случае все мои беседы, размещаемые первоначально на страницах журнала Президиума РАН, вполне могут рассматриваться как начало встречного движения со стороны российской академической науки к преодолению секуляризма, всё ещё господствующего в сфере естествознания».
Конечно же, обе из упоминаемых здесь сторон будут рассматривать меня прежде всего в качестве возмутителя спокойствия, пытающегося порушить статус-кво каждой из них. Впрочем, почему будут? Игнорирование требования п е р е м е н ы мысли как со стороны сугубо светской академической науки, так и всячески подчеркивающих нерушимый союз с ней просвещённых православных кругов, длится уже много лет. Сказать, что условия такого союза не во всём соответствуют святоотеческим традициям, было бы чересчур мягко. Вот какова, к примеру, позиция митрополита Илариона, выраженная им минувшей осенью в беседе со студентами МИФИ после утверждения его заведующим кафедрой теологии этого вуза: «…человек, который изучает физические законы бытия, строение Вселенной, в какой-то момент неизбежно подходит к вопросу о том, как всё это появилось. В этом смысле характерна знаменитая книга Стивена Хокинга “Краткая история времени”, где британский учёный пытается популярным языком донести до людей основные физические законы, по которым устроен наш мир». Не добавив при этом: «как считает сегодня наука», владыка выразил, тем самым, полное ей доверие.
Я ознакомился и с названной книгой, и с фильмом, посвящённым автору, чей жизненный подвиг, конечно же, заслуживает всяческого уважения, но чья безграничная самонадеянность нисколько не может быть оправдана. Уверен, что митрополиту Илариону неизвестна вступительная речь Хокинга при занятии им в 1979 году кафедры, некогда возглавляемой самим Ньютоном, начало которой вполне можно считать новой редакцией Книги Бытия: «…Сначала мы разделили материю Вселенной на две части: частицы “вещества”, такие как кварки, электроны и т. д., и взаимодействия, такие, как гравитация, электромагнетизм и т.п. <…> Частицы “вещества” разделили на две группы: адроны, состоящие из кварков, и лептоны, куда входят все оставшиеся частицы. <…> Взаимодействия феноменологически разделены на четыре вида …» и далее в том же духе.
Я исхожу из того, что верность святоотеческим традициям в познании мира определяется прежде всего обращением непосредственно к трудам Св. Отцов – именно здесь обнаруживаются интеллектуальные начала православного мировосприятия: «Мы познаём Бога не в Его Сущности, но через великолепие Его творения и действие Его Промысла, которые, как в зеркале, являют нам отражение бесконечных Его Благости, Мудрости и Могущества» [Св. Максим Исповедник «Сотницы (главы) о любви» (I, 96)]. Именно такое отражение, я, в конечном счёте, и пытаюсь по мере сил не только находить в окружающем мире, но ещё и сообщать уже сегодня об этом благодаря РНЛ всякому, кто готов меня услышать.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме