Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Мир твой прекрасен, Господи, словно цветок в тюрьме!..»

Михаил  Анищенко, Русская народная линия

21.12.2012


Из книги «Русские инсигнии» …

3 декабря в Центральном Доме литераторов состоялось вручение национальной литературной премии «Народный поэт». 1-ю премию на конкурсе получил самарский поэт Михаил Анищенко, ушедший из жизни 24 ноября сего года. 

Национальная литературная премия «Народный поэт» учреждена литературным порталом Стихи.ру при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ.
«Русская Народная Линия» продолжает публикацию стихов этого замечательного русского поэта. Публикуемые ниже стихи взяты из книги «Русские инсигнии» (книга готовится к изданию).

Валерий Новоскольцев, поэт, председатель Международного Христианского Фонда Десницы святого Иоанна Крестителя (Сербия)

 * * *

РУБАШКА

  Сею замыслы, всходят промашки.

  Завивается память винтом.

  «Я родился в счастливой рубашке!

  Но куда она делась потом?»

 

  Помню, помню, как страшная сила,

  Под сгоревшей до срока звездой,

  Нас с тобой на земле разводила,

  Разливала студёной водой.

 

  Что за жизнь? На испод, нараспашку...

  И какого нам надо рожна?

  Ты врывался, снимая рубашку:

  «А вот эта тебе не нужна?»

 

  Просыпались и плакали дети,

  И жене, подбегавшей ко мне,

  Говорил я: «Любимая, ветер!

  Это ветер свистит в тишине!»

 

  Это ветер - во сне и на деле...

  Забежал бы, Сергей, сгоряча!

  Я скажу, что в роддоме надели

  Мне рубашку с чужого плеча.

 

  Может быть, мы уснём и проснёмся,

  Так, где молодость, дым и вино,

  И рубашками снова махнёмся,

  Как случилось когда-то давно!

 

ПЕРЕД ТЕМ...

  Год за годом. Каждый год

  Нет тебя. И карта бита.

  Это - выход, это - вход,

  Суть разбитого корыта.

 

  Днём и ночью, там, где ты,

  Нет ни выхода, ни входа.

  Надоело рвать цветы,

  Ждать нелепого исхода.

 

  Год за годом тот же сон,

  Те же отзвуки бессмертья.

  Тихо падает с икон

  Пыль прохожего столетья.

 

  В чёрной комнате беда,

  Худоба одна худоба.

  Тихо тянутся года

  От подгузников до гроба.

 

  Днём и ночью... Чёрт возьми!

  Всюду морок да изъяны...

  Перед тем, как стать людьми,

  Долго плачут обезьяны.

 

ЖЕНА И АНГЕЛ

  И отныне мне с круга не сбиться,

  Не исчезнуть в снегах декабря.

  Даже Богу жена не приснится

  Совершенней и чище тебя.

 

  Сколько раз ты уже, обмирая,

  Словно строчка в горящем письме,

  Босиком убегала из рая,

  Чтоб меня отыскать на земле.

 

  И пройдя по дремучей дороге,

  Потрясая остатками крыл,

  Оставалась со мною в берлоге,

  Где я морду полгода не мыл.

 

  Голодала, чесалась, дрожала,

  И, расхожий меняя сюжет,

  Темноту, что меня окружала,

  Превращала в негаснущий свет.

 

  ЯСЕНЬ И РЯБИНА

  Опять на родине былинной,

  Где вечно кружит вороньё,

  Качался ясень над рябиной

  И солнце прятал от неё.

 

  Хозяин вышел злой и пьяный,

  Сказав хозяюшке: «Отбой»...

  Топор, как дятел окаянный,

  Ходил по древу сам собой.

 

  До сердца ясень был пронзаем,

  Рябина стыла, как вдова.

  И говорил себе хозяин:

  «Живём, однако, однова».

 

  Топор звенел, вонзая метки,

  Ещё удар - и все дела.

  Летели ясеневы щепки,

  А кровь рябиновой была.

 

  С хмельной улыбкой Вельзевула,

  Стреножив мысли и коней,

  Хозяин в домик возвернулся

   И не узнал жены своей.

 

  По воле странного недуга

  Она смотрела из-под век;

  И были волосы, как вьюга,

  И губы белыми, как снег.

 

  СТИХИ НА ВЕТЕР

  Хорошо, что я круглый дурак,

  Что хочу и зимою, и летом

  Жить одною тобою, но так,

  Чтобы ты не узнала об этом.

 

  Да, конечно, я круглый дурак.

  Но я тайному голосу внемлю,

  Понимая, что именно так

  Любит Бог человека и Землю.

 

  ПАЛЬЦЫ

  Поэты, странники, скитальцы,

  Всю жизнь, где таял вечный мрак,

  Мы были равные, как пальцы,

  Страною сжатые в кулак.

 

  Но за чертою «или-или»,

  Где умерла любовь и честь,

  Нам всё, что было, подменили

  И отравили всё, что есть.

 

  И там, где вечные паяцы

  Победой пирровой горды,

  Кричат отрубленные пальцы

  И запечатанные рты.

 

  И я кричу в ночи: «Родные!

  В разливе морока и тьмы,

  Вот эти, жалкие и злые,

  Неужто это тоже мы?»

 

  Ликуют турки и китайцы,

  Высоцкий плачет: «Всё не так!»

  Но растопыренные пальцы

  Уже не сложатся в кулак.

 

ВСТАНЬ!

  Что ты спишь и плачешь, чадо,

  Встань, мучителей губя!

  Ведь в окопах Сталинграда

  Каждый умер за тебя.

 

  Что ты спишь в поганом кресле

  Без надежды, без лица?

  Если мёртвые воскреснут,

  Как ты взглянешь на отца?

 

РОДИНА НЕ ВИНОВАТА

  Дремлет шестая палата.

  Врач говорит над врачом:

  «Родина не виновата,

  Не виновата ни в чём».

 

  Тихо, уже на рассвете,

  Тает дыханье врача:

  «Я бы хотел перед смертью

  Поцеловать палача».

 

  Очи потом пятаками

  Врач закрывает врачу.

  Боженька над дураками

  Держит святую свечу.

 

  И от зари до заката

  Плачет палач с палачом:

  «Родина не виновата,

  Не виновата ни в чём».

 

  МОРОК

  Ходит грач по земле, верещит, словно зуммер,

  Над рекою клубится берёзовый дым.

  Боже мой, я не спятил, не спился, не умер,

  Не зарыли меня на погосте живым!

 

  Возвращаюсь домой с озарением Бога,

  Без тоски и печали, без глупых потуг...

  А у печки сидит перепуганный Гоголь,

  И туманятся мёртвые души вокруг.

 

  Только искры и дым вылетают из вьюшки,

  Гоголь смотрит в огонь и рассудком сорит ...

  Но смеётся в огне несгорающий Плюшкин,

  И Коробочка тоже в огне не горит.

 

  И шурша золотистым пакетом попкорна,

  Словно рёбрами новых и старых годин,

  Входит в дом Селифан без штанов и поклона:

  «Бричка ждёт за воротами, мой господин!»

 

НЕ ОТВЕТИШЬ

  Навалилась усталость...

  За окошком темно.

  Что прошло, что осталось?

  Да не всё ли равно!

 

  Что за страшная сила

  И откуда, бог весть,

  Нам с тобой подменила

  Всё, что было и есть?

 

  Мы не те и не эти

  В нас клубится тоска.

  И рождаются дети

  С сединой на висках.

 

  Тлеет Русь, словно ветошь,

  Гаснет меч-кладенец...

  И отцу не ответишь,

  Наш ли Ржев наконец...

 

  ОТ ВОЛОКОЛАМСКА ДО ИСТРЫ

  От Волоколамска до Истры,

  Не сбросив цепей и оков,

  Лежат под землёю горнисты

  Сибирских и прочих полков.

 

  Поникли сосновые кроны,

  И снова, пророча беду,

  Кружатся над Русью вороны,

  И Сталин смеётся в аду.

 

  Туманы скользят по низовью,

  Ночное безмолвие для...

  И всё ещё дымом и кровью

  Родимая пахнет земля.

 

  Но зреют другие погоды,

  Где мы, изгибаясь в дугу,

  Все крепости наши и доты

  Без выстрела сдали врагу.

 

  От Истры до Волоколамки,

  В тумане то клином, то в ряд,

  Как будто немецкие танки,

  Бандитские замки стоят.

 

АЛЕНЬКИЙ

  Всюду творятся гадости.

  Только звучит во тьме:

  «Мир твой прекрасен, Господи,

  Словно цветок в тюрьме!»

 

  Видишь, какой он маленький,

  Весь беззащитный, ах!

  Словно цветочек аленький,

  У сатаны в руках.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. Koordinator : стихи Михаила Анищенко
2012-12-21 в 01:59

Стихи Михаила Анищенко здесь:
http://stihi.ru/avtor/sevapastushok

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме