Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Князь Невский

Павел  Гаврилов, Русская народная линия

06.12.2012


Поэма …

                                              Прекрасных дней воспоминанье,

                          Влекомый чувством высоты,

                         В саду цветов Москвы,

                                             В обнимку с полноправным счастьем,

                       Не зная тесноты души,

                        Поведать моё сердце хочет быль

                    Героев матушки Руси!

 

Кругом  леса,   луга,   поля,

Святая дышит Русская земля!

Наполнена псалмами, чудесная волхвами,

Волшебная древлянская1   Боянова страна

В границах дальних непостижимо широка!

Среди морей, озер, кудрявых синих гор,

Раскинутых долин, красивейших холмов

                                                        и косогоров,

Где Божий Псков кремлём надёжно ограждён,

И непокорный Новгород с уделами торгует,

Боярами и мудрым вече убеждён!

Дремучими окружена лесами степь,

На берегах бурлящих рек,

Народ церквами Бога прославляет,

Смоленск, Рязань мощною, удалью обогащает,

И духом русских, нравами крепчает.

Там Юрьевец растёт, где флот рыбацкий

Флаги княжьи с парусами расправляет,

Удельный Суздаль Русь колоколами

                                                 украшает,

С упрямым Новгородом нещадно силы

                                                примиряет!

Тринадцатый шёл век,

Казалось лучшая судьба, народу Русскому

                                            в крещении дана,

Да  испытаньями врагов, коварным и свирепым,

Монгольским игом  наказана  была,

И Калка в памяти, кровавая  жива.

Козельска крепость, червленая  удельная  земля,

Оборонялася безстрашной гридью,

Да княжичем Василием2. Осаждена,

Истёрта в прах, с детьми погребена.

Ордою дикой частью уж разорена,

Но во спасенье верит,

И зарождением победы,

Душа народная полна!

 Росли из брёвен сёла, храмы, города.

Непобеждённый, сильный духом

Поднимался,  расцветал  народ.

Но,  было время...,

Славяне шумною гурьбою, взирая к небу

Пели  древний  гимн

 И, с колокольным звоном,

К спасению взывали Бога,

Святых молили о подмоге,

Во дни напастей, рекли давидовы псалмы,

Тяжёл был век, ковался меч победы,

Борьба готовилась с врагом...

И  Новгородская республика гудела,

Теснилась шведами, боярскими интригами

                                                       возмущена -

В опасности родимая земля.

В то время, лишь заботами, любовью полон

                                                       княжий дом.

Откроем же повествованье наше,

Истории былинную страницу в нём,

Да вступим в вольный Новгород,

В опочивальню молодого князя.

                     Сцена I.

 Когда покров небесный снизошёл,

И день готовится ко сну,

Наш молодой герой с супругою своей,

Как голуби щебечут, не зная  дальних

Великих, знаковых Руси и судьбоносных

                                                 своих дней...

Она ему одноименница была,

Добра, красива ликом и стройна!

              Княжна Александра:

   «О, здравствуй милый,

 Добрый, светлый князь!

 

Скучала по тебе, признаюсь не таясь.

Ты наше ярко солнышко, сердечком знаю,

Тебя мой ясный сокол  никогда не променяю,

Покуда солнце в поднебесной светит,

А с вечера луна с медведицей

И всеми звёздами искрящими

Нам взор ласкает хладно.

Поверь, моя душа любви полна,

Лишь одному тебе  ах...,  князь,

                        на веки суждена!

Духовная любовь Христа,

              нас узами скрепляет!

И на дворе твоём весна,

Кудесница, начало жизни,

Нам травы разноцветными коврами

                                                щедро устилает,

И ликованье, пенье птиц, да трели соловья,

Во всё живущее на свете, так  влюбляет!»

           Князь Александр:

  «Полно, милая. Луна уже взошла.

Иди ко мне, в мои объятья!

Сегодня день был долог.

Сиреневых цветов и белых лилий,

К стопам твоим изящным,

Садовники с полудня принесли.

Приляг, раскрой коралловые уста,

                                                  пропой,

И яко сад прекрасный расцвети!

Я ждал твоих объятий, уж не скрою,

Нет ничего, в подлунном мире

Достойней и счастливей быть с тобою.

Ти - птица - лебедь, красавушка - княжна,

Мой ангел, жизни сок, цветущая душа!»

         Княжна Александра:

  «Слова твои меда, нектар!

Ещё  хочу признать,

Имеешь редкий Божий дар.

Ох, ястреб мой, ты роду русскому строитель,

Традиций русичей ревнитель,

Опрись на челядь верную свою

Дерзай воительные, верные походы.

Ты посмотри вокруг, - опять горят невзгоды,

Свирепы шведы, инородцы страшное несут.

Разрушат жизни мерный ход, церквей уклад,

Народ перекрестят, да под ярмо сведут.

Помилуй князь, оберегай ты нашу веру,

Прославленную молодую Русь!

Яж с сёстрами, в Святой Софии, о народе,

Православном русском, сердцем помолюсь!

Ты защити нас всех,

Да прикажи за Русь стоять,

За сёла, церкви и детей восстань.

И Православный крест оберегай славян,

Не дай обманом завладеть, отнять.

Души народной, верной им не подмять!

Мужайся, мудрый, храбрый князь,

Поторопися  в путь на днях.

Не медля, поведёшь войска

К победному венцу,

Любовь Христа, заслужишь на века!»

          Князь Александр:

 «Да, знаю, хорошо, я понял

Вещие желания твои.

За грех, что шведы  ворвалися

                                            воевать,

Я соберу народную повстанческую рать.

Раз навсегда им дам отпор

Дружиной сильной

И обращу их вспять.

Сам Бог свидетель этим песням,

Да сей святой божественный вечор.

С Христом у нас священный договор,

И дай мне воли, верный  Бог,

Великий стяг Твой, одолеть врагов!

 О, душенька моя, навек запомню я

Твоих речей  звенящий ручеёк,

Великолепных рук легко прикосновенье!

Медовые уста и тихое дыхание груди,

Так благостно, блаженно, наслажденье!

Пойди красавица ко мне

И утоли мои печали!

Окончен бег минут сомненья,

Воскреснут счастья нашей

                             жизни дни!»

Привратник тверди небесной, пророк Илия:

 «Пока темнеют и сгущаются

На небесах раскаты,

Скажу и Вам, Руси отечества ребята,

Живут на белом, славном свете,

Новгородцы, люди Александра всласть.

У них и удаль есть и доблестная власть,

И будут живы во Христе,

Им Православным вечно не пропасть».

                Сцена II. Действие I.

 Утро. Совещательная комната дворца. Гридница.

             Входит князь Александр

         (бодрый и целеустремлённый).

                  Князь Александр:

 «Так, господа бояре - служители народа,

Несите холст и перья,

И чернил! Я буду говорить устав.

На протяжении всего

Ты,  писарь, запиши и незабудь

Ни слова верного.

Посадский , вече слушай:

Намучилась земля, пора в поход,

Да пусть крепчает наш оплот, -

Так  Бог  Святой желает!

Дадим заслуженный  удар врагу,

Бахвалам запад ,

Святой  отчизны, веры не предадим ему.

Буллой  своей 

Пусть головы мятежные пожгут,

Здесь инородцев дерзких ан не любят и не ждут,

И не иметь злым крестоносцам, 

Святынь отеческих  и городов.

 Купцы, бояре поддержите!

Мы - Богу верные служители,

Христу, славяне преданные дети!
Друг тысяцкий, уж пособи, скликай

                                бойцов живей.

Вставайте, братцы, на коней!

Путь будет долгий, оседлать быстрей

Всех златорыжых, вороных, -

Дары друзей из за границы!

Пусть ярче разгораются зарницы,

Народ мы - вечный, гордый,

Соберём  войска  вперёд!

Пойдём за Русь! За кремль, за сорок сороков,

За светлую сторонушку и за престол дедов!

 Когда усталые, смиренные вернёмся с битвы,

Садов насадим  яблочных, цветистых,   

Чтобы  росли  на радость

               Как в былые времена;

А на полях пшеницу, рожь, овёс

                                посеем на года!

Мы - Русичи, посланцам Рима папы,

Властолюбивым, наглым шведским,-

Кощея роду, - датским и немецким племенам,

Всем хитрым хвастунам и рыжим псам,

Булавами, мечами  разнесём по головам.

За ложь, разбой, набеги, суди их сам Христос,

В за правду мы дружиной смелой,

Утрём ливонцам, свеям наглым нос!»

                       Действие II.

                Князь Александр:

«..Гремит оружие, звенят колокола,

Сияют бахтерцы, начищены кольчуги,

Блестят с доспехами юшманы, шлемы и бармицы

                                                               ратников моих;

Святые рдеют стяги, хоругви, знамена,

Сверкают топоры, секиры, копья, пики, стремена!

Сплотимся, други, в путь на бой;

                                О, войны удалые,

Да защитим границы, сёла,

                     Берега  седые!»        

             Сцена III. Рим. Зал Ватикана.

 Тем временем  скупой Григорий папа Римский,

Своих благословлял на гибельный поход,

Комету яркую, с востока Швеции

Приняв за Божий плод!

            Папа Римский Григорий IX:

 «Туда спешите братия,
На руссов каганат,

Там многие богатства!
В русинских  храмах золотых,

Серебряных несметно кладов,

В сокровищницах там чахнет злато,

Оно каменьями, искусствами богато! 

Вот Вам - путеводительница к счастью,

Ступайте к славе,

Добейтесь битвой вечного блаженства!

 Призыв вождей католиков возобладал, -

Недаром войско из рогатых шведов,

Ливонский орден  папе дал;

Наслушавшись речей, обетов,

С нарядными норвежцами, братьями викингов ,

С ватагою угрюмых сероглазых финнов,

Играли королевы песнь, с крестом взошли,

Пыхтя, гремя на шведски корабли.

Тогда епископ чванный с помпою

                                    на брег спускался,

Возглавить же поход

Тщеславный Биргер взялся.

Балтийским морем до Або,

И плыть к болотистому устию Невы.

Желал так счастия коварный князь

                                                     найти

Земель захватом, славы,

                           кардиналов похвалы,

Напасть на Ладогу, Копорье грабить,

Сжигая всё, безжалостно идти

Набегами, ижоров племена побить.

Да  двинуть мрачны силы

В древний Новгород Великий,

        вандалами в старград войти.

Желают Русь в латинство обратить,

Движение истории под папу изменить.

 Встав на ночлег у устия Ижоры,

Сей гордый и надменный швед не удержался,

Пославши на широкий двор плененного мальца

                                 Благому Александру.

Письмо с руки  иуды толмача Твердилы,

           пергаментом, самонадеянно бодался:

«Способен биться - так сопротивляйся!

Не одолеешь - тогда обороняйся,

Пленяю твою землю!»

Защитник  славный, храбрый князь,

По силе вражьей не смутился,

А твёрдо он в Софийском храме

Ночь без устали молился!

Святого Бога Александр с колен просил:

«Боже праведный , великий, всемогущий!

Ты сотворил небо и райскую землю, превечный!

Установил пределы народам, благословенный,

Ты повелел им жить не преступая чужой земли!

В сердца возлил нам веру и надежду...,

Не убояться рыкающих львов.

Призри днесь царь царей  Владыка о прещедрый,

Услышь  слова ой гордые, врага ой лютого.

Кичится разорить Твой Храм животворящий,

Истребить веру древнюю, православную,

Пролить кровушку честную христианскую.

Суди, о Господи, обидищими  мя,

И возбрани борющихся со мной,

Приими оружие и щит святой,

И стани вечный в помощь мне,

Да нерекут врази наши,

Где есть Бог их,

Ты Святый еси Бог наш Вечный,

И на Тя всем миром Русским уповахом!»

И вскоре,

От Отче Спиридона, Александр приняв

                                              Благословенье,

И доброй волей  утвержденный,

Лицом красив, очами светлый,

Як  Муромец высок, да силушкою грозный,

Орлинным взором на войска глядит.  

 Душою чистой, вдохновенной,

Он  ратным другам предан, верный,

Им слух, горячие сердца бодрит,

И верой древней укрепленный,

Возденув длани к небу,

 Дружине наставление творит:

 « Не в силе Бог, а в правде Всемогущий!

Воспомним же братия псалмопевца пение.

Сии в оружии, иные на конех напавшие,

Мы же Именем Господа нашего хвалимся,

Не побоимся тьму лиходеев, побьемся,

Яко Бог с нами родный и праведный!

Поверженные они пали, 

Мы же верные воcстали,

Да живы будем, возрадуемся!»

И, был таков,

С дружиной небольшою

Защитник Александр лёгким сердцем

Спешил уж на врагов!

          Сцена III. Действие I.

 Пока сгущались синевою тучи,

Дружины набирали полк могучий,


С окрестных деревень

К Волхову угры, ладожане

                           тайно  шли,

Славянов силы на призыв

У  Ладоги  со временем  росли!

 На дни, во устье реченьки  Ижоры,

Небесная, Архангелами благодать

                                               сошла.

Пелгусий  дед, стяжатель веры честной,

                     В ночи  на берегу стоял,

Внимал он пенью птиц блаженный,

В морском дозоре  охрану верно исполнял

Не дремля  шведовы суда

              разведкой промерял.

И, вдруг, ему открылось чудо:

 Небеса отверзлись, с них плывут

                                           в ладье

Святые братия Борис и Глеб,

В цветистых, багряных одеждах,

И речь заветную, спокойно

                Меж собой ведут:

«Брат  Глеб, вели скорей грести, -

                               глаголил князь Борис,

 Поможем сроднику мы  силой вышней, Александру,

Нагоним войско справедливого Христа!

Архангел Михаил, державной, огненной,

Святой дружиною непобедимой

Укроет силой  берега;

Пусть наш сородич побеждает

Во славу Божью, навека!»

Опомнившись, старейшина ижоров, сподручный  князя,

Старался доблестно служить.

С утра, успел украдкой  сглазу

 Полководцу  доложить...,

«Молчи, - сказал служителю наш князь, -

 Филипп3,  бедняга, ты в сердце провиденье сохрани!»

                 Действие II.

 Ижора и Нева уже кипит войсками.

Норвежцы, шведы, басурма...

Все ринулись на Русь,

На скромного варяга,

Продвинуть Рима власть

                  на русски берега.

 Дрожала высь, горели лодки,

Кипели волны, кричали птицы,

Битва разгоралася, пожрать живых ища;

Наш отче Александр, с молитвою,

Нещадно бил и гнал

Немногими войсками

Кровожадного, нелепого врага.

Велика сеча,  разрывая  свистом  мирный,

Болотистых лесов и русов, пряный воздух,

В миг, прерывая жизни,

 Диким рёвом, дыбилась и шла.

Во поле бранном бой объявлен;

Стальной Ярл Биргер4  на чёрном скакуне,

С мечом стремительно несётся.

На встречу смелый князь, на верном

                                       белом он коне,

В кольчуге грудь, а на плече серебряная бляха

Скрепляет бархатистый  алый  плащ;

Копьё  десницей твёрдо держит,

Удар тяжёлый,   лязг, и...крик полка,

Сражённый Ярл  ударом метким

Под забрало остриём копья,-

Князь Александр  в лицо печатью

                                   наказал  врага!

 А вот Гаврила -  бравый воин,

Олексич, прозванный роднёй,

Он Биргера спасаемого зрит,

Врагу остаться живым не сулит;

 Дерётся  по настилам,

На вороном к нему несётся;

А  Ярла королевича, всего в крови,

Оруженосцы на корабль вносят,

Быстрей от берега как будто бы увозят.

По сходням же Гаврила храбро скачет на отряд,

Побил так множество опешивших вояк.

Охрана же,  его с конём подняли

И в реку сбросили, орут, бузят.

Но Бог помиловал, помог Радши5 потомку,

                                               верному герою.

(Он предок знаменитый, Пушкину любимому,

                                                               не скрою.)

Рача6 взлетел Перуном из воды кипучей

И с новой силою напал на их главы,

                               безудержно, смелей,

Безстрашно на Пегасе бился с воеводой

                                           в середине бучи,

 Вселяя ужас остальным;

Он Святогором, с князем Невским,

                                  на века прослыл,

Прославился героем знатной битвы

Нетленных тех далёких, бурных дней!

 А с Ярославичем, -  громадный Сбыслав Якунович.

Сей богатырь, могучим топором сверкая,

Нещадно рвёт и рубит, со свистом жутким,

Громоподобно шведов крушит, как бич,

Попавших под руку, всех в клочья разметая.

Не зная страха сердцем

Вскрывает шведам шлемы, черепа!

 И  вой, и  стон cо всех сторон,

Идёт  неравная  борьба.

Все восхищалися ему, кто рядом был,

Страшились храбрости его!

 В колонтарях злачённых Яков Полочанин,

Он ловчий княжий смелый,

Напал с мечом булатным,

И грудью сильной, статной

На  полк  накинулся, крича: «Ура!»

И, -  вздрогнула уставшая земля.

Как князь дивился славному герою,

На веки будем помнить

Военных наших имена!

Талантом полководец наделённый,

Наш Ярославич подминает, топит римские полки.

Он дробит их, победой духа окрылённый,

Теснит и струги якорит на берегу реки!

Разбиты фланги, швед ревёт,

Враг русских сам нещадно бьёт.

 Вот новгородец Меша, -  он вожатый ярый,

С дружиной пешею лихой, не медля,

Напал умело в устье, на Биргера враждебный,

               ненавистный  серый  флот,

И потопил смышленый три грозных,

                     Капитана Ульфа Фаси7 корабля.

Заполыхали мачты, трюмы и бока.

И римляне бегут,

Ливонцы - в бурны  воды, тонут,

Выжившы скорей бежать в леса.

Из малой же дружины  хваткий Савва,

Орёл воительных побед,

Чешуйчатой бронёй одет!

 Проворно он в большой и королевский,

Златоверхий, штабной шатёр ворвался,

Да, отбиваяся, подсёк державный столб,

Так дали Риму

                  богатыри

В  упрямый  узкий  лоб.

Дружина русичей, увидевши сие паденье,

Возрадовались и ободрились!

 А славный муж Ратмир,

Сей  пехотинец  Божий,

(Да праху его будет вечный райский мир),

Он  палицею, не зная боли, махался

                                 в стане шведов.

Его уж обступали, снося удары падал;

 Но, духом  горним поднимался,

Трояна верный воин доблестно сражался,

Пример давал наследник Божьих кущ.

Гридь8 славы вечной заслужил,

Прославил Русь, в бою почил!

И всё же шведов одолели!

Разорван плащ, побиты иноземцы.

По праву Александру,

В сиянье мужественной славы,

Зажглася  Боготечная  звезда!

От благодарного народа

Князь «Невским» окрещён,

На веки доброй славой окрылён!

                 Действие III.

Но через время, снова битва

За Псков готовилась судьбой,

Во славу Русских, песнотворец,

Заслуженную песнь пропой!

 Ах, горняя заря взошла над Русью,

Восполыхали гневом звёзды в лазоревой дали;

Для Александра, в Переславле,

Недолгим отдыхом был год,

Несчастье сызнова грядёт...

... Сгущались тучи над полями,

И, молча, чёрной тенью, злые немцы 

Когортами кривыми шли;

Ливонских рыцарей звенящие полки,

Поддержкой Вольдемара9, Данией взросли.

Их величавый Дерптский Герман10

Рыхлит копытами богатый води чернозём,

Епископ балтскою  пехотой длинных эстов, 

Оруженосцами  и  свитой окружён;

Ряды наёмные копьями, зубьями,

Звериных образов, клыками жуть

Славянам   смерть  ужасную  наводят.

Метровыми мечами страшных кнехтов,

Сады невинные, курчавые низводят.

С отрядами  изменчивой, коварной чуди

Лютуют, злобствуют иудины полки вожан;

Ливони хроники тех дней

И летописью древней -

               пример отваги

Нам, заблудшим русам,

в назиданье, сквозь столетья дан!

Весь запад бренный, слепою страстью

                               алчной  упоенный,

Безвинных племена мещеры, муромы,

Неправой чуждой  папской  власти 

Охвачен местью, рвёться  подчинить.

Славян в ярём неволи наровит запречь,

Родимичей и вольных кривичей,

Он возмечтал по новой покорить.

Встревожилась земля, устали плужить,

Боронить пашню матушку, сеять рожь;

А грубый немец древний град теснит,

И в сердце русским вонзает хладный нож.

Он благолепие кремля, церквей пожарами чернит,

Республику торговую

                      набегами громит,

Вступает  во владенья Пскова.

Мужей да молодцев нещадно убивает,

Ревущих, вопиющих матерей с детьми

В костры пылаемы бросает.

 И Тёсов братьями орденоносцами  избит,

Изборск растерзан, в нём русы казнены,

И  Сабель  погибает  и  дымит,

Дотла огнём  два дня  горит.

Крушили крепостные стены, башни,

Монастыри, паству и сёла жгли.

Стонала мать земля,

Заплакал Бог, разгневался Христос.

И Богоматерь обняла

              рыдающих славян.

..Таланный предводитель был народу,

Свыше во спасенье, к счастью дан!

..Тем временем совет мужей от Новагорода,

Архиепископа  послом до князя Ярослава,

В белокаменный  Владимир стольный высылает,

Челом бить, снова на княженье

В Великий град Святого Александра, умоляет!

                  Князь Ярослав:

«Мой сын принадлежит Руси,

Пусть Новгороду служит,

Враги мои  теперь потужат!».

                 Сцена III. Действие I.

     Княжеский дворец в Переяславле.

              Новгородские послы,

             Архиепископ Спиридон:

 « О, сколько будешь, Александр,

На нас держать обиду?

Уж натужились все.

Вот  немцы, супостаты душат нас,

Князь, а не пора ли,

Взять свору их на обордаж?!

И птичники уж грустью петь устали,

Земля Руси в огне, в печали и неволи ,

Народ скорбит и просит лучшей доли!

Войска ждут твоего веленья,

От  Бога вышнего произволенья,

Возглавил бы нас, князь,

                   разбил врагов!

И детушек оборони, им пособи подняться

 Лучами солнца мирного, Россиею

                                             свободной

Им дай нарадоваться!

Негоже нам захватчикам и ворогам

                            безславию предаться!

Когда славянки, -  матушки с песнями

Младенцев молоком поят,

Вся жизнь их в псалмопениях

                   о Господе Великом,

О князях и отчизне славной!

Не посрами однажды нас,

Удельный вождь, радетель наш пресветлый!»

                Князь Александр:

« Не посрамлю, Святой Отец, бояре.

Указ пиши скорее в люди,

Всем завтра же трубите сбор.

Сгущайте и сплочайте Русь в кольчуги!

Да в латы, сбруи  боевых коней  срядите ,

Мечи закалят кузнецы, и копья харалужные несите.

Ополченье! Цепи, вилы, кистени и топоры берите!

Щиты червленые, начищены возьмём.

 К великой брани нас Господь ведёт,

Не запятнаем чести, имени народа богоносца,

Дадим германцам, шведам и ливонцам

Мы Православные разгром!

Здесь был один, а сердцем с Вами.

Я не устану бить врага,

Сейчас же соберём дружину и ватагу,

Вооружимся в путь, укроем берега!

Друзья мои, надену шлем, доспехи,

Впрягу коней и двинем до утра.

Родился русским раз,

Погибну полководцем на века!

Излей, Господь святую благодать,

Ты окрыляешь сыновей на верный путь!

Устали и бояться матери

Заложников  рожать,

В войне  невинных племени сынов

 Слепая  ждёт  судьба.

Они желают пахарей, мирян, крестьян,

Да псалмопевцев, в род наследный Твой,

На свет божественный являть.

Ти помоги свои великие, чудесные заветы

В сердцах у православных проявлять!

Господь, благослови на смертный бой,

Да укрепи меня возглавить честно

Cородичей родные берега!

Отвоевать поля, отбить врагов долой,

Закрыть вооруженьем  западу врата!»

                   

                            Сцена IV

 Дымилось поле, грусть народная росла,

Немчура кровожадная по Пскову шла,

Мечом рубила, русские казнила жизни,

Безжалостным огнём живое племя жгла.

Лавиной разрушала, корявой страшною рукой

Наследства  древностей, церквей пограбила,

Глумит родов  старинные дома...

История, запомни, Русский князь, воспитанный отцом,

Не поленился, восстал и оказался ярым молодцом;

Собрал лихих, войска дружиной сколотив,

Уж возле Пскова, окружает Божий

                                        дом кольцом.

Каков урок князь Александр преподаст,

Мы в тот же час немедля воспоём;

Сияют на конях искусны сбруи,

 Доспехи серебром блестят,

Святые старцы сверху бдят,

И Благоверному к победе дружные войска

                                                                велят!

Собралась рать у Псковского кремля,

Дан клич началу битвы!

 Ворвались в город, отбивают храмы,

Свергают, рубят псовых слуг,

Нещадно немцев гонят.

Дворы обысканы, отмахивают за своих,

Угрюмых финнов бьют,

Наказывают супостатов!

Закована в тяжёлы цепи немчура,

За день, за два отбита Псковская земля!

Ревущим стоном, обречённо гудя,  идут

Побитые, пленённые войска;

Разбита немцев голова.

Всех меченосцев, окованных в жестокий плен!

Их в Новгород сведут навеки.

Воскрес наш Псков, сохранена и честь,

И семьи,  кузни,  добрые дома,

И вновь горят лампады в божьих храмах

                                                         на века!

Князь Александр вернул свободу колыбели,

Источник Троицы Святой,

Алтарь Всевышнего Отца!

..Ан, нет! Недолго ликовали, пели ратники победу,

Уж бить врагов, так до конца!

«А ну, вперёд пошли гонца, разведаем Ливонию;

Долбить её,  громить,  лишить  лица!

Да Западные границы учредить,

На веки дать понять,  надёжно оградить!»

               Сцена V. Действие I.

Теперь Ливония объята и горит,

Наш Русский дух: «Сдавайтеся!» - кричит.

Пришельцев, немцев всех побили,

Ливонские войска и земли их,

Представьте же, славяне яростно

В недельный срок поработили!

Серебряный князь Александр,

      Лихой и грозный, удалой,

С дружиной верною, живой,

Крушит  и страх на весь Европы мир

                                                   наводит.

По нём до Араратских гор,

По всей вселенной,

Ужас  и  легенды ходят!

Воительною силой жаждет верно

                                     послужить,

Россею мчится крепко защитить!

 

                         Действие II

          Лесная поляна. Бивак войска

  князя Александра. Главная палатка. Совет воевод.

                Князь Александр:

 «Все молодцы, дружинники мои!

Пожарами Ливония объята..;

О, братцы новгородцы да владимирцы,

                                        на дни сподобимся!

До Чудского, в синеющей ночи,

Конями крылыми,  як Фениксы,

                                 слетимся до зари.

Там, витязи, даём решительную

                                             битву,

Давидову прочтём молитву,

Да разобьем остатки вражьей тли!

Наденем латы, шлемы, оголим мечи,

И с Богом ринемся к тевтонской саранчи.

Ты ж казачка, брат Ярославич, в тыл вражий

С час  же  засылай.

Пусть ложный зов им даст пройдоха,

Как будто болен  я,  ослаб,

С дружиной малой жду и сплю.

Будь умным, хитрым удальцом,

Князей немецких в заблужденье,

В разведку им пошли, будь орлецом!

Да для того, чтобы враги самонадеянно,

                                                         у моря,

В день хмурый и ненастный,

              для победы ложной,

У берега рядами собрались!

А мы, дождавшись раньше, тайно

Врасплох ударим с тыла;

Всех враз побъем и в полынью.

Чтоб ненависть у запада остыла,

Мы с немцами закончим справедливо.

А  далее, в народ посеем зёрна,

Чтоб с грозным игом разошлись,

Да свято будем чтить заветы и наделы,

                                      ратоборцев  дедов,

Уставы Рюриков,  всем дорогих отцов!

Сготовимся, мы победим -

поможет правым божеский покров!»

                            Сцена  VI

 Ночь - Утро. Побережье Чудского озера.

 Взмывают флаги над полками,

Темнеет небо в предвещании

Свинцовой, мрачной  тьмы;

Орлы, стервятники да вороны взлетают стаями,

И граят, кружат над Узменью и полками,

Во предвкушении неистовой борьбы!

Гремят железом  и  мечами крестоносцы,

Дрожат подпруги на чужой земле,

Гордятся немцы катализмом, орденами,

Добытчики добра на русской стороне.

А витязи младые в шлемах, латах и кольчугах,

Доспехами, зерцалами блестят

На красной, утренней  заре!

Молитвой оградившись, подпоясались;

Благочестивая душа в огне!

Андрей - князь суздальский - полками,

Частью мощной верховодит,

Он взмахом длани  к готовности

Войска огромные приводит.

Друзей - казаков шуткою бодрит,

Он верит в силу, удаль,  русский дух,

Сердечную молитву тихо говорит!

 Коней поглаживая, варяги ждут приказа воеводы

Подпрягу первым дать,

 Погибель принести «свинье»!

 Ах, эта битва, горе зреет,

Нет,  не сдаётся Русь врагу!

«Ура! Дружины в бой!» - клик слышен

Громко звонкий князя Александра,

И  ринулась  Христова рать, крушить,

Долбить незванного врага, топить.

Зажглися златозарные огни, клинки сверкают,

Лавина на лавину, полк русских,

У  камня Ворона  судьбу свою

                               великую вершит!

Бой, окровавленный нечеловечески, визжит,

Весну невинную свирепый будоражит, будит,

Взрывает воздух гулким криком, секирами, мечами,

Фанфарами, тимпанами отчаянно гремит.

Рогатых окольцевали, взяли;

Вой бьющихся, да лязг уставшей стали.

Фланг правый валит часть пришельцев,

С крыла другого -  богатыри заклятых демонов

Мечом, копьями харалужными разят,

На лёд бодавшихся загнали,

Их с тыла рубят хлёстко, колют,

                                      режут, давят,

И гонят иноземцев там и тут!

По чермному и скользкому зерцалу,

Бродаты  кнехты мечутся, их рыцари несутся;

Кто, задыхаясь, мщения бегут.

Коней испуг сдержать нельзя,

Другие рысию спасаются крича,

Ругаясь смрадно и рыча,

Пощады  ищут,  не меча!

Весенний лёд трещит, ломается, кривится,

И в ледяное озеро, разбитый враг валится.

В волнах  остаток  войска погибает,

И меч отмщенья  княжий

Последних вздохов тел оставшихся лишает!       

Казак бегущих догоняет,

Их шашкой верною разит,

И сходу Спасом  добивает!

Так сгинул, потонул немецкий

                                    жалкий полк!

Виват! Ура! Народная молва

На радостях вещает:

«Аминь Христос - всем голова -

Почивших в битве воскрешает!»

Ликуют русские войска!

 Венец, победа, слава Александру

И войску храбрецов дана!

Сим подвигом угодник,

Благоверный предводитель,

На веки заслужил народную

                  великую любовь!

С песнями, дружно, удальцы

Красивы, славные защитники бойцы

Вернулись под родимый

                        отчий кров.

Судьба ждёт новые деянья,

Героя нашего в пути!

         Сцена VII. Действие I.

   Судия времени пророк Илия:

 «Тем временем, в зловещем, мрачном,

Грязном, тёмном  ига  стане

Монгольского улуса, шёл вещий,

                                     шумный пир;

Верховный хан, подвыпивши,

                              вальяжно встал,

Раскрыв расшитый, синий, обагрённый

Вязью спелых вишен халат, вскричал:

«Мы, будем править миром!»

Продолжу... Я, лишь соглядатай,

Хранитель времени, поведаю Вам: 

                                   он не соврал,

Своим ханужникам, рыча ещё:

«И обольём мы кровью Русь,

Её сынов и дочерей!

И не напьюсь я горем слёз,

                                пока стою.

Моим монголам головы ласкает,

                                   греет солнце,

Мы, русских кровушкою  всю степь

                             ульём, омоем».

Рыгнув безумные и страшные

                                          слова,

Он к поднебесью,  вскинув руки,

Дрожащей глоткой  возроптал:

«Послушайте, о, Вечное синее Небо11,

Великая Хормуста12,

Гонители ветров степей,

Владыки хмурые пустынь,

И вожаки небесной дали!

Вы водите народы!

Даруйте мне империю в поднебесной,

Чтоб мои дети Хан Батыя служили

                         верно золотой орде.

Когда ж усну и растворюся

           во вселенной чёрной дали,

Тенгри13, вручи власть непокорной

                                                     Русью

Лихим сынам Тукану, Абукану, Улагчи,

А мудрому Сартаку верховенство дай!».

...Чтож,  я на небесах  правитель вечный

                                                    времени,

Областей земных, слуга Творца Илья,

                      нечаянно подумал:

«Велик ты хан  в мечтах своих,

Но по делам, ты проклят

                       будешь вечно.

Ну, хорошо, посмотрим,  дам Вам шанс

Исправить помыслы, дела свои.

Ох, уж враждебности тиранов,

       религии и ярости народов

                                      воюют зря».

                       Орфей:

« Веками раньше, герой Эллады юной,

Защитник Трои Аполлон,

Прекрасный Феб, сын Зевса громовержца,

Боролся с мудрым атлантическим

Воителем, героем  Фив,  Гераклом,

За обладание треножником.

Пустяк из тысячи античных битв,

Понтийских войн, борьбы с гигантами,

Походов ярких аргонавтов,

Все Аресом водимы!

Ах, греков дивный пантеон,

Неукротимые любимцы Дельф,

Я камешки златые  былых побед

Бросал  один  тому,

Крупней - другому.

Как спорили они, вершители триумфа,

Метали молнии, как бились олимпийцы!

Немного пронеслось веков, всё помню...»

                     Пророк Илия:

«Но, все же, всемогущий Бог един,

Он вездесущий Дух Святой и Господин,

Языческих богов  в небытие свергает,

Народам же спасение через Христа являет!

Отныне, мне галактику поручено пасти,

Наш часовщик на днях, по праву ждёт

                      подробнейший отчёт.

По вечерам  я в воскресенья,

Кометой быстрою на колеснице,

Всё небо лазурное зрю,

По облакам владыкою скачу,

И страны сверху вижу в спячке,

Дела людей и войны застаю,

Пишу доклад, как на земле,

В народах тленных, жизнь проходит.

Кто, где законы Библии исполнит

И чаянья апостолов верховных претворит,

Но всё одно, неувяданья вечного

Круговорота времени, земля кружит.

 Я ж, скромный писарь дней земных,

Меч в ножнах Бога, часовой

И Ваш судья, живой пророк

Истории событий».

                       Действие II.

Могучий, дикий хан Батый,

Прослышал о деяньях князя,

Послом он тысячника  за Невским

                                            высылает.

Приехавши на княжий двор,

Гонец татарин вызов Благоверному читает:

« Могущественный хан,

Тебе повелевает идти в орду!»

Но князь тужит, подпёршись грозными,

                                 надёжными войсками,

Отца  он,  доблестного Ярослава,

Убитого в Каанской юрте, уснувшего во Бозе,

В кремле Владимира,  кручинясь провожает.

..Но вскоре, же судьбы он вызов узревает.

Безстрашный, славный князь

Приглашенье смирно принимает,

Соборуется, и на два года

В опасны приключенья,

Не искушать  захватчиков,

С Андреем Ярославичем,  в далёки, тёмны страны,

В ставку хана отбывает.

                 Сцена VIII. Действие I.

                Ставка хана. Зал дворца.

Обоз шёл месяцами.

Увидел Невский  злую  мощь

Монгол - татарского вождя

И выбрал поведение лисицы.

Везёт ему кибитки золота,

Тюки мехов, возы куницы!

Въезжает скромно,

Правителю дары вручает,

Но хан  его не привечает:

«Ты, покорись неверный князь,

Через костёр сигай,  да крест отдай

                           и  божескую вязь!»;

Князь на колены простираясь припадает,

Рукой к груди могучей ревностно

Властителя увещевает:

« Не кланимся ми твари, идолам,

Но повинюсь тебе и поклонюсь,

Всевышнему Творцу

И Троице Святой во Боге,

Он дал тебе, о хан,

                       большую власть!»

Дерзнул, рискованно ответил Ярославич

                                                      не страшась.

«Чтож, видно русич истинный храбрец», -

К душе пришёл Батыю.

Разумно Александра оставляет,

И доблестно судьба с Сартаком

Святого Невского  братает.

Потомок Чингисхана ум таланный князя

Вскоре примечает,
Поддержку сильную даёт,

 В Каракорум братьёв он всё же посылает!

Князья отправились в поход,

Урал проехали в седле, киргизов жарки степи,

По землям диким бесермен

И... перевалы тропами в обход

Через  кедровый, кишаший зверем бор.

Монголии лугов невидимый простор,

Постов дымящихся несметно,

Прошли вооружённых лагерями ущелья чёрных гор.

Владенья грозны чингизидов,

Опасны сотни тысяч юрт, их тьма,

Могучи, несчислимы сыроядцев племена!

Конвой татарский их оберегал,

Коней на станциях менял,

Так месяцами, преданные шли,

Волнения в сердцах росли,

Но цель единой воли,

В далёкий плен героев привела.

И Русь князей, правителей искусных,

Провиденьем Божьим обрела!

...Вот Курултай15 во междуцарствии

Пять долгих лет  бурлит,

Там жён великих ханов,

Воображение будит,

Коварный гнев  изменами в умах кипит!

Они царевичами властно правят,

И чарами  владычица Туракина-Хатун,
Жена степного хана Угедэя16,

Князей, эмиров ядом травит.

А регентша Огул - Гаймыш,

Степей краса, вдова каана Гуюка17,

Главенство утеряла, в плену удавлена.

Монголов  дочь  Сорхахтани - Беки18,

Почётом, властию, умом одарена.

Её защите прибегали цари армян,

Грузинов, гордые владыки

Руси, Европы, многих стран.

И караванами тянулись с дарами яхонтовыми

                                   в её могущественный стан!

Беки сном тяжким у подножья склепа Чингисхана

                                                на век усыплена.

 ..Всё перемешано, кто трон  наследный,

                         царственный возглавит?!

Менгу19 - кааном властным вскоре станет.

..Да, в это время  храбрецы пришли.
Их ханский двор вознаградит.

Подарком, милостью безстрашных одарит,

Яса и клан князьям покорности велит:

Даёт ярлык и вольность веры

Православной оставляет,

Про дань, наместников смотреть,

Декрет, столы  хан  вскоре

Русским князям утверждает!

И через долгий год на волю

В Русь идти определяет.

Вернувшися  князь Невский

Устраивает жизнь.

Он Киевом и Русью умно,твёрдо

                              и радея правит,

Из Новгорода союзы и уделы утверждает,

С послами разных стран по вере сердцем поступает,

Где строгость, дальновидность проявляет.

Князь строит города, монастыри, церква,

Колокола, делами Бога прославляет!

Строителем Руси Святую память по себе

Добротвореньем днями посевает.

Своих монголам

                     умно нагибает,

И договоры с властию орды,

Разумно, бережно справляет.

Так волю княжью

                   политически смиряет,

Суровым до людей порой бывает.

Но день  за днём с народом русским

Победу на века сынам куёт!

Скорбит, сил не щадит,

Украдкой, тайно ночью, свои власы

Блаженный стиснув зубы рвёт:

«Народ мой кровный, правоверный,

Крепчай и наберись терпенья,

Мощны и сил копи, готовсь,

На день народного славянского отмщенья!».                        

Таков был замысел Его,

Он верил, зрил победу

Над  монгольским игом всё равно!

                  Действие II.

                Пророк  Илия:

« По жизни князь ещё

Три раза хаживал

К стервятникам в орду.

Стерёг Руси пороги витязь благоверный.

Он словом, честию от имени славян,

С монгольской хитрою, зловещей властью,

В неравных поединках мудро выступал!

Теченье мирной жизни, покой

Удельных русских княжеств,

Умом провидца и стратега, талантами оберегал.

И вот в расцвете зрелых лет,

По злому року, честный полководец пострадал.

Последним он походом

Обманут и отравлен по беде

Коварным, злым завистником Берке20.

Недомогал России благоверный,

И в Городце, в монастыре постриженный

Монахом Алексием,

Во Бозе он почил.

Народу, Богу верный,

Чудотворенья  дивные  явил!

Митрополит Кирилл

Известие на свет пролил:

« Да знайте, чада, уже зашло

Солнце земли Суздальской,

И не родится больше такого князя,

Во Святом Отечестве ».

Народ безмолвно сник, не понимал,

Святитель сокрушенный с болью дополнял:

« Благоверный Великий князь преставился,

Русь осиротела!»...

Народ чернее тучи

Воскликнул сердцем,

Заревел устами:

«Мы погибаем!» -

По Невскому восплакала всеобщая,

Народная любовь!

..В степях, горах и городах

По всей Руси великой,

В соборах и на площадях,

Везде его витает, обитает животворящий,

Необоримый Благодатный Дух!

Необозрима широта души Святого.

Не мига князь не дремлет, ежечасно

                                             вечно бдит.

Незримой дланью, волей ворогов Руси

                                                        смиряет,

Молитвами с небес Россею

                                       защищает!

Петра град  стражем вышнем

                                     утверждает,

Патриотизма  идеал, безстрашия пример,

Правителям  и  воинам  внушает!

Славянам души  Богу освящает,

Просящим по молитвам чутко помогает!

Князь Невский подвигом святым

Отчизну русским завещает!».

 Москва      

 август 2008 - 17 апреля 2012 г.

Сноски:

1 - Со времени Ярослава Мудрого (1016-1054) Древлянская земля входит в состав Киевского княжества.

2 - Василий - в это время  в 1238 г. Козельском княжит двенадцатилетний князь Василий, внук Мстислава Святославича Черниговского, погибшего в битве на Калке в 1223 году. Жители Козельска решили на совете: «Наш Князь младенец, но мы, как правоверные, должны за него умереть, чтоб в мире остав. по себе добрую славу, а за гробом принять венец безсмертия», «главы своя положити за христианскую веру». Началась семинедельная осада.  князь Василий, по этому же преданию утонул в крови: «о князи Василии не ведомо се: инии глаголяху, яко в крови утопе, понеж бо млад бе».

3 - Филипп - Имя при крещении старейшины ижоров Пелгусия.

4 - Ярл Биргер - Представитель влиятельного рода Фолькунгов.В 1237 г.  женат на сестре короля Эрика Шепелявого Ингеборга. Биргер- Шведский король с 1248 г. ОсновательСтокгольма.

5 - Радша -   Потомок Ратши(Радша) в VII-м  колене, Григорий Александрович, прозванный Пушка, был родоначальником  рода Пушкиных, Мусиных-Пушкин.

 6 - Рача - (Производное имя) - Гавриил Алексич, -правнук Радши.

7 - Ульф Фаси  - князь,  -  командывал 5 - тысячным шведским войском, двоюродный брат Ярла Биргера.

8 - Гридь -  (грьдь или гридьба) - в старинном русском языке означало как члена младшей дружины, так и всю младшую дружину.

9 - Вольдемар -  Король Дании Вольдемар II. За Чудским оз. лежали земли Ливонского ордена, в планы которого не входило   легко сдавать новые захваченные территории. Помощь ему оказал король Дании Вольдемар II, послав из Ревеля немалое войско во главе с принцами крови Кнутом и Абелем. Самая весомая поддержка была получена из Германии и Прибалтики от католических епископств.

10 - Герман - епископ леальский Герман в 1224 г. выбрал ( г.Юрьев- переименован  после сдачи немцам в Дерпт) в качестве своей новой резиденции, став епископом дерптским. 6 ноября 1225 г. римский король Генрих утвердил его дерптским князем. В 1242 г. эстское войско епископа Германа понесло поражение от новгородского князя Александра Невского в знаменитом Ледовом побоище.

11 - Вечное Небо- Высшее божество монголов.

 12-Хормуста-Хормуста-тенгри (от согдийского Хурмазта) - верховное божество в религиозно-мифологической традиции монгольских народов. Хормуста - небесный отец Гесера.

13 - Тенгри -Чингисхан, основатель монгольского государства, называл источником своей власти волю Тенгри -верховное божество неба политеистического пантеона народов Евразии тюрко-монгольского происхождения. Другое его название -  «Вечное небо».

14 - Каракору́м - (монг. Хархорин, в средневековье Хар Хорум) - столица Монгольской империи в 1220 - 1260 г., был глав. лагерем где хан оставлял семью на время походов, центр пр-ва оружия, туда приезжали покорные государи.

15 - Курултай - у монголов и татар всенародный съезд знати для решения важнейших государственных вопросов. Определение К. дает монголо-персидский султан Ахмед Никудар (1281-1284), - собрание, в котором излагаются мнения всех братьев, детей, важных эмиров, военачальников и пленных офицеров" (под эмирами здесь разумеются придворные и государственные сановники). К. учреждён  Чингисханом, он объединил  мелкие монгольские племена.

16 - Угедэй - третий сын Чингис-хана и Бортэ и преемник своего отца в качестве каана Монгольской империи (1229-1241). Продолжил экспансион. политику Чингис-хана. 17- хан Гуюк - ( каан 1246-1248)-сын Угедэя, внук Чингис-хана.

18 - Сорхахтани -жена Тулуя старшая жена Толуя, сына Чингис-хана; мать монгольских каанов Мункэ, Хубилая, претендента на престол Ариг-Буги и ильхана Хулагу. Христианка несторианского толка, Сорхахтани оказывала покровительство и мусульманам.

19 - Менгу - Менгу-Тимур (монг. Мөнхтөмөр, тат. Мәнгу-Тимер, в русских летописях - Мангутемир; ум. ок. 1282) - хан улуса Джучи (Золотой Орды) (1266-1282), ставшего при нём формально независимым от Монгольской империи. Внук Бату, преемник Берке. От имени Менгу-Тимура написан первый из дошедших до нас ярлыков об освобождении рус.(духовенство освобод. от  армии) церкви от уплаты дани Золотой Орде.У него хорошие отношения с рус. князьями

20 - Берке- (Бэрхэ, Берка, Беркай) (1209-1266) - пятый правитель Джучиева Улуса (1257-1266), сын Джучи, внук Чингисхана. Первым из ханов принял ислам. Воевал против своего родича-чингизида Хулагу, ильхана Ирана, вступив в союз против него с Египтом мамлюков. При Б. в 1257 была проведена перепись населения на Руси для сбора дани и создана баскаческая военно-политич. орг-ция  для взимания повинностей.

 


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 2

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

2. Дмитрий Ермаков : Дмитрий Ермаков
2012-12-06 в 09:19

Извините, но хоть кто-то читает перед тем как выставлять материалы? Кто читал эту "поэму"?
Обижать никого не хочу, но и правду надо сказать - это очень слабо. Со всех точек зрения - художественной, исторической... Я сдерживаю себя, чтобы не сказать жестче.
1. РодЕлена : Re: Князь Невский
2012-12-06 в 01:30

В своем ли мы все уме? Или уже обезумели? Лучше бы автор написал поэму о Сталине при Сталине. Но не о святом благоверном князе Александре Невском. Да еще и 6 декабря...
Это понятно, что автор много работал... Не стыдно ли вам всем?

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме