Дружное семейство

У главы нижегородских черносотенцев, протоиерея Николая Орловского, было 14 детей

В наше время родить и воспитать трех младенцев равнозначно гражданскому подвигу. А вот в семье протоиерея Николая Васильевича Орловского и его жены Татьяны Васильевны, урожденной Малиновской, было 14 мальчиков и девочек. Большинство - погодки. В 1918 году батюшку за нелюбовь к советской власти и за прошлое «союзничество» расстреляла губЧК. В то время старшей из потомства Орловских Анне было уже за тридцать, а младшей Леночке менее двух годков.

Патриот земли русской

«Русская народная линия» уже писала о достойной и трагической судьбе нижегородского православного священника Николая Васильевича Орловского. Память и благодарность патриотов России он заслужил тем, что в смуту 1905-1917 гг. возвысил свой голос против обольщений революции, смело обличал в своих проповедях и с общественной трибуны врагов Отечества и был злодейски умерщвлен антирусской властью в пик ленинского террора, став одним из тысяч и тысяч новомучеников и исповедников российских XX века.

Николай Васильевич Орловский родился 17(29) апреля 1867 года в селе Матренкино Балахнинского уезда Нижегородской губернии (ныне Чкаловский район Нижегородской области) в семье местного священника. По окончании Нижегородской семинарии его определили сначала учителем в приходскую школу села Нагавицыно (Горбатовский уезд). А после рукоположения в священнический сан, последовавшего в 1889 году, - настоятелем Стефано-Архидиаконской церкви села Исады Макарьевского уезда (близ нынешнего Лыскова). В 1902 году отец Николай был перемещен к Живоносновской нижегородской церкви, а с 1906 по 1918 год служил настоятелем нижегородской же церкви Казанской Божьей Матери на Скобе, ныне возрождающейся из пепла.

Протоиерей Н.В. Орловский (средний ряд второй справа) среди участников миссионерского съезда. 1903 г.Все эти годы протоиерей Николай Орловский неустанно трудился как православный пастырь, полагая также много сил на ниве народного просвещения, миссионерства и благотворительства. Его трудами построены новые храмы в Исадах и Никольском, возведены школы и приюты. Батюшка состоял членом епархиального училищного совета, преподавал Закон Божий в 4-классном нижегородском городском училище имени императора Александра II и целом ряде других учебных заведений. В неурожай 1891 года Макарьевское земское собрание удостоило Орловского благодарности за помощь местному населению.

В октябре 1905 года после царского манифеста о свободах о. Николай был среди учредителей православно-монархического союза «Белое знамя». Год спустя союз был зарегистрирован как губернский отдел Союза Русского Народа. Позднее возник Нижегородский губернский Георгиевский отдел СРН, и длительное время Н.В. Орловский был его председателем. Он же основал и редактировал первую союзническую газету в Нижнем Новгороде - «Минин». Будучи переизбранным, о. Николай оставался почетным членом правления союза и его деятельным активистом.

После февральского переворота Орловского подвергли гонениям, вынудили оставить педагогическую деятельность, лишив куска хлеба и его многочисленное семейство. Но самые тяжкие испытания были впереди. В кампанию красного террора батюшка был арестован Нижегородской ЧК, возглавляемой мещанином от черты оседлости Яковом Воробьевым, и расстрелян без суда как «ярый враг советской власти» на Мочальном острове Волги в ночь на 1 сентября 1918 г. Вместе с ним расстреляли архимандрита Оранского монастыря Августина, редактора газеты «Козьма Минин» Григория Васильева и множество офицеров, чинов полиции и представителей буржуазии и интеллигенции Нижнего Новгорода.

Мал мала меньше

Клировая ведомость нижегородской Казанской церкви, в которой батюшка прослужил с 1906 года до конца своих дней, сообщает о том, чем занимались дети протоиерея Н.В. Орловского в 1914 году. То есть в то время, когда на просторах России полыхала Вторая отечественная война со странами германского блока.

Александр - слушатель военно-медицинской академииАнна состояла сестрой милосердия в Георгиевской общине Петрограда. Николай, который был младше сестры на два года, продолжал служить регистратором в канцелярии Нижегородского полицейского управления, размещавшейся в двухэтажном кирпичном доме на улице Варварской, 12. Третий из Орловских, Александр, окончил к тому времени Петербургскую военно-медицинскую академию и находился в действующей армии, на Кавказском фронте, в должности зауряд-врача. Ему минул 21 год.

Остальные дети священника продолжали учиться. Вера - на педагогических курсах в Москве, Владимир - в нижегородском Владимирском реальном училище, Сережа - в гимназии.

Их младшая сестренка Мария постигала науки в Мариинской женской гимназии Нижнего - сегодня это третий корпус технического университета на улице Минина.

Гермоген и АлексейВоспитывались в частных пансионах или находились при родителях самые младшие дети - Василий, Серафим, Татьяна, Дмитрий, Алексей, Гермоген. Последняя, Лена, родится чуть позже, в 1916 году.

Не семья - община! И каждый из ее членов готовился верой и правдой служить Отечеству. Кто на государственной стезе, кто на педагогической, кто - следуя по стопам отца, деда и прадеда - на духовной.

Расправа над главой большого семейства, последовавшая в ночь с 31 августа на 1 сентября 1918 года, повергла дружное семейство Орловских в шок. Мы не знаем, как держались они в трудную минуту. Как воспитывала затем без кормильца оставшихся на руках восьмерых малолетних детей мать Татьяна Васильевна.

Не знаем и о том, как переживали лихолетье Гражданской войны и последующих десятилетий, когда представителей семейств бывших дворян, чиновников, священников, военных, зажиточных или просто небедных крестьян если не убивали и не стирали в лагерную пыль, то превращали в людей второго сорта - лишенцев, заставляя жить в страхе. Безбожная и антирусская власть вела осуществляла подлинный геноцид. И все во имя пресловутой марксистской доктрины. На словах учение Маркса обещало сделать общество счастливым. На деле для миллионов русских людей мрачный социальный эксперимент Ленина и компании обернулся морем страданий и слез.

Но Орловские не погибли, если меч диктатуры пролетариата в буквальном смысле слова не обрушился на их головы.

Мы знаем о судьбах лишь некоторых из них благодаря откликам их потомков на наши публикации. Первым откликнулись жители Санкт-Петербурга Алексей Серафимович Орловский и его сын Константин. Они же вместе с автором этих строк стали инициаторами реабилитации Н.В. Орловского. Постановление о признании казни нижегородского батюшки незаконным и преступным деянием подписал 24 июня 2009 года прокурор Нижегородской области В.А. Максименко.

А вот судьба других Орловских. Старшая из детей батюшки Николая, Анна Николаевна, после революции работала врачом, проживала в Краснодарском крае, там и скончалась.

Владимир Николаевич, по сведениям семьи, жил в Ленинграде, трудился горным инженером. В 1930-е годы был репрессирован и сгинул на Беломорканале.

Его младший брат Дмитрий выбрал профессию экономиста-зоотехника, жил в последние годы в Ейске Краснодарского края.

Герман Николаевич воевал в Великую Отечественную и скончался от ран в 1942 году в Ленинграде.

Елена Николаевна, также жительница Петербурга, трудилась на ткацкой фабрике.

Эти сведения предоставлены внуком протоиерея Орловского, Алексеем Серафимовичем, радиоинженером по профессии, который живет в северной столице. Его отец Серафим Николаевич, 1907 г.р., после казни отца перебрался в Петроград, к старшему брату Владимиру. Там окончил техническое училище, женился. У них родилось четверо детей, из которых двое погибли в блокаду. В 1941 году Серафим Николаевич был мобилизован, воевал сержантом, дважды был ранен. Награжден орденом Отечественной войны I степени, многими медалями. После войны шестой из сыновей протоиерея Орловского трудился технологом на военных заводах Ленинграда, был заслуженным рационализатором и изобретателем. Умер в 2004 году.

До последнего времени неизвестной оставалась пореволюционная судьба еще пятерых детей расстрелянного батюшки.

Военный врач Александр Орловский после 1917 года из поля зрения родных бесследно исчез. Существует неясное предание, что в 1918 году он приехал в Нижний Новгород и был арестован и казнен вместе с отцом. Но подтверждения эта версия не нашла. Кто знает?..

Пропали, не оставив следа, Николай (бывший полицейский чиновник), Вера, Сергей. Какую чашу пришлось им испить?

Что касается двенадцатого по счету ребенка Орловских, Алексея, то на публикации автора в «Нижегородской правде» откликнулся его внук. Вадим Алексеенко живет и работает в Омске, по профессии менеджер по продажам совместного предприятия. Он сообщил следующее. Его дед, Алексей Николаевич Орловский, также после гибели отца был взят на воспитание старшим братом, по-видимому, Владимиром. В Петрограде дед окончил техникум и был направлен работать на Алтай. Во время войны как лучший специалист имел бронь. Скончался Алексей Николаевич Орловский в 1987 году в Новосибирске. Всю жизнь он мечтал побывать на родине в Нижнем Новгороде, но в советское время опасался: память о репрессиях еще не выветрилась.

Позднее автору написала из Омска его дочь Татьяна Алексеевна, в замужестве Абышева. Приведу ее письмо целиком:

«Здравствуйте! После чтения Вашей статьи меня переполняют противоречивые чувства радости и одновременно печали. Радости, что наконец-то восторжествовала справедливость, мой дед Николай Васильевич Орловский реабилитирован и признан патриотом России. А печали, - что мой отец Алексей Николаевич Орловский не дожил до этого дня. Всю жизнь живя в страхе за себя и свою семью (его трижды забирали в НКВД и допрашивали насчет его фамилии), он нес на себе клеймо сына «врага народа». Только сейчас с высоты своего возраста я поняла, как ему было тяжело. Зная, что есть братья и сестра, отец боялся их искать. В семье эта тема была закрыта и не обсуждалась. Только в минуты слабости, будучи сильным мужчиной, он плакал, говорил, что «я - круглый сирота». Я и моя семья благодарны редакции нижегородской правды и лично Смирнову Станиславу Александровичу за то, что они поднимают такие темы и проливают свет на те смутные времена. Только благодаря Вам, а также любезно предоставленной информации и фото из личного архива Алексея Серафимовича Орловского из Санкт-Петербурга, мы узнали о своих родственниках, и я впервые увидела на фото своего отца в молодом возрасте с братом Гермогеном, о котором мне отец неоднократно рассказывал. По нашей ветви фамилия имеет продолжение, сын моего старшего брата Владимира Алексеевича Орловского - Андрей Владимирович Орловский проживает в городе Киеве и растит своего наследника Андрея Андреевича Орловского. Жизнь продолжается, и хочется, чтобы такие трагические катаклизмы больше никогда не повторялись. Светлая память тем, кого уже с нами нет, и доброго здоровья и долгих лет жизни всем ныне здравствующим! С уважением, Абышева Татьяна Алексеевна (в девичестве Орловская)».

Как видим, о том, что протоиерея Николая Орловского расстреляли в 1918 году, его родные в Омске узнали лишь в 2000-е годы благодаря газетной публикации и интернету.

Так сложилась нелегкая судьба потомков рода Орловских. Все они оказались достойными гражданами своей страны и достойными наследниками памяти замечательного православного пастыря, храмоздателя, педагога, патриота, кавалера ордена Святой Анны Николая Васильевича Орловского.

На фото:

1. Протоиерей Н.В. Орловский (средний ряд второй справа) среди участников миссионерского съезда. 1903 г.

2. Александр - слушатель военно-медицинской академии

3. Гермоген и Алексей

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

1. о красном терроре

читай здесь http://belrussia.ru/forum/viewtopic.php?p=19149&sid=8192e42bf9f47315752babe1bbae09ed

Суханов / 24.04.2012
Станислав Смирнов:
Все статьи автора
"Воинство Святого Георгия"
«Он много сделал для облегчения жизни крестьян, боролся с воровством чиновников»
Требуется помощь на установку бюста известному государственному деятелю Российской Империи И.Л. Горемыкину
29.01.2019
Соблазн идет от интеллигенции
К 100-летию кончины архиепископа Никона (Рождественского)
12.01.2019
Государевы лета
В издательстве «Царское дело» вышла книга Петра Николаевича Шабельского­-Борка «Государевы лета. Сказания о русских царях»
30.05.2018
Правда о «Черной сотне»
Беседа с историком, сотрудником «Русской народной линии»
11.04.2018
Все статьи темы