Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Впервые потомок Дома Романовых посетил Квартиру св. Иоанна Кронштадтского

Протоиерей  Геннадий  Беловолов, Русская народная линия

02.08.2011


Беседа с праправнуком Императора Александра III Павлом Куликовским-Романовым …

Накануне дня памяти Царственных Мучеников в Мемориальной Квартире св. Иоанна Кронштадтского произошло без преувеличения сказать историческое событие. Впервые Квартиру св. Иоанна Кронштадтского в Кронштадте посетил потомок Дома Романовых. Хорошо известно, что при жизни отец Иоанн Кронштадтский был весьма близок к царской семье, бывал в царских палатах, участвовал в значимых событиях жизни царской семьи: бракосочетание, венчание на царство, крещение детей. На его руках преставился Государь Император Александр III в Ливадии.

Однако в гостях у самого Кронштадтского пастыря в его Доме никто из представителей Дома Романовых никогда не бывал – как при жизни, так и после смерти о.Иоанна. Только однажды в 1913 году в день освящения Морского собора Государь Император Николай Александрович подходил к Дому о.Иоанна Кронштадтского, выразив таким образом почтение к памяти Всероссийского пастыря, с которым он закладывал вместе Николаевский Морской собор в 1903 году.

Первым представителем Дома Романовых, посетившим Квартиру Всероссийского батюшки, стал Павел Эдуардович Куликовский-Романов, праправнук Императора Александр III, правнук Великой Княгини Ольги Александровны, правнучатый племянник Царя-Мученика Николая Александровича.

Куликовский-Романов ПавелЯ познакомился с ним в прошлом году в Петро-Павловском соборе на панихиде памяти Великой Княгини Леониды Георгиевны. Меня предупредили, что будет присутствовать праправнук Александра III, и я сразу обратил внимание на статного высокого человека, удивительно похожего на своего августейшего прапрадедушку. Трудно было без волнения видеть столь точное повторение облика Великого Царя в его потомке. После панихиды я побеседовал с ним и пригласил его с супругой Людмилой посетить Мемориальную Квартиру св. Иоанна Кронштадтского в любое удобное для них время. Хотя наше общение было кратким, тем не менее, у меня осталось глубокое и светлое впечатление от этой встречи. Было желание продолжить его, спросить о многих важных вопросах.

Спустя год мне на е-мейл пришло письмо от Людмилы и Павла Куликовских, в котором говорилось о желании высоких гостей посетить Мемориальную Квартиру накануне дня памяти Царственных мучеников. Мы созвонились и договорились о посещении 16 июля 2011 г. В первой половине этого дня Павел Эдуардович с супругой посещали Гатчинский дворец, где им показали восстановленные комнаты Императора Александра, где и родилась его прабабушка Великая Княгиня Ольга Александровна.

В Кронштадт высокие гости приехали прямо из Гатчины в приподнятом настроении духа. Их сопровождал кубанский казак в полном казачьем обмундировании Василий Ящик, который оказался потомком того самого казака Тимофея Ящика, последовавшего за Императрицей Марией Федоровной в изгнание.

Павел Эдуардович сразу поделился радостью, их в Гатчинском дворце ждало открытие: недавно некий предприниматель передал в музей образ Воскресения Христова с двунадесятыми праздниками, на обороте которого сохранилась надпись о том, что эта икона была написана на Святой Горе Афон и преподнесена в дар Императору Александру Александровичу. (Причем предприниматель, приобретший икону на аукционе, узнал о принадлежности образа, только после приобретения, отделив наклеенную бумагу на тыльной стороне).

Я встретил Павла Эдуардовича и Людмилу у памятника св. Иоанна Кронштадтского в сквере у музея. Когда Павел Эдуардович узнал, что памятник был освящен по чину икону, тут же приложился к бронзовой руке батюшки, по-детски заулыбавшись о. Иоанну. (Этот момент удалось зафиксировать на снимке).

Павел Эдуардович внимательно слушал мой рассказ о музее и его святынях, благоговейно прикладывался к наперсному кресту о. Иоанна, его епитрахили, палице. На балконе Павел Эдуардович постоял один, о чем-то тихо помолился Всероссийскому пастырю. В кабинете мы вместе помолись у иконы св. Иоанна Кронштадтского с житийными клеймами, одно из которых изображает праведную кончину Императора Александра в Ливадии. На этом клейме Император изображен на смертном одре, а у его изголовья – стоящий Кронштадтский пастырь. Рядом с Императором - Цесаревич Николай и его невеста Александра Федоровна, присутствовавшие при кончине. «В этот момент в Ливадии была и моя прабабушка Ольга Александровна. Ей было тогда всего 12 лет», - сказал Павел Эдуардович. Он очень обрадовался, когда я подарил ему копию этой иконы.

После знакомства с Музеем-квартирой я предложил гостям чаепитие, которое мы заранее приготовили в столовой комнате Квартиры Иоанна Кронштадтского.

Такой «чаек» в гостях у Дорогого Батюшки располагал к глубокой духовной беседе. Потом эту беседу я записал как можно подробнее, сознавая ее важность, стараясь не упустить никаких подробностей. Наша беседа коснулась нескольких тем: родословное древо, скитания за границей, современная Россия, идея монархии и др. Соответственно, я разделил беседу по этим темам.

Великая княгиня Ольга Александровна и ее сын Гурий Николаевич Куликовский-Романов

В первую очередь я попросил Павла Эдуардовича рассказать о его родословной. Ведь у нас о втором сыне Великой Княгини Ольги Александровны Гурии Николаевиче почти ничего не известно, в отличие от его брата Тихона Николаевича. Готовясь к встрече, я поискал в интернете информацию о Гурии Николаевиче и практически ничего не смог найти (даже год его кончины).

Павел Эдуардович признал этот факт.

- Но я думаю, вы можете понять причину, по которой Вам больше известно о Тихоне. Его последняя жена Ольга Николаевна Куликовская очень активна. И мы очень благодарны Ольге Николаевне за то, что она сохраняет память о Тихоне Николаевиче и прославляет имя Великой Княгини Ольги Александровны. Я говорю об этом потому, что хочу подчеркнуть, что у Тихона Николаевича есть  человек, который поддерживает его память, а у Гурия, к сожалению, нет.

- Павел Эдуардович, а ведь Гурий родился еще в России?

- Давайте начнем сначала. Гурий родился в 1918 году на Кубани в станице Новоминской, а Тихон родился в Крыму. Как только Гурий родился, вся семья Ольги Александровны выехала в Европу, в Данию. Сначала они жили в королевском дворце Амалиенборг в Копенгагене вместе с вдовствующей Императрицей Марией Федоровной и датским королем Христианом Х, доводившемся ей племянником. Потом они переехали в дом, выкупленный для Императрицы, который называли замок Видор, в предместье Копенгагена. После смерти Марии Федоровны в Видоре в 1928 году, Ольга Александровна не захотела там оставаться. Они переехали в начале в небольшой фермерский дом, где прожили около 2 лет. А когда все формальности с наследством Марии Федоровны были решены и Ольга Александровна получила свою долю, то она впервые в жизни купила свое собственное жилье Кнудсминде в Боллеруле. В те времена это было просто небольшое селение в 24 километрах от Копенгагена, но постепенно Копенгаген расширялся, и сейчас это место – Боллерул – уже пригород Копенгагена, практически часть города. Пока они там жили, Тихон и Гурий росли, ходили в обычную датскую школу. Но в дополнение к этому они посещали и  русскую школу. Иногда это было в Париже, иногда в Германии. Все экзамены они сдавали под патронажем школы св. Александра Невского в Париже. И все их аттестаты были выданы на бланках этой церкви.

Когда они закончили школу, вступили в датскую армию. Как граждане Дании они должны были служить в королевской гвардии. Тихон был в инфантерии (пехоте), в дворцовом карауле, потому что он был выше. А Гурий был ниже ростом, поэтому отправился в кавалерию и стал гусаром.

- Видимо, любовь к лошадям у него была на генетическом уровне. Ведь он родился в казачьей станице.

- Они служили в армии и оба дослужились до капитанов. Когда началась Вторая мировая война, Дания была оккупирована Германией и все офицеры датской армии были арестованы и посажены в тюрьму. В конце войны наступала уже Красная армия и захватила небольшой датский остров Борнхольм в Балтийском море. Даже после того, как Германия сдалась, советские войска не хотели уходить. Они там оставались до 1946 года. При этом они никогда не заявляли, что хотят сделать его частью Советского Союза, но датские политики опасались, что если они позволят Красной армии задержаться еще на пару лет, то так может и произойти. Тогда датское правительство начало переговоры с Советским Союзом по этому вопросу. Казалось, что переговоры шли хорошо. Советское правительство в итоге согласилось покинуть этот остров, но они не собирались делать это без того, чтобы получить что-то взамен. И одним из их требований стало то, чтобы все те, кто помогал русским пленным освоиться вне Советского Союза, т.е. в Западной Европе, кто выкупал русских людей из тюрем и спасал их, - все были выданы Советскому правительству. Кроме этого потребовали выдачи даже тех российских эмигрантов, кто уже родился в Дании и имел датское подданство. Некоторые из них были в прошлом белыми офицерами, они ничего не делали в Мировую войну, просто жили в Дании. Некоторые из них воевали на стороне Германии.

Советское посольство начало расследование, и стало составлять списки таких людей на возвращение в Советский Союз. Люди ничего не могли сделать, потому что это было соглашение двух государств.

Великая Княгиня Ольга Александровна в войну помогала всем русским, кто приходил в ее дом. Ее помощь заключалась в том, что она давала им еду или денег, чтобы выжить. Полиция пришла к ней и спрашивала, так это или нет? Семья, конечно, страшно испугалась, что они будут высланы в Советский союз и могут оказаться в тюрьме.

Я с ужасом представил на миг, чтобы могло случиться, если бы произошла эта депортация: «Это была месть победителей. Сестра царя мученика могла пополнить список Царственных мучеников».

- К тому времени семья разрослась. Оба сына Тихон и Гурий женились. Гурий женился до войны на Рут Шварц, которая и является моей бабушкой. У него 19 июля 1941 года родилась старшая дочь Ксения Гурьевна, моя мама. Она здравствует и поныне и живет в Дании. Потом родился сын Леонид. Но вся семья понимала, что подвергается слишком большому риску, оставаясь в Дании. Тогда они обратились к Английской королевской семье и попросили о помощи. Им предложили организовать три варианта переезда: в Южную Африку, Австралию или в Канаду. Английская королевская семья брала на себя обязательства оформить все необходимые документы. Великая Княгиня Ольга Александровна решила, что Канада более всего похожа на Россию и решила ехать туда. Но при этом Английская королевская семья никогда не предлагала нашей семье поселиться в Англии. Хотя Ксения Александровна и жила уже в это время в Англии.

- Наверно, не хотели конфликтовать с Советским Союзом...

- В 1948 году по дороге в Канаду они остановились в Англии, провели здесь полтора месяца, естественно, встречались с Королевском семьей. А потом на корабле отправились в Канаду. Это был переезд всей семьи: Ольга, Николай, Тихон, Гурий, их жены и дети.

В Канаде купили опять ферму. Но Николай и Ольга были уже очень пожилыми. Идея заключалась в том, что двое сыновей смогут им помочь по ферме. Но они были прежде всего офицерами и ничего не знали о сельском хозяйстве. Поэтому эта идея не сработала.

- То есть, из офицера крестьянина не сделаешь?

- Из Куликовского – тоже. В конце концов, Ольга Александровна продала этот дом.

Оба сына нашли гражданскую работу. Гурий Николаевич стал преподавать в университете Оттавы славянскую культуру и славянские языки. Он учил русскому канадских пилотов. Считалось, что во время холодной войны канадские солдаты должны знать русский. Он получил хорошую работу и сделал карьеру.

Здесь в Канаде в 1948 году у него родился еще один сын мой дядя Александр Гурьевич.

Потом в 1956 году Гурий Николаевич развелся с моей бабушкой и она вернулась в Данию. Позже ее младший сын Александр последовал за ней, также и средний - Леонид. А моя мама Ксения Гурьевна решила остаться в Канаде с Великой Княгиней Ольгой Александровной и единственная жила с ней в доме.

24 ноября 1960 г. Великая Княгиня Ольга умерла. А буквально через несколько недель 17 декабря 1960 года у Ксении родился сын, которого назвали Павел. Это был я.

Душой всей нашей семьи всегда была Ольга Александровна и после ее смерти семья совершенно развалилась. Вначале мою мать Ксению поддерживал ее дядя Тихон Николаевич. Но в итоге она решила в 1961 году отправиться в Данию к своей матери Рут.

В это время Гурий после того, как развелся с Рутой, женился второй раз на Азе Гагариной, происходившей из русской семьи. Они жили вместе до 1984 года, когда дедушка умер. Детей у него во втором браке не было, но у Гагариной было двое своих детей от прежнего брака.

- То есть всего у Гурия Николаевича было трое детей от первого брака?

- Да. А у Азы было двое своих детей. Ее дочь умерла около 10 лет назад. У сына была очень тяжелая жизнь. Его содержала мать. Именно Аза Гагарина наследовала все от Гурия Николаевича. Когда она нуждалась в деньгах, она продавала картины, фарфор из коллекции дедушки. К сожалению, она никогда глубоко не интересовалась его семьей, да и вообще русской историей, хотя и была русская.

В этом большая разница между Ольгой Николаевной Куликовской и Азой Гагариной. Потому что Ольга Николаевна все, что унаследовала, использовала для того, чтобы делать выставки, публиковать, в общем, что-то делать. Аза Гагарина ничего не делала, только продавала и все. Его наследие было рассеяно. И это одна из причин, почему о Гурии Николаевиче так мало известно.

Вот такая наша длинная семейная история.

- Благодарю Вас, этого нигде не прочитаешь и можно услышать только из Ваших уст. Нам важно знать судьбы потомков Дома Романовых. Это тоже часть нашей русской истории. В Вашей семье, как в капле воды, отразилась вся история Русского исхода.

О себе

Я попросил Павла Эдуардовича рассказать о себе и прежде всего спросил, кто был его отец - супруг Ксении Гурьевны?

- Эдвард. Он был канадцем.

- Он был этнический англо-сакс?

- Должно быть так. Я не имею с ним контакта, поэтому мало знаю о нем.

В 1960 году после смерти Великой Княгини вся семья рассыпалась.

Когда я родился, мои отец и мать не были женаты. Они поженились только после моего рождения, но вскоре быстро поняли, что вместе жить не смогут. Тогда моя мать окончательно уехала из Канады в Данию. И хотя формально они оставались женатыми еще много лет, но фактически прожили вместе только один год.

- У Ксении Гурьевны был только один сын - Вы?

- От брака с моим отцом я был у мамы только один. Но у меня есть еще один брат и две сестры уже от другого брака матери. В Дании она вышла замуж за датчанина.

- Все Ваше детство прошло в Дании?

- Да, я 40 лет  живу в Дании. И как Вы можете понять, никто из нашей семьи даже не мог подумать, что когда-нибудь сможет приехать в Россию. Моя мама еще учила русский, потому что она разговаривала с моей прабабушкой Ольгой Александровной на русском языке. Но когда Великая Княгиня умерла в 1960 г., никто в семье уже не учил русскому.

- Русский оказался не нужен?

- Надо понимать, что холодная война была реальностью. Советского Союза все боялись. Говорить по-русски тогда в глазах датчан означало быть советским шпионом. Так что я не учил русский в детстве, и только в последние годы я пытаюсь изучать его. Сейчас мне это нужно.

- А Ксения Гурьевна жива?

- Да. Она живет в Копенгагене. И Рута жива, ее мать. Ей исполнилось 90 лет. Она из семьи Беринга, родня дяди Витуса Беринга.

- Поразительно! У Вас и эта ветвь тоже связана с историей России.

А когда Вас крестили? И как в семье сохранялось Православие?

- Мы принадлежали приходу Алексанро-Невского храма в Копенгагене, относящемуся к Русской Зарубежной церкви. Великая Княгиня Ольга Александровна ходила в этот храм, когда они жили в Дании, а Николай Куликовский был членом приходского совета этой церкви. Конечно, когда они уехали в Канаду, они уже не были в приходе, но когда моя мама вернулась, очень многие знали, кто она, и ее пригласили обратно в приход. Тогда там еще было много старых русских семей, ходивших в церковь. Когда меня привезли из Канады в Копенгаген, меня в церкви спросили, хочу ли я креститься. Я естественно ответил: «Да». Но меня крестил не священник церкви Александра-Невского в Копенгагене. По каким-то причинам они не считали, что это правильно. Это право было предоставлено протоиерею из церкви Александра Невского в Париже на рю да Рю. Протоиерей приехал из Парижа и крестил меня в Копенгагене..

- В церкви?

- Нет, дома.

- Известно имя этого священника?

- Известно, потому что у меня есть свидетельство о Крещении, и оно там указано. Получилось, что мое свидетельство о крещении выдано в Париже. Поэтому когда я делаю официальные документы, приходиться указывать этот факт. Например, когда я делал водительские права, там были очень удивлены, потому что я – датский гражданин, родился в Канаде, а крещен священником в Париже. В конце концов, они все перепутали, и сейчас в моих правах написано, что я родился в Париже. Все потому что они не смогли прочитать по-русски! Увидели Париж, ну и все, значит, родился в Париже.

К вопросу о русскости потомков Романовых

В средине беседы, когда возникла какая-то особенно теплая атмосфера доверия и неформальной беседы, я решился задать один «некорректный» вопрос. В средствах массовой информации можно встретить мнение, что потомки Романовых забыли о своей исторической Родине, смешались браками с Европой, где и обрели новую родину.

- Можно задать Вам один непростой вопрос? В Вас соединились разные национальности и культуры. Вы в себе несете и русское начало, вы - праправнук Александра III, и в то же время, Ваш отец – канадец, Вы родились в Канаде, выросли в Дании, по крещению парижанин, сейчас живете в Москве. Кем же Вы себя сознаете: русским, канадцем, датчанином? Какой у Вас менталитет?

- Обычно мой ответ на эти вопросы зависит от того, кто меня спрашивает. Если это люди, которые не интересуется серьезно, а спрашивают просто формально, то я скажу, что я – гражданин мира. Потому что в таком случае мне не нужно дальше ничего объяснять.

- Ну а если Вас спрашивают не формально? Поверьте, для меня это не формальный вопрос, кем себя сознает праправнук русского царя?

- Если люди знают, кто я и откуда, то я могу искренне сказать, что – да, я чувствую очень сильно свою принадлежность к России. Поэтому я сюда приезжаю снова и снова.

Когда мы были в станице Новоминской, где родился мой дед Гурий Николаевич, я там пытался как-то объяснить это. Я там сказал, что Великая Княгиня Ольга Александровна родилась в России, жила в Дании, а умерла в Канаде. А у меня получилось наоборот: я родился в Канаде, живу в Дании, а умру, возможно, в России. Я совершаю обратный путь возвращения на родину своих предков.

- Получается символично – возвращение тем же самым путем. Очень художественно, как будто в какой-то повести.

Павел Эдуардович, Вы, пожалуй, первый представитель потомком Дома Романовых, который фактически вернулся в Россию. Вы здесь бываете не эпизодическими приездами, а живете уже несколько лет. Я прочел, что Вы с 2008 года находитесь в России в качестве генерального директора международной компании, офисы которой расположены в Москве, Архангельске и Новороссийске. Как Вас встретили власти?

- Я должен сказать, что Российские власти не были особенно расположены к моему приезду и особенно никак не способствовали ему.

- Ваше возвращение в Россию было связано с деловыми целями?

- Нет-нет, это не совсем правильный ответ. Я приехал сюда не потому, что у меня были дела. Скорее получилось наоборот. Я приехал сюда просто потому, что хотел приехать в Россию. Но российские власти, конечно, не могут просто так разрешить мне приехать и жить здесь, ведь я для властей – иностранец. Чтобы мне разрешили здесь находиться, я должен иметь здесь какое-нибудь дело. Так что это надо перевернуть. Я приехал потому, что хочу здесь находиться, и у меня есть бизнес для того, чтобы здесь быть.

- Насколько отличается то, что Вы увидели в России от того образа, который Вы  имели прежде? Не разочаровала ли Вас современная Россия?

- Я начал приезжать в Россию с 1992 года. И должен заметить, что, когда я приехал в первый раз, то увидел много вещей, которые не мог считать хорошими. Но меня так хорошо приняли разные люди, меня провезли по всем лучшим местам. Так что я получил очень положительный образ России, даже если он и был не совсем истинным, потому что я видел только лучшее. Но по крайне мере, в моем первом впечатлении не было страха. Меня Россия не испугала. Я знал, что я захочу сюда вернуться.

Помню, одним из первых мест, которые я посетил, был Петергоф. Я был гостем директора музея Петергофа Вадима Знаменова. Он давал интервью в связи с открытием большого каскада фонтанов в начале мая и сказал телевизионщикам, что здесь нахожусь я. Телевизионный канал захотел взять интервью. И одним из первых вопросов был как раз вопрос, как я чувствую себя в России? И моя первая реакция была: «Я чувствую себя как дома». И это чувство осталось у меня до сих пор. Я приезжаю в Россию и чувствую себя здесь дома. Моя проблема состоит только в том, что я не говорю по-русски, но тем не менее я все равно чувствую себя как дома.

- Вы по-видимому чувствуете по-русски?

- Думаю, что да. Но это должны сказать Вы.

- Вы знаете, я сейчас переживая удивительный эффект: хотя Вы говорите по-английски, Ваша супруга переводит, но у меня такое чувство, что мы говорим с Вами на одном языке, и между нами нет того барьера, который бывает при разговоре с иностранцем.

Павел Куликовский и Александр III

Я уже говорил, что Павел Эдуардович удивительно похож на Императора Александра III, которому доводиться праправнуком. В какие-то моменты, когда я смотрел на лицо своего собеседника и узнавал в нем черты Царя-Миротворца, меня охватывал особый трепет. Неужели возможно через четыре поколения такое повторение внешности. Я обратил внимание на это сходство и спросил Павла Эдуардовича:

- Наверное, Вам уже не раз говорили о Вашем сходстве с Императором Александром III.

- Да, многие люди говорят об этом. Но я – это я. А Император Александр – это Император Александр…

- Чувствуете ли Вы какую-то особую духовную связь с Александром III? Выражает ли Ваше внешнее сходство духовное совпадение?

- Я думаю, что Александр III был большим поклонником старой России, настоящей России, подлинной России. И я так же почитаю ее. Мне трудно сказать, от кого это у меня – от Александра III или от Великой Княгини Ольги или может быть от Павла Первого?

- Государь Александр III стал для нас олицетворением Царской России, собирательным образом русского царя – царя-отца, царя-богатыря. И он был удостоен особого народного титула – «Царь-Миротворец», который выше любого другого титула, даже «Великий», потому что Сам Господь говорит в Нагорной проповеди о блаженстве миротворцев: «яко тии сынове Божии нарекутся». Скажите, когда и как Вы узнали и осознали, что вы - праправнук Александра III, потомок русских царей? Как это на Вас повлияло? Было ли это для Вас значимым фактом или же Вы не придавали ему особенного значения? Как в Вашей семье сохранялась память о Ваших царских предках?

- Мне это было известно с самого детства, хотя бы потому что в семье были предметы, которые принадлежали Великой Княгине Ольге Александровне. Один известный греческий автор Йен Воррес в течение более чем года записал серию бесед с Ольгой Александровной. Это случилось буквально накануне ее смерти. И в 1964 году он опубликовал книгу «Последняя Великая Княгиня», ставшую очень известной на Западе.

- Она у нас переведена?

- Уже да. (Позже я нашел в интернете этот перевод В.Кузнецова 1996 г. – Прот.Г.Б.) И вот эта книга стала чем-то вроде нашей семейной библии. В ней – вся история нашей семьи в одной книге. Я ее читал и перечитывал. Вначале просто смотрел картинки и спрашивал, а позже стал читать сам. Так что, когда я был ребенком 8-9 лет, я уже знал всю историю своей семьи. Насколько это на меня повлияло? Думаю, что глубоко. Мне трудно судить, но некоторые друзья говорили, что поскольку я знал, кто я, я всегда был очень уверенным в себе. Многие молодые люди, ищут себя, свою идентичность, подчас попадают из-за этого в беду. А я никогда не искал себя. Я знал, откуда я, и мне не надо было самоутверждаться, или что-то кому-то доказывать.

- Стало быть, у Вас было внутреннее сознание принадлежности к Дому Романовых?

- Да, я думаю, что так. Сейчас, когда мы говорим о Царском Доме Романовых, мы все-таки должны помнить, что во времена существования Советского Союза об этом не говорили. В 1970-е гг. мне было 8-9 лет, и я не демонстрировал свою принадлежность к Дому Романовых. Если спрашивали, я отвечал, но сам не говорил. Но в стороне я старался собрать больше информации о своей семье. Я стал читать книги о моей семье, чтобы больше узнать, собирал старые фотографии. Старался собирать все, что связано с Россией, с семьей Романовых. Как раз много купил через аукционы из того, что в свое время распродала Аза Гагарина. Она, кстати, еще жива.

Когда начались эти процессы с Советским Союзом, и стало возможным вернуться, когда я приехал в первый раз сюда в 1992 году, журналисты расспрашивали меня о моих предках, и тогда я стал говорить открыто о себе и своей семье. Теперь все открылось.

Перезахоронение Императрицы Марии Федоровны

- Павел Эдуардович, вы сподобились участвовать в перезахоронении Вашей прапрабабушки Императрицы Марии Федоровны. Расскажите об этом событии. Как удалось решить вопрос перезахоронение. Спрашивали ли потомков Дома Романова? Обращались ли лично к Вам?

- Честно говоря, немногих. Спросили нескольких потомков Великой Княгини Ксении Александровны. Спросили двух самых старших по возрасту. А родственников со стороны Великой Княгини Ольги Александровны вначале никого не спросили. Тогда я пожаловался на это, и сказал, что если нас не спросят, то мы просто отменим наше участие в перезахоронении. И тогда к нам пришли и спросили, потому что мы прямые потомки. А по законам датской национальной церкви нельзя трогать останки, если все потомки на это не дадут согласие. И тогда нас тоже спросили, и мы согласились. Был жесткий отбор кандидатов, кому выступать на церемонии в Дании. Остановились на мне, потому что я говорю по-датски. Я выступал на церемонии в соборе в Роскилле в Королевской усыпальнице. Эта речь есть у меня на сайте на английском. А вот здесь в Петро-Павловском соборе, почему-то никто из потомков Романовых не выступил. Выступали только ваши бюрократы. Было несколько речей – просто скопировали мою речь, которую я произнес в Датской церкви. Были сделаны переводы на английский и русский язык и выложены в интернет. Их нашли и подготовили.

- Павел Эдуардович, хотел бы поделиться с Вами и своей радостью: я был первым священником из России, которому удалось послужить панихиду на гробе Императрицы Марии Федоровны в Роскилле. Это было в 1997 году, когда праздновалось 150-летие со дня рождения Марии Федоровны. В Копенгагене по этому случаю была устроена большая выставка в королевском дворце Амалиенборг. В Петербург приезжал хранитель королевского музея, организатор выставки. Он обратился в музей Достоевского с вопросом: какие были отношения между Достоевским и Марией Федоровной. Мне в музее поручили эту тему разработать. Я написал статью, где всю информацию. Достоевский был лично знаком с Марией Федоровной, которая оценила его романы. Александр III, еще будучи наследником, материально помогал Достоевскому. Мою статью включили в каталог выставки и меня спросили: вы хотели бы получить гонорар или приехать на выставку? Я выбрал второй вариант и удостоился побывать в ноябре 1997 года на открытии этой потрясающей выставки. Я был в храме Александра Невского на заупокойной службе в присутствии датской королевы Маргариты Второй. После нашей группе из России предложили на выбор культурную программу. Я сразу сказал, что больше всего хотел бы посетить место кончины Императрицы Марии Федоровны в Видоре и место ее упокоения в Роскилле. У гроба Марии Федоровны я спросил разрешения послужить панихиду. Это протестантская Церковь – место упокоения датских королей. Нужно особое разрешение настоятеля этого. К тому же, у гроба Императрицы служит только представители Зарубежной церкви. Когда мы приехали в Роскилее, нас встретил пастор, которые на удивление быстро и без формальностей разрешил послужить. Это был для меня очень важный духовный момент – послужить панихиду на гробе матери нашего Царя-Мученика, да к тому же первым священником из России (потом в церкви Александра Невского мне подтвердили эту информацию). Я дерзновенно молился от имени всей России, с глубоким покаянным чувством от имени своих сограждан.

А спустя 9 лет уже в 2006 году я сподобился сослужить на заупокойной литургии в Исаакиевском соборе у гроба Марии Федоровны и участвовать в погребении Императрицы в Петро-Павловском соборе. Для меня это стало зримым и убедительным примером, как щедро воздается любое даже малое служение царю. Я написал научную статью о Марии Федоровне, а в награду получил сторицей великую радость служить на ее гробе и в Дании, и в Санкт-Петербурге. Вот, что такое царская милость!

Сегодняшнюю встречу с Вами я тоже воспринимаю как продолжение этих событий.

Возможна ли в России монархия?

- Павел Эдуардович, подозреваю, что Вас часто в России спрашивают о монархии?

- Все время.

- И что же Вы отвечаете?

- Все зависит от того, что и как спрашивают. Вопросы задают самые разные. Некоторые спрашивают, верю ли я, что монархия вновь будет в России? Другие спрашивают, что я думаю о тех, кто представляет собой сегодня монархистов в России? Третьи спрашивают более прямо: как Вы считаете, что надо сделать, чтобы вновь вернуться к монархии в России? Это все очень разные вопросы. И ответы на них тоже очень разные.

- Наверное, все-таки, самый важный из них – первый. Поэтому хотел бы спросить Вас: верите ли Вы и хотели ли бы Вы, чтобы в России возродилась монархия?

- Если Вы меня спрашиваете именно так, то я отвечу: да, я хотел бы увидеть это сбывшимся. А вот если Вы спросите: верю ли я, - то это более сложный вопрос. Я надеюсь, что со временем это произойдет в России. Но когда - в течение 10-ти лет? Может 50-ти лет? Может 100 лет? Есть одна возможность, что это все-таки произойдет.

- Какая же? – затаив дыхание, спросил я.

- Я могу верить, что это произойдет как чудо! И тогда это может случиться чудесным образом и завтра.

- Позвольте и мне поделиться с Вами мыслями на эту тему. В возможности возрождения монархии меня убеждает как раз непредсказуемость самой нашей истории. Меня, как ни странно, убеждает обратный пример. Вот при Советской власти никто не верил, что у нас в стране может быть американская «демократия». Если мне кто-то тогда сказал бы об этом, я бы ни за что и никогда не поверил. Такой «демократии» у нас никогда не было, и она появилась неизвестно откуда. А вот самодержавие у нас было почти тысячу лет и оно не могло исчезнуть в один миг после 1917 года. И значит, его куда легче возродить, чем не бывшую никогда демократию.

- Вот такое внезапное появление я и называю чудом. Я не думаю, что это можно спланировать. И думаю, что нельзя сказать: сделайте то и то, и это через 5 лет позволит нам возродить монархию. Так что единственное, что надо сделать, это сказать, что Вы бы хотели иметь монархию, что Вы верите, что это произойдет когда-нибудь в России. Я это и говорю. Монархия – это то, о чем я мечтаю. А вот если верить действительно сильно, то это может и произойти на самом деле.

- Я думаю точно также как и Вы. Царь – это русская мечта. Нам не нужно думать,  реально или нереально возрождение монархии? Пусть нынешняя реальность может даже убедить, что это – нереально. Но тем не менее нужно обязательно верить, и тогда наша вера воздействует на реальность, вера родит чудо, по вере нашей Господь сотворит чудо.

Я считаю, что определение национальности «русский» обязательно включает в себя веру в царя. Русский –тот, кто верит, что в России будет царь. Это не требует никакого обоснования и объяснения. Это качество русской души. Как говорили у нас на Руси: у него нет царя в голове. Это самое страшное. Поэтому сейчас надо возродить «царя в голове». Надо возвести царя на престол в нашем сердце. А потом он будет возведен на престол и в Успенском соборе Московского кремля.

Вопросы Павла Эдуардовича

Павел Эдуардович, которого я в этот день, пользуясь его добрым расположением, столько «мучил» вопросами, в конце задал и мне несколько вопросов.

- Я хотел бы также Вас спросить. Завтра день убиения царской семьи. Как Вы считаете, это - праздник или нет?

Вопрос не простой. - Павел Эдуардович, это праздник со слезами на глазах. Причем, с покаянными.

Следующий вопрос был о Великом Князе Михаиле Александровиче. Оказалось, что Павел Эдуардович знает о двух конференциях в Санкт-Петербурге, которые мы проводили в прошлом и в этом году. Я рассказал ему подробнее о них. И спросил у него причину его интереса к брату Царя-Мученика.

- Великий Князь Михаил Александрович из всех детей Императора Александра больше других остался в тени. Он единственный, могила которого и останки до сих пор не найдены. В моем сердце он – как без вести пропавший. И что мы можем сделать? Сначала возвратить память о нем, вызвать интерес к его личности. И когда что-то начнет двигаться, появятся время, деньги, люди и поиски будут на серьезном уровне. Тогда можно будет установить место его погребения, найти останки и достойно похоронить.

- Вы были в Перми?

- Нет. Поэтому я и хотел бы иметь какие-то контакты с людьми, которые занимаются почитанием и прославлением Михаила Александровича в Перми. Может быть, на будущий год посетить Пермь. Может быть, мой приезд стимулирует интерес к нему.

- Да у Михаила Александровича нет прямых потомков. Вы один из его близких родственников – правнучатый племянник. Это Ваш родственный и исторический долг. Для меня образ Михаила Александровича особенно важен тем, что он, хотя, может быть, и совершил ошибку, не приняв верховную власть 3 марта 1917 года, однако его Манифест сегодня дает вполне легитимную возможность восстановления монархии. Нельзя говорить, что он отрекся. Его формулировку о готовности воспринять власть в случае поддержки народа никто не отменял, но никто и не исполнил, и она, стало быть, остается в силе и дает нам надежду. Собрание не было собрано, народу не дали сказать слово. Вот здесь и есть зацепка, которая позволяет поставить вопрос о созыве такого собрания, на котором дать народу слово. Это самый легитимный и программируемый образ восстановления монархии.

Дом Романовых накануне 400-летия

Через два года исполняется 400-летие Дома Романовых. Что представляет Дом Романовых сегодня, спустя почти 95 лет после революции и накануне своего 400-летия? Какие итоги, какие перспективы? В нашем представлении Дом Романовых раздроблен, разобщен. Существует ли он как целое? Есть Императорский Дом Романовых, который возглавляет Великая Княгиня Мария Владимировна. Есть объединение потомков Дома Романовых. Какие связи существуют между членами Дома Романовых? Все эти вопросы я также задавал Павлу Эдуардовичу.

-Сейчас в мире проживает около шестидесяти потомков Дома Романовых. Все – за рубежом. Из них около пятидесяти человек являются потомками дочерей Великих Княгинь Ксении Александровны и Ольга Александровны.

- Вы поддерживаете связи с другими Романовыми?

- И да, и нет. Я поддерживаю регулярные связи с некоторыми. А с остальной частью семьи у меня односторонние связи. То есть я постоянно что-то отправляю им, но они очень редко отвечают. Большинство из них – члены Ассоциации Дома Романовых. Наших родственников можно встретить в Дании, Англии, Франции, Испании, Швейцарии, Австралии, США и других странах. Я каждый месяц рассылаю информационный листок «Новости Романовых» на 40 страницах всем членам семьи. С некоторыми членами семьи я поддерживаю очень тесные связи. Часто, когда они приезжают в Петербург, мы с ними встречаемся. Георгий Юрьевский, Ростислав Ростиславович, Дмитрий Романович, Дмитрий и Михаил Ильинские, Мария Владимировна и Георгий Михайлович.

- Мы с вами познакомились в прошлом году в Петро-Павловском соборе на панихиде. Меня очень тронуло, что Вы отдали дань памяти Великой Княгине Леониде Георгиевне на ее могиле.

- Да. Мы тоже поддерживаем отношения с Ольгой Николаевной Куликовской. Но основная часть семьи приезжала в 1998 году и в 2006. Должен сказать, что без этих мероприятий многие из нас никогда прежде не видели друг друга. Все же мы разбросаны по разным странам.

Думаю, многие из моих родственников хотели бы вернуться на Родину. Например, правнук, Великой Княгини Ксении Александровны Ростислав Ростиславович Романов, которому сейчас 25 лет, специально учился русскому языку в Санкт-Петербурге, он хочет продолжать образование в Москве. Мой кузен из США Майкл Ильинский также неоднократно выражал желание жить и работать в России. Все без исключения Романовы выражают стремление быть полезными России. Многие из моих родственников получили отличное образование и воспитание. Они сохранили не просто связь с Родиной – они сохранили русский язык и русскую культуру. В самом высочайшем их проявлении. Но постоянно возникают проблемы с получением деловых и туристических виз. Очень бы хотелось, чтобы представители старинных родов – не только Романовых, но и Шереметевых, Голицыных – имели возможность беспрепятственного въезда на землю своих предков.

«Романовы для России»

Павел Эдуардович подарил мне выпуск журнала «Русская история» за 2010 год №5-6, в котором было опубликовано его интервью под названием «Романовы для России». Из него я узнал о многих делах и начинаниях, о которых по скромности Павел Эдуардович умолчал в беседе со мной. Еще в 1994 году был создан фонд «Романовы для России», который зарегистрирован в Лондоне. Его председателем является князь Дмитрий Романов (месяц назад он за деятельность фонда был награжден в Кремле Медведевым Орденом дружбы народов). «Мы с Людмилой тоже стараемся быть полезными: помогаем издавать книги, организовывать выставки, связанные с семьей Романовых. В 2008 году я передал сотрудникам филиала Государственного исторического музея Палаты в Зарядье, расположенного в бывшей усадьбе Романовых, средства на восстановление геральдического знака нашего рода – грифона над входной дверью северного фасада палат со стороны улицы Варварка. Сейчас появился еще один проект. Совместно с Василием Ящиком и казачьим объединением конвой мы организуем для русских детей-сирот, живущих в Чечне, летний лагерь в Санкт-Петербурге, где дети воочию могут полюбоваться памятниками нашей великой истории. В 2011 году должна выйти книга мемуаров Ольги Александровны, в подготовке которой мы принимаем непосредственное участие…»

Меня глубоко тронул этот исторический оптимизм праправнука Александра Ш, его настрой на созидательную работу, а также его доброжелательное отношение ко всем своим родственникам - потомкам Дома Романовых, без разделения на ветви, на семьи, на объединения. У всех потомков Романовых - один Дом, одна Россия, одна История. Нам в России меньше всего нужно разделение между потомками Дома Романовых. Скоро будет праздноваться 400-летие Дома Романовых. Эта дата должна еще более напомнить об этом и соединить разбросанных по всему свету современных Романовых. Павел Эдуардович стал для меня открытием. Он одна из интегрирующих фигур среди современных потомков Дома Романовых. «Жаль только, что многие средства массовой информации интересуют лишь распри между отдельными членами нашей семьи».

Вот уже несколько дней после встречи я вспоминаю слова, мысли, рассуждения высказанные в беседе. Я вспомнил писателя Ворреса, который записал в свое время беседы с Великой Княгиней Ольгой Александровной. Они стали важным источником для нашей исторической памяти. Я подумал, что я также должен подробно записать эту беседу с Павлом Куликовским. Мне, кажется, его слова должны быть услышаны многими русскими православными людьми, по крайней мере теми, которые не мыслит своей истории как прошлой, так и будущей без Дома Романовых.

Надо прямо сказать, что Павел Эдуардович Куликовский-Романов - совершил исторический подвиг. Ведь он первый из потомков дома Романовых фактически вернулся в Россию. Не его вина, что он вынужден был сделать это с помощью  предпринимательской деятельности. Наше государство, имеющее программу возвращения соотечественников, на самом деле не готово к возвращению главных наших соотечественников - потомков Дома Романовых. Тем более важен и ценен этот прорыв Павла Куликовского. Его пример должен быть поддержан на самом высоком государственном уровне. Всем потомкам Дома Романовых должен быть дан статус граждан России, дана возможность жить и трудиться на их исторической Родине.

Расставаясь, я еще раз поблагодарил Павла Эдуардовича за этот исторический визит первого представителя Дома Романовых в Квартиру Иоанна Кронштадтского. Он же пообещал, что обязательно пригласит в гости к Иоанну Кронштадтскому и других потомков Дома Романовых.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. Ирина : Re:Впервые потомок Дома Романовых посетил Квартиру св. Иоанна Кронштадтского
2011-09-01 в 16:31

Большое спасибо за беседу! Прочитала ее не просто с интересом, а с радостью и надеждой.Слава Богу, что есть такие люди! Особенно понравился фрагмент о восстановлении монархии как о возможности чуда. Очень хочется в это верить!

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме