Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Приложить всю силу своей души к преображению России…»

Александр  Шурыгин, Русская народная линия

Русская цивилизация и Запад - конкурс / 07.05.2011


Сочинение на конкурс «Русская цивилизация и Запад: преодолима ли мировоззренческая пропасть» …

Вопрос о возможности преодоления мировоззренческих различий между Русской цивилизацией и Западом может на первый взгляд показаться лишенным первостепенного значения и не самым своевременным. Всю свою историю Россия сосуществовала и взаимодействовала с западным миром, обогащалась от этого взаимодействия сама и обогащала соседей, терпела нашествия и отвечала силой на силу. Можно долго спорить о том, являлась ли Россия исторически неотъемлемой частью западного мира, является ли таковой сейчас, но нельзя отрицать, что взаимодействие с нашими западными соседями всегда продолжалось, в той или иной форме. Холодная война или Отечественная война 1812 года - это тоже формы взаимодействия, оставившие свой след не только в истории России, но и в нашем мировосприятии. Так почему именно сегодня вопрос о мировоззренческих различиях, о мировоззренческом столкновении России и Запада становится чрезвычайно важным, первоочередным? Первоочередным и важным, даже несмотря на то, что традиционно принято уделять внимание проблемам, актуальность которых очевидна и лежит на поверхности, таким как борьба с последствиями экономического кризиса, разгулом преступности, социальной нестабильностью, угрозой вооруженных конфликтов, коррупцией и прочим.

Как представляется, именно вопрос о мировоззренческой платформе России, о фундаменте нашего общества и государства, является ключевым, важнейшим, необычайно актуальным и одним из наиболее сложных. В конечном итоге, все глобальные угрозы могут быть преодолены Русской цивилизацией, но если развалится основа, разорвутся связующие её воедино нити, спасти ее будет невозможно. Между тем такая угроза существует, сегодня она реальна как никогда. Именно в период тотального обнищания России - в первую очередь, морального, интеллектуального и духовного, в период уныния и неверия в Родину, в русских людей, наиболее высок риск потери своей идентичности, деградации народа и распада великой Русской цивилизации. Именно распада, поскольку в отличие от государственного образования, ни одну цивилизацию и ни один народ невозможно уничтожить извне без физического уничтожения всех его представителей, но сколько при этом примеров того как гибли народы по собственной вине, не справившись с внутренними проблемами, пусть и порожденными внешними причинами, утратив волю и единую мировоззренческую почву под ногами.

Следует отметить, что мировоззренческие основы как Русской цивилизации, так и Запада в настоящее время испытывают мощнейшее внешнее воздействие. Это воздействие многоплановое и разностороннее - как Россия, так и Запад испытывают воздействие со стороны исламского мира, со стороны Китая и других цивилизаций современности. Однако именно вопрос, связанный со столкновением Русской цивилизации и Запада является наиболее важным в настоящее время для нас, поскольку именно на этом направлении существует наибольшее количество взаимодействия при кажущейся минимальности противоречий. Именно здесь существует наибольшая угроза размытия и даже полной потери нашего цивилизационного духовного «мы», замена его западным «цивилизованным», культурным «я». Однако здесь же видится и возможность, шанс, опора для наиболее четкого уяснения русскости, своей идентичности, её сохранения, дальнейшего осмысления и, возможно, для её умножения, утверждения, преображения. Именно нащупывая то принципиальное, важное, тонкое, что отличает нас от западных людей, столь похожих на нас внешне и даже внутренне, мы сможем заново понять, кто же мы, откуда и куда движемся, для чего родились и к чему должны стремиться. Именно здесь может быть найден вектор дальнейшего развития Русской цивилизации, определена та система координат, которая позволит выбрать единое направление и приложить в этом направлении силы. Именно это направление, этот вектор, позволяющий приложить общие силы, позволяющий возложить на конечный результат чаяния и надежды, может играть роль пресловутой национальной идеи, в подлинном смысле этого слова. Национальной идеи, объединяющей и двигающей вперед нацию, а на отвлекающей её силы на ненужные, внешние цели и сомнительные «ценности».

Перед тем как начать рассуждение о том, возможно ли преодоление мировоззренческой пропасти между Русской цивилизацией и Западом и о том, каким образом оно может осуществиться, необходимо оговориться, что же в контексте работы будем понимать под мировоззрением Запада и под мировоззренческой системой, выработанной Русской цивилизацией. Несомненно, понятие «Запад» является собирательным, внутренне неоднородным и не исключающим серьезных различий и даже противоречий между составными частями. Мировоззрение немцев существенно отличается от системы мировосприятия итальянцев, а те, в свою очередь, не слишком похожи в этом отношении на поляков. Между тем, следует признать, что по ключевым мировоззренческим позициям западный мир сегодня выступает единым фронтом. Дело даже не в том, что на протяжении последних десятилетий ощутимые усилия были приложены сторонниками евроинтеграции в деле ликвидации барьеров, в том числе, мировоззренческих, между государствами Евросоюза и вообще внутри «малой Европы», т.е. Европы западной. Основная причина сближения видится в единой платформе ценностей, едином векторе развития, единых угрозах, реальных и мнимых, которые сплачивали и продолжают сплачивать западных европейцев даже помимо их воли. Результат очевиден - хотя французы по-прежнему не слишком любят немцев и вместе с немцами недолюбливают англичан, но по ключевым вопросам полностью с ними солидарны, в своей основной массе. Такие глобальные, основополагающие понятия как жизнь, смерть, родина, любовь, вера, материальный достаток и здоровье - в целом рассматриваются в странах Запада схожим образом, с учетом, разумеется, различий на уровне словесных формулировок и исторически обусловленных отклонений в пределах существующей в «малой Европе» нормы. То есть, говоря о мировоззрении, в том числе, западном, следует говорить, прежде всего, об общих принципиальных мировоззренческих установках, которые держат вместе западное общество, о «мировоззренческом якоре», который обеспечивает единство и стабильность западного мира.

При этом стоит учитывать, что нежелание рядовых итальянцев снимать распятия в своих школах не мешает тому факту, что Западная цивилизация, по своей сути, является цивилизацией постхристианской, провозгласившей главным своим идеалом и ценностью жизнь, притом не всякую, а лишь позволяющую получать удовольствия и потреблять блага, прежде всего, блага материальные. Жизнь, не дающая такой возможности, основной ценностью быть перестает, что неизбежно открывает дорогу таким явлениям как аборты и эвтаназия. Постхристианский характер Западной цивилизации, накладывающий неизгладимый отпечаток на мировосприятие европейцев, несколько упрощает задачу приведения Западного мира к мировоззренческому общему знаменателю, поскольку позволяет оставить за скобками различия между религиозными традициями, характерными для Запада исторически и проникающими в его жизнь в последнее время. То есть религия, как таковая, не является на сегодняшний день в полном смысле частью «мировоззренческого якоря», не является связующим началом западного мира.

Однако для того, чтобы даже усредненное западное мировоззрение сравнить и сопоставить с мировоззрением русским, необходимо ответить на несколько вопросов относительно последнего. Прежде всего, непростой может показаться задача по уяснению того, что же следует понимать под русским мировоззрением или, другими словами, под мировоззренческой базой, присущей Русской цивилизации на сегодняшний день. Логично было бы предположить, что русское мировоззрение - это основные мировоззренческие установки, общие для всех русских людей. Однако при этом не учитывается мировоззренческая база тех, кто, не являясь русским по крови, считает себя частью Русского мира, Русской цивилизации и зачастую оказывает весомое влияние на ее развитие. Ведь именно русский опыт показывает, что иноземец, инородец, иноверец, приобщившись к Русской цивилизации, признав, познав её и пропитавшись ей, может стать русским по духу, да ещё и пламенным, горячим, истовым русским. В то же время далеко не все русские могут считаться частью Русской цивилизации - наша страна дала миру сотни тысяч, если не миллионы русских, стыдящихся своей крови и, нередко, ненавидящих Россию. Относить таких людей, их взгляды и убеждения к Русской цивилизации было бы неправильно.

Следует отметить также то важное обстоятельство, что Русская цивилизация внутри себя чрезвычайно неоднородна. Существует незначительный по количеству и не слишком активный в политической и общественной жизни слой людей, сохранивших в более-менее сохранном виде традиционный мировоззренческий заряд, присущий Русской цивилизации изначально. Однако нужно признать, что распространять мировоззренческие установки этой незначительной части на обширное и разнородное целое было бы неправильно. Мировоззренческие установки, которые составляют «мировоззренческий якорь» Русской цивилизации и которые аккумулированы в небольшой части русского общества, действительно объединяют всё русское общество, но эти связи гораздо сложнее, чем на Западе.

Подавляющее большинство людей, отождествляющих себя с Россией, ее историей, культурой, в настоящее время лишь отчасти являются носителями традиционного мировоззрения, лишь отчасти привязаны к общерусскому «мировоззренческому якорю», а отдельные мировоззренческие установки, в него входящие, могут напротив категорически отвергать. К примеру, существует традиционная русская мировоззренческая установка, что Родина - это мать, её нужно любить как мать и беречь как мать. И большинство русских людей с этим согласны, но есть и другие, которые считают радение о земном Отечестве пережитком минувших веков. В то же время такие русские люди могут справедливо считать, что Православие - величайшая наша ценность, т.е. разделять эту другую важнейшую русскую мировоззренческую установку. Или человек, который усвоил истинно русское «сам погибай, а товарища выручай», может совершенно не считать семью какой-либо ценностью, а блуд почитать нормой жизни.

Здесь может возникнуть вопрос - а в чем же разница между ситуацией в России и на Западе? Ведь и на Западе сосуществуют разные взгляды. Дело в том, что для России именно эти мировоззренческие установки, не являющиеся всеобщими, являются, тем не менее, связующими, основными, а в западном мире они основными не являются и быть основными не могут. Получается, что в мировоззренческом плане Русское общество разодрано, разбросано, и лишь тонкими мировоззренческими нитями эти разодранные части связаны между собой и, главное, с «мировоззренческим якорем» Русской цивилизации. На Западе же скрепляющими, объединяющими являются мировоззренческие установки другого плана - успешность, достаток, уверенность в завтрашнем дне, комфортность (пресловутый уровень) жизни. За редчайшими исключениями эти установки разделяются всеми и связывают воедино всё западное общество крепче, чем национальными, родственными или любыми другими связями. По этой же причине западный мир в мировоззренческом плане может показаться на первый взгляд и прочнее и крепче, а Русская цивилизация - напротив, предстаёт разодранным полотнищем.

Как представляется, можно говорить ещё и о том, что общее для русских людей мировоззренческое наследие, этот «мировоззренческий якорь», удерживающий на месте русский корабль, объединяющий русских людей, последовательно вытесняется из жизни различными факторами - от разрушительной работы СМИ до деструктивной, разлагающей работы людей, являющихся частью Русской цивилизации, но считающих при этом, что именно их мировоззренческий лоскут - наиболее правильный и верный, и что все остальные обрывки должны быть пришиты именно к нему, а не наоборот, что усугубляет разрыв тем сильнее, чем дальше такие люди в реальности находятся от основных мировоззренческих начал Русской цивилизации. Таким образом, если Запад в настоящее время может считаться постхристианским и в известной степени оторванным от исторических корней, но объединенным новыми мировоззренческими установками, то Русская цивилизация, к сожалению, свое историческое и мировоззренческое наследие тоже в значительной части растеряла и христианской в полном смысле слова названа быть не может.

Очертив таким образом свое представление о текущем состоянии мировоззренческих основ Запада и Русской цивилизации, уместно задаться вопросом, а есть ли между ними хоть какие-нибудь различия. Несмотря на то, что ответ на этот вопрос может показаться очевидным, он вовсе не лежит на поверхности. Страдания, выпавшие на долю России за последнее столетие, в немалой степени способствовали тому, что диапазон сосуществующих среди русских людей мировоззренческих установок оказался необычайно широк, причем усредненных, среднестатистических установок придерживается лишь сравнительно небольшая часть населения. Здесь следует сразу оговориться, что усредненные, умеренные мировоззренческие установки вовсе не обязательно ближе к «мировоззренческому якорю» Русской цивилизации, а скорее представляют собой среднее арифметическое от сосуществующих мировоззренческих установок.

Как уже говорилось, разброс таких сосуществующих взглядов в России очень обширен. К примеру, в настоящее время откровенно девиантных взглядов на мир, присущих криминалитету, придерживается значительная часть русских людей, особенно среди молодежи, немало среди нас «идеологически подкованных», то есть людей с мировоззрением, претерпевшим изменения или изначально сформированным под воздействием идеологической пропаганды - независимо от того, какого рода это пропаганда. Этот список факторов можно продолжить - большое воздействие на часть населения оказали СМИ и хлынувшая из-за рубежа пропаганда денег и потребительства. В результате можно говорить о том, что носителями мировоззренческого «среднего арифметического», усредненного, мировоззрения является лишь незначительная часть русских людей, в то время как преобладающая часть общества находится в том или ином «уклоне» по отношению к этой середине. Речь не идет о том, хороши или плохи эти среднеарифметические мировоззренческие позиции, насколько они близки к «мировоззренческому якорю» цивилизации, а лишь о том, что их выразителями являются сравнительно немногие.

Действительно, средним арифметическим от мировоззрения православного монаха-аскета и бандита, замаскированного под бизнесмена, можно было бы считать умеренное потребительство, т.е. потребительство, которое не ограничивает чужих интересов. Но много ли у нас таких людей. По меньшей мере, сопоставимо и число тех, кто держится принципа «не обманешь - не продашь», «всех денег не заработаешь, что-то придется и украсть» и, слава Богу, немало ещё и тех, кто готов отказаться от потребительства ради высокой цели, готов на самопожертвование. Эта ситуация кардинально отличается от того, что можно наблюдать в большинстве западноевропейских государств - там основная масса населения в своих мировоззренческих установках мало отличается друг от друга, т.е. среднее арифметическое основных мировоззренческих установок близко большинству людей.

В то же время, если сравнивать такое условное, усредненное, умеренное мировоззрение среднестатистического русского человека и среднестатистического западного европейца, можно прийти к выводу, что они если не идентичны, то очень близки. Не даром типичные носители таких усредненных взглядов в России видят мало отличий между собой и иностранцами. Небольшая серия опросов, проведенных на этапе подготовки данной работы, позволила прийти к выводу о том, что представители русской части российского среднего класса нередко считают себя внутренне и в мировоззренческом плане весьма близкими западному среднему классу, который, как мы знаем, преобладает в западноевропейских государствах количественно. Более того, в нескольких случаях пришлось услышать от часто бывавших за рубежом или поживших на чужбине соотечественников, что с русскими людьми им тяжелее общаться, чем с иностранцами, именно в силу того, что в своей системе ценностных координат сами они ближе к иностранцам, а потому соотечественники кажутся им менее предсказуемыми, непонятными даже опасными, а их поведение не кажется логичным.

Этим же может объясняться и патологическая нацеленность многих носителей усредненного мировоззрения на эмиграцию из России - установка, порой не реализуемая по объективным причинам, но лелеемая, согреваемая, вынашиваемая в груди. Особенно интересно, что такие «русские иностранцы» описывая своих зарубежных коллег, знакомых, друзей, используют обычные для русского языка положительные характеристики - добрый, отзывчивый, человечный. Но при этом вкладывают в эти слова зачастую совершенно новый, нетрадиционный смысл. Так, услышав от пожившего за рубежом коллеги, что его лондонский сосед - необычайно человечный, отзывчивый, попросил пояснить, в чем эта отзывчивость и человечность выражалась. Оказывается, за год проживания рядом, сосед ни разу не забыл поприветствовать русского улыбкой и с видимым интересом выслушивал рассказы о его жизни, успехах, здоровье. Разумеется, подобное поведение характеризует англичанина с хорошей стороны. Но значит ли это, что этот предсказуемый и безопасный сосед -человечный, сердечный, искренний, душевный человек? Едва ли этого достаточно.

Казалось бы, в свете вышесказанного можно сделать предположение, что при близости, если не сказать идентичности именно среднестатистических мировоззренческих установок говорить о разнице мировоззренческих основ Русской цивилизации и Запада в их текущем виде не совсем правильно, а говорить о разделяющей их пропасти и вовсе не приходится, однако такой подход представляется в корне неверным. Действительно, в случае разрастания количественного и повышения активности (т.е. развития качественного) носителей усредненных мировоззренческих установок в России, со временем неизбежно полное совмещение мировоззренческих платформ нашей и западной, с неизбежным замещением нашего «мировоззренческого якоря» заимствованными идеалами и взглядами. В то же время, как говорилось выше, носителями таких усредненных взглядов в нашей стране на данный момент является далеко не преобладающая часть населения и увеличение этой части если и имеет место, то весьма скромными темпами.

К вышесказанному следует добавить и то обстоятельство, что в Русской цивилизации на данном этапе центристское мировоззрение, среднее арифметическое от существующих мировоззренческих течений вовсе не является связующим, объединяющим, примиряющим - напротив, именно в этом мировоззренческом центре меньше всего русскости и больше всего заимствованных установок, именно мировоззренческий центр дальше всего ушел, сильнее всего оторвался от «мировоззренческого якоря» Русской цивилизации. Иными словами, можно сказать, что в отличие от Запада, в котором количественно и качественно преобладающий центр является носителем основных, связующих мировоззренческих установок, в Русской цивилизации слабый и малочисленный центр не является связующим звеном, а носители традиционного мировоззренческого заряда к такому центру вовсе не принадлежат. Таким образом, если Европу можно сравнить с гирей, противоположные части которой связаны с центром и потому не отваливаются, не отрываются, то Русскую цивилизацию можно сравнить с волчком, мощные, тяжелые и зачастую противоположные по заряженности края которого закручены вокруг хилого и слабого, шатающегося и нерусского по своей сути центра, причем в мировоззренческом плане Русская цивилизация если сохраняет свое относительное единство, то только за счет общности отдельных базовых мировоззренческих установок разных мировоззренческих полюсов, которые таким образом связаны друг с другом, а отнюдь не за счет притяжения краев к мощному центру.

Поэтому даже если Русская цивилизация и Запад стоят сейчас рядом или даже в одной мировоззренческой точке своими центральными частями, то главное, кардинальное отличие заключается в потенциале дальнейшего движения, в этих цивилизациях заложенном. Если мировоззренческую гирю Западного мира девиантные взгляды могут лишь слегка раскачать или, в крайнем случае, уронить на бок, но так, что та же средняя, преобладающая часть останется средней и преобладающей, пусть и со слегка измененными мировоззренческими установками, сместив свое положение относительно первоначального положения, то мировоззренческий волчок Русской цивилизации теоретически способен под воздействием внешней силы или после снижения скорости вращения до определенного предела завалиться на бок, отскочить в сторону и начать движение вокруг той своей части, которая ещё совсем недавно была краем и вдруг превратилась в ось вращения.

Какие мировоззренческие установки могут стать новой осью вращения, новым центром - вопрос непростой. Хотелось бы, чтобы этой осью стали именно те базовые принципы тот «мировоззренческий якорь», который так или иначе продолжает связывать периферийные, отчасти противоположные в мировоззренческом плане фрагменты русского общества, лоскуты Русского мира. Этой осью может стать здоровый традиционализм с доминированием подлинно христианской любви, открытости, честности, храбрости и терпимости, в её исконно русском, благородном понимании, но может быть и сверх меры концентрированный либерализм, или равно губительный для России нацизм, причем в двух последних случаях уже в краткосрочной перспективе дальнейшая мировоззренческая деформация русского общества может быть чрезвычайно сильной, а объединяющие мировоззренческие установки-нити будут рваться и, в конце концов, могут быть навсегда утеряны, перестанут стягивать в единый организм русских людей, что может повлечь самоликвидацию Русской цивилизации и, в лучшем случае, возникновение на её обломках нового, куцего, бедного и нежизнеспособного, окраинного по своей сути, образования.

Тем не менее, отвечая на вопрос, поставленный в заглавии работы, следует признать - мировоззренческие различия между Россией и Западом могут быть преодолены и первый семимильный шаг к этому уже сделан, потому что именно западный взгляд на жизнь, западные ценности и западные шаблоны поведения насаждаются в России последние десятилетия и если наименее русский и наиболее западный по своей сути мировоззренческий средний класс наберет вес, прекратит внутренние метания, обогатится качественно за счет новых, ярких людей, то такое преодоление различий, растворение русскости, деградация Русской цивилизации вполне возможны. Разрыв тонких нитей, связывающих нас с нашим «мировоззренческим якорем» и попытка замены их на западные, удобные, комфортные, но не русские мировоззренческие опоры не просто возможны, но и неизбежны, если без каких-либо потрясений и изменений наше общество будет развиваться дальше в том же русле. Иными словами, если не менять курса и если не произойдет судьбоносных для страны перемен и, возможно, потрясений, то через двадцать лет мы не найдём России, Русской цивилизации. Быть может, останется Российская Федерация, или конфедерация, или содружество пост-российских государств, но вот России уже не будет. Остается только надеяться, что этот прогноз на двадцать лет вперед окажется таким же ошибочным, как двадцатилетний прогноз Н.С. Хрущева и таким же несбыточным как двадцатилетний прогноз П.А. Столыпина.

Однако, придя к выводу о возможности и, при определенном стечении обстоятельств, неизбежности преодоления мировоззренческой пропасти между Русской цивилизацией и Западом в форме распада, растворения Русской цивилизации, замены русских мировоззренческих основ на западные, не можем остановиться и смириться с таким результатом. Нельзя не уделить внимания возможным путям сохранения и упрочнения мировоззренческих связей, поддерживающих единство Русской цивилизации. Как представляется, такая возможность существует, сохраняется, несмотря на все потуги тех сил, которые стремятся подвести Русь к саморазрушению. Это обстоятельство объясняется, на мой взгляд, не столько особенностями сложившейся в настоящий момент ситуации, не столько внешними условиями, сколько структурой, внутренним началом, определяющим мировоззрение.

По этой причине необходимо определиться с тем, что же определяет особенности мировоззрения, образно говоря, какой орган ответственен за мировоззрение в организме русского человека. Этот странный, казалось бы, вопрос, представляется необычайно важным. Действительно, как строение глаза и его здоровье могут определить особенности зрения человека, так же должны быть факторы, объясняющие особенности мировоззрения каждой конкретной личности и, в конечном итоге, целого народа. И этот орган может быть разным в каждом конкретном случае и применительно к разным народам. Особенностью западного мировоззрения, как представляется, можно считать то, что оно определяется разумом, мозгом, головой. Это, разумеется, не исключает того, что отдельные европейцы видят мир совсем не таким, каким его выгодно, комфортно и приятно видеть именно им, или что европеец не способен воспринимать мир сердцем. Тем не менее, общепринятая, основная и доминирующая тенденция видится именно в том, что на Западе разум определяет мировоззрение, мировоззрение формируется под воздействием осмысления, или даже без осмысления, но через голову. К примеру, в Англии, но никак не в России могла родиться юридическая концепция «разумного человека» (reasonable man), т.е. человека, который, не будучи специалистом в конкретной области, но будучи носителем разума, видит ситуацию в определенном свете и действует сообразно тому, как велит его разум. Несмотря на то, что этот пример наиболее контрастен и не везде на Западе разуму уделяется такое значение, он весьма показателен. Западный человек - это в полном смысле слова «homo sapiens».

В то же время мировоззрение русского человека в нормальных условиях определяется вовсе не разумом, а сердцем, источник мировоззрения русского человека - душа. Именно хрусталик русской души определяет то, как мы видим мир, что для нас черно, а что бело, что хорошо, а что плохо. Именно деформация и деградация души ведут к тяжелым мировоззренческим болезням, искажают реальность, заставляют видеть её извращенно, понимать превратно и поступать исходя из такого неправильного, ошибочного понимания действительности. Если западному человеку в той же ситуации зачастую достаточно «вправить мозги», объяснить логически ошибочность его жизненных ориентиров для того, чтобы он начал видеть мир так же как остальные (если только такой человек не слабоумен и способен к столь важной на Западе умственной деятельности), то с русским человеком всё гораздо сложнее - оздоровление или реставрация души проходит гораздо тяжелее. В то же время наносные, навязанные, шаблонные мировоззренческие установки к русскому человеку прилипают гораздо хуже, чем к западному homo sapiens. Причина кроется там же - заложить в голову программу сравнительно легко, достаточно твердить об этом с утра и до вечера, и даже самый разумный из разумных людей деформируется в мировоззренческом отношении и поверит, что так оно и есть. Т.е. бесовско-геббельсовская формула, что многократно повторенная ложь становится правдой, работает на западной почве стопроцентно. Но вот приклеить розовые или голубые стекла на линзы человеческой души гораздо сложнее - нет такого клея, чтобы удержались они на месте в течение долгого времени.

К тому же разум человеческий - явление своеобразное. Как легко мы можем убедить себя в правильности и логичности того, что нам приятно! А душа до некоторой степени свободна от нашей воли. Мы можем убедить себя в правильности принимаемого решения, но душа может по-прежнему ныть, говорить о том, что совершается зло, грех. В результате если даже твердить человеку душевному, сердечному, русскому о том, что черное - это белое, он может и согласиться в конце концов, но уверовать в это не сможет, мировоззрение свое изменить будет не в состоянии. Именно в этом, как представляется, и заключен путь к восстановлению, максимальному упрочнению мировоззренческих связей, основ, фундамента Русской цивилизации, средство от растворения Русской цивилизации, от замены наших исконных мировоззренческих опор заимствованными. Именно отсюда надежда на то, что все деформации, которые претерпел наш мировоззренческий хрусталик - поправимы, что те зеленые, розовый очки или даже очки цветов радуги, которые надели на нос русским людям - могут быть сброшены, что сердце русского человека - это не просто насос для перекачивания русской крови, а сосуд, в котором рождается русское чувство, русское слово, русская вера.

Когда заиграет это русское чувство, случится ли это с одним человеком, или со всеми разом, нужны ли для этого потрясения, или дальнейшее падение - трудно предугадать. Но ясно то, что такой поворот событий возможен и, верю, уготован Русскому миру. Надеюсь только, что произойдет это без таких страшных потрясений, которые испытал наш народ в прошедшем веке. И вера в то, что мировоззренческий фундамент Русской цивилизации не рассыплется, не будет заменен чуждыми установками, подразумевает и невозможность преодоления мировоззренческой пропасти между нами и Западом в форме размытия русскости и нашего присоединения к Западу.

Но может ли Запад присоединиться к нам в мировоззренческом плане, сделать шаг по преодолению пропасти? Как представляется, может. Более того, связующие мировоззренческие начала, свойственные на данном этапе Западной цивилизации, могут быть удобными и казаться прочными, но они очень уязвимы перед внешним воздействием. В этом отношение изодранный флаг Русской цивилизации более стоек. Внешние удары могут привести к образованию ещё одного мировоззренческого лоскутка, но останутся неповрежденные связующие Русскую цивилизацию мировоззренческие нити. Западная же цивилизация в текущем виде может просуществовать изолированно сколь угодно долго, но не способна долго сопротивляться внешнему воздействию именно потому, что её мировоззренческий центр виден, един, а потому к нему можно приложить силу внешнего мировоззренческого удара, который попробует на прочность эти связующие начала и установки, избранные Западом для себя, выявит существующую слабину, трещины, линии потенциального разлома. И если в настоящий момент Россия не способна на такое мощное воздействие на соседей в силу нынешней мировоззренческой разрозненности русского народа, то исламский мир на такое воздействие способен и, более того, уже активно пробует на крепость уютный и тихий западный домик. Если судить по тому, как события развивались до сих пор, западный мир к такому повороту событий не готов в принципе.

Мировоззренческая основа, принятая на Западе, оказалась непригодной, недостаточно привлекательной для многих представителей исламского мира - представителей цивилизации, мировоззренческий костяк которой также базируется отнюдь не на разуме. Сейчас противостояние систем ценностей идет с переменным успехом, однако определенно можно сказать, что эпизодические, тактические победы западного мира в этой борьбе обусловлены отнюдь не мировоззренческими концепциями, положенными в общеевропейский фундамент, а скорее девиантными с позиций общеевропейской нормы установками. Запрет на строительство минаретов или на ношение хиджаба с позиций общеевропейской мировоззренческой нормы является вопиющим попранием прав человека, ущемлением и дискриминацией по религиозному признаку, однако здесь, как видим, возобладали именно установки и взгляды, которые идут вразрез с общеевропейской мировоззренческой нормой. Таким образом, уместно предположить, что в будущем возможен либо пересмотр общеевропейских мировоззренческих установок, мировоззренческого фундамента, либо его фрагментация, разрушение под воздействием внешних сил - исламского мира и его мировоззрения в первую очередь. Такое развитие событий может подтолкнуть Запад, заставить его сделать шаг в нашем направлении, если только к этому времени можно будет говорить хоть о каком-то мировоззренческом единстве Русской цивилизации. При этом едва ли можно рассчитывать на то, что западное мировоззрение в результате такого внешнего воздействия начнет определяться сердцем и по своей изначальной природе, структуре станет ближе к русскому, но нельзя отрицать и того, что при такой принципиальной разнице мировоззрение западного человека может стать ближе к тем мировоззренческим основам, которые присущи Русской цивилизации, прирасти к ним как к своим собственным корням.

Между тем, обращаясь к вопросу о том, что же следует, если русский и, к примеру, немец видят мир в одинаковых красках, имеют одни и те же ценности, следует помнить о том, что изначальная, исходная, неизменная составляющая мировоззрения в этих двух случаях существенно отличается. Именно хрусталик мировоззрения является его основой, хотя, как и в случае с человеческим зрением, навесив некоторое количество внешних линз можно сделать так, что два человека начнут видеть мир в одинаковых цветах и с одинаковой резкостью. При этом нужно помнить, что в дальнейшем жизненное потрясение или просто развитие личности могут привести к тому, что внешние линзы, благоприобретенные «очки», искажающие для нас мир вокруг, могут быть сброшены с наших глаз и наше мировоззрение снова будет определяться исключительно особенностями нашего мировоззренческого хрусталика, роль которого, повторимся, для русского человека выполняет душа. Сложно сказать, что в большей степени определяет строение этого хрусталика - русская ли кровь, или Православная вера. Быть может, эта линза человеческой души шлифуется теми народными сказками, которые ребенок слушает в детстве, теми книгами, которые читаются, теми молитвами, которые произносятся. Быть может, тот самый условный немец, посмотрев на мир сердцем, а не разумом, станет на порядок ближе русскому человеку в мировоззренческом плане. И может быть про такого немца можно будет без натяжки сказать - душевный человек, а это уже будет преодоление мировоззренческой пропасти, принципиальный шаг вперёд. Шаг не к смешению, растворению и ликвидации, а шаг к взаимному обогащению.

Именно при таком развитии событий России и Западу впредь не будет тесно на Земле и можно будет в полном смысле слова начать понимать друг друга. Ведь если русский человек и англичанин говорят друг с другом по-английски, это ещё не значит, что они говорят на одном языке, и тем более не значит, что они понимают друг друга. Преодоление качественного различия между нами, принципиальной разницы, препятствующей нормальному пониманию друг друга, может стать важным этапом, как в жизни Русской цивилизации, так и в жизни Запада.

Наконец, нельзя не сказать несколько слов о том, каким образом, в нашем понимании, возможно восстановить, сшить воедино полотно мировоззренческих основ Русской цивилизации, разодранное за долгие десятилетия испытаний, выпавших на долю нашего народа. Разумеется, соединение лоскутов этого полотна возможно разными путями, однако важность этого процесса и недопустимость ошибок свидетельствуют о том, что необходимо выбрать не самый короткий и не самый простой, а самый надежный, верный путь к воссоединению. Такое восстановление мировоззренческого единства, вне всякого сомнения, должно происходить на основе тех мировоззренческих основ, которые остаются общими для разных фрагментов Русской цивилизации, т.е. на основе тех нитей, которые продолжают связывать воедино эти разрозненные лоскуты, на основе нитей, за которые эти лоскуты можно притянуть один к другому и которыми в дальнейшем можно такие лоскуты накрепко сшить. При этом, как уже говорилось, такие мировоззренческие связи весьма сложны и многоплановы, перепутаны. К примеру, Великая победа 1945 года, безусловно связывающая многих русских людей, воспринимается как поражение отдельной частью, отдельным лоскутком. В то же время эти самые русские люди, пытающиеся оправдать власовцев, могут благоговейно относиться к Православию, или к русской истории, к русскому языку.

То есть налицо проблема - если пытаться вести объединение параллельно вокруг нескольких мировоззренческих основ, которые являются общими для существенной части русских людей, таких как Победа 1945 года, мы рискуем, сшив вокруг них часть лоскутков, разорвать ещё сильнее целое полотно Русского мира. Положив в центр мировоззренческого объединения установки, которые близки многим, мы рискуем вместо рваного полотнища взаимосвязанных идей остаться с целым, сшитым воедино фрагментом Русской цивилизации, который в мировоззренческом плане не будет никак связан с остальными лоскутами и фрагментами. Иными словами, параллельное сращивание лоскутов в фрагменты целого и дальнейшее сшивание таких фрагментов между собой - путь ущербный, опасный, поскольку так можно легко сшить несколько прямо противоположных по заряду фрагментов Русской цивилизации, объединить которые будет несравнимо тяжелее, если вообще возможно. Оговоримся сразу, что ни в коей мере здесь не пытаемся умалить значимость победы в Великой Отечественной войне - это основная победа в Русской истории, и в мировоззренческом плане она является краеугольной, однако собрать вокруг неё весь Русский мир на сегодняшний день не получится. Так же не получится сделать центральной мировоззренческой частью Русской цивилизации советское прошлое, или дореволюционное прошлое нашей страны и другие мировоззренческие положения, которые входят в «мировоззренческий якорь» Русской цивилизации. Как представляется, лоскуты Русского мира должны пришиваться к той части разодранного стяга, на которой изображен Спас Нерукотворный. Именно вокруг Православия может и должна объединяться Русь, именно эта важнейшая мировоззренческая опора является не только общей для всех русских людей изначально, но и притягательной, неизбежно влекущей к себе опорой. Не случайно столько сил направляется врагами России на уничтожение, ослабление, расшатывание Православной Церкви.

Именно причащаясь от одной Чаши, русские люди могут восстановить утраченное мировоззренческое единство, именно вокруг этого важнейшего мировоззренческого столпа может произойти восстановление Русской цивилизации в полном объеме - пусть не за один день, не за один год, не за десятилетие. В конечном итоге, в сравнении с жемчужиной Православной веры меркнут все дары, которыми щедро наделена Россия - и славные победы, и обширная территория, и русский язык, и богатая история. А потому именно вокруг этой сверхидеи, сверхустановки, сверхценности возможно объединение мировоззренческого полотна Русской цивилизации с последующей реставрацией восстановленного целого. И если такое объединение произойдёт, то сохраняющиеся, неизбежные споры и разногласия будут уже не так важны, будут изглаживаться, врачеваться, не смогут разорвать целого, скрепленного единой верой.

Таким образом, возвращаясь к вопросу, поставленному в заглавии работы, можно последовательно прийти к противоположным, но далеко не взаимоисключающим выводам. Да, преодоление мировоззренческой пропасти возможно и, при определенном стечении обстоятельств, оно неизбежно произойдет в форме растворения русскости, потери чувства своей идентичности русскими людьми. Нет, невозможно, поскольку структура мировоззрения русского человека и западного человека принципиально отличаются и потому русский человек, «хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве», остается русским человеком и способен сбросить с себя мировоззренческие очки, посмотреть на мир вокруг себя глазами своей души, своего сердца. И, опять-таки, такое преодоление возможно, но только при том условии, что базовые мировоззренческие установки, присущие Русской цивилизации, станут заимствоваться по собственному желанию, или вынужденно признаваться западными людьми, что создаст возможность говорить на одном языке, в полном смысле слова понимать друг друга. Такое взаимное понимание - и есть желанный, оптимальный результат для Русской цивилизации, поскольку не угрожая нашим мировоззренческим основам, западный мир сможет принять нас, перестать воспринимать как извечного врага, как угрозу. Ведь именно непонимание, вернее неспособность понять русских людей является если не первопричиной, то одной из движущих сил всех конфликтов, которые были или ещё теплятся между нами и западными соседями. Со своей стороны, Русская цивилизация сможет в этом случае пустить колоссальный заряд, гигантский творческий потенциал, в ней заключенный, не на обеспечение собственного выживания, не на защиту от мировоззренческих или иных угроз с Запада, а на свое развитие, на упрочнение, на умножение. Именно в этом случае люди, подобные свт. Марку Эфесскому, не будут вынуждены расходовать жизненные силы в борьбе с западной угрозой - угрозой реальной, ужасающей, а смогут всю силу своей души приложить к преображению России, к восстановлению и умножению Святой Руси.

Москва, 31 января 2011 года



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме