Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Святая Русь, храни веру православную…»

Александр  Стовпец, Русская народная линия

Русская цивилизация и Запад - конкурс / 05.05.2011


Политологическое сочинение на конкурс «Русская цивилизация и Запад: преодолима ли мировоззренческая пропасть» …

«Русская цивилизация и Запад: преодолима ли мировоззренческая пропасть?» - «Теоретически - да», - говорит о. Александр Яровой, настоятель Храма иконы Пресвятой Богородицы «Спорительница хлебов» (п.Дубовое). А практически: даже беглого взгляда на историю взаимоотношений Запада (в частности Ватикана) и Русской цивилизации достаточно, чтобы понять - никакой «стратегический альянс» с Западом к добру не приведёт.

            Как сказал один мой студент медколледжа: «Мы молимся, они требуют». Для нас православных главное Истина, Стяжание Духа Святого, для них - мамона, Мировое господство (добиваются его любой ценой: дипломатической ложью, военной агрессией, всеми доступными и недоступными способами).

            Феодальная Польша, недавно крещенная немецкими миссионерами в римо-католичество, «форпост» Запада решила «прибрать к рукам», недавно крещённую от Константинополя князем Владимиром Великим, Русь. Король Болеслав (чьё прозвище Храбрый не очень гармонирует с его делами), выдаёт свою дочь за киевского князя Святополка (Окаянного), сгубившего своих братьев Бориса и Глеба); в «одном флаконе» с невестой Болеслав присылает в Киев и немца - епископа Рейнберга. Тот склоняет Святополка к отложению Русской православной церкви от восточной, греческой. Не дождавшись результатов сей дипломатии, Болеслав предпринимает два похода на Русь - в 1013-ом и 1018-ом г.г, с немецкими, венгерскими и тюрско-печенежскими отрядами. В последнем, успешном походе король решает отодвинуть дорогого зятя от власти и править Киевом самому.

            Что вызывает такую ненависть у народа, что даже Святополк присоединяется к восставшим против польских оккупантов. А покончил со всей этой смутой Ярослав Мудрый.

            1204-й год крестоносцы захватили, разграбили и осквернили Константинополь. На руинах Византии пытаются создать католическую Латинскую империю. Православные объединились и после длительной войны в 1261-м году выбили крестоносцев с Константинополя. Но силы были не равные и император Византии Михаил YIII Палеолог (1259-1282) в 1274-ом году вынужден был согласиться на унию, признать верховенство папы.

            1224-ый год крестоносцы захватили Юрыв (Тарту), заняли Изборск, угрожают Пскову и Новгороду. Папа Григорий IX передал земли пруссов Тевтонскому ордену (основан в 1128 году) - немецким рыцарям, ходившим в Палестину. Часть Тевтонского ордена и остатки ордена Меченосцев объединились в Ливонский орден и в 1239-ом снова захватили Изборск, а в 1240-м Псков. Одновременно шведы, по благословению папы на крестовый поход против православных (не поддавшихся льстивым уговорам), высадились в устье Невы. Девятнадцатилетний русский князь Александр Невский (имя России) разгромил агрессоров, затем освободил Изборск и Псков, а в апреле 1242-го года на Чудском озере окончательно разгромил крестоносцев.

            Многие отщепенцы и авантюристы искали себе (и находили!) покровительство на Западе. 1188-й год, Галичем правил князь Владимир - пьяница, бабник, насильник чужих жён и дочерей. Сожительствовал Владимир с попадьёй при живом муже. Переполнилась чаша народного гнева - выгнали князя в католическую Венгрию (где нравы, как и в Риме были «либеральнее») Венгерский король Бела I не преминул этим воспользоваться - занял русский Галич. Непрочно, однако, оказалось владычество иноземцев. Будучи католиками, они очень скоро успели настроить против себя народ неуважением к православной вере и были с позором изгнаны. Тогда Владимир метнулся к польскому королю.

            А вот когда православный князь Даниил Галицкий попытался заручиться помощью Запада против ордынцев, не тут-то было... Контакты с идеологическим и политическим главой Запада - папой Инокентием IY начались в 1246-ом году. Папа стремился в первую очередь «прибрать к рукам» Русскую церковь. Он послал к Даниилу доминиканского монаха Гецелона и других, писал целый ряд булл, называл в них Даниила королем, обещал русским сохранить служение литургии на просфорах и соблюдать все обряды греческой церкви, предлагал короновать Даниила.

Даниилу же нужна была конкретная помощь Запада (вроде бы христианского) для освобождения Руси от монголов, а не папские уловки.

«Что мне в королевском венце? Говорил он папскому послу - татары не перестают делать зло; зачем мне венец, когда не дают помощи!»

В 1249 году, потеряв надежду на помощь папы, Даниил изгнал епископа Альберта, назначенного папой главою духовенства Южной Руси. Тем и кончились сношения Даниила с папой. Так и не дождался он обещанного крестового похода на татар.

В 1439-ом году во Флоренции была заключена уния (союз) между католической и православной церквами под главенством папы. Падшая духом Византия пошла на него сознательно в надежде получить помощь от папы против завоевателей османов. Этот союз римский папа навязывал и Руси. Митрополит Руси грек Исидор поддерживал унию. Однако Великий князь Василий Васильевич Тёмный, ослепленный политическим противником, но не утратившего духовного зрения ( в отличие от некоторых нынешних политиков и пастырей) отверг унию. Митрополитом Руси был избран рязанский епископ Иона (1448г), кандидатуру которого предложил Василий Васильевич. Этим было положено начало независимости Русской церкви от Константинопольского патриархата, она стал автокефальной канонически (законно). В 1453 году пал Константинополь, пала Византия («они уже жили как собаки: без веры и закона» говорили о византийцах турки). Папа и иже с ним предпочли отсидеться, по существу (в который раз) предали братьев во Христе.

Приложил руки Ватикан и к попытке Новгорода «отпасть от православия к латинству» в 1471-м году и к навязыванию католичества при женитьбе Ивана III-го (уже «Государя всея Руси») на Софье Палеолог - племяннице последнего византийского императора. А с кем были «наши польские братья во Христе» во время стояния на Угре в 1480-м году?

Польша гордилась по праву, что нет страны в мире, где бы так ценилась свобода совести, мысли, слова и дела... Пока Сигизмунд Август по ходатайству кардинала Гозиуса допустил ввести во владениях Речи Посполитой орден иезуитов. (Орден основан в 1534 г. в Париже испанским дворянином Игнатием Лойолой и утвержден под названием «Общество Иисуса» папой Павлом в 1540). Вскоре после основания он стоял одной из главных опор папства в борьбе с реформацией и др.

О степени разборчивости Гозиуса в средствах к достижению цели можно судить из того, что он советовал королю не стесняться данною им присягою в пользу разноверцев...

В 1564 году иезуиты вошли в Польшу, потом в 1570 году в Литву, а потом и в юго-западную Русь...

Вначале льстивые «бессеребренники», оказались потом волками в овечьей шкуре. Главная их цель была подчинить Речь Посполитую папе, ликвидировав все конфессии несогласные с католическим учением, Даже князь Константин Острогожский вначале их не распознал, доверяя ксёндзу - иезуиту Скарге (цель которого была уния, отрыв духовно-нравственный южной Руси от Москвы). Плану иезуитов способствовали и тогдашние отношение Русской церкви (Киевской митрополии) к Константинопольскому патриарху и духовно-нравственное состояние самой Русской церкви (особенно многих из её епископата). Вот как наставляли, пока ещё формально православного, митрополита Рагозу иезуиты «Велика будет честь вашей милости, когда вы воссядете рядом с примасом католического духовенства в сенате, а это возможно только тогда, когда вы перестанете признавать власть патриарха, находящегося под влиянием неверных; иначе это было бы противно чести короля и коронным уставам. У вашей милости есть королевская привилегия, в Короне и Литве связи, родство, приятели; - вся католическая церковь станет за вас горою и никто не поколеблет вашего седалища. По примеру западных епископов и прелатов вы можете избрать себе коадьютора с тем, чтобы сделать его своим приемником. Не смотрите, ваша милость, на ваше духовенство и на глупое упрямство неразумной (!?) черни. С духовенством вашей милости легко сладить. Заместите все вакансии людьми незнатными, чтобы они не кичились, - людьми простыми, которые бы от вашей милости во всём зависели, а упрямых, непослушных и противящихся вам лишите должностей. Берите с каждого поборы, чтобы они не разжирели; подозрительных отсылайте подальше. Недурно иных под видом почести отправлять в далёкие путешествия и посольства. Вообще на попов наваливайте побольше налогов под предлогом общей пользы церкви; остерегайтесь, чтобы они не делали сходок и складчин без вашей воли, а преступивших - наказывайте. Со светскими и чернью ведите себя так, чтобы не было ни малейшего повода проникнуть ваши намерения, умные головы следует всевозможными средствами заманивать и привязывать к себе. (Кого прикупить, кого пристрелить, кого высмеять!? А.И.) Не вводите новых обрядов в церкви; обряды постепенно изменятся сами собою. Диспуты и споры против западной церкви позволяйте (пока), чтобы отвести от себя подозрение... Для их молодёжи пусть будут особые школы; лишь бы они не запрещали детям своим посещать костёлы и получать высшее воспитание в наших школах. Слово «уния» желательно заменить на более благозвучное. Ведь в красном не ходят возле бугаёв. А поможет нам его величество - ревностный католик, от которого зависит раздача церковных имений помогут и коронные чины, владеющие правом патронства над церквами, которые станут допускать к отправлению богослужения одних униатов. Наш король и преданный католической вере сенат станут стеснять отступников от католической веры в судах и сеймах, и таким образом упорнейшие русские схизматики поневоле покорятся власти святого отца, а мы все законники (т.е. принадлежащие к ордену иезуитов) будем помогать и не только молитвами, но и трудами». (Dtieje kosc. Helw. Tuka stewieta) Каковы советы мудрецов? Вот он образец политики и морали иезуитов. Не у них ли научался Даллес? И где гарантии, что эти «мудрецы» не проникнут в РПЦ для её разрушения изнутри?). С принятием унии (1596 г.) кончилась спокойная жизнь в Речи Посполитой. Не усидели поляки католики дома, науськиваемые иезуитами и папой. Решивши, что с Православием в Речи Посполитой (Киевский патриархат) покончено, они с Лжежмитриями и прочим интернациональным сбродом, ринулись на северо-восточную Русь (Московский патриархат), используя пятую колонну (лжепатриарха Игнатия и пр.). Параллельно папа и иезуиты «добивали» православие в бывшей Византии, с помощью патриарха Константинопольского Неофита II-го, признавшего папское первенство и католические догматы. А финансировали эти авантюры папы и иезуитов банкиры Венеции, Генуи, Флоренции, Марселя и пр. Ростовщики надеялись хорошо поживиться... Свергши митрополита Иова (канонизирован в 1989 году) Лжедмитрий I велел немедленно избрать на патриаршество Игнатия, засланца иезуитов - папского засланца. 8 мая 1605 года сей «патриарх» короновал, причастил и миропомазал Лжедмитрия I и Марину Мнишек (католичку!), согласился на поселение иезуитов в Москве, постройку костёла и учреждение римо-католического коллегиума. Лжедмитрий I может быть и «замешан» в Московии (Гришка Отрепьев?), но «испечён» на католическом Западе - лицемерный латинянин, лицедействовавший под православного, содержал при себе своих наставников иезуитов, загадил Кремль иезуитским костёлом и пр. А лжепатриарх Игнатий активно помогал ему дурачить православных, о том, что они прокатолики Рим знал (кардинал Боргезе, папский нунций в Польше Рангони об этом были прекрасно осведомлены) своих засланцев. Едва Лжедмитрий I поимел первые успехи, папа Павел V уже именовал его государём России. По замыслу Рима и Варшавы после Варфоломеевской ночи в Москве, загубленных православных русских дворян, должны были заменить наёмники - «дворяне» Лжедмитрия I.

            Ещё в 1600-м году литовский канцлер Лев Сапега предлагал Борису Годунову «мирный» план унии России с Польшей - не получилось, пришлось отравить царя Бориса (13 апреля 1605г) и «пойти другим путём»...

Презрение к русским святыням, высокомерий и лицемерие, наглость и ложь Лжедмитрия I и иезуитов сыграли с ними, в конце концов, злую шутку. 2 мая 1606-го года на свадьбу Лжедмитрия I и Марины Мнишек прибыло около 2 тысяч знатных поляков и литовцев, в том числе иезуиты - наставники. Истребление русской знати - князей, бояр, дворян, купцов, намечено было на 18 мая (воскресенье). Но колокольный звон к заутрени в субботу 17 мая явился началом конца самозванца, его наставников и ландскнехтов. Восставшие москвичи, во главе с боярином Василием Шуйским в один день, без особых хлопот, покончили с пришельцами. Тело Лжедмитрия I сожгли, пепел зарядили в пушку и выстрелили туда, откуда он пришёл. Игнатия в ереси обличили, свели с патриаршества и посадили в Чудов монастырь Кремля. И не помог нашельцам ни папа с иезуитами, ни император Габсбург, ни король Речи Посполитой. Очередная попытка погубить Православную Русь провалилась.

Но не успокоились папа и иезуиты, с маниакальным упрямством они разжигают новые, связанные друг с другом мятежи - Лжепетра и Болотникова, готовят Лжедмитрия II (Молчанова). Лжепетра поодерживал персидский шах Аббас I, друг католиков,в надежде откусить у России Астрахань и Кабарду. Из Речи Посполитой в июле 1607 выступает войско нового самозванца Лжедмитрия II. Только решительные действия царя Василия этим лжецарям и лжевоеводе не дали воссоединиться (Лжепетра уже повесили, Болотникова утопили). Лжедмитрий II-ой со своим «боярином» Заруцким продержался в России дольше (он более умело подстраивался под русского православного). Римо-католические аферисты рядились в русские одежды, опирались на предателей). Как пишут даже зарубежные историки, католическая Польша, управляемая иезуитами, причинила России огромное зло. Её король порушил все политические и нравственные устои (даже своего времени), поддерживая сознательно самозванцев. Уже в 1608 году Сигизмунд замыслил посадить на русский престол своего сына Владислава. Не погнушались польские идеологи любвеобильную и грошелюбивую Марину «выдать замуж» второй раз за Лжедмитрия II-го - тушинского вора.

Прилюдно, в сентябре 1608 г «вор» и Марина Мнишек воссоединились, как «бывшие супруги» по благословению всё того же Игнатия. Но так как он был под стражей в Кремле, лицедействовали без него. Для католиков - иезуитов цель оправдала любые средства: клятвопреступления, лжесвидетельства, разврат, убийства (папа своим слугам отпускал любые грехи).

17 июля 1610 года заговорщики (пятая колонна) свергают оклеветанного и оболганного царя Василия и «приглашают» в православные русские цари польского королевича Владислава.

21-го сентября польско-немецкие войска входят в Москву... Лжепатриарх Игнатий коронует Владислава. Русь оборонять некому: убит глава первого Земского ополчения (казаками Заруцкого) Прокопий Ляпунов, ранее на пиру в Москве отравлен М.В.Скопин - Шуйский, что дало формальный повод и Швеции вступить в войну - по существу, для растерзания России.

Интернациональный сброд (поляки, немцы, шведы, французы, англичане) заполнили матушку Русь. Лжедмитрий II-й стал не нужен - его убивают. Кажется сбывается план римо-католиков: русских патриотов по окраинам «прессуют» самозванцы («числом не менее 15-ти»), Речь Посполитая и Швеция управляются одной династией - договорятся, как поделить Россию. Русский партиарх Гермоген в заточении, русский государь низложен,но русский православный народ находит в себе силы спасти (Богом хранимую) Русь. По призыву патриарха Гермогена, набирает силу ополчение Минина и Пожарского. И 4 ноября /н.ст./ 22 октября /ст.ст./ 1612 г. (на Казанскую), охваченные ужасом бегут, засидевшиеся в Кремле людоеды.

На знамени Дмитрия Пожарского - православие (Спас Нерукотворный), символы державности и народности - триедины, сим спасёмся! (Православие, державность, народность - соборность). Однако это ещё не конец смута. В конце 1616-го года, Владислав, с коронным войском выходит для занятия «своего» русского престола (прямая агрессия). Лисовский и Сапега осаждают оплот Русского православия Троице-Сергееву Лавру. Однако по молитвам Сергия Радонежского, нога интервентов не ступила на её землю. 1618 г Деулинское перемирие. Кончается смутное время. Богом хранимая Русь воскресает. Не приживалась уния и в народе южно-русском. Более всего ненавидели унию казаки, справедливо видя в ней панское насилие над душой и телом православных. Православная вера стала для русского народа знаменем свободы и противодействия панскому гнёту. (Забегая вперед, напомним: Богдан Хмельницкий вёл свои полки «За веру и волю народа русского!»)

А гнёт становился невыносимым: каждый улей облагался налогом - очковое, за вола - роговое, за лов рыбы - ставщина, за выпас скота - спасное, за помол муки - сухомельщину, пиво не вари - покупай у иудеев (паны отдавали им корчмы в аренду). Ничто так не тяготило и не оскорбляло русского народа, как власть иудеев. Паны католики (и униаты), ленясь управлять имениями, отдавали их в аренду иудеям с полным правом господства над православными. А иудею приходилось «драть две шкуры» с холопа: себе и пану. Пользуясь унижением православной веры, иудеи брали в аренду церкви и налагали пошлины: за крещение («дудки»), за венчание («поемщина»), за отпевание, за любое богослужение. Это было умышленное надругательство над православием. Отдавать имения в аренду было так выгодно, что число иудеев арендаторов выросло многократно.

Практически вся Южная Русь очутилась под их властью. Паны католики (и униаты) относились к православным как к скоту («быдло»): пан мог въехать верхом в православный храм и нагайкой погнать прихожан на панщину, а православного священника заставить вместо вола тянуть воз... Терпение народа кончилось. Восстания следовали одно за другим: 1596 г - Наливайко, Лобода, 1625 г. - Жмайло, 1629 г. - Тарас (Трясило)...

В 1625-м году казаки отправили своих депутатов на сейм, требовали: признать законными православных пастырей посвящённых иерусалимским патриархом, удалить униатов от церквей и церковных имений, перечисляли насилия и издевательства над русскими (православными) людьми, творимые в Польше и Литве: захват православных церквей, лишение цеховых ремёсел, сажают в тюрьмы и бьют священников и др.

Обращение казаков сейм оставил без последствий... Казаки во главе с гетманом Жмайло ворвались в Киев, за ревность к унии казнили войта Ходыку, разогнали католических монахов (иезуитов?) и отправили посольство к московскому царю с просьбой принять их под своё покровительство. Восстания жестоко подавлялись: Самуил Лащ - коронный стражник, обрезал людям носы и уши, вкалывал глаза, девиц и женщин отдавал на поругание своим жолнерам. А в местечке Лысянка, на Пасху, вырезал поголовно всех жителей, не разбирал ни пола, ни возраста, многих прямо в храме. 6 декабря 1637 г - битва восставших казаков и холопов под водительством Павлюка, Скидана и Гуни с польским войском во главе с Потоцким. Русские бились отчаянно, но... Потоцкому удалось рассеять ополчение русских. Вся дорога от Днепра до Нежина уставлена была посаженными на кол хлопами. Потоцкий казнил сотнями, кричал: «Я вас восковыми сделаю!» Ему отвечали: «Нi, пан - гетьман, колов не хватит на всех нас, мы по обоим сторонам Днепра». Русские считали, что лучше погибнуть, чем терпеть эти унижения и издевательства. Весной 1638 года с Запорожья вышло новое ополчение, ведомое полтавчанином Остряниным (выбранным гетманом). Потоцкий был разгромлен под Голутвою, однако оклемался и вынудил Острянина уйти в Московское государство. Что только не делали паны - католики, униаты и их подручные, чтобы запугать русский православный народ: жарили в медных баках, с живых сдирали кожу и ложили на раскаленные листы железа. «Ляхи детей в котлах варили, женщинам грудь выдавливали, сосцы у жён резали, насыпали в пазуху пищальное зелье - зажигали» (Н.И. Костамаров, Киев «Лыбидь», 1990). «Господь и мы долго терпим, но когда «урвавась терпець» народная дубина пошла молотить так, что католикам, униатам и их подручным мало не показалось, даже сам Богдан не всегда мог унять народный гнев, за что его до сих пор поминают католики, униаты и их подручные, «не злым, тихим словом...».

Зима 1646 г на 1647 г коронный гетман Потоцкий и польный гетман Калиновский собирали войско, призывали панов явиться к ним на помощь со своими отрядами. Потоцкий пытался хитростью выманить Богдана Хмельницкого из Сечи...

Русский народ готовился к восстанию: казаки переодетые нищими, богомольцами ходили по городам и сёлам, подговаривали жителей, отворять ворота городов ополчению Богдана, сыпать песок в польские пушки, уходить в ряды запорожцев. Поляки пытались нейтрализовать казацкую агитацию: запрещали гурьбою ходить по улицам, собираться в домах, отбирали у жителей оружие, жестоко мучили тех, кого подозревали в симпатиях к Хмельницкому. Потоцкий издал универсал: каждый ушедший в Запорожье отвечает жизнью своей жены и детей...

Только эти меры обращались против самих поляков, они только подстёгивали и без того ненавидящий их русский народ к сопротивлению. К весне в ополчении Хмельницкого было около восьми тысяч. В апреле поляки узнали, что ополчение Хмельницкого вышло из Сечи, бедно экипированное и слабо вооружённое...

Гонористые, сытые и холёные, хорошо вооружённые шляхтичи не сомневались одним своим появлением «разогнать подлых холопов». Но Бог не в силе, а в правде. Богдан вёл своих ополченцев за веру и волю народа русского - первая, важная победа под Жёлтыми водами. (5 мая 1645г). 15 мая разгром главного польского войска во главе с Потоцким и Калиновским под Корсунем, на реке Рось.

Эта победа стала чрезвычайно важным, ещё небывалым событием; русскому народу открылись глаза: он увидел и понял, что его поработители не так уж могучи и непобедимы; панская гордыня пала под дружными ударами рабов, поднявшихся сбросить с себя ярмо неволи. Речь Посполитая собрала за лето против Хмельницкого сорока тысячное войско шляхты и наёмников. Привычка считать хлопов полускотами побуждала поляков смотреть легкомысленно на войну. «Против такой сволочи, -говорили паны, - не стоит тратить пуль; мы их плетьми разгоним по полю». Но сентябрьской ночью 1647г. под Пилявой на гонористых панов напал такой страх, что началось их массовое бегство ещё до сражения. Рано утром Хмельницкий ударил на бегущих, смятение и страх среди поляков усилилось, они бросали оружие, гибли в толпе от давки, бежали, как стадо баранов...

Победителям почти без выстрела досталось двенадцать тысяч возов запряжённых лошадьми: знамёна, щиты, шлемы, оружие, серебряная посуда, собольи шубы, персидские ткани, рукомойники, постели, сласти; вина и водки хватило бы ополченцам на месяц. 24 октября из-под Львова двинулся Хмельницкий к Замостью (в глубину Польши). Хмельницкий мог идти прямо на Варшаву, мог совершить коренной переворот в Польше, покончить с католиками и иезуитами, положить начало новому порядку. Так думали и думают многие умные головы (в т. ч. и Н.И. Костомаров), но:

1) не сочло бы коренное население Польши это агрессией? 2) как бы повёл себя папа, Габсбурги и прочие шведы? Ведь за Хмельницким, кроме вынужденного союза с ненадёжными татарами, никто не стоял; 3) присягал то Богдан польскому королю и, наверное, считал Речь Посполитую своей родиной и всё ещё наделся мирно решить проблему веры и воли народа русского, вёл себя как православный рыцарь, с кем? С иезуитами? - О чём горько потом пожалеет (когда поймёт, что Збровский договор - панский обман).

Киев встретил Хмельницкого звоном колоколов и громом пушек. Бурсаки пели ему песни, величали спасителя народа, русским Моисеем. У стен Святой Софии его приветствовал митрополит Сильвестр Косов и патриарх иерусалимский Памсий (ехавший в Москву). Патриарх от лица православного мира Востока поздравил Хмельницкого с победой, дал ему отпущение грехов, благословлял на защиту православных. Однако Хмельницкого мучили какие-то недобрые предчувствия: он то постился и молился, то подвыпив пел грустные песни своего сочинения. В Переяслав съехались к Хмельницкому послы соседних государств: Турции, Венгрии, прибыл и посланник царя Алексея Михайловича Унковский с дорогими подарками, но без конкретных обещаний (турки же и венгры предлагали союз против Польши). Наконец, в феврале (1648г.) прибыло посольство польского короля. Долго и трудно шли переговоры. По усиленной просьбе польских комиссаров Хмельницкий подал условия мира: во всей Руси уничтожить память и след унии, римским костёлам остаться только до времени, киевскому православному, поставленному иерусалимским патриархом, митрополиту дать первое место в сенате после примаса польского, все чины и должности в Руси должны быть замещены православными, казацкий гетман должен зависеть только от одного короля, иудеям не дозволять жительство в Украине. Поляки католики ни за что не решались на ликвидацию унии и 30 июня (10 июля нового стиля) Хмельницкий осадил войско пыхатых панов под Зборажем. Роскошные паны ели конину, жолнеры - кошек, мышей, собак... Поляки оказались в том же положении, что и их отцы в Московском Кремле в 1612 году. Король, получив благословение от папы, освящённое знамя и меч, умудрился собрать ещё регулярного войска и наёмников около двадцати тысяч, выехал из столицы на спасение осаждённых. Но только измена татар не позволила казакам полностью уничтожить эти тысячи и пленить короля. Был заключён договор (Зборовский): войска казацкого положено быть в Украине 40 000, коронному войску не позволялось квартировать, а иудеям проживать в Украине, иезуитам не дозволялось жить в Киеве и других местах, где будут русские школы, Киевский митрополит будет заседать в сенате, постановлением сената должна быть уничтожена уния в королевстве Польском и Великом княжестве Литовском. Однако католики-иезуиты и не думали выполнять Зборовский договор, а Хмельницкий потерял доверие народа. «Паны поддели меня, я согласился на такой договор, какой не могу исполнять...». Польша по благословению папы готовилась к новой войне.

У Хмельницкого, несмотря на благословение константинопольского патриарха и присутствие в его войсках греческого митрополита Иосафа, уже не было той нравственной силы, что прежде: народ не доволен был его (вынужденным) союзом с татарами и потачкам панам. Всё это, да ещё и очередная измена крымского хана и привело к поражению под Берестечком. 29 июня 1651-го года. Польское регулярное войско (кварцяное) двинулось на Украину, но встретило сильное и единодушное сопротивление. Народ южно-русский готов был лучше погибнуть всем до единого, чем снова одеть на себя католическо-униатское (и иудейское) ярмо. За недостатком оружия, в ход шли косы, вилы, дубины; истреблялись запасы, сжигались дома, земля горела под ногами захватчиков, партизанские отряды ломали мосты, портили дороги, отбивали обозы. Казацкие полки быстро пополнялись.13 августа при обороне местечка Трилисы сражались поголовно все жители, включая женщин и детей, одна женщина убила косой полковника Штрауса (вероятно немца-наемника, которых было немало в кварцяном войске). Немцо-поляки неистовствовали, истребляли всех русских, не щадя даже грудных младенцев...

Хотя положение казаков и было печально, но захватчики, видя отчаянное сопротивление русских, ведущих борьбу не на жизнь, а на смерть, тоже чувствовали себя не лучше. Был подписан Белоцерковский договор. Москва, несмотря на неоднократные обращения Хмельницкого, хранила нейтралитет. В минуты отчаяния гетман говорил: «Я к москалям с искренним сердцем, а они надо мной насмехаются». По велению Алексея Михайловича беженцев с Украины в Московской Руси принимали благосклонно. А уходили на юг Московского государства семьями, сёлами, городами, тысячами, поджигали осэлю и уходили, складывали скромные пожитки на воз (если он был), уходили от панов «на слободу». Так появились слободы около Рыльска, Путивля, Белгорода. Так возникли города: Острогожск, Сумы, Короча, Белополье, Ахтырка, Лебедин, Харьков, Алексеевка, Ровеньки и многие другие. Так на Дону оказался мой пра-пра-прадед по отцовской линии Роман Стовпец. Но что удивительно, в те же годы мой пра-пра-прадед по материнской линии Егор Твеленев сотоварищи оказались в Казацкой республике (Украине): Русский Орчик, Лебяжье, Залинейное. Весной 1652-го года Украина снова вспыхнула огнём сопротивления вернувшимся панам-католикам. Под Батогом, на ехавшего в Молдову жениться, Тимофея Хмельницкого, напал с регулярным войском коронный гетман Калиновкий (вопреки Белоцерковному договору), но был разбит в пух и прах и спасся бегством. Под Жванцем Богдан Хмельницкий был тоже близок к победе, но (очередная!) измена татар, «урвавших» с короля 100 тысяч злотых и тысячи пленников (в т.ч. польских), лишила казаков победы. Между тем очередное обращение Хмельницкого, на этот раз, Москва не оставила без внимания: 1 октября 1653 года был созван Земский собор и, благодаря эмоциональному призыву патриарха Никона (того самого!): «Не жалеть живота за братьев православных», а также благодаря тому, что Ян Казимир присяги своей (не притеснять православных) не сдержал (значит гетман Хмельницкий и всё войско Запорожское после нарушения присяги королём - вольные люди), Россия вступала в войну с Речью Посполитой. А в Переяславль отправилось посольство: боярин Бутурлин, окольничий Алферьев и думный дьяк Лопухин, принять Украину под высокую руку государя. 8 января (18-е н.ст.) 1654-го года состоялась Переяславская Рада.

Малороссийская казацкая республика (Украина) во главе с гетманом Богданом Хмельницким получила широкую автономию в государстве Российском. В результате скоординированных действий русских, да ещё и при участии Швеции и Венгрии, Польша оказалась на краю гибели. Алексей Михайлович в 1655 году въехал в столицу Литвы и повелел именовать себя и великим князем литовским. Ян Казимир бежал в Силезию. Неоднократно направлял он к Хмельницкому посланцев с письмами, с льстиво униженными комплиментами, просил о примирении и помощи (одновременно натравлял крымского хана на Хмельницкого - вот она техно-идеология иезуитская). Ответ Хмельницкого был вежливый, но твёрдый: «Мудрейший из смертных не может восстановить между нами надёжного мира: пока в королевстве польском останется хоть сто панов - католиков, они не утратят желание пановать над схизматиками, а православные казаки пока держат сабли, не позволят им этого сделать, Я не нарушу присяги государю Московскому.». На новое обращение Хмельницкий отвечал: « Полно, господа, обманывать нас и считать глупцами, вам за всегдашнее вероломство уже никто не верит: было время, мы соглашались на мир в угождение королю, а король таил в душе противное тому, что показывал на вид. Мы не войдём с Польшей ни в какие договоры...»

В Москве поляки действовали успешнее, чем в Чигирине. В октябре 1656-го года был заключён договор, по которому поляки обязались после смерти Яна Казимира избрать на польский престол Алексея Михайловича. Представителей Хмельницкого в посольский шатёр не допустили. Московские послы напомнили им, что Хмельницкий и казаки - подданные, а потому не должны подавать голос там, где решают их судьбу послы государей, (хотя и поверженных? Вот это этика. А.И.). А ляхи не приминули подлить масла в огонь: «По условиям договора вы (Украина), остаётесь под нашей (панской) властью, а если не будете в послушании, то царское величество будет нам помогать ратью своей бить вас - казаков» (Хотелось бы хоть одним глазом увидеть тот договор - так ли это?). Узнав о том, Хмельницкий пришёл в исступление: «Та шо ж нам, тэпэр до турка йты?» Успокоившись, он написал царю письмо: «Ляхи этого договора никогда не сдержат; они его заключили, чтобы передохнув, уговориться с султаном, татарами и другими опять воевать против царского величества. Если они на самом деле искренно выбрали ваше царское величество на престол, то зачем они посылали послов к цезарю римскому, просить на престол его родного брата?. Мы ляхам верить ни в чём не можем. Мы подлинно знаем, что они добра нашему русскому народу не хотят. Великий государь, единый православный царь в Подсолнечной! Вторично молим тебя: не доверяй ляхам, не отдавай православного русского народа на поругание!»

В Москве не вняли этим советам. В то же время немецкий император угрозами требовал от Хмельницкого мира с поверженной Польшей. Крымский хан и турецкий султан были в союзе с нею и не боялись её трактатов с Москвой, знали: со стороны поляков это не более, как обман: им страшнее был Хмельницкий, который стремился к объединению и усилению Российской державы. По наущению Яна Казимира Алексей Михайлович отправил в Чигирин Бутурлина со строгим выговором Хмельницкому за то, что он не прекращает военные действия против Польши. Хмельницкий подчинился. А Ян Казимир попытался ещё раз сойтись с Хмельницким. «Что мешает вам, гетман, - говорил посланец его Беневский, - сбросить московскую протекцию? Московский царь никогда не будет польским королём. Соединяйтесь с нами, старыми соотечественниками, как ровные с ровными, как вольные с вольными».

« Я одной ногой в могиле, - отвечал Хмельницкий, - и на закате дней не прогневлю Бога нарушением обета царю Московскому... и мы и вы, избравши его публично своим государем, обязаны ему сохранять постоянную верность!»

P.S.

Увы, сбылись пророческие слова гетмана, обманули поляки-католики православных(в который раз!). Не стал Алексей Михайлович королём польским. Более того - нашли католо-иезуиты ключи к Выговорскому и казакам (не использовали ли они при этом текст московско-польского договора (мнимый или явный) «для агитации?») и объединёнными силами (Польша, Крым, Выговский) разбили царское войско под Конотопом. Затяжная русско-польская война завершилась Андрусовским перемирием. Россия потеряла, практически все свои завоевания. А на Украине ещё долго тянулись годы Великой Руины (годы разорения и усобиц). Многотысячные жертвы Освободительной войны так и не окончились прочным миром между католическо-протестанским Западом и Русской цивилизацией, а лишь хрупким перемирием. «Во веки слава мудрости Богдана, что нас к первоистоку привела...»

Но почему же мы в цитадели возрождения православия - Белгороде, на центральной улице города - проспекте имени Богдана Хмельницкого тридцать лет не можем восстановить памятник Богдану? Встречаем вязкое непонимание (или очень хорошее понимание?) довольно влиятельных сил, роли Хмельницкого в нашем единстве? Неужели нам мало Берестечко, сожжённой Москвы, миллионных потерь в гражданскую и Отечественную войны, разрушения СССР (и также миллионных потерь), наконец бомбёжек православной Сербии и захвата сербских Косово и Метохин под базу НАТО, что мы рвёмся на этот Запад, вместо того, чтобы объединиться и созидать свою Русскую (православно-славянскую: Россия, Украина, Беларусь) цивилизацию?

Мы, всё же надеемся, что к 2014 году (юбилей Переяславской Рады) Богдан встанет в Белгороде, там, где он посадил дуб с воеводой Ромодановским, там, где через воеводу Болховского он вёл переписку с государем Алексеем Михайловичем. А Дмитрию Анатольевичу Медведеву, Виктору Фёдоровичу Януковичу и Александру Григорьевичу Лукашенко Бог даст разума не повторять ошибки Богдана Хмельницкого и Алексея Михайловича Романова. Неприминули католики поспособствовать и революционной Франции, по существу, предав Суворова в Северной Италии и обласкав французско-интернациональный сброд в Варшаве...

Попытались они воспользоваться и «услугами» провокаторов первой мировой войны. (Ведь цели тех и других, по существу совпадают - покончить с православной Русью). Андрей Шептицкий, оставивший блестящую карьеру польского офицера, ради сана униатского митрополита, развил такую бешенную деятельность, что даже интернировав, его не смогли унять. Хотя и пришлось его вернуть туда, откуда пришёл - на Запад, но министр масонского Временного правительства А.В.Карташов (естественно тоже масон) успел узаконить «византийский обряд» этого тайного иезуита (как видим, опять они вместе). Этот курилка (Андрей Шептицкий) дождался таки очередного предтечу антихриста - Гитлера и благословил в соборе Святого Юра ( г.Львов) в 1941-м году Степана Бендеру. Бендеровцы после его благословения мировоззренческие проблемы решали просто: коммунистов, евреев и цыган - вешали, православных славян - кастрировали. За это, видимо, Виктор Ющенко и «присвоил Степану Бендере звание» - Герой Украины, как оказалось позже - не законно (Степан Бендера не был гражданином Украины, а был гражданином Польши). Радикально успокоил униатов (и католиков) лишь Иосиф Сталин... Но... с помощью кравчуков-ющенок, шушкевичей и горбачёвых-ельцыных они вновь всплыли в мутные девяностые: прозелетизмом на канонической территории РПЦ, захватом православных храмов, расправой с православными батюшками и прихожанами. Замахнулись даже на Почаевскую Лавру...

А что делали «ударные батальоны» Ватикана в Югославии в 1941-м году? Католики-усташи соревновались, кто больше за ночь вырежет сербосеками безоружных православных сербов в концлагерях... Ватикан не забыл их услуги - выделил в 90-е годы миллионы долларов хорватам для закупки в Израиле автоматов УЗИ для геноцида православных сербов в Сербской Краине.

Видимо в благодарность за это новый патриарх Ириней (верный соратник прозападного президента Тадича), поспешил заявить (в отличие от позиции почившего патриарха Павла, благословившего нас в 1997-м году) о своих прокатолических взглядах и пригласил папу Римского (по некоторым данным сотрудничавшего с фашистами) в православную Сербию на экуменическую встречу. (9 декабря 2010 года он уже встретился и с главным раввином Сербии в Белградской синагоге «Сукат Шалом», надеясь на поддержку и посредничество?). В результате заговора организованного Ватиканом в СМИ началась травля антиэкуменически настроенных клириков и мирян. Патриарх Ириней явился пособником лукавой и циничной экспансии Ватикана в XXI-м веке. Смыкаются цели глобалистов и католиков - погубить Православные церкви и установить мировое господство. По существу папа выступает как пособник и предтеча антихриста. После всего этого присутствие ксёндза на богослужении в храме Петра и Павла на Прохоровском поле 12 июля 2010-го года и «стратегический альянс» с Ватиканом, скорее продолжение практики иезуитов, чем искренне стремление к диалогу - не верим. В народе говорят: « Чёрного кобеля не отмоешь добела!», «Горбатого и могила не выправит», «Не мытьем, так катаньем, не кнутом, так пряником вечно стремился, стремится и будет стремиться Запад подчинить себе Святую Русь (или хотя бы пристегнуть её к своему обозу). В ход идёт все: лесть, обман, уния (от Рагозы до Шептицкого и далее), скрытая и прямая агрессия. При том, все уступки с нашей стороны (в т.ч. и стремление пойти на встречу) будут восприняты как проявление слабости и только усилят давление на нас. У нас одно средство против этого: стоять крепче в вере своей православной, созидать и охранять нашу Самодостаточную Русскую цивилизацию. Хотя сотрудничать, наверное, не роняя себя, нужно.

Такая вот политика Запада (история с географией) по отношению к Русской (в целом и православно) цивилизации. А что такое политика, если не воплощенное мировоззрение? Ласкали, голубили Михаила Сергеевича на Западе - разрушили СССР. Сменили в НАТО кнут на пряник в отношении России («не по зубам» пока мир мировому жандарму, надо бы Россию к этому привлечь?). «Вас любит вся Америка» заявляет наш закадычный друг Збигнев Бжезинский президенту России, а у самого нож за пазухой: не пристегнём - порежем Россию? Куда откровеннее высказался НАТОвский генерал (без иезуитской лести Бжезинского и лобызаний салан) отвечая на вопрос российского корреспондента: «Почему вы в Афганистане?» - «Мы будем там, куда нас пошлют (кто!) - хоть в Антарктиде» (и в России?). Надо было видеть при этом презрительное и самоуверенное выражение его лица. Как это похоже на всех ландксхетов Запада.

Мы надеемся, что у первых лиц Русской цивилизации сработает инстинкт «самосохранения, они прислушаются к гласу народа православного (не толпы), ибо «глас народа (всё-таки, как показывает история Русской цивилизации) - глас Божий», не станут они безоглядно стремиться к унии с Западом (обманут ведь бесы!)

Духовная, светская власть и народ, зная и помня всю историю взаимоотношений Запада и Русской цивилизации, сделают адекватные выводы в отношении западных «стратегических партнёров» и стратегических альянсов» с Ватиканом и займутся в первую очередь охранением и созиданием Русской цивилизации (России, Украины, Беларуси):

- осознав, что мы наследники великой самодостаточной Русской цивилизации;

- соорентировав средства массовой информации, культуру, искусство, экономику и политику на охранение и созидание нашей цивилизации;

- создавая симфонию духовной, светской власти и народа.

И если рассматривать проблему «Русская цивилизация и Запад» не только как противостояние католицизма и православия, а шире: протестантизма, либерал-глобализма и прочих измов с Русской цивилизацией, то:

Не без участия западных измов и др. был погублен Государь, устроена гражданская война, разрушена Российская империя, а затем, не без «помощи» бжезинских, салан и прочих тетчер-олбрайт-СССР (естественно при содействии пятой колонны),но это тема отдельного расследования. И не остепенятся наши «стратегические партнеры» и «стратегические альянсёры» пока окончательно не сядут нам на шею.

Ибо их Бог - мамона, их цель - мировое господство, они проводники, пособники и предтечи антихриста.

Однако не бывать этому до скончания века. Так пророчествовали и пророчествуют православные старцы: Серафим Саровский, Лаврентий Черниговский, Рафаил Берестнев. Как сказал почти 800 лет назад Александр Невский (имя России): «Бог не в силе, но в правде!» Святая Русь, избранница Господа, храни веру православную в ней же тебе утверждение. Аминь.

Консультант - студентка IV курса социально-теологического факультета БелГУ Н.А. Сарычева (Стовпец)



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 2

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

2. Аноним : Re: «Святая Русь, храни веру православную…»
2011-05-09 в 16:41

Да, хорошая работа.
1. н.п. : автору
2011-05-05 в 22:18

Спаси Господи!
Уникальное, по моему мнению, не политологическое, а историческое сочинение от Киевской Руси до Святой Руси.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме