Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Майская тема

Сергей  Сокуров, Русская народная линия

02.05.2011


Отрывок из стихотворного романа «Историада» …

Вот и май наступил. Но за какую майскую тему не возьмись, она обречена оставаться в тени Великой Победы, тем более в юбилейный, 70-й с начала войны, год. Поэтому не станем напрягаться, изыскивать «оригинальную» тему. Поговорим о войне - о победах и поражениях и об окончательной победе. Но поговорим языком поэзии. Четыре года тому назад вышел четвёртым, значительно дополненным и переработанным изданием мой роман всемирной истории в стихотворной форме «Историада». Разумеется, события Второй Мировой войны (для нас - Великой Отечественной) в нём не обойдены. Отрывок главы из книги я представляю читателю в преддверии Дня Победы.

 

58

Отмыв от пыли в Рейне сапоги,

аншлюсом вермахт Вену унижает.

К Адольфу в Мюнхен давние враги

из Лондона, Парижа прибывают:

«Бери Судеты, Прагу и ступай

нах остен дальше! Стосковался, чай?»

59

Нах остен, так нах остен... Но никак

не обойти дорогой торной Польшу.

Горазд держаться на коне поляк

недели две, а может быть и дольше.

Да против танка с саблей не попрешь.

А как драгун в седле своем хорош!

60

Орeл страны, белейший из орлов,

ощипан между Одером и Саном.

В Варшаве немцы. Рига, Брест и Львов

Дунай и Прут поют Кремлю осанну.

Грозятся немо форты Мажино

Войною Странной. Да, сюжет не нов...

61

Запомнят Лигу Наций эфиопы,

А чехи - Мюнхен. Сeстрам - по серьгам.

Почeм Китай? Почeм теперь Европа?

Как продаeтся, вся иль по частям?

Что стоит ложь премьера Чемберлена

«Я мир привез» на Темзе и на Сене?

62

Когда с ружьем заряженным шалишь,

невольно кто-то рядом пострадает.

Встревоженные Лондон и Париж

захват союзной Польши обсуждают.

Одна надежда теплится: за Бугом

диктаторам обоим будет туго.

63

Но миротворцы тешились недолго,

коротким был Европы сладкий сон.

На Сене (да, на Сене, не на Волге)

ефрейтор тот, тот самый и вагон.

Британский берег затемнен и глух.

Товарищ Сталин переводит дух.

 

64

Летят, кружат листки календаря...

Европа вся, как дева в жуткой сказке,

меняет лик; стран разноцветный ряд

коричневой уже запачкан краской.

От гор балканских до Ла-Манша сплошь

Порядок Новый (на тюремный схож).

65

Задел блестящий! Мировой венец

вот-вот украсит голову Адольфа.

Пришёл, видать, безвременный конец

стране машин, овец, тумана, гольфа.

Но не опасно ль рейху, так сказать,

зад оголённый русским подставлять?

66

А если врежет большевистский царь

солдатской кирзой, на подкове, паки,

как Лизавета, дочь Петрова, встарь

лягала Фрица, короля пруссаков?!

В коварстве бриттам форы даст грузин,

угрюмый горец, собственник равнин.

***

67

И жребий брошен: началось вторженье.

Рассвет. Июнь. Роса на сапогах

...Стучит в гробу, почуяв прибавленье

семейству мeртвых Барбароссы прах.

К Москве настроен прогуляться гот,

войны народной он совсем не ждeт.

68

Давно ль врагу давали по зубам

у озера Хасан, при Халхин-Голе?

Сегодня счет потерян городам,

поспешно отдаваемым в неволю.

И в небе, на земле, на всех фронтах

войска Страны Советов терпят крах.

69

Но ведь умом Россию не понять,

в Россию надо очень сильно верить.

Казалось, павшие сумели встать,

сведя на нет огромные потери.

Их укрепил под грозною Москвой

российский Бог российскою зимой.

70

«Айс-кремы подаются на десерт, -

сказал микадо Гитлеру с улыбкой, -

а самурай не съел еще обед

на островах. Вы, немцы, очень прытки.

Сибирь в снегах; пусть очередь займет

за Пeрл-Харбором. Русский подождет».

71

Но русский на Амуре ждать не стал -

полков сибирских двинулись колонны

за Камень, за спасительный Урал,

за Волгу, на курганы - бастионы,

чистилище минуя, прямо в ад -

пылающий, гремящий Сталинград.

72

Вокруг живых развалин степь нагая,

солдатских тел, машин, орудий лом.

Железным стал песчаный холм Мамая,

дом Павлова - железный крепость-дом.

И тот, кто дышит, встать в атаку может,

в глаза посмотришь - из железа тоже.

73

Готовясь вместе с армией к параду

(на прусский шаг еще хватало сил),

фон Паулюс от фюрера награду,

жезл маршала, с намеком, получил.

И маршал жезлом отсалютовал,

когда он русским армию сдавал.

74

Запомним Курск и Прохоровки поле,

и операцию «Багратион!»,

блокадный город, где Перуна волей

был готский Водан бит и посрамлeн.

Есть, оказалось на тевтонцев сила,

бегут на запад варвары-аттилы.

75

Бегут враги с Кавказа, от Невы,

из Курска, Крыма, Киева, из Пскова,

Одессы, Минска, городов Литвы,

Эстонии и Латвии, Молдовы.

Дорог разбитых много; путь один

среди крестов могильных - на Берлин.

76

Средь концентрационных лагерей -

людского стада жертвенных загонов,

где, кажется, и ныне из печей

цыган, славян, евреев слышны стоны.

Средь пепелищ, обугленных руин,

сквозь трупный дух безжизненных равнин.

77

Хватился Черчилль: «Рузвельт, не зевать!

А то Советы бравые в Гольфстриме

исподнее успеют постирать,

пока в Маниле пляшем мы и в Риме».

Британец с янки и ревнивый галл

в Нормандию отправились на «бал».

78

Был русский бит за тысячу сто лет

не раз. И бил нередко супостата.

На их плечах объехал белый свет,

в Берлине также побывал когда-то.

И вот опять знакомый вид - Берлин,

столица мировая всех руин.

79

Рукой подать до мрачного Рейхстага,

да долог путь сквозь пламя, сталь и кровь

по трупам белокурых бестий с флагом

победы века. А верней - веков.

Страданья все, все неудачи, беды

списал народ одной такой Победой.

80

Всегда готов за русского солдата

поднять граненый, с водкою, стакан.

Им был отец мой. По дороге ратной

пришел на волжский бастион-курган.

Помянем всех, кто фронт держал и тыл,

о ком сегодня чаще скажешь «был».

81

И полководцев: Жукова, Чуйкова,

Рыбалко, Рокоссовского, других...

Всех перечислить стихотворным словом

не хватит места, уж таков мой стих.

Но попытаюсь, вдохновляясь Свыше,

Монтгомери и Эйзенхауэр... Вышло!

82

Помянем также Рузвельта, де Голля

и Черчилля, (Буль, первый из быков!);

и, кто б ни возражал, мы Бога молим

за Сталина, главкома тех годов.

Все вольные грехи ему прости,

Всевышний! А какие, знаешь Ты.

* * *

 

85

Убитых - миллионов пятьдесят.

Иль больше? Кто считал? Не помню что-то.

Видать, в очередях еще стоят

их души (в Рай ведут одни ворота).

А сколько мук изведал человек?!

А сколько не родившихся в наш век?!

 

Сергей Анатольевич Сокуров, член союза писателей России

www.sokurow.narod.ru



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 2

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

2. Мажара : Душевная рана болит
2012-02-21 в 11:22

Сердечная боль о трагедии человечества, которая не зажила у автора и через 70 лет. К сожалению мир вновь стоит на краю пропасти. Мажара
1. Тимофей : Выграним же свой взгляд поэтическим алмазом!
2011-05-05 в 22:01

Хорошо, что лик истории вызывает у кого-то поэтический прилив. Это, я бы сказал, некий вызов эсхатофилам. И это важно, ибо победы и поражения вначале свершаются в наших душах, лишь потом материализуясь. Это известно издревле, только одуревшими оное понимается в погибель себе и другим.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме