Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

О совершении всенощного бдения по старому обряду

Игумен  Кирилл  (Сахаров), Русская народная линия

05.02.2011

Всенощное бдение - одно из самых любимых мною чинопоследований Православной Церкви. Не помню такого случая со времени переезда в Москву (1974 г.), чтобы мною было бы пропущено хотя бы одно всенощное бдение в канун воскресных и двунадесятых праздников. Испытываю шок, когда слышу про случаи, когда кто-то из священников совершает литургию без всенощного бдения или даже без утрени. Как же так? Ведь в церковных правилах говорится, что, так поступая, священник смертно согрешает.  Мистический смысл всенощной - напоминание о сотворении мира, блаженстве в раю, грехопадении, изгнании из рая и раскаянии. Параллельный смысл, как мы можем воспринимать - грехопадение России и грехопадение каждого из нас. И мир был сотворен не таким, какой он есть сейчас (Бог «не пощадил первого мира» /2 Петр.2:5), и страна наша была не такой разоренной, как сейчас, и человек был задуман на Троическом совете не таким, каким стал каждый из нас...

Вот наступила суббота - «хорошенький денек», как поется в одной песне. Позади напряженная рабочая неделя, а сегодня у многих выходной. И по уставу, даже если пост, послабление в пище. Раздается удар в колокол. На часах 14.30. Рановато? На то оно и всенощное бдение. После каждого удара звонарь читает 50-ый псалом. Стало быть, не надо опрометью бежать в храм, есть время «на раскачку» Да, совсем другой ритм, все не спеша, с серьезным настроем. Не суетясь, входишь в алтарь. Совершаешь три земных поклона, и приложившись к престолу, в положении ниц читаешь «прощение». Оно будет читаться еще не раз: и перед облачением, когда все священные одежды на плече и в конце малой павечерницы, по окончании всенощного бдения и при выходе из алтаря. Вот его текст: «Прости мя Господи и благослови, елика согреших во вся дни живота моего и в сей день, без числа согреших, душею и телом, сном и леностию, помрачением бесовским, в мыслех нечистых, в забытии ума и во осуждении, согреших сердцем и всеми моими чувствы, слухом и видом, волею и не волею и несть того греха, егоже не сотворих, но о всех каюсь, прости мя Господи и благослови и помилуй мя грешнаго».

До начала  всенощной служится малая вечерня и малая павечерница - службы, предшествующие всенощной, которые были предусмотрены Уставом, но затем как-то «выпали» из него, и теперь не служатся не только в приходских храмах, но даже и не во всех монастырях.

15.00. Пора начинать малую вечерню. Совершается она при закрытой завесе и только в патрахили и поручах. Из уст священника звучит Исусова молитва и, повернувшись лицом к народу, он глаголет: «Бог благословит начал молиться». Начал, начальные молитвы. Они предваряют и общую молитву и частную. Ими и каждая из них завершается. В этом случае они называются «исходные поклоны». Вот их текст:  «Боже милостив буди мне грешному (поклон). Создавый мя Господи помилуй мя (поклон). Без числа согреших Господи помилуй и прости мя грешнаго (поклон). Достойно есть... (земной поклон). Слава Отцу и Сыну и Святому Духу (поклон) и ныне и присно и во веки веком аминь (поклон) Господи помилуй, Господи помилуй, Господи благослови (поклон). Господи Исусе Христе Сыне Божии молитв ради Пречистыя Твоея Матере Силою Честнаго и Животворящаго Креста и Святых Ангелов Хранителей наших и всех ради святых помилуй и спаси нас яко Благ и Человеколюбец, аминь (земной поклон без крестного знамения). Боже милостив буди мне грешному (поклон). Создавый мя Господи помилуй мя (поклон). Без числа согреших Господи помилуй и прости мя грешнаго (поклон). Господи Исусе Христе Сыне Божий помилуй нас.  Аминь». Как известно, малая вечерня совершается без ектений и каждения. Только в самом ее конце - краткая сугубая ектенья. Малая вечерня, как и следующая за ней малая павечерница, настраивают на всенощное бдение. Они духовно разогревают. Звучит красивый благовест. В храме мерцает море лампад, горят пока три свечи - у Спаса, Богородицы и иконы праздника. Все стоят в несколько стройных рядов, поклоны совершают все одновременно, как одна волна: священник, хор, прихожане, - все как единое тело Христово - так молились наши благочестивые предки.

Отверзаются царские врата, начинается каждение алтаря. Клубы пахучего смолянистого ладана наполняют святая святых. «Земля же была безвидна и пуста и Дух Божий носился над водою» - напоминают эти минуты в храме первые строки Библии. 

«Восстаните! Господи благослови» - «Слава Святей Единосущней Животворящей и Неразделимей Троице...». Священник или уставщик запевают: «Приидите поклонимся...» Сколько в распеве этих призывных слов умиления, смирения, благоговения! «Благослови душе моя Господа» - начинает на середине храма чтец псалом 103-ий, а хоры попеременно поют его избранные стихи («Дати пищу им во благо время» и др.) В конце псалма звучат совершенно особенные музыкальные звуки, сохранившиеся только в крюковых рукописях «Ай-нэ-нэ!» («Анэнайки» от греческого «А-ни-на», - объяснил нам на лекциях Б.П.Кутузов, головщик собора Спаса Нерукотворного Образа бывшего Андроникова монастыря). Это экстатические восклицания, сохранившиеся у каждого народа от древности. Существует мнение, что это архаизмы и петь их не надо. Эти восклицания и восторг - от сошествия Святаго Духа на апостолов, когда над ними все смеялись и говорили, что они напились сладкого вина:

«И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать» (Деян., 2: 3-4).

«И все начаша глаголати странными учении, странными повелении Святыя Троицы» (стихера на хвалитех, гл.4). Хор поет фиты (когда на одной гласной букве, на одном слоге пропевается от 20 до 50 звуков). По мнению Б.П.Кутузова, «фиты - самые красивые элементы знаменного распева, которые совершенно отсутствуют в партесном западном пении, которое процветает сейчас в нашей Церкви. Фиты передают состояние мистического восхищения». Можно добавить еще, что эти анэнайки и фиты поются в начале всенощного бдения, в конце псалма 103, в котором красочно изображается сотворенный Богом мир. При этом живописании у псалмопевца, а вслед за ним и у поющих, как бы дух захватывает и уже не хватает слов, а только раздаются восклицания восторга, подобно тому как это было у апостолов в день Пятидесятницы.

Нам открылась утраченная звучащая красота Святой Руси, для нас воскрес из небытия голос, которым Святая Русь несколько веков общалась с Богом.

Что же произошло с Россией, если она утратила своё мощное одноголосье; если даже в монастырях прижилось многоголосное партесное пение, пришедшее с Запада? Чем оно отличается от знаменного, которое Россия почти забыла и утеряла? Не утеряла ли она с ним самое главное - свою душу, бытийную основу и внутреннюю сущность?

Вопрос восстановления древнего богослужебного пения - вопрос эсхатологический, - считает И.В.Мартынов, композитор, распевщик, преподаватель Московской Духовной Академии. Вот его позиция: «Сейчас у нас в Церкви существует многоголосное гармоническое пение, которое дано нам по грехам нашим. Все первое тысячелетие православное пение было одноголосым. В многоголосье молитва одебеливается материей, а одноголосное пение не материально. Одноголосие - ряд звуков, образующих линию, которая в нашем восприятии  неизбежно вызывает образ чистой длительности, не связанной ни с каким материальным объектом. А одновременно звучащие звуки вызывают пространственные, телесно-материальные ассоциации. Любое многоголосие чревато телесностью. Партесное (многоголосное) пение возникло  вследствии церковных нестроений, расколов, когда от полноты Вселенской Церкви откололась сначала католическая, а затем протестантская церковь. В последствии это западное влияние проникло через Украину и в Россию. Партесное пение - это душевный, а не духовный уровень, как одноголосное. В партесном пении мелодия идет за эмоцией. Такой образ молитвы - чувственно-мечтательный, экзальтированный - осуждается св. отцами и приводит к прелести»...

«Знаменный распев - это духовное делание, очень здоровое в мистическом плане, здесь минимальная возможность впасть в прелесть, - объяснял на своих лекциях Борис Павлович Кутузов. - Знаменный распев устраняет всё, что связано с телесностью. Задача знаменного распева не вызывать переживаний, а направить человека на путь преображения, очистить от аффектов, страстей. Знаменный распев - мужественный, без хроматизмов, строго диатонический, с удобной тесситурой - так, что удобно петь всем голосам, в отличие от партесного пения, где происходит постоянное соперничество и конфликты между тенором, сопрано, басом, которые должен гасить регент, задавая такую высоту, на которой было бы удобно петь одному из  голосов и на которой остальные неизбежно должны ломать себя и срывать голоса. Какая уж тут молитва! Это уже не церковное пение. В партесном пении происходит разделение певцов, поскольку каждый хочет солировать. В унисонном одноголосном пении певцы братски поддерживают друг друга, это и есть церковное соборное пение»...

Россия утеряла соборность в церковном пении: в большинстве храмов и монастырей поют «партиями», как в миру, лишь иногда поют отдельные песнопения знаменным распевом как вставные номера.

Вот где корень многих бед! Русский человек  давно расстроил исконный лад своей жизни под влиянием Запада, которое коснулось и сердцевины духовной жизни - молитвы. Знаменный распев - это не просто древнее пение, это концепция жизни: органическая концепция, в которой человек существует не сам по себе, как атомизированный индивид на Западе, а связан родственными узами с миром, Богом и себе подобными.

В знаменном распеве певцы «братски поддерживают друг друга», а их вразумляет и наставляет Господь. Певцы становятся соработниками Богу и ангелами: восстанавливается реально звучащая иерархическая лестница, которая возводит человека на Небеса. В своем храме мы услышали, как за богослужением сливаются земной и небесный хор. Мы поняли, что такое «ангелоподобное пение»: когда вместе с хористами поют ангелы, и мир обретает на время богослужения давно утраченную цельность, мир становится единым собором, соединяющим всех живших на земле со всеми живущими на Небесах. Мы слышим хор, который не поет, а молится: истово, безстрастно, строго...

Россия утратила соборную органическую традицию - как концепцию жизни, как мироощущение, и извратила ее партесным пением в богослужении.

Кто мы, если мы можем молиться под партесное пение? На уровне нации мы давно уже выпали из средневековой органической традиции, на которой держалась Святая Русь, разорвали родственно-иерархические связи любви между Богом, миром, людьми. На рубеже веков Россия не смогла, к счастью, сменить свое универсальное органическое мировоззрение на атомистическое западное - либерализм не укоренился. Затем в течении 70-ти с лишним лет Россия пыталась выработать ложное органическое тоталитарное мировоззрение и создать новую - принудительную соборность: безликий и усредненный коллективизм, который держался на насилии.

Какие пути открываются перед Россией после падения тоталитарного режима? Неужели мы хотим пойти по пути Запада и превратиться в атомизированных индивидов, находящихся в конфликтно - консенсусных  отношениях между собой и окружающим миром и устанавливающих отношения с Богом по своему произволу? Чем же мы тогда не католики и протестанты? В области церковного пения мы к ним уже приближаемся: где наше исконное одноголосие? Мы можем гордиться лишь отсутствием органа в наших храма.

Знаем ли мы, православные, как надо правильно славить Бога? Правильное  духовное  пение вырастает из правильного строя жизни. Для Православия это соборность, но тогда Россия не должна идти по пути имитации западного либерализма, на который ее толкают демократические власти и демократическая пресса. А матрица соборности - это знаменный распев (соборный по своей сути) и «малое стадо» - малая община в миру, управляемая духовными лицами.

Но что происходит сейчас в наших церквях  и большинстве монастырей? Партесное пение (соперничающие партии разных голосов) и индивидуальные предстояния каждого перед Богом: рядом все чужие или малознакомые, случайные лица. Восстановление соборности означает восстановление во всей полноте вертикальных иерархических личных связей каждого с Богом, и горизонтальных с ближними, с миром; переход из категории изолированного субъекта (в которой мы все оказались по недоразумению, выпав из ложных вертикальных тоталитарных структур и не желая вписываться в горизонтальные западные) в более высокое нерасчлененное состояние вертикальных и горизонтальных линий, скрепляющих всех невидимыми духовными нитями любви - к Богу и между собой.

Нам предстоит сплести заново эту духовную систему координат и занять в ней свое место; восстановить истинный иерархический строй жизни, который всегда был присущ России, после 70-ти лет ложного тоталитарного иерархизма, основанного на насилии и страхе. От страха перед всесильным государством - к страху Божьему.

Знаменный распев - живой голос средневековья, символ и утерянный ключ к православному устроению духовной и общественной жизни русского человека и России, если она преодолеет искушение Западом и обратится к своим истокам, если каждый из нас преодолеет это искушение на индивидуальном уровне и все мы вместе - на братском.

Мы привыкли к партесному, душевному, почти оперному пению в приходских храмах и даже монастырях, к наёмным хорам с разговаривающими, когда не поют, певцами, выходящими покурить на шестопсалмии, не скрывающими своих честолюбивых притязаний на солирование, расстраивающих этим соборную молитву братии и прихожан. Партесное пение в монастыре - какое извращение святоотеческих традиций!

Отвлекся я на тему церковного пения. Вернусь снова к основной теме.

На великой ектенье - особое прошение «О пособити и покорити под нозе ея всякого врага и сопостата». Речь идет о державе нашей. Сколько молитвенной силы в пении «Блажен муж»,    «Господи воззвах!». Нет «пулеметной очереди» в пении «Положи Господи хранение устом моим» - звучит неспешный распев с припевами сначала «Услыши ны Господи», «Воззвах Тебе, спаси мя», а потом «Христе Спасе помилуй нас» . Каждение совершается не механически по кругу, а вырисовывается восьмиконечный крест. Два взмаха кадила (первый раз повыше) и третий раз крестообразно с поклоном. Если кадишь людей, то произносишь слова: «Дух Святыи найдет на вас и сила Вышняго осенит вас». Молящиеся на третий взмах кадила отвечают поклоном со словами «Дух Твой Благии наставит мя на землю праву». Есть древняя традиция, которая сохраняется у безпоповцев, при каждении разводить руки и после слов «Дух Твой Благии...» крестообразно сложив руки поклониться.

Символическое значение каждения - указание на ветхозаветные жертвы, изображающие страдание и смерть Спасителя. Одновременно каждение для каждого стоящего - для укрепления и ниспослания благодати в его каждодневной готовности принести  в жертву ветхозаветную, падшую часть своего «я», отречься от неё...

На сугубой ектенье ряд прошений, которых нет в обычном чине: «Об отцех наших духовных», «о всех служащих и  о послуживших во святем храме сем», «о творящих милостыню» и т.д. и неизменно в конце каждого прошения - «о здравии и о спасении». Можно помянуть имена «всех благотворящих ко святому храму сему» - это необычно, в обычном чине этого нет. Всегда совершается лития, если под праздник, то и с хлебами. И все это время от «Господи воззвах» до шестопсалмия (эксапсалмов - по старому) возжены все свечи. Наступает время чтения эксапсалмов. В храме погашены все свечи. Абсолютная тишина. По преданию время чтения эксапсалмов - время Страшного Суда. Как проникновенно звучат эксапсалмы, когда их читают погласицей! После великой ектеньи - «Бог Господь» - естественно, каждый стих отдельно. Тропари на «Бог Господь» читаются, пропеваются только их концы. Кафизмы обычно читаются, но могут и пропеваться их избранные стихи, остальное содержание при этом читается «втай». Это поморская традиция, которая в нашем храме применяется изначально. Дело в том, что первым уставщиком нашего храма был А.Н.Соколов - известный исследователь древнего пения. Во многом благодаря именно ему перед нами раскрылся духовно - прекрасный мир древнего благочестия. Теперь о таком важном моменте всенощной, ее кульминации - полилее (полиелосе - по старому). Здесь есть существенные различия с новообрядческой практикой. Дело в том что «Хвалите Имя Господне» в воскресные дни по церковному уставу поется не всегда, как это повсеместно бывает, а только в определенные периоды. Это первое. Второе - воскресные непорочны (стихеры с припевом: «Благословен еси Господи научи нас оправданием Твоим») по старому уставу поются не после, а до «Хвалите Имя Господне». Так бывает всегда. Каждение всего храма совершается при пении «Хвалите Имя Господне», а если оно не поется, то тогда священник начинает кадить на третьей славе 17-ой кафизмы, которая всегда читается в субботу вечером. Продолжается каждение храма на воскресных непорочных. Евангелие, если даже служба совершается с диаконом,  как и прокимен перед ним, читается в алтаре. После прочтения Евангелие ставится на престоле до конца пения «Воскресение  Христово видевше..», а не держится диаконом лицом к народу. Интересно отметить практику подхода к Евангелию. Молящиеся подходят к Евангелию по два человека, ограждая себя крестным знамением, произносят молитву: «Со страхом и любовию приступаю Ти, Христе, и  верую словесем Твоим» и совершают земной поклон. Затем произносят вторую молитву: «Страхом убо греха ради, любовию же спасения ради» и совершают  второй земной поклон. После этого, ограждая себя крестным знамением (без поклона, с произнесением Исусовой молитвы: Господи Исусе Христе, Сыне Божии, помилуй мя грешнаго»), целуют Святое Евангелие и правую стопу изображенного на нем Исуса Христа. Поклон священнику со словами: «Прости мя отче святый» Поклон друг другу со словами: «Христос посреде нас» - «и есть и будет». Поясной поклон всем молящимся. 

Помазание освящённым елеем на обычной всенощной в субботу не совершается. В праздники же помазание бывает на первом часе от лампады праздника. Помазывает священник подходящих двумя перстами. Устав предусматривает несколько чтений в течении всенощного бдения, например, после кафизм. На практике эти чтения (толкование на воскресное Евангелие, святоотеческие поучения) читаются редко. В нашем храме они читаются по шестой песни канона. «Богородицу песньми возвеличим» - священник или если есть диакон, возглашает не у иконы Богородицы справа от царских врат, а у престола.

Два слова о поклонах во время всенощного бдения. Они строго регламентированы. Не принято крестится на ектеньях. Обязательно крестятся трижды на «Приидите поклонимся», на «Святый Боже», «Аллилуиа», (за исключением середины эксапсалмов), в конце прошений,   заканчивающихся словами «Рцем вси», при пении и чтении «Воскресение Христово...» и великого славословия, во время чтения «Сподоби Господи», «Буди Имя Господне». Крестимся без поклонов в начале молитв «Царю Небесныи...», «Верую...», при возгласе «Вонмем» перед чтением Евангелия. Крестимся и кланяемся один раз: на словах «Слава Тебе, Господи» перед и после чтения Евангелия, на первом и последнем величании празднику - земной поклон, на первой и девятой песнях всех канонов при первых запевах, после каждого запева «Честнейшую Херувим...», (после последнего - земной поклон).  Отмечу ещё две особенности праздничных служб. Каждение всего храма на полиелосе всегда совершается на «Хвалите Имя Господне», а на пении величаний - поклонение иконе праздника или чествуемого святого. Логичнее, не правда ли? Допустим, если престольный праздник в честь какого- либо святого приходится на воскресный день. Как было бы по новому уставу? Прикладывались бы одновременно и к Евангелию и к иконе праздника. Не так по старому уставу. В начале идёт прикладывание к иконе святого (при пении величаний ему, как уже выше говорилось), а потом уже к Евангелию. Если народу много и не все успели  приложиться к иконе - её переносят в придел, где после прочтения Евангелия, продолжается поклонение.  Нужно отметить, что Евангелие в этом случае читается празднику или святому, а собственно воскресное Евангелие читается после великого словословия. 

Ну что ещё сказать? Многократно в течении всенощной оба хора сходятся на средине. Во -первых, это подчёркивает важность момента и, во- вторых, думается мне, позволяет певцам «не закисать» на одном месте в течении долгой службы. Перечислим моменты, когда совершается сход певцов на средину храма. На вечерне: 1) в конце стихер на «Господи воззвах». («Яко утвердися милость Его на нас») и стоят до прокимна включительно. 2) На литии и на стиховне. На утрени: 1) на последнем величании праздника или святого 2) на каждой катавасии 3) на великом славословии. Вот так, неспешно помолясь, духовно насыщенные,  под колокольный благовест (если день праздничный), расходимся восвояси, благодаря Подателя всех благ Господа.




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме