Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Политический кризис в Египте. Мнения аналитиков

Русская народная линия

03.02.2011


Возможен ли «эффект домино» и армия или исламисты? …

От Редакции. Народные волнения, неожиданно захлестнувшие сразу несколько  арабских стран, и, прежде всего, революционная ситуация в ключевой стране арабского мира - Египте, породили самые разнообразные оценки и прогнозы, от  мечтательных «демократических» восторгов до предчувствия апокалиптического развития ситуации на Ближнем Востоке и её последствий для всего мира.

На наш взгляд, ситуация заслуживает самого пристального внимания, т.к. несложно предположить, какое серьезное влияние может  оказать  радикальная смена прозападного режима в Каире на Ближний Восток, Израиль и Ближневосточный «мирный процесс», арабский и, шире, мусульманский мир, поставки нефти и газа из стран Персидского Залива  и связанные со всем  этим экономические и геополитические  процессы.

Как нам кажется, читателям РНЛ будет интересно познакомиться с оценками ситуации аналитиками  Института Ближнего Востока. Сегодня мы предлагаем обзор из  сразу трех разных мнений о происходящем в Египте.

 

В.В.Куделев

Коротко о ситуации в Египте: январь 2011 г.

Основные события января, а возможно, года, и даже нескольких десятилетий, произошли в Египте в последние дни месяца, когда перекинувшаяся в АРЕ из Туниса «жасминовая революция» переросла на египетской почве в «финиковую революцию», которая начиная с 25 января разворачивалась с калейдоскопической быстротой.

25 января в Каире начались многотысячные антиправительственные манифестации египтян. Им предшествовали - по тунисскому образцу - пять инцидентов с самосожжением. Один из них завершился смертью самоубийцы.

26 января несмотря на запрет властей и действие режима чрезвычайного положения в нескольких городах Египта прошли массовые антиправительственные демонстрации. Для их рассеивания полиция применила слезоточивый газ, дубинки, и даже камни.

27 января спецслужбы арестовали свыше 1 тысячи участников манифестаций. Несмотря на это демонстрации продолжились. На севере Синайского полуострова участники выступлений применили противотанковые ракеты против полиции. В Исмаилии произошла перестрелка между стражами порядка и манифестантами. В Суэце участники выступлений сожгли казарму пожарных. В Каир прибыл бывший глава МАГАТЭ Мохаммед эль-Барадеи, заявивший о своей готовности возглавить страну на переходный период.

28 января в столкновениях между полицией и участниками выступлений погибли 62 человека. Президент АРЕ Хосни Мубарак, отставки которого добивается египетская «улица» и оппозиция, потребовал от египетских военных и полиции заставить население соблюдать режим комендантского часа в Каире, Александрии и Суэце. Он же дал обещание провести реформы и изменения в правительстве. Несмотря на это участники выступлений подожгли в Каире штаб-квартиру правящей Национал-демократической партии /НДП/, а также здания нескольких комиссариатов полиции. В столице начали орудовать мародеры.

29 января в столкновениях погибли по меньшей мере 35 человек. Силы безопасности применили против участников выступлений слезоточивый газ и резиновые пули. В Рафахе и Исмаилие атаковали здания Службы национальной безопасности. Мубарак в тот день объявил о назначении нового премьер-министра. Им стал Ахмад Шафик, выходец из египетской армии, бывший министр гражданской авиации. Президент также впервые за последние 30 лет ввел пост вице-президента, назначив на него шефа египетской разведки генерала Омара Сулеймана. Ранее последнего неоднократно называли кандидатом от армии на случай ухода от власти Мубарака. Тем временем вспыхивают восстания в тюрьмах, из которых сбежали тысячи заключенных.

30 января военные заняли ключевые позиции в Каире. Мубарак посетил операционный центр египетской армии. Эль-Барадеи получил от оппозиции полномочия для ведения переговоров с представителями режима. Военные к этому времени арестовали свыше 3 тысяч человек из числа сбежавших из тюрем и участников погромов.

31 января оппозиция призвала египтян к всеобщей забастовке и к участию в «марше миллионов» в Каире и Александрии. В центре столицы АРЕ на площади Тахрир находятся десятки тысяч людей. Их лозунг - «Нет - изменению имиджа, да - изменению режима!». Мубарак пытается снизить накал противостояния и формирует новое правительство страны.

Смещен прежний глава МВД Хабиб эль-Адли, находившийся на этой должности 13 лет. На этот пост назначен высокопоставленный полицейский Махмуд Вагди. Ранее он занимал пост главы столичного управления криминальных расследований. Своего поста лишился одиозный министр культуры Фарук Хосни, находившийся на нем долгие 24 года. Его место занял профессор Каирского университета Габер Асфур.

Из правительства также удалены бизнесмены, близкие к сыну президента Гамалю Мубараку. Тем не менее ключевые министры - глава МИД Ахмед Абуль Гейт и глава минобороны маршал Мохаммед Хусейн Тантауи - сохранили свои посты. Более того, у Тантауи теперь более расширенный пост - вице премьер-министра, министра обороны и военной промышленности.

«Братья-мусульмане» отвергли новый кабинет и призвали к продолжению манифестаций вплоть до падения режима - «президента, партии, министров и парламента». Египетские военные признали «законность» требований народа и обязались не применять силу против «законопослушных граждан». Похоже, подобное обязательство отразило главное - противоречия между хорошо оплачиваемой военной верхушкой и младшими офицерами.

В стране в течение нескольких дней блокирована работа Интернета и служба sms-сообщений, закрыты банки, что сразу же повлекло за собой нехватку наличности, деловая активность парализована, супермаркеты отказываются делать расчеты по пластиковым картам, появляются первые признаки нехватки продуктов питания и бензина, начинается массовый выезд иностранных туристов, приостанавливают работу многие предприятия, принадлежащие иностранным фирмам. В преддверии «марша миллионов», стремясь не допустить наплыва «иногородних» в Каир, власти остановили железнодорожное сообщение в стране, перекрыли автомобильные магистрали.

Пытаясь разрядить ситуацию, новый вице-президент Омар Сулейман предложил оппозиции немедленно начать диалог с властями по вопросам реформы конституции и избирательного законодательства. Однако этот призыв, похоже, не был услышан. Еще один «подарок» властей - спикер парламента Фатхи Сурур объявил о «коррекции» результатов парламентских выборов, состоявшихся в ноябре 2010г. Тем самым он фактически признал допущенные в ходе выборов злоупотребления. На тех выборах победу одержала НДП, в то время как основные оппозиционные партии приняли решение бойкотировать голосование, обвинив власти в фальсификации его результатов.

(Ко всему вечером 1 февраля президент Египта Хосни Мубарак заявил, что не собирается баллотироваться в президенты на следующий срок, но намерен оставаться у власти до истечения действующего срока, т.е. до осени 2011 года - ред.)

В целом, в Египте, как и ранее в Тунисе, пока правившим элитам удалось сохранить свои позиции, пусть и благодаря рокировкам на самом высоком уровне. Как представляется, дальнейший сценарий развития событий в Египте может быть таким: Мубарак отойдет от дел на определенных условиях (личная безопасность, безопасность семьи и ее собственности). На его место придет Сулейман, фигура которого устраивает и США, и Израиль, и египетских военных. Только этот вариант может гарантировать сохранение существующего статус-кво на Ближнем Востоке. Любые другие чреваты непредсказуемостью.

В ближайшее время следствием событий в Египте может стать заметное повышение цен на нефть на мировом рынке, поскольку через Суэцкий канал и проходящий параллельно ему трубопровод Суэц - Средиземное море транспортируется до 4,5 проц. добываемых в мире углеводородов. Работа этих магистралей пока не нарушена, но никто не может поручиться, что так будет и дальше.

По мнению алжирской газеты «Либерте», «хотя египетская и тунисская армии подготовлены и оснащены американцами, все заметили разные подходы Вашингтона в массовым выступлениям в этих странах». «Если Обама способствовал успеху «жасминовой революции», приказав тунисским военным изгнать Бен Али, в Египте ситуация диаметрально противоположная: необходимо спасти солдата Мубарака, организовав дворцовую революцию», - полагает она.

 

В.Н.Билан

Египет: армия или исламисты?

Ситуация в Египте развивается стремительно. Однако, уже сейчас можно сделать некоторые выводы относительно тенденций, которые превалируют как в рядах (пока еще) правящего режима, так и в оппозиционной среде.

Во-первых, на счет власти.

Кто бы не вдохновлял эту «желудочную» революцию в АРЕ, можно с уверенностью сказать, что силовой блок «партии власти» пока успешно использует ее для внутрипартийного переворота.

Ползучая «буржуазная» революция, начавшаяся еще во времена Гамаля Абдель Насера, активно продолженная при Анваре Садате во время политики т.н. «инфитахи», судя по всему, должна была увенчаться успехом в сентябре сего года избранием на пост президента Египта «второго человека» правящей Народно-демократической партии, а также сына нынешнего главы государства Гамаля Мубарака.

В какое-то время казалось, что этот вопрос внутри «партии власти» уже фактически решен.

Тем более, учитывая популярность среди светских полувоенных авторитарных режимов региона, в том числе в АРЕ, т.н. «республиканских монархий» («сирийского» или «азербайджанского» сценариев, когда верховная власть передается в рамках правящей семьи с использованием «демократического прикрытия»).

Однако, после отставки «правительства финансово-торговой буржуазии» близкого к Гамалю  Ахмеда Назифа, сообщений о фактическом бегстве в Лондон самого Гамаля Мубарака, а также спешного вылета за пределы АРЕ целого ряда влиятельных египетских бизнесменов можно говорить о том, что «американизированные торгаши» оказались не готовы держать удар.

В результате, на данный момент можно с уверенностью говорить, что во внутрипартийной борьбе в среде «партии власти» верх взяла т.н. «старая гвардия» (милитаризированные представители бюрократического аппарата, получившие образование в 50-60 годы прошлого века).

Подтверждением этому стало назначение 29 января президентом Египта Х. Мубараком вице-президентом руководителя египетских служб безопасности Омара Сулеймана. Тем самым, кстати, во многом проясняется ситуация на счет возможного «престолонаследия» в стране.

Кроме того, премьер-министром стал бывший министр гражданской авиации Ахмед Шафик, также кадровый военный, командующий в свое время ВВС страны.

Теперь перейдем к тем, кто выступил против существующего режима.

Традиционно египетская оппозиция делится на религиозную, представленную, в первую очередь, организацией «Братья-мусульмане» (БМ) и светскую прозападную (партия «Аль-Гад», движение «Кефайя», неправительственные организации и т.п.).

В то же время, особенность нынешнего восстания масс в Египте в том, что у него, фактически, нет одного или нескольких организаторов. Считается, что «застрельщиком» египетского восстания выступила группа молодых людей, которые связались друг с другом при помощи социальных сетей, в первую очередь, Facebook. Они назвали себя «Движением 6 апреля» в знак солидарности с участниками подавленной правительством забастовки ткачей в городе Махалла 6 апреля 2008 года. Данное движение с момента своего создания уже несколько раз пыталось организовать всеобщую забастовку в Египте, однако безуспешно.

В то же время, вдохновившись примером тунисского восстания, а также полностью разочаровавшись неспособностью традиционных оппозиционных партий поднять массы на «восстание против тирании, коррупции и пыток», 25 января активистам «Движением 6 апреля» удалось выступить катализатором январских событий.

Сейчас высказываются несколько версий относительно главного «оператора» упомянутого молодежного движения. Называется и иранский, и израильский, и американский «след». Последний чаще всего, учитывая нашумевшую публикацию в Викиликс.

В то же время, очевидно, что подобно своим предшественникам по организации революций в стиле «флэш-моб», «Движение 6 апреля» не имеет ни четко выраженного руководства, ни идеологии. А это значит, что на их энтузиазме будет стараться «выехать» традиционная оппозиция страны. Первыми в очередь выстроились представители светской оппозиции.

По сообщениям региональных СМИ, многие из старых, зарегистрированных политических партий, которых насчитывается более 20 (не пользующихся особой популярностью в народной среде) уже выразили готовность присоединиться к новому движению за перемены.

Впрочем, пожалуй, больше всех на этой ниве старается главный светский оппозиционер и бывший глава Международного агентства по атомной энергии Мухаммед эль-Барадей. «Именно молодежь взяла инициативу в свои руки, назначила дату, решила выйти на улицы», - заявил, в частности, на днях М. Эль-Барадей американской газете New York Times.

В то же время, организация «Братья-мусульмане» ведет себя во время нынешних волнений более осторожно. В первые дни официально «Братья» не объявляли о своем участии в протестах. Однако, ее представитель Мухаммад Морси заявил о намерении «Братьев-мусульман» присоединиться к массовым антиправительственным демонстрациям «для достижения требований народа».

Пытаясь как-то оправдать свою отстраненность от демонстрантов в первые дни, «Братья» особо акцентировали внимание на том, что, как заявил представитель организации Гамаль Насер, «люди принимают участие в протестах в спонтанной манере, и невозможно определить, кто к какой партии принадлежит. Все одинаково страдают от социальных проблем, безработицы, инфляции, коррупции и угнетения в стране. Так что каждый требует реальных перемен».

Впрочем, постепенно «тихая работа» БМ среди протестующих начинает приносить плоды, лозунги исламистов звучат все громче и находят значительную поддержку масс, а сама масса все больше приобретает исламистский, антиамериканский и антиизраильский характер.

Региональные СМИ передают, что толпа на площади Тахрир в Каире все чаще начинает скандировать: «Нет - Мубараку, нет - Сулейману, мы сыты по горло американцами!».

Многие акции протеста в Египте носят не только «антимубараковский», но также антиизраильский характер. Особенно успешно было использовано исламистами в своей пропагандистской работе в массах сообщение катарского спутникового телеканала «Аль-Джазира» о том, что президент Х. Мубарак может получить убежище в Израиле.

Показательно также, в этой связи, возвращение влиятельного исламистского проповедника Амра Халеда, который в свое время был депортирован из Египта (кстати, в Тунис также вернулся главный идеолог тунисского радикального ислама Рашид Ганнуши).

Таким образом, на сегодняшний день мы видим две ключевые тенденции. С одной стороны - внутрипартийный переворот в рядах правящего режима, а с другой - постепенная «обволакивающая» исламизация изначально, фактически, идеологически нейтральной протестующей массы.

По отношению к восставшим массам силовики во главе с опытным О.Сулейманом, судя по всему, избрали выжидательную тактику и решили брать протестующих измором в надежде, что «запал» протестующих постепенно иссякнет или же, что они перессорятся друг с другом. И тогда уже власть превратится из мишени в миротворца.

Однако, даже если эта тактика власти и принесет успех, то можно с уверенностью сказать, что без кардинальных экономических преобразований долго «на штыках» продержаться не удастся. Как уже доводилось автору писать в предыдущих статьях, социально-экономические узлы все более затягиваются.

Быстрый прирост населения превышает темпы экономического роста и не позволяет добиться улучшения жизненного уровня, истощает ресурсную базу страны, создаёт заметные трудности со снабжением населения продуктами продовольствия. При условии высокого процента бедности, перенаселение страны создаёт условия для увеличения социального напряжения, которое, в свою очередь, будет вести к распространению радикальных настроений в египетском обществе.

И если власть АРЕ, даже в случае сохранения своих позиций, ничего кардинально не поменяет, то, как выразился пресс-секретарь иранской парламентской комиссии по внешним делам и национальной безопасности Казем Джалали, установление «демократического исламского режима» в Египте будет, судя по всему, неизбежно.

 

Е.Е.Кирсанов

Эпоха трансформации на Ближнем Востоке

Последние события в Тунисе, Египте, Йемене и Иордании дал повод ряду экспертов утверждать о начале «эпохи революций» на Ближнем Востоке, которые де должны привести к массовой радикализации этого региона и началу новой волны исламистской экспансии по всему миру.

Начинать анализ этой смуты все-таки следует, исходя, прежде всего, не из исламистской опасности, а из сложившейся за последние 50-60 лет системы выстраивания вертикали власти в странах Ближнего Востока, которая худо-бедно, но в целом эффективно обеспечивала функционирование государственных институтов. Не последнюю роль в этом сыграла «холодная война» и соперничество СССР и США. Именно такая система власти полностью отвечала условиям этой борьбы и хорошо вписывалась в это соперничество. После окончания борьбы сверхдержав для всего мира наступило время трансформации и поисков «своего места в новой системе координат». Это веяние коснулось и региона Ближнего Востока, где одряхлевшие морально и физически диктаторы уже не справлялись с новыми вызовами. По этой причине смута коснулась в первую очередь одни из наиболее «развитых» стран Магриба: Туниса и Египта, в которых сложилась жуткая диспропорция между растущим числом образованных молодых кадров и их абсолютно малой востребованностью со стороны государства. Дряхлые диктаторы Бен Али и Мубарак явно утратили чувство реальности и вовремя не пошли на широкие политические и экономические реформы, которые позволили бы снизить градус безысходности и раздражения у большинства населения своих стран. Выстроив схему элит в своих странах еще в 80-х годах прошлого века, эти руководители пребывали в наивной убежденности, что она способна обеспечить их политическую живучесть и передачу власти по наследству. Интересный аспект, но помимо экономических неурядиц, одним из ключевых детонаторов восстания стали открыто провозглашаемые планы по передачи верховной власти своим сыновьям или ближайшим родственникам. Этот общий момент для Туниса, Египта и Йемена свидетельствует о том, что не только обнищавшая часть населения «устала от безысходности», но и том, что в последние десятилетия сформировалась новая экономическая элита, которая не могла добиться прогресса при старых правилах игры. Правила, которые никто менять не собирался в рамках выборов и других норм права. Отсюда и формы массового бунта. При этом не стоит путать движущие силы восстания и те силы, которые формируют новую идеологию и, в конечном счете, придут к власти. Повторим, что речь идет о трансформации политической системы, но никак не смене форм собственности.

Первый «звонок» прозвучал для арабских режимов еще лет двадцать назад, когда начался формироваться «зеленый интернационал», который стали для удобства называть «Аль-Каидой». Повторим за известным российским востоковедом А. Малашенко: ислам - религия протеста. Именно поэтому он и стал основой идеологией того массового протеста населения мусульманских стран, активную фазу которого мы сейчас и наблюдаем. Как всегда впереди была самая пассионарная и не всегда широко образованная часть мусульманского мира, которая весь свой протестный пыл направила против «безбожников», убеждая себя и других в том, что собственно именно из-за них и происходят вся несправедливость в их странах. Правящая элита ряда арабских государств всячески эти устремления поддерживала и финансировала, ибо питала надежды, что лучшего способа «выпустить пар» и заявить о своих претензиях «на свое место под солнцем» в международной расстановке сил, не существует. Как выяснилось, эти игры без глубинной трансформации внутри самих стран «не срабатывают». Сейчас мы присутствуем на второй фазе перестройки (первая - «Аль-Каида»), которая «ударила» по арабским странам, лишенных больших запасов углеводородов. У них объективно отсутствовала «подушка безопасности» в виде нефтяных долларов.

Важный вопрос, который сейчас волнует всех: придут ли к власти в том же Египте или Тунисе радикалы, которые начнут «исламский поход» на США или Европу? На наш взгляд, это может произойти только при одном условии. А именно - если пришедшая на смену диктаторов политико-экономическая элита не сможет в предельно короткие сроки локализовать те основные проблемы, которые собственно вызвали восстание. Это, прежде всего, безработица и ужасающая коррупция, которая тормозит начало и развитие бизнеса, прежде всего малого и среднего. А это основа жизни арабской «улицы», которая сейчас и бунтует. К тому же фундаменталисты в Египте и Тунисе не торопятся возглавлять протестные настроения. Участвовать, но не возглавлять. Их можно понять, они совершенно не готовы возглавлять правительство и решать экономические проблемы, которые носят структурный характер и не могут быть преодолены на завтрашний день после ухода того или иного диктатора. Особенно в условиях повышенной нервозности в толпе, которая почувствовала свою власть. Это обстоятельство является основным различием между тем же Египтом или Тунисом (Йемен в меньшей степени) и «углеводородным» Ираном.

Будем реалистами: каждый третий доллар в бюджете Египта американский, то есть пришел виде помощи или кредита. Армия каждый год получает из США помощи на 2 млрд долларов. Полезных ископаемых недостаточно, сельское хозяйство переживает серьезный кризис; в среднесрочной перспективе реальна угроза голода. При прекращении иностранной помощи, а такой вариант в случае прихода к власти радикалов с риторикой «а-ля Ахмадинежад» очевиден, то наступает глубокий экономический коллапс, который сметет всех радикалов очень быстро.

Их нежелание брать власть тесно смыкается и с нежеланием военных и силовиков эту власть отдавать. Немного поделиться - вполне вероятно, но не отдавать, так за этим стоят серьезные бизнес-интересы. Наделение руководителя египетской разведки О.Сулеймана полномочиями вице-президента (а считай - всей полнотой власти) символичен. Он должен в этой ситуации подтвердить свою потенцию как будущего руководителя страны и тем самым обеспечить преемственность власти при проведении необходимых реформ. Аль-Барадеи - это совершенно не тот лидер, который сможет обуздать толпу. Поэтому военные и не торопятся «сдавать» Х.Мубарака. Перед их глазами пример Туниса, когда толпа не удовлетворилась «головой» Бен Али и членов его семьи, и смела заодно и «тайных сторонников переворота» в лице ряда фигур бывшего режима. Скорее всего, Мубарак все-таки уйдет. Не сразу, но то, что его нынешний срок президентства последний - это абсолютно точно. Момент истины для него и О.Сулеймана наступит в наступающую пятницу, когда, по всей видимости, будет кульминация событий, и восставшие попытаются силой захватить государственную власть.

Так что, как говорят на Востоке, «кто будет жить, тот увидит».

Политический кризис в Тунисе и Египте: возможен ли «эффект домино»?

Ситуация в Египте и ее развитие, по оценке ряда экспертов, должна оказать самое негативное воздействие на весь регион. Прежде всего, имеются ввиду приход к власти радикальных исламистов, соответствующее блокирование прогресса по линии Ближневосточного урегулирования и распространение «заразы» на весь мусульманский мир в целом. Если не принимать во внимание восторженные реплики «о восстании народа против тирании и его жажды демократических преобразований», то общие оценки крайне пессимистичны.

Попробуем возразить. Повторим, что речь идет о трансформации режимов с целью придания им большей открытости и толерантности по вопросам распределения общего экономического «пирога», а не об исламских революциях а -ля иранской. Цели восстаний, помимо психологического выпуска накопившейся усталости и раздражения, предельно персонифицированы. Это лично руководители государств и их родственники, которые потеряли «чувство меры» и забыли, что такое «давать жить другим». Как следствие, наблюдается стабилизация ситуации в Тунисе, и не потому, что народ устал бегать по улицам и грабить ларьки (от этого так быстро не устают), а потому, что различные группы в экономике вступили в конструктивный диалог, а армия «взяла под козырек» в соответствии с новыми реалиями. Речь там идет, кто конкретно и какой министерский пост займет. Именно такая схема обеспечивает на Востоке (и не только) оптимальное продвижение интересов своей группы и рода. То же самое нас ожидает и в Египте. Единственное различие - весьма вероятна возможность большей крови и продолжительности хаоса. Но эту кровь новым руководителям Египта на Западе простят, пусть не официально, но обязательно. Речь идет о стабильности ключевого игрока на Ближнем Востоке и в Африке, и здесь разговоры о нужности демократии уступают место естественному политическому расчету. И из Туниса, и из Египта сейчас активно «бегут» капиталы; иностранные производители «замораживают» производство; кардинально страдает туризм, который дает очень весомую часть национального дохода. Эта ситуация неприемлема ни для «старой элиты», ни для «молодой», и это является основным условием консенсуса и выхода из хаоса.

Сейчас египетские силовики допускают разбой и смуту совсем не потому, что они не могут жестко навести порядок. Они это не делают по ряду причин. Одна из них - это отношение египтян к своей армии, которое сродни израильскому отношению. В этой стране она действительно претендует на то, чтобы называться «частью народа». «Пачкать себя кровью» в этой ситуации мало кто из командиров желает. Поэтому жесткие меры начнут в первую голову применять к уголовникам и мародерам. И такие меры будут поддержаны основными слоями общества, которое уже само начинает уставать от вакханалии. Вторая причина - пытаясь удержать ситуацию в рамках «контролируемого хаоса» военные тем самым аккуратно подталкивают самого Х. Мубарака к отставке, либо к отказу баллотироваться в сентябре с.г. в очередной раз на пост президента. Такое официальное заявление на самом деле будет означать принятие египетским лидером новых правил игры, согласно которой последует усиление военных и новой элиты в экономике и политике. Вряд ли О.Сулейман настроен делиться властью с Гамалем Мубараком. Пройдут выборы в парламент и смена целой плеяды политических деятелей, расцвет карьеры которых пришелся на времена «Свободных офицеров» (есть еще и такие) или правление А. Садата. В исполнительную и законодательную власть придут новые лица. Усиление оппозиции и ее полнокровное структурирование в политическую модель - это еще одно последствие нынешнего кризиса. И в этой модели, безусловно, будут «Братья-мусульмане» в их нынешнем, «приемлемом» виде. И бояться этого не следует по одной причине. Исламистские радикалы уже давно откололись от «Братьев-мусульман», не согласившись с их парламентскими методами борьбы, и ушли воевать в горы Афганистана. Те же, кто остался в Египте на легальном положении находятся под очень плотным контролем национальных спецслужб, руководитель которых недавно стал вице-президентом.

Изменит ли новая политическая конфигурация внешнюю политику страны? Нет, или в очень малой степени. Во-первых, первые роли в ней будут играть фигуры, которые эту политику в последние лет десять и определяли. Во-вторых, живучесть режима будет зависеть, как и прежде, от США, а значит, и общий курс останется прежним. Во всех остальных случаях пришедшие к власти фигуры просто не смогут удержать страну от экономического коллапса.

Как повлиял нынешний кризис на дела ХАМАСа? Да фактически никак по ряду причин. У руководства ХАМАСа, которое открыто стало ориентироваться на Сирию, в последнее время не совсем ладились отношения с египетскими «Братьями-мусульманами». Каир через последних довольно открыто пытался влиять на позицию движения по вопросу переговоров с М.Аббасом, что сильно не нравилось в Дамаске. Это кстати еще раз иллюстрирует степень смычки силовиков и умеренных исламистов в Египте. Кризис принес оживление в торговле через систему тоннелей. Властям сейчас не до этого, чем тут же цинично воспользовались бедуинские племена. Кроме этого момента, говорить о каком-то влиянии не приходится, хотя бы потому, что в руководстве движения практически уверены в приходе к власти того же О.Сулеймана, позиция которого по БВУ широко известна. Гораздо больнее бы ударил по позициям ХАМАСа аналогичный кризис в Сирии, что выглядит на сегодняшний день маловероятным. Хафез Асад и его сын Башар в отличие от своих египетских коллег прекрасно отдавали себе отчет в том, к каким последствиям может привести нарушение системы распределения экономических преференций. Именно по этой причине алавитское меньшинство так долго и правит среди суннитского большинства. Дамаск фактически не мешает людям заниматься бизнесом и четко контролирует пропорции в этой сфере среди различных слоев населения. Особенно поощряется организация бизнеса за рубежом, что сразу же сказывается на лидирующей роли сирийцев среди представителей других арабских стран. Та же Москва и Россия тому дополнительный пример. Во властных и бизнес-структурах (и на очень высоком уровне) есть представители всех этнических и конфессиональных групп, начиная от черкесов и заканчивая друзами. Это совершенно не означает, что нет проблем и недовольства, например среди сирийских курдов, но оно не достигло критической массы. К тому же обратим внимание на то, как сирийский президент Б.Асад после смерти отца аккуратно отодвинул от властных рычагов в государстве его ближайших советников и омолодил госаппарат. Это, несомненно, сказалось и на бизнесе.

Так что пока ожидать «революций» по всему Ближнему Востоку не стоит.

 

Впервые опубликовано на сайте Института Ближнего Востока

 




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 3

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

3. lucia : Re: Политический кризис в Египте. Мнения аналитиков
2011-02-03 в 20:46

А если бы не Путин, который дал под зад всем НКО, сейчс бы мы тут камнями кидались.
2. lucia : Re: Политический кризис в Египте. Мнения аналитиков
2011-02-03 в 20:45

1. Писарь : ""Контролируемый" хаос в Египте".
2011-02-03 в 20:04

Когда все закончится,никто не сможет вспомнить,кто начал первый и по какой причине.
Хар Магеддон,стоит и до сих пор,время не властно над ним.
Хар Магеддон,он же Армагеддон,место,где состоялась битва между египтянами и хананеянами,первая,документально зафиксированная, битва в истории человечества.
Здесь же,как известно, состоится последняя.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме