Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

О политике Партии справедливости и развития Турецкой республики

Зоран  Милошевич, Русская народная линия

23.08.2010

Переход власти к Партии справедливсти и развития (ПСР)

«Партия справедливости и развития» вышла из Партии благосостояния, которая в 1996 году участвует в формировании власти с другими исламистскими партиями, но после очередного военного переворота 1997 года была запрещена, а сам нынешний премьер Турции Эрдоган из-за пропаганды своих идей и призывов к национальной и религиозной нетерпимости осужден на четыре месяца тюрьмы. Руководство распущенной партии основало новую, Партию благодеяния, которая, также в 1999 году была запрещена. Результатом стал раскол в партии на две части: консервативную и реформаторскую. Реформаторской частью руководили Эрдоган и А.Гюль, которые и основали в июле 2001 года Партия справедливости и развития.

Структуру партии (точнее, ее организацию) создал Гюль. Партия действует при посредстве независимых ячеек. Она опирается на иерархию, созданную активистами. Отдельная группа активистов называется аби - старшие братья, которые занимаются вербовкой новых членов из бедных слоев населения. Их обеспечивают материально и дают возможность получить религиозное образование в рамках учебных программ, которые для исламских школ создал Ф. Гулен. Эти кадры могут использоваться в разных целях: например в политике (не обязательно в рядах Партии справедливости и развития) или сфере образования. Многие из них работают в госструктурах, вплоть до сил безопасности. Структура партии тесно сплетена с суфийским орденом Накшбанди. Финансирование всего этого неясно и вслух о том не говорят.[1]

Известно, что существуют многочисленные фонды, как для финансирования школ, партии, так и для экономической деятельности. В большинстве мусульманских стран эти фонды превращаются в значительные холдинг-компании, действующие в интересах мусульманского священноначалия и высоких государственных функционеров, особенно наивысшего круга, члены которого и руководят фондами.

В остальном, организация партии классическая - организации и, в конечном итоге, ЦК.

«3 ноября 2002 - это день, когда в Турции к власти пришел народ!» Такими словами охарактеризовал победу на парламентских выборах своей только основанной Партии справедливости и развития (ПСР) ее председатель, нынешний премьер Реджеп Таип Эрдоган. Выступая в Стамбуле перед членами городской организации ПСР, Эрдоган добавил к сказанному то, что «эта партия рождена умом и сердцем народа, поэтому победа на выборах 3 ноября 2002 года навсегда останется одним из важнейших событий в политической истории Турции».[2]

Фактически абсолютная победа на всеобщих парламентских выборах небольшой, только сформированной партии, удивила, даже изумила многих, даже союзников Турции по НАТО. В парламентских выборах 2002 года принимало участие 18 политических партий, но только лишь две вошли в Меджлис (Большой национальный собор Турции), крупнейший законодательный орган страны. Это были Партия Справедливости и развития и Народно-республиканская партия. Остальные не смогли преодолеть 10% барьер. Интересно, что барьер не преодолела ни одна из партий, составлявших тогда коалиционную власть. Партия Националистическое Движение получила 8,5%, Партия Отечество - 5,2%, а Демократическая Левая партия, возглавляемая премьером Б. Еджевитом собрала всего 1,8% голосов. Эти цифры убедительно свидетельствуют о недовольстве избирателей прежде всего экономической и социальной политикой руководства страны.

Впервые за последних 40 лет в Турции избран двухпартийный парламент. В соответствии с результатами выборов ПСР получила 366 из 550 возможных депутатских мест в Меджлисе, что дало право на формирование однопартийной власти, чего не было в истории Турции уже пол века.

При этом, важно подчеркнуть, что успех достигнут в условиях, когда в течении избирательной кампании судебным путем пытались запретить ПСР. Прокуратура Турции требовала запрет ПСР, в чем наблюдатели смотрели давление офицерства, которые традиционно появляются в роли защитника режима в стране и негативно относятся по отношению к деятельности исламистов. Многие вспоминали события 1997 года, когда армија сбросила с власти исламистскую Партию Национального Благосостояния, возглавляемую тогдашним премьером коалиционного правительства, Наджметином Эрбаканом.[3]

Впрочем, несмотря на то, что барьер преодолели лишь две партии, в Меджлисе фигурировало шесть партий. Дело в том, что в Турции обычным делом является факт перебегания из партии в партию. ПСР получила 356 мест в Меджлисе (10 человек перебежало); Народно-республиканская партия - 154 места; Отечество - 22; Партия правого пути - 4; Социал-Демократическая Народная партия - 4; Партия народного подъема - 1; независимые депутаты - 5 и четыре места осталось незаполненными.[4]

Почему к власти пришла ПСР?

Корни победы нужно искать в восьмидесятых годах прошлого века, когда благодаря реформам тогдашнего премьера Тургута Озала мощными темпами развивался принципиально новые для Турции формы бизнеса. Начал развиваться частный сектор, причем ориентация была не на экспорт, но на товары, выдерживающие внутреннюю конкуренцию. Вначале начала развиваться мебельная промышленность, индустрия текстиля, пищевая промышленность и перерабатывающая деятельность, а потом и машиностроение.

Этот новый бизнес требовал от государства высокой эффективности управления и снижения уровня коррупции. Политической структурой, которая обещала это, и стала пришедшая в 2002 году к власти ПСР.[5]

Партия имела в своем составе профессионалов. Например, А. Гюль (министр иностранных дел и президент Турции) много лет работал в международных финансовых структурах (последним местом работы перед занятием поста в государстве, было место заместителя Исламского банка развития). Экономическую программу партии создал бывший директор отделения Merrill Lynch по Ближнему Востоку и Африке, Мехмет Симсек.

Есть и другое мнение на этот счет. Успех власти Эрбакана связывают с деятельностью суфийского ордена Накшбанди. Этот орден взращивал в среде бизнесменов осознание необходимости общемусульманской взаимопомощи. Бизнесмены - прислушиваясь к рекомендациям советников из ПСР - финансируют исламские технические и инженерные школы и университеты в Турции, а также оплачивают обучение наилучших учеников в престижных западных университетах - от студенчества до защиты докторских. При этом создана такая атмосфера, что неучастие в программах «исламской солидарности» практически невозможно. В Турции никто не станет иметь дел с таким человеком, который бы игнорировал эти программы.[6]

Кроме того, суфийский орден Накшбанди сформировал нынешнюю турецкую элиту в своих религиозных школах (Эрдоган - наилучший пример) желая модернизировать ислам, где будущее будет зависеть не от забитых людей, суеверно относящих к области греха даже знание иностранных языков.[7]

Исламская религиозная община Турции взяла за образец деятельность демо-христианских партий в Европе и организовала свою партию, которая проводит исламскую политическую программу: исламизацию общества и державы подобно тому, как демо-христианские партии проводят в жизнь социальную концепцию Римо-католической церкви.

Западные политологи этот тезис поддержали, сделав вывод о том, что речь идет об «эволюции турецкой политической системы, которую представляет ПСР, органично связавшая исламские традиции с общедемократическими нормами. Некоторые даже уподобляют ПСР с европейскими демо-христианским партиями и предлагают использовать турецкий образец в целом исламском мире».[8]

«Для Турции, несмотря на секулярность державы, характерна сеть исламских структур, движений, суфийских орденов и различных мусульманских сект. В нынешнем политическом спектре Турции религиозные авторитеты имеют большое влияние. На внутреполитическом поле религию рассматривают важным фактором.

Не случайно одной из важнейших опор для партии являются исламские силы. Одной из таких является суфийский орден Накшбанди, основанный XIV веке в Центральной Азии в Туркмении. В Анатолии он собрал многочисленных приверженцев лишь в XIX веке. Из суфийского ордена Накшбанди происходят многие весьма влиятельные люди в Турции - наряду с президентом Абдулом Гюлем, главой парламента Булента Аиннджа, министром Мехметом Али Саина (по некоторым свидетельствам к ним относится и премьер Реджеп Таип Эрдоган).

Школа ордена Накшбанди «Мехмет Захи Котку» находится в городе Искендерпас, а через нее прошли и бывший президент Турции Тургут Озал, бывший премьер Неджмеддин Эрбакан и его наследник - лидер партии «Исламское благосостояние», Реджаи Кутан. Нынешний глава ордена Накшбанди у Искендерпасе, шейх Нуреддин Косан явно поддержал ПСР на выборах 2002 года. Сам шейх Косан 1 марта 2003 призвал членов парламента от партии проголосовать против решения США использовать территорию Турции в качестве плацдарма против Ирака (что они и сделали - прим. З.М.). Известно, что около сотни депутатов от ПСР поддерживают политические решения ордена Накшбанди.

«Исламское движение Милли Гьорс» возглавляемое Неджмеддином Эрбаканом, с которым идейно весьма близка ПСР, также в близкой связи с орденом Накшбанди. Согласно турецким 80 членов ордена среди основателей ПСР».[9] Но список этим не исчерпывается. Многие политики укоренены в этом ордене.

Другим фактором, повлиявшим на победу ПСР - противники партии. Они не успели изменить социально-экономические условия в стране. Большинство оппозиционных лидеров на политическую сцену вышли еще с 60-х по 80-е годы XX века: из них и бывший президент Турции Ахмет Неджет Сезер, затем лидер важнейшей оппозиционной партии Дениз Байкал (в этом, 2010 году подал в отставку в связи с сексуальным скандалом), как и лидер традициональных исламистов Неджмеддин Эрбакан.

Эти люди и их партии не предлагали народу Турции ничего нового в плане экономики. Даже своей ориентацией на ненавистный в народе Союз индустриалов и предпринимателей Турции, они тонули еще глубже, поскольку для избирателей этот самый Союз был олицетворением коррупции и олигархии.

Иными словами большинство жителей Турции продемонстрировали желание жить в рамках эффективной исламской экономической модели[10], а не в рамках неэффективной светской модели.[11]

Турецкий образец служит примером и для других стран исламского мира, к примеру, Мусульманские братья из Египта изучают опыт ПСР, причем не только опыт победы на выборах, но и опыт удержания на власти.

Первые сообщения западных СМИ о победе ПСР изобиловали негативным содержанием. Позже западные политологи позиционировали ПСР как исламистскую правую партию, т.е. в качестве партии умеренных исламистов, что видится вполне справедливым.

Обеспокоенные первой реакцией западных политологов, озвученной в СМИ, представители ПСР в течении первых 12 часов после объявления результатов выборов трижды собирали пресс-конференцию с целью убедить журналистов в том, что партия занимает центристскую позицию и религиозную риторику не стоит истолковывать в политическом смысле. Сам Эрдоган объявил, что при всем его уважении к религиозным ценностям, он лично против использования религии в политической борьбе. Представители ПСР отбросили обвинения политических противников в том, что они являются проводниками радикального исламизма. Так же поступили и большинство послов Турции, опровергнув исламистский характер ПСР.

Эта активность дала результат. Учитывая сложную экономическую ситуацию в мире для ПСР была важна реакция инвесторов и финансовых центров сил на их победу на выборах. Эти центры мощи достаточно спокойно, пожалуй даже с некоторой долей оптимизма, отреагировали на результаты выборов в Турции. По правде говоря, на следующий после объявления итогов выборов день курс турецкой национальной валюты по отношению к доллару США упал на рекордно низкую отметку. Между тем, уже на следующий день курс национальной валюты начал расти, поскольку на бирже в Стамбуле начали расти акции местных компаний.

В заявлении Турецкого союза хозяйственников и предпринимателей, объявленном 4 ноября 2002 года в Стамбуле, подчеркнуто, что партия которая заняла абсолютное большинство в парламенте, должна решать трудные вопросы, а не заниматься популизмом. Турецкие предприниматели призвали будущее правительство продолжить реформы, согласованные с МВФ. В противном случае стране не удастся выбраться из экономического кризиса.

Эрдоган быстро отреагировал на это Заявление, и менее, чем через полчаса сообщил через СМИ, что новое правительство собирается активно работать на ниве вхождения в ЕС, интеграции в мировую экономику, а также сотрудничать с МВФ с учетом национальных интересов. По его словам, Турция будет открыта для иностранных инвестиций «как никогда ранее». Нужно напомнить, что ПСР имела программу экономического развития, разработанную на прагматичной кейнзианской экономике, строгой финансовой дисциплине и умеренной исламской риторике. В идеологическом же смысле партия выступала против либерализма, что и принесло ей большую популярность.[12]

Наряду со стратегической борьбой против «черного PR», направленного против партии в целом, необходимо было решать сложные тактические вопросы. Дело в том, что градоначальник Стамбула в 1998 году был осужден по статье 312 УК Турции з разжигание религиозной и национальной нетерпимости. Осужден на 10 месяцев, но за решеткой провел четыре, после чего выпущен, оставаясь осужденным условно. В связи с этим, по турецким законам, он не мог участвовать в парламентских выборах 3 ноября 2002 года. Поэтому власть взял ближайший соратник Эрдогана, Абдуллах Гюль. Лишь после изменения турецкого законодательства (произведенного с позволения США и ЕС), на повторных выборах в провинции Сиирт Эрдоган был избран депутатом. И только 11 марта он получил мандат на формирование нового правительства. 14 марта президент Турции одобрил состав нового правительства во главе с Эрдоганом. Гюль в новом правительстве получил должность заместителя премьера и министра иностранных дел. В новом кабинете были также проведены некоторые изменения тактического характера.

Важнейшие успехи ПСР

Если говорить об изменениях (связанных с желанием вступить в ЕС) во внутренней политике, ПСР реформировала систему правосудия. Суды госбезопасности, чьи приговоры не подлежали обжалованию, были ликвидированы. 143-я статья Конституции, регулировавшая этот вопрос, была упразднена. Введена процедура обращения в Европейский суд по правам человека, а также приоритет актов ЕС над местным законодательством. Парламент Турции изменил положение ряда вилайетов на юго-востоке страны, затем отменил статью 8-ю из Закона о борьбе с терроризмом, которая предполагала тюремное заключение за пропаганду против территориальной целостности Турции. Демократические изменения обеспечили возможность изменения и Закона об общественных организациях, фондах и СМИ. Важнейшим моментом в Законе о СМИ стало положение, согласно которому журналисты не обязаны более сообщать об источнике своей информации. Частным и государственным каналам разрешена трансляция передач на языке национальных меньшинств. Частные школы могут вводить в учебную программу изучение языков национальных меньшинств. Введен мораторий на совершение смертной казни и значительно расширен гражданский контроль над Вооруженными Силами, которые на протяжении предыдущих десятилетий представляли собой важнейшим фактором в политической жизни страны. В соответствии с критериями ЕС правительство Эрдогана провело ревизию более 45 законов.

В то же самое время власть способствовала развитию экономики. Брутто национального дохода составил 300 миллиардов долларов. Годовой рост 7-10%, что является наилучшим результатом за последние 40 лет.

Турция 2005 года имела наилучшие показатели развития экономики по всей Европе. Важным источником дохода стал Ближний Восток, где товарооборот увеличился на 53%. По темпу роста экспорта - 33% в год - Турция в последнее время заняла пятое место в мире. Доля Турции в общемировой экономике впервые перевалил за 1%.

Доход на душу населения составляет 4.172 доллара (США в 2003 году имали 3.383 доллара). Инфляция в 2004 году составляла около 9,5% (а еще в 2003 году была 18,4%). Экспорт достиг 66,5, а импорт 97,2 миллиардов долларов. Доход от туризма составил 12,1 миллиардов долларов. В 2004-м Турцию посетило 17,2 миллиона иностранных туристов. Значительно увеличился прилив иностранных инвестиций, что свидетельствует о доверии иностранного бизнеса турецкому рынку. Золотовалютный резерв увеличен 45 миллиардов долларов. Успех Турции на поприще экономики признали даже и американские эксперты.

Если рассмотреть более продолжительный период, например вплоть до 2007 года, можно сказать, что ПСР, по мнению Александра Сотниченко, достигла следующих результатов:

ü                 ПСР смогла стабилизировать политическую и экономическую ситуацию в стране;

ü                 Уменьшена годовая инфляция (на 8%);

ü                 Умалена пропасть между богатыми и бедными, на практике реализованы многочисленные социальные программы;

ü                 Турция заняла более независимую внешнеполитическую позицию на международной арене (неоосманизм);

ü                 Значительно поправлены отношения с Россией, Ираном и арабским миром;

ü                 Не дозволено участие турецких войск в иракской кампании;

ü                 Политика по отношению к ЕС имеет большую поддержку;

ü                 Проводятся реформы, которые позитивно оценены ЕС. [13]

Другими словами, власть Эрдогана является наиболее успешной за всю историю республиканской Турции. Средний экономический рост в 2006 году составил 7%, рекордным была и сумма иностранных инвестиций (19,8 миллиардов долл.), в два раза больше, нежели в 2005 году. Этот приток денег объясняется тем, что правительство Эрдогана начало приватизацию государственного сектора, прежде всего банковского, приняты соответствующие законы, поддерживающие иностранные инвестиции, что подтвердило приверженность правительства Турции секулярно-демократическим принципам.

Новая победа

22 июля 2007 года прошли парламентские выборы, которые вновь принесли триумф ПСР, получившая 46,7% избирателей. Интересно, что большинство проголосовавших за ПСР - молодежь. Это говорит в пользу ого, что у партии есть будущее. Результаты выборов сказались на выборах президента, которым был избран А. Гюль.

Нужно сказать, что турецкое общество с трепетом ожидало выбор президента, поскольку Высшее Военное руководство Турции в поздравительном обращении, приуроченном Дню Победы (30 августа) объявило о существовании тайного плана ликвидации секулярного режима в государстве. И в случае необходимости Вооруженные Силы Турции применят все необходимые средства для защиту светского характера государства. Другими словами, высшее военное руководство Турции видит в ПСР опасность для секуляризма.[14]

Между тем, по уверениям турецких политологов и аналитиков, не следует победу ПСР воспринимать как акцию заговорщиков, стремящихся к исламизации страны.[15] Так российский эксперт по Турции, Александр Сотниченко, изложил позицию, что от ПСР не следует ожидать введения шариата, но лишь возвращение традиций.[16]

Это значит, что правящая в Турции партия признает то значение, которое религия играет в жизни турок, однако... лишь в личной жизни. Другими словами, партия не желает усиления исламского влияния в политике. Ощущая, что именно в этом таится основная опасность для его власти, Эрдоган в интервью российскому радио заявил: «Турция выдержала экзамен на демократичность, и это может послужить примером для всего мира. Сново хотим формировать однопартийное правительство. Будем продолжать экономические реформы, которые могут обеспечить благосостояние всех граждан и не хотим делать никаких уступок в вопросе, составляющем важнейшую ценность турецкой демократии - речь идет о секуляризме».[17]

Наряду с этим, дабы убедить мировое общественное мнение в серьезности своих слов, Эрдоган, после выборов исключил из партийных списков наиболее религиозных кандидатов и увеличил количество женщин в парламенте.

Отреагировал и А. Гюль, президент Турции, подчеркнув в своем заявлении что его партия не собирается вводить шариат: «« Для нас есть только один закон - Конституция. А в ней сказано, что наше государство основано на началах секулярности». Слова Гюля были обращены, в первую очередь, собственным офицерам, которые несут на себе бремя защиты секулярности. В тот же день начальник генерального штаба генерал Яшар Баюканит дал знать, что офицерам не понравится, если на каком-либо воинском торжестве президент государства появится с женой, одетой в хиджаб.[18]

Большинство политологов (особенно турецких) выражали мысль, что победа ПСР показывает не столько поддержку населением исламских политиков, сколько желание поддержать ту силу, которая будет способна довести реформы до логического конца, что и привело бы к экономическому развитию государства. Говорится о целом комплексе внутренних и внешне-политических вопросов, оказывающих влияние как на социально-экономическую и политическую ситуацию в Турции, так и на ее имидж на международной сцене.

Выборы в местную власть 2009 года: поражение или победа ПСР?

В воскресение 29 марта 2009 года в Турции состоялись выборы в местные советы. За власть (90.000 функций в городских властях) боролось 19 политических партий и множество независимых кандидатов. В выборах приняли участие 80% избирателей, что говорит о доверии граждан Турции к избирательной системе. 30 марта Турция узнала имена новых градоначальников. Как и предполагалось, большинство мест заняли кандидаты от ПСР. Однако, местные и иностранные политологи говорят не столько о победе, сколько о поражении этой партии. С этим согласился и нынешний премьер Турции, Эрдоган, который заявил: «это урок демократии, который турецкий народ задал моей партии!»[19]

Первое место заняла ПСР, но партија получила меньше голосов, нежели на аналогичных выборах 2004 и всеобщих парламентских выборах 2007 года. С другой стороны обратило на себя внимание то, что стабильный рост влияния на избирателей оказали ведущие опозиционные партии: Народно-республиканская (партия) и Партия националистическое движение. Большим успехом пользовалась и Партия демократическое общество, которую поддерживают курды.

Каковы причины падения доверия к ПСР?

По мысли Александра Сотиченко, причины следующие:

·                    Мировой экономический кризис отразился и на экономике Турции, поэтому Эрдоган не мог исполнить большей части предвыборних обещаний;

·                    С октября 2008 года в Турции отмечен малый экономический рост (лишь 1% - по оценке МВФ), что привело к увеличению безработицы, которая нынче достигла 10% от трудоспособного населения;

·                    Падение цен на нефть негативно отразилось на турецкой экономике, поскольку уменьшился экспорт в Европу и Россию;

·                    Власть смогла обуздать инфляцию, курс валюты стабилен, как и банковская система, что дает надежду на то, что Турция и так быстрее соседних стран выйдет из кризиса.[20]

Нельзя складывать со счетов и бремя внутреннего и внешнего долгов. В середине 2005 года государственный долг составил 238 миллиарда долларов, причем большая часть приходилась именно на внутренний долг (171,1 миллиардов долл.) Совокупный внешний долг составил 148 миллиардов. Дефицит вырос с восьми миллиардов до 15,6.

В стране выросло число работающих детей в возрасте от 6 до 14 лет. Неофициальные данные указывают количество работающих детей, которое в 2-3 раза превышают официальные данные (469 000). И это при том, что среди трудоспособного населения безработица, как указывалось выше, составляет 10%.

Но особое внимание стоит обратить на нерешенную проблему взаимоотношений между правительством и армией. Для республиканской Турции это - проблема проблем. Сколько раз в истории страны конфликт политиков с армией становился катализатором именно тех процессов, которые, в конечном итоге, приводили к острым столкновениям и нестабильности ситуации в государстве. А это отражалось не только на гражданах Турции, но и на международном положении страны в общем.

Зоран Милошевич, доктор социологии, профессор Белградского Института политических исследований

Перевод с сербского Павла Тихомирова


[1] Сейчас Гулен живет в США (Пенсильвания), откуда руководит своей миллионной общиной. Он воспринимается носителем идеологии „умеренного ислама“. По его мысли, ислам сочетаем с современностью: от западной цивилизации нужно взять все то доброе, что она содержит, и перенять это в приемлемой для ислама форме.

Некоторые исследователи утверждают, что движение Гулена имеет исламско-социальный характер, и пытается объединить турецкие и исламские ценности, т.е. исламизировать турецкую национальную идеологию, что привело бы к отуречиванию ислама. Гулен  убежден, что необходимо обновить связь религии с государством до того уровня, который имел место в Османской империи. Он соглашается с демократической формой правления и в идеале он видит республику, согласованную с принципами ислама.

 Против Гулена выдвигалось обвинение в 2003 году, но ПСР изменила уголовный закон Турции так, что статья, по которой обвиняли Гулена исчезла из кодекса.

[2]А.А.Гурьев, Партия справедливости и развития Турции: три года у власти, http://www.iimes.ru/rus/stat/2005/30-11-05b.htm

[3] На 1 июля 2005 года в Турции была зарегистрирована 51 политическая партия. Деятельность партий регулируют Конституция и Закон о партиях. Запрещено формирование партий по этническому признаку, а также открыто клерикальные и фашистские. 

[4] А. А. Гурьев, Указ. Соч.

[5] «Новые исламисты»,http://islam.com.ua/articles/actuality/reviews/314/ 07.08.2007

[6] «Новые исламисты»,http://islam.com.ua/articles/actuality/reviews/314/  07.08.2007

[7] Политически ислам всегда занимал важное место в политике и общественных процессах в Турции, где имеет разноуровневую инфраструктуру. Например, в 2000 году в средних религиозных школах училось 134.224 учеников и учениц. Число „пропагандистов ислама“ увеличилось: готовятся места для прохождения 40 тысяч курсов изучения Корана. Работает 609 средних религиозных школ, в которых обучается 511 тыс. детей, что в восемь раз превосходит необходимое для всей Турции количество отправителей культа. Большую моральную и материальную помощь исламистам оказывают 501 религиозный фонд, 19 общетурецких и 7 000 местных газет, 110 журналистов, 51 радио-станция, 20 ТВ каналов и около 1000 предприятий. Политически ислам опирается тогда на 17 миллионов активных верующих, а сейчас интерес к исламу в Турции увеличился. См.: Политический ислам в Турции, http://analitika.at.ua/news/politicheskij_islam_v_turcii/2009-11-11-17081

[8] Турция выбрала ислам, http://www.nm2000.kz/news/2007-07-27-1053

[9] Аракс Пашаян, ИСЛАМСКАЯ ОПОРА ПАРТИИ «СПРАВЕДЛИВОСТЬ И РАЗВИТИЕ»,

    http://www.sarinfo.org/forum/viewtopic.php?t=1643&sid=b90c75370b2992dad14804342f71ea25

[10] Следует напомнить, что ислам никогда до сих пор не формировал определенной экономической системы. В связи с этим появились идеи особого мусульманского пути, в основе которого были бы заложены специфические представления о процессах экономической и социальной жизни. В исламских странах «возврат к истокам» и священным ценностям ислама на практике активизировал тенденцию, названную «исламской экономикой», весьма близкую «экономике третьего пути». В основе создания образца исламской экономики – представление о собственности. Собственность доверена Богом человеку на время его жизни. В связи с этим, человек вместе с полученными ресурсами, собственностью и средствами производства обязан служить целям, поставленным Аллахом». См.: Исламский фактор в экономике Турции, Ирана и Афганистана. http://www.istmira.com/istoriya-azii-i-afriki/535-islamskij-faktor-v-yekonomike-turcii-irana-i.html

[11] Там же.

[12] См:  Александр Сотниченко, Современная политическая ситуация в Турции, http://www.islamonline.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=217:2009-05-23-11-16-50&catid=35:analysis&Itemid=18

[13] Александр Сотниченко, Современная политическая ситуация в Турции, стр. 2.

[14] Бахтияр Шахназаров (Измир), Новым президентом Турции избран Абдулла Гюль, http://www.ferghana.ru  28.08.2007.

[15] А. А. Гурьев,Ситуация в Турции. Июль 2007 г.,  http://kurdistan.ru/  Институт Ближнего Востока 

[16] «Шариата в Турции не будет, будет просто возвращение к традициям», http://rusk.ru/st.php?idar=723980

[18] Мария Бит, Незадушенная песня Эрдогана,  http://www.expert.ru   

[19] Александр Сотниченко, ТУРЦИЯ: СЕКУЛЯРИЗМ, НАЦИОНАЛИЗМ, ИСЛАМСКИЙ ФАКТОР http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1238833980

[20] Там же



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 4

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

4. тепляков игорь : О статье
2010-08-30 в 11:51

Статья, безусловно, хорошая, но чуть-чуть запоздала. На год...
3. переводчик : преподавателю.
2010-08-24 в 13:00

ув. Преподаватель! За 2-ю реплику благодарю Вас, допустил ляп.
А что касается 1-й, то не понимаю, зачем так язвительно комментировать элементарную опечатку...
Неужели просто из чувства личной неприязни?
2. Преподаватель : Re: О политике Партии справедливости и развития Турецкой республики
2010-08-23 в 14:40

"Есть и другое мнение на этот счет. Успех власти Эрбакана связывают с деятельностью суфийского ордена Накшбанди."

Простите, я уже, вероятно, надоел.
Но здесь то ли автор, то ли (скорее) переводчик упоминает Эрбакана (уже свергнутого) вместо Эрдогана.
1. Преподаватель : О политике правящей партии в Турции
2010-08-23 в 14:18

Очень познавательная статья. Однако переводчик (как и абсолютное большинство переводчиков) демонстрирует неполное владение нормами РУССКОГО языка.
Так, он пишет: «новый бизнес требовал от государства высокую эффективность…»,
Тогда как надо: «требовал высокой эффективности…» (чего, а не что).

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме