Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Васильков голубые глаза смотрят в небо с наивным укором...»

Игорь  Алексеев, Русская народная линия

23.07.2010

Васильки

ПОСЛЕ СУДА

 

Глумливо шикая и скалясь,

Христа втолкнули в тёмный зал,

Но отступили, спотыкаясь,

Лишь он глаза на них поднял.

 

Повисло зябкое безмолвье,

Как перед страшною грозой:

Пришедший в грешный мир с любовью

Стоял избитый и босой.

 

А перед ним - в тени колонны -

Поверх голов цепляя взгляд,

Возвестьем римского закона

Застыл уверенно Пилат.

 

- Познал сполна ты суд народа? -

Прервал он зычно тишину: -

Толпы изменчива природа,

Раб в силу верует одну...

 

Вот, те, кому ты нёс спасенье,

С кого пытался снять ярмо!

В глазах их - к падшему презренье,

А на устах - злой лжи клеймо.

 

Уж крест готов, и ждёт Голгофа,

Зеваки камни припасли:

Клянясь во имя Саваофа,

Варавву - не тебя - спасли.

 

Ликуют чернь и фарисеи,

Но невиновного браня,

Сыны продажной Иудеи

Убийцей делают меня!

 

Не в этом ль истина?

Напрасны, увы, мучения твои...

Ответь же, «царь», мне беспристрастно:

Такой ли жаждал ты «любви»?

 

Иисус лишь кротко улыбнулся,

Услышав брошенный вопрос,

К груди рукою прикоснулся

И, боль смиряя, произнёс:

 

- Ты сам сказал, и сам ответил:

Нет истины среди людей,

Но, если ты душою светел,

Не сломит свист тебя плетей.

 

Не вечен град земной, и в мире

Не вечно исступленье зла:

Есть град иной - в небесной шири,

Где явны всякого дела.

 

И в граде том со мной пребудет

Не эта алчная толпа,

А тот, кто милосерден будет,

Добром изжив в себе раба.

 

Аз есмь свидетельство спасенья:

Единосущностный с Творцом,

Я здесь по воле провиденья

Не зря сим награждён венцом.

 

Ты воин, и тебе подвластно

Творить над смертными свой суд,

Но эти муки не напрасны -

Мир от греха они спасут.

 

И, к покаянию взывая,

Прольют на души верных свет,

Открыв врата пред ними рая

И новый даровав завет.

 

ВЕРА, НАДЕЖДА, ЛЮБОВЬ

 

Дорога всё та же, но время другое,

И наглая тяжесть за битой спиной:

Их вышло так много - осталось лишь трое:

Иные, устав, повернули домой.

 

Нас двигает вера, питает надежда,

Хранит и спасает любовь,

Мы часто меняем друзей и одежды,

Но с ними встречаемся вновь.

 

На свадьбах и тризнах, в церквях и больницах,

Везде, где нам быть суждено,

Едины во многом, читаемы в лицах,

Они - словно в вечность окно.

 

Их нет только там, где всё мерят деньгами,

Пытаясь бессмертье и славу купить:

Не может душа, обращённая в камень,

Надеяться, верить, страдать и любить.

 

Всё канет в беззвучье, и смоет бесследно

Напрасные тщанья вселенской рекой,

Останутся только в тиши заповедной

Дорога всё та же, но путник другой.

 

МНЕ СЕГОДНЯ ПРИСНИЛАСЬ ГРОЗА...

 

Васильков голубые глаза

Смотрят в небо с наивным укором,

Мне сегодня приснилась гроза -

Будто я умирал под забором.

 

Будто не было этих хрущёб,

Этих «тачек» с холёным отребьем,

Разговоров, кто сколько отгрёб...

Лишь погост, окольцованный степью.

 

Лишь большая, как пропасть, луна,

Из которой не будет возврата,

И свобода - без время и дна,

Где рассветы не знают заката.

 

Я проснулся...

А, может, и нет...

За окном громыхала дорога,

И судьба повторяла завет,

Нам когда-то ниспосланный Богом.

 

ТЕЛЕПУЗИКИ

Кому-то плохо и даже больно,

А мы - готовы, а мы - довольны:

Сквозь нас пропустят сигнал чудесный,

И вновь наполнят нас смех и песни.

 

Согреют шоу пивной животик,

И от попкорна заклинит ротик,

Но мы не струсим и не заплачем:

Смотреть мы будем, как скачет мячик.

 

Вся наша жизнь - сплошь телесетка,

Была бы только вблизи розетка,

А если чувств нам вдруг станет мало -

Есть мелодрамы и сериалы.

 

Мы эрудиты и супермены -

У нас есть кнопки и две антенны,

Мы пишем пультом свои законы:

Не смей нас трогать - нас миллионы!

 

ТРУБИ, ГАВРИИЛ, ТРУБИ...

 

Он расстелил помятую газету

На лавочке с запавшею доской,

Поставил на неё стакан со светом

И банку с непроглядною тоской.

 

Сел, выпил, закусил, и предложил прохожим,

Но лишь презренье получил в ответ

И обещанье «схлопотать по роже»:

«Что ты за гадость пьёшь, что ешь, во что одет»?!

 

Он не был на земле с времён благословенных,

Но каждого из смертных знал в лицо:

Он видел, как ползёт их кровь по тонким венам,

И как над головой сужается кольцо.

 

Никто не подошёл, никто не удивился,

Тому, что на столбах прорезалась листва

И что сырой песок в окурках заискрился,

Когда коснулся он ногой его едва.

 

Топорщились под старой курткой крылья,

Как пара переломанных стропил:

Средь блеска пустоты, покрытый звёздной пылью,

Век грешный причащал архангел Гавриил.

 

Он знал, что сочтены дни суетного мира,

Что залило огнём к спасению тропу,

И лишь взошла луны над городом секира,

Он, тяжело вздохнув, достал свою трубу.

..................................................

 

Ворвались в души жалящие звуки,

И проступили на домах слова,

Плоть неба рвали бронзовые руки -

Дня судного открылася глава...



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 2

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

2. Sergej : Re: «Васильков голубые глаза смотрят в небо с наивным укором...»
2010-07-25 в 20:20

Заря востецает, ветр влажный хладит,
А сердце страдает, а сердце болит,
Желает забыться, желает уснуть,
Печаль всё гнетёт, не даёт отдохнуть!

Пойду и на бреге я песнь запою,
О том, как родную сторонку люблю,
Как тихие зори, свет звездных огней
Меня умиряли средь горестных дней!


Запомню навеки кладбище в лесу,
Там всякий страдалец в покое уснул.
Заря угасает и вечер хладит…
Душа молодая уже не болит.



Звезды.


Мерцают звёзды в небесах, в бездонной тьме.
Как будто духи на часах стоят оне,
Что бесконечный мир Господень берегут.
Храни в душе покой, безмолвие, уют.

Чего бояться? С нами Бог, Творец миров!
Глядим с надеждой ввысь и вдаль-
Без лишних слов.

Отец Небесный не покинет чад Своих-
Бессмертных мертвых, умирающих живых.
И будут светлыми их души в День Суда,
Сияя звездами, - навеки, навсегда.


Былина.

Ветры лютые кружатся, задувая огни,
Сосны старые мучатся, наклонясь до земли.
У костров мы уселися, рядом с близкой душой
Сердце русское греется в час ночной, роковой.

Молвит слово старейшина: окружили враги,
Не винитесь, сердечные, сделали все, что могли.
Нет надежи спасения, а сдаваться нельзя,
Славой русскому племени смерть такая, друзья!

Нам теперь упованием – милость вышних небес,
Не исчесть исконь явленных дивных Божьих чудес;
И защитою верною – Крест Святый на груди,
Перед участью смертною, что у всех впереди!


Московский рассвет.


Заалела над Москвою златоглавою
Зоря светлая, в отливах сине-алая.

Облака перисто-нежными волнами
Распростерлись над мостами и домами.

Ночью звёзды осияли небеса,
Словно ангелы, вещая чудеса.

Востецает тихо утренний свет.
Будет лихо - будет солнце, рассвет.
1. Ольга : Re: «Васильков голубые глаза смотрят в небо с наивным укором...»
2010-07-23 в 10:29

Мне было так тепло на душе. Благодарю автора от всего сердца.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме