Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«На свете существует только одна правда, независимо от разных мнений ее толкователей»

Степан  Ерохин († 2013)Юрий   Омельченко, Русская народная линия

10.12.2010


«Серые волки». Начало. Очерк 1 …

Продолжение

От редакции. С радостью представляем новые части очерков Степана Николаевича Ерохина «Серые волки», так полюбившиеся нашим читателям. В сопроводительном письме в редакцию Юрий Анатольевич Омельченко, прихожанин церкви св.прав.Иоанна Кронштадтского в Сан-Диего (США), помогающий автору в составлении воспоминаний, в частности, написал: «Прошло уже полгода с момента опубликования на РНЛ первых очерков Степана Николаевича Ерохина «Серые волки». Спаси Господи редакцию и всех тех, кто откликнулся, все отзывы я передал Степану Николаевичу. Для него они очень важны. Первоначально я планировал добавить материал в сравнительно в скором времени.

Степан Николаевич ЕрохинОднако, здоровье Степана Николаевича пока не позволяет ему работать в полную меру. Прошу молитв читателей ему в помощь. Немного осталось с нами таких настоящих людей, как он. Прилагаю для публикации на Русской Народной Линии предисловие к его уникальным мемуарам. Их возобновление хотелось бы посвятить 70-летию полного разгрома немецко-фашистских войск под Москвой. В этом деле был вклад и Степана Николаевича. Созданный им молодежный отряд (еще до слияния с партизанской бригадой) нанес ощутимый урон немцам и их приспешникам, которые торопились уже праздновать победу в декабре 1941-го. Об этом в двух других очерках, которые я также прилагаю. Хронологически эти очерки должны предшествовать уже ранее опубликованным».

* * *

Автор предлагаемых читателю очерков, озаглавленных «Серые волки», не планировал их написание даже в более молодые годы. Тем более, что о Великой Отечественной войне написано уже довольно много воспоминаний - от мемуаров бывших крупных военачальников (командующих фронтами, дивизиями и партизанскими соединениями), до рассказов и интервью с солдатами и офицерами - участниками событий тех грозных лет. Эти рассказы озвучены, в основном, с точки зрения позиций и должностей, которые их авторы занимали в войсках. Правда, в послевоенное время существовали партийно-идеологический пресс и цензура, что в известной мере отразилось на содержании литературы и фильмов военного жанра того времени. При этом допускалось приукрашивание наших успехов и побед на фронтах, занижение людских и материальных потерь, а также преднамеренно давалась заниженная оценка сил и мощи армий наших противника - его способности грамотно воевать, организовывать не только эффективное наступление, но и крепкую оборону. А ведь германская армия в значительной мере сохранила свою силу, упорство и умение воевать вплоть до последних дней падения Третьего Рейха.

Толчком к написанию этих очерков послужили мои встречи с людьми, не равнодушными к истории России и остро переживающими за судьбу русского народа. В процессе разговоров была выражена взаимная тревога по поводу того, что в современной печати, художественной литературе и кино (как в самой России, так и за рубежом) стало появляться все больше новых «исследований», в которых очерняются или откровенно подаются искаженными события Великой Отечественной войны. С одной стороны, преследуется явная цель преподнести случайные или второстепенные события, как систематические и главные. С другой стороны (что еще более кощунственно), участились всякие выступления, в которых звучат призывы реабилитировать коллаборационистов всех мастей, а самих фашистских агрессоров представить чуть ли не в роли носителей свободы и демократии «порабощенным» народам России.

Меня особенно поразила статья, опубликованная на интернете под заголовком «Партизанщина: мифы и реалии». В ней, автор (некто Владимир Батшев) заявляет: «И я смело говорю: не было! Не было советского партизанского движения!» В своем пасквиле (иначе это никак не назовешь) он, ссылаясь на весьма сомнительные источники, постарался изобразить советское партизанское движение на оккупированных гитлеровцами российских территориях как ничтожное действо, организованное целиком и полностью советскими спецслужбами (НКВД) и Политбюро ВКП(б). Во время войны об этом трубили фашисты и их прислужники, расстреливая и вешая ни в чем не повинных мирных жителей. Сегодня об этом трубят нынешние «бумажные» коллаборационисты - фальсификаторы истории. Но я скажу так: если бы такая организация и руководство существовали бы в начале войны, то партизанское движение с самого начала было бы гораздо более эффективным в своих действиях!

Так, в начале войны партизанские отряды испытывали серьезные затруднения в обеспечении себя оружием, боеприпасами, продовольствием и медикаментами. На бумаге штабы фронтов и соединений Красной Армии должны были оказывать партизанам помощь. На деле же, это можно было сделать только с помощью авиации - и только сравнительно легкими самолетами (с ограниченной грузоподъемностью), которые могли приземляться на наскоро оборудованных лесных площадках. А такие «аэродромы» быстро обнаруживались и уничтожались немецкой авиацией. Сбрасываемые же с самолетов грузы далеко не всегда попадали по назначению и в исправном состоянии. Серьезной помехой, снижавшей эффективность действий партизанских соединений, было и отсутствие регулярной радиосвязи с командованием Красной Армии. Лишь во второй половине 1942 года - начале 1943 года эта проблема была решена. В результате разведданные срочно передавались по назначению, и наша авиация сразу же начинала уничтожать важные вражеские объекты: эшелоны с техникой, склады с оружием и скопления войск противника.

Следует также иметь в виду и то обстоятельство, что штабы фронтов не всегда и располагали необходимыми ресурсами для партизан. Очень часто отношение к тем, кто был «по ту» сторону фронта зависело от конкретных людей - командующего фронтом и его начальника штаба. А эти руководители часто менялись. Так, например, недостаток взрывчатки ограничивал диверсионные действия партизан на железных дорогах. Ее нередко приходилось добывать далеко небезопасным способом - путем разрядки неразорвавшихся бомб и снарядов. Иногда это заканчивалось трагическим исходом. Кроме того в высших командных и партийных эшелонах бытовало мнение, что партизаны должны добывать все необходимое у немцев. В реальности все было наоборот - немцы и их новые прислужники изымали у безоружного населения все без исключения - и продукты питания, и одежду - обрекая таким образом людей на верную смерть.

Представленные на суд читателя очерки, представляют, можно сказать, впечатления и переживания рядового бойца-партизана, в 1941 еще не достигшего для службы в регулярной армии призывного возраста. Правда, специализация у меня и моих товарищей была необычная и опасная - разведка и диверсии на оккупированных врагом территориях Орловской, а ныне Брянской, области. Я и многие мои сверстники жизненные и военные премудрости постигали на практике - времени учиться у нас не было, да и учителей зачастую не было. Были и ошибки, особенно на первых порах. Но уроки усваивались довольно быстро и прочно. Ведь мы, образно говоря, каждый раз выходя на задание, шли на свидание со смертью. На наших глазах гибли и получали увечья люди. Часто возникала мысль: вот и друга моего Виктора не стало, возможно завтра и моя очередь настанет?..

Писать о войне, даже о давно минувшей - значит ворошить в своей памяти много из того, что нормальный человек скорее старается забыть. А это всегда работа очень трудная и жестокая. Вот что пишет в послесловии к своей книге «Прокляты и убиты» Виктор Астафьев: «Писать о войне, о любой - задача сверхсложная, почти неподъемная, но писать о войне прошлой, Отечественной, и вовсе труд невероятный... Увы, теперь я знаю, что всю правду о войне знает только Бог. Народ наш в большинстве своем не знал ее и, возможно, знать не хочет - слишком страшна она и отвратительна, слишком для усталых русских людей, прежде всего истинных вояк, правда эта неподъемна. Многое сгорит во времени и развеется пеплом в мироздании из того, что хранит усталая да уже и изнемогшая от тяжкого груза российская память и история». Можно не соглашаться с теми или иными мыслями Виктора Астафьева, но с такой оценкой войны трудно не согласиться.

Борьба русского народа с оккупантами в их тылу насчитывает многовековую историю. Еще при нашествии на Русь полчищ Батыя в его тылу, на выжженной рязанской земле, действовали отряды «вольных охотников». Они охотились группами и в одиночку за фуражирами, отставшими вояками и мародерами. В летописях имеются ссылки на успешные действия конного отряда Евпатия Коловрата. На его ликвидацию было направлено несколько тысяч татар. Русские партизаны действовали и во время битвы со шведами по Полтавой. Но особенно широко известно партизанское движение в тылу наполеоновской 600-тысячной армии в 1812 году. Тогда бок о бок в тылу неприятеля действовали две силы: специально созданные конные воинские подразделения (например, под командованием Дениса Давыдова), а также народные дружины, стихийно сформированные для защиты своих жилищ от французских мародеров. Отряд Дениса Давыдова уничтожил и пленил тысячи захватчиков. До сих пор эти подвиги живы в народной памяти.

К сожалению, за годы, прошедшие с момента распада Советского Союза, по мере того, как уходят из жизни последние свидетели страшных военных лет, на публике появилось немало новых «историков» и публицистов, которые с необыкновенной легкостью взялись за этот неподъемный и незнакомый им труд - писать о Великой Отечественной войне. Эти новоявленные историки сводят истоки войны к идеологическим и политическим промахам советского правительства. Для этих господ (чего только стоят произведения изменника-перебежчика Резуна. Ю.О.) нападение Германии на СССР - своего рода защитная реакция Гитлера на притязания Сталина на мировое господство. Отчего же война 1914 года была тоже объявлена Отечественной? Эти историки молчат о том, что немцы (и другие наши западные недоброжелатели) испокон веков держали свои мечи отточенными, с вожделением взирая на «еретические» и «языческие» восточные земли. Достаточно вспомнить их попытки в 13 веке покорить Псков, Новгород и другие земли Северо-Западной Руси. Борьба за «мировой порядок» всегда была дорога германской элите. При этом они часто старались прикрывать свои цели благовидными предлогами, называя себя «слугами Божиими» (летописный термин - «божии рыторе»). Как здесь не вспомнить нацистскую пропаганду «крестового похода» против большевизма! Идеология германского фашизма середины ХХ века мало чем отличалась от устремлений их предков, живших семь веков тому назад. Уже в 1942 году в ряде районов Украины началась немецкая колонизация. Крестьян сгоняли с родной земли, а их дома и имущество передавалось завезенным туда верноподданным третьего рейха. Характерны проникновенные слова Патриарха (тогда еще Патриаршего Местоблюстителя, митрополита Сергия (Страгородского) Ю.О.), сказанные им сразу же после начала войны: «Фашиствующие разбойники напали на нашу родину... Повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла Шведского, Наполеона. Жалкие потомки врагов Православного Христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени пред неправдой, голым насилием принудить его пожертвовать благом и целостью родины, кровными заветами любви к своему Отечеству. Но не первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания».

Возвращаясь к утверждениям автора опуса «Партизанщина: мифы и реалии» о том, что целью создания партизанских отрядов являлось противодействие населению сотрудничать с немцами, хочется сказать следующее. Какая-то доля правды, конечно, в этом есть. Было бы нелепо утверждать, что партизаны не вели пропагандистской работы среди населения. Однако, в этом инициатива исходила не всегда от партийных органов. Например, Русская Православная Церковь огромное значение уделяла работе с верующими на оккупированной территории. Так, в январе 1942 года в специальном обращении к православным людям, проживавшим на временно оккупированной фашистами территории, митрополит Сергий напомнил, чтобы они, находясь в плену у врага, не забывали, что они РУССКИЕ, и сознательно или по недомыслию не оказались предателями своей Родины. [Думается, что именно такая твердая позиция нашей Церкви с самых первых дней войны, в противовес безумной поддержке Гитлера со стороны зарубежной ветви Русской Православной Церкви и, несмотря на открытие немцами храмов на оккупированных территориях, и сыграла решающую роль в признании Сталиным в 1943 году духовной и патриотической роли Православной Церкви в нашем государстве. Ю.О.]

Доказательством важного вклада партизанского движения в дело общей Победы являются высказывания военных и политических деятелей обеих воюющих сторон. Маршал Г.К. Жуков в своей книге «Избавление» отмечает: «Широко развернувшаяся борьба наших партизан в тылу противника отвлекала крупные силы немецких войск и дезорганизовывала работу всех тыловых организаций противника». Приведу также выдержку из воспоминаний начальника Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) П.К. Пономаренко: «Выдающимся следствием народной борьбы в тылу врага являлось то, что она вызывала скованность в действиях частей и соединений немецко-фашистских армий. Она сказывалась и на замедлении маневра войсками и ресурсами, который, как известно, немцы мастерски умели осуществлять. Непрерывные нападения наших партизан и подпольщиков на вражеские коммуникации срывали оперативную перевозку гитлеровских войск, техники и грузов снабжения. В результате этого немецко-фашистское командование все больше теряло уверенность в возможность маневрировать силами и средствами, что, в свою очередь, заметно ослабляло боеспособность его армий».

Ярким, но далеко не единственным фактом оперативного влияния советских партизан на события фронтового значения явилась отсрочка немецким командованием операции «Цитадель» на Курской дуге. С нами, партизанами в Брянских лесах было решено предварительно расправиться путем выделения фронтовых соединений. Однако это, по признанию того же германского командования, достичь не удалось. Приведу выдержки генерал-полковника Вермахта Лотара Рендулича из его книги «Партизанская война». «Настоящей партизанской организации в начале немецко-русской войны 1941 года у русских почти не было. Вскоре после начала войны появились первые, большей частью мелкие отряды, которые минировали пути подвоза снабжения, обрывали телефонные провода и убивали из засады отдельных солдат. Уже в первые месяцы войны деятельность партизан стала принимать все более широкие размеры. Они стали нападать на небольшие немецкие подразделения, караулы мостов, опорные пункты связи и даже на казармы и места стоянок войск. Весной 1942 года они уже представляли серьезную опасность для тыловых коммуникаций немецкой армии. Поэтому для решительной борьбы с ними немецкому командованию приходилось стягивать в уже оккупированные районы большие силы, а для проведения крупных операций в областях, где движение приняло наиболее угрожающие размеры, - снимать отдельные части с фронта».

«Регулярные партизаны действовали, поддерживая тесную связь с Красной Армией, и при помощи радио и самолетов находились в постоянном контакте с ее штабами. Среди высшего руководства таких партизан было немало офицеров Генерального штаба Красной Армии. Централизованность руководства партизанскими отрядами была очевидна, ибо при подготовке и проведении какого-либо значительного наступления немецких или русских войск партизаны в этом районе немедленно активизировали свои действия с целью дезорганизации снабжения и срыва связи между частями немецкой армии, захвата и ликвидации складов с боеприпасами и нападения на места расквартирования войск. Эти действия стали тяжелым бременем для армии и представляли собой немалую опасность. Ни на одном другом театре военных действий не было такого тесного взаимодействия между партизанами и регулярной армией, как на русском. Бывали случаи, когда во взаимодействие с частями Красной Армии вступали силы партизан, насчитывавшие до 10 тыс. человек».

«Русское командование использовало партизан в значительной степени для выяснения обстановки и для выслеживания противника. Партизаны проявляли большую сноровку и доставляли советскому командованию весьма ценный материал... Экономический ущерб, наносимый партизанами, был повсюду весьма серьезным... Советские партизаны уничтожили свыше 300 тыс. немецких солдат и солдат армий союзников Германии. Ими было подорвано или уничтожено другими путями: 3 тыс. железнодорожных эшелонов, 1191 танк, 476 самолетов, 890 различных складов и хранилищ».

«Население обширных районов России вначале видело в немецком солдате своего освободителя. Совершенно неправильная политика притеснения народа вконец подорвала доверие народа к немецкой армии и немцам и лишила Германию возможности проводить какую-либо политику, что в условиях горького разочарования местного населения создало партизанам все предпосылки для расширения масштабов своей борьбы». [В последних словах генерала прослеживается типичное лицемерие отставных гитлеровских генералов. Хотелось бы знать, какая политика, по их мнению, была бы правильной по отношению к покоренному русскому народу? В этой связи вспоминаются кадры из немецкого фильма «Сталинград». Пьяные солдаты Вермахта на ходу из поезда машут работающим в поле крестьянам: «О, русские уже на нас работают!» Ю.О.]

Эти высказывания матерого врага ясно свидетельствуют о том, что захватчикам и в их тылу приходилось не сладко, и что против них действовали не мелкие группы («банды лесных разбойников»), а крупные воинские подразделения, доходящие численностью до уровня дивизий. Создавать такие вооруженные формирования в тылу врага было не простым делом. О «трудностях» борьбы с нашими патриотами в своем тылу в своем донесении штабу второй немецкой армии (в зоне действия которой была и наша Брянская область) говорит еще один из руководителей карательных отрядов, немецкий генерал Борнеман (цитируется по книге «Итоги Второй Мировой Войны. Выводы побежденных», С-Петербург, Полигон, 1998): «На протяжении прошедших полутора лет было предпринято несколько попыток со стороны наших войск уничтожить партизан. Наши экспедиции доходили до центральной части действия банд. Но потом, в течение суток, вновь отбрасывались и никогда не имели успеха, а только потери». Это признание немецкого генерала, хорошо владеющего информацией и знанием дела, красноречиво свидетельствует как о массовости партизанского движения в Брянском регионе, так и сравнительно высоком уровне боевого мастерства партизан, достигнутого к 1943 году. Далее, автор вышеприведенной статьи обвиняет партизан в излишней жестокости по отношению к немцам. Приводится пример, когда партизаны расправились с «мирно отдыхающими» немецкими солдатами. Действительно, по его мнению выходит, что многомилионная немецкая армия и ее союзники - в сопровождении армады танков, самолетов и пушек - пришли в Россию честно убивать и грабить наших сограждан, имея при этом право на отдых! Ну а в обязанность местного населения, соответственно, должно было входить обеспечение всех условий для отдыха немецких солдат после их трудной и опасной работы по уничтожению советских людей и их жилищ. Вот такая логика современных «демократических» словоплетов.

К сожалению, в наши дни, уже нередко приходится слышать призывы пересмотреть моральные итоги той войны. Нам настойчиво рекомендуют проанализировать «упущенный шанс» освобождения России в 1941 году от большевизма с помощью Вермахта. В этой связи особенно усердно предпринимаются попытки обелить коллаборационистов разных мастей, начиная от полицейских и карательных отрядов до формирований Русской Освободительной Армии (РОА) бывшего генерал-лейтенанта Красной Армии Власова. Во время войны автору этих строк «посчастливилось» столкнуться со многими из них. Разговор на эту тему особый. Да, среди этих людей порой встречались и порядочные люди, перешедшие на сторону врага либо по убеждению, либо в силу сложных обстоятельств. Но наиболее частым типом среди них были обыкновенные предатели своей Родины и своих сограждан, стремившиеся к личной выгоде и сохранению своей жизни. Особенно это касается личности Власова, который сначала добровольно сдался в плен, а затем и предал своих же благодетелей (под Прагой он направился в плен к американцам, но был перехвачен службой СМЕРШ при содействии своих же сподвижников. Ю.О.).

Чем больше проходит времени после окончания войны, тем больше появляется фальсификаторов, стремящихся исказить тяжелые и кровавые события тех лет. Главную жертву германского фашизма, народ-победитель, русский народ, пытаются унизить путем вменением ему всевозможных грехов, как совершенных, так и вымышленных. Все меньше остается непосредственных свидетелей той эпохи - и все больше возможностей бесстыдно вводить в заблуждение тех, кто уже не помнит тех страшных дней. И вот уже оказывается, что война не была такой страшной, и вообще немецкие нацисты были нормальные люди - ну разве, может быть, с небольшими отклонениями. А посему, следует пересмотреть итоги той войны, в которой, как оказывается, победители были «ничем не лучше» побежденных.

Я очень надеюсь, что мои записки напомнят живущим ныне, уже встретившим 65-ю годовщину Великой Отечественной войны, о том, какие невозвратимые потери понес наш народ в той войне. Какую стойкость русские люди - от юнцов до стариков - проявили в ту эпоху, чтобы спасти нашу Родину от гибели. Чтобы не было никаких сомнений у внуков о том, что дело было наше правое. При этом, конечно, мне хочется представить рассказы того времени объективнее, чем зачастую было принято в советское время. История Великой Отечественной войны не приемлет сослагательного наклонения и не должна писаться людьми, выполняющими чей-то политический заказ или по тем или иным причинам обиженными советской властью. Такая история служит только интересам потомков захватчиков и их прислужников, провоцируя их на новые злодеяния против нашей Родины. Предлагаемые читателю записки - это воспоминания уже убеленного сединой ветерана войны и труда о днях, когда он, будучи еще совсем юным (от ред. - в 16 лет) вступил на путь борьбы с захватчиками наших земель и их пособниками.

(Продолжение следует)



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 3

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

3. Глеб : Re: «На свете существует только одна правда, независимо от разных мнений ее толкователей»
2010-12-15 в 11:14

Пока русский народ будет иметь таких сыновей как Степан Николаевич Ерохин - ему нечего бояться за свою судьбу...
2. Булгарин : Re: «На свете существует только одна правда, независимо от разных мнений ее толкователей»
2010-12-10 в 15:00

Степан Николаевич Ерохин обладает не только мудрым взглядом на историю нашей родины, но и несомненным писательским талантом. Остаётся сожалеть только о том, что он поздно начал писать свои заметки, иначе русская литература гордилась бы ещё одним классиком уровня Виктора Астафьева.
1. Читательница : Re: «На свете существует только одна правда, независимо от разных мнений ее толкователей»
2010-12-10 в 12:01

Степан Николаевич! Спасибо Вам за правду о войне, о людях, спасших нас от фашистского ига. Спасибо за ВЕЛИКУЮ ПОБЕДУ! Здоровья Вам и многая лета!

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме