Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Процесс над Воиславом Шешелем в Гаагском трибунале и попытки реабилитации усташского Независимого государства Хорватия (НГХ)

Михаил  Ямбаев, Русская народная линия

Русская цивилизация и Ватикан / 02.12.2010


Доклад на международной историко-богословской конференции «Православно-католический диалог после Ясеноваца» …

В Санкт-Петербурге состоялась международная историко-богословская конференция «Православно-католический диалог после Ясеноваца».

Воислав ШешельКто такие усташи, В.Шешель знает не понаслышке: в селе, родом из которого мать Шешеля, половина жителей - хорваты, другая половина - сербы. В селе отца (он родом из другого села, но вырос в этом), только его семья была сербской, все остальные - хорватскими. И все хорваты, как один, во время Второй мировой войны были усташами. Сербы очень хорошо знают, как жестоко во время Второй мировой войны хорватские усташи расправлялись с сербским населением.

Для тех сербов, кто пережил Вторую мировую войну и для их потомков сербско-хорватские взаимоотношения всегда были предельно болезненной темой. Это связано с массовым участием хорватского населения в преступлениях усташей и римско-католического духовенства, рука об руку творивших чудовищные злодеяния против сербов в так называемом Независимом государстве Хорватия (НГХ) во главе с Анте Павеличем. Это - изгнания, убийства, пытки, массовая резня. В этом «государственном образовании» - протекторате Третьего Рейха - в качестве идеологии была принята расистская теория, на основе которой усташи осуществляли геноцид над сербским, еврейским и цыганским народами.

Историческая память сербского народа навечно впитала в себя боль от страданий, перенесенных сербами в усташском НГХ и опасение повторения трагедии. И они не были напрасными: в 90-е гг. ХХ в. преступники-усташи вернулись в Хорватию и вновь встретили полную поддержку римско-католического клира.

В этой связи столь значимое место в национальной идеологии и научно-исследовательской деятельности В.Шешеля занимают хорватский вопрос, проблема сербско-хорватских взаимоотношений и роль Ватикана и римско-католической церкви в судьбе югославянских народов. Роль католичества была более чем значимой и непримиримо антисербской. Об этот красноречиво свидетельствует тот факт, что за весь послевоенный период ни одного из католических священников-соратников оккупантов Св. Престол к ответственности так и не призвал. Именно Ватикан, несмотря на реанимацию усташской политики в отношении сербов первым признал независимость Хорватии 13 января 1992 г. (второй была Германия). 3 октября 1998 г. во время посещения Республики Хорватии «наместник Христа на земле», папа Иоанн Павел II, канонизировал А.Степинца, что означало легализацию геноцида, совершенного усташами в период Второй мировой войны. Примерами поддержки римско-католической церковью и Св. Престолом экстремистской националистической политики изобилует история Балканского полуострова.

Не случайно, выступая 6 сентября 2005 года в качестве свидетеля на процессе по делу Слободана Милошевича, вину за преступления в ходе югославской войны Шешель возложил на покойного Иоанна Павла Второго, который, по его словам, «спровоцировал войну в Югославии».

В бывшей Югославии Шешель был самым молодым доктором права, защитившим в 26 лет диссертацию. Шешель родился и вырос в Сараево, там же получил юридическое образование и начал преподавать на юрфаке. Талантливый оратор, умеющий увлечь любую аудиторию, он пользовался популярностью у студентов. Ему довелось выступать во многих странах с лекциями - во Франции, Германии, Канаде и США.

Вскоре обозначились его идеологические расхождения с коммунистическим режимом. Он получил 4 года тюрьмы по политической статье. Отсидка только добавила ему популярности, особенно среди сербских диаспор в мире. Шешель занялся политической историей Сербии, особенно его занимала судьба сербов в годы Второй мировой войны. В 1980-е годы он за три года подготовил и издал 14 книг - авторские тексты и сборники документов.

В период с июня 1986 по март 1989 гг. (за неполные три года) В.Шешель опубликовал 14 книг. «Воспоминания диссидента» были изданы в 1987 г. и сразу же попали под запрет. Эта книга представляла собой сборник документов - петиций, сообщений и протестных писем тех, кто выступал против ареста и тюремного заключения В.Шешеля. Продолжением стала книга «Право на правду», не попавшая под запрет. Но уже летом того же года была запрещена книга «Демократия и догма», в которой он опубликовал материалы, за которые в 1984 г. он и получил 8 лет заключения. В следующем 1988 г. под запрет попали три книги В.Шешеля - «Книги для костра», «Завоевание свободы» и «Борьба за демократическую Конституцию».

Материалы и идеи книги «Тюремные медитации» стали не первым, но ярким идейным противостоянием с идеологией усташества. Первое же столкновение произошло в Сараево в 1982 г., поводом послужила опубликованная в загребской газете «Данас» статья Шешеля, в которой он укорял видных мусульманских интеллектуалов за сотрудничество с усташским режимом в ходе Второй мировой войны. Он обвинял в этом Хамида Диздара и Мустафу Грапчановича, прославлявших усташскую власть и участвовавших во всех ее пропагандистских начинаниях. После войны они прекрасно вписались в режим и общественную жизнь Югославии. Коммунистический режим в Боснии и Герцеговине, как и коммунистический режим в Югославии, непрестанно и разными способами старался скрыть преступления усташей. Во-первых, с этой целью акцентировались преступления четников, устанавливались искусственные параллели между четниками и усташами как предателями и преступниками. Однако всегда при этом избегали приводить конкретные факты - кто и что именно совершил. Затем после войны, например, в Герцеговине, бетонировались массовые захоронения сербов, убитых усташами, при этом власти не позволяли устанавливать надгробные памятники сербам. Когда все же на тех местах памятники появлялись, то убитые сербы объявлялись жертвами «фашистского террора». Т.е. немцам и итальянцам приписывались преступления, совершенные хорватами-усташами в ходе Второй мировой войны. Хорватские писатели, кстати, никогда в своих произведениях не предъявляли счет усташскому движению, никогда не пытались его объяснить. Это доказывает, считает В. Шешель, что «усташство - по сути, идеология всего народа, а не одной его части и ограниченной группы».

В Боснии и Герцеговине проводилась политика, запрещающая кому-либо, принадлежащему к одной нации, критиковать представителей другой. А затем в БиГ к власти на десятилетия пришла хорватско-мусульманская группировка, а «сербы так и не получили возможности принимать серьезное участие в политической жизни на этой территории». Тех представителей сербского народа, которые занимали высокие посты во властных и партийных структурах БиГ, «избирали хорваты и мусульмане, причем тех из них, кто был наиболее послушным».

После складывания многопартийной системы в Югославии в 1989-1990 гг. Шешель приступил к выработке сербской национальной программы и созданию радикальной партии, принявшей программу Шешеля своей. После размежевания с попутчиками Шешель возглавил Сербскую радикальную партию. В феврале 1991 года на учредительном съезде он заявил, что СРП будет следовать путем своей исторической предшественницы радикальной партии Николы Пашича, выдающегося государственного деятеля Сербии ХIХ-ХХ вв.[1]

* * *

1990 год ознаменовался планированием и подготовкой условий для этнической чистки хорватских сербов. В мае 1990 г. начались нарушения основных прав хорватских сербов и их вытеснение из политической, экономической и культурной жизни республики. Созданная Ф.Туджманом партия Хорватское демократическое содружество (ХДС) проводила многочисленные символические мероприятия с целью прославления Великой Хорватии времен усташей, которые вызвали панические настроения среди хорватских сербов. Речь шла, в частности, о возвращении в Загреб военных преступников, воздании официальных почестей Анте Павеличу, введении в школьные программы изучения произведений Миле Будака, известного изречением «сербов - на вербы», переименовании улиц и площадей (так, Площадь Жертв Фашизма стала Площадью Великих Хорватов, улицы и школы стали носить имя Миле Будака, вместо динара хождение получила куна, а в хорватской армии были восстановлены усташские военные звания.

Поэтому на судебном заседании в Гааге Шешель напомнил: «Во время Второй мировой войны над сербским народом был совершен геноцид: было убито свыше миллиона сербов. Больше всего сербов убили хорватские фашисты, так называемые усташи - клерикальные фашисты, которыми руководила Римско-католическая церковь, римско-католические священники. Огромное число римско-католических священников лично, собственными руками, участвовало в резне сербского народа. Имеются бесчисленные свидетельства этого, написаны и опубликованы многие тома. Надеюсь, мне не нужно вам это здесь особо доказывать. После окончания Второй мировой войны коммунисты в условиях тоталитарного режима попытались при помощи политики национального примирения нивелировать все то, что произошло во время войны, и создать государство с внутренним равновесием на основании шести субъектов федерации. Так был создан и хорватский субъект федерации - Народная Республика Хорватия». Шешель подчеркнул: «Но учрежден он был таким образом, что в нем сербский и хорватский народы являются равноправными и государствообразующими»[2].

Франьо Туджман начал прославлять Независимое государство Хорватия сразу же после прихода к власти, как в статьях, так и в выступлениях. Например, в речи, произнесенной 25 февраля 1990 г. в Загребе, он заявил: « Государство Павелича явилось не только результатом перипетий военного времени, но и выражением вековых чаяний хорватского народа»! Подобная конкретная историческая ссылка на государство, где царил геноцид, ясно означала, что с точки зрения Туджмана вековые чаяния хорватского народа направлены на этническую чистку сербского населения.

Вскоре после прихода к власти ХДС в результате выборов 1990 г., Министерство внутренних дел Хорватии стало создавать незаконные полицейские формирования, которые должны были проводить террор в отношении сербов в тех районах, откуда их хотела изгнать центральная власть в Загребе. Специальные подразделения МВД Хорватии были созданы в 1990 г. Так, первое специальное подразделение МВД под командованием Томислава Мерчепа получило название «Осенний дождь». Миро Байрамович, заместитель Мерчепа, поступил на службу в 1990 г. Затем была создана хорватская национальная гвардия под командованием генерала Антона Туса[3].

Следующим решающим шагом стало изменение конституции. 22 декабря 1990 г. Хорватский парламент принял новую Конституцию, которая полностью изменила политический и конституционный статус хорватских сербов, установленный в 1947 году. Отныне Хорватия становилась государством исключительно хорватов. Новая Конституция лишила сербов статуса государствообразующего народа и низвела их до уровня национального меньшинства, граждан второго сорта. Таким образом, были созданы все условия для развязывания гражданской войны. В этой связи бывший председатель Конференции ЕС по Югославии лорд Каррингтон заявил: «Если говорить о первопричинах войны, то спичку к пороховой бочке поднесли именно хорваты, приняв конституцию, не учитывавшую статуса хорватских сербов...».

Сразу после этого полицейские формирования, подчиняющиеся МВД Хорватии, напали на сербское население. Гражданская война в Хорватии началась не в Дубровнике и не в Вуковаре якобы агрессией со стороны сербов. Она началась с репрессий 1990 г., развязанных ХДС Франьо Туджмана. Это непреложные факты. Не следует путать первоначальную агрессию и самооборону. Хорватские сербы в одночасье лишились своих конституционных прав и были подвергнуты жестоким нападениям со стороны полицейских формирований. Хорватские сепаратисты одновременно напали на казармы ЮНА и осадили их. Первое специальное подразделение «Осенний дождь» из Загреба при МВД Хорватии несет ответственность за многочисленные массовые убийства осенью 1991 года. Так, в сентябре 1991 г. группа под командованием Миро Байрамовича истребила около ста сербов в Госпиче и деревушке Слано в окрестностях Дубровника. В октябре того же года подразделение под командованием Томислава Мерчепа продолжило его дело в Пакрачке Поляне и местечке Марино Село в Западной Славонии. В ночь с 11 на 12 декабря 1991 г. части МВД и Национальной гвардии Хорватии захватили, а потом убили 18 сербских крестьян и одного венгра в деревне Паулин Двор, в доме Андрия Буквича (Паулин Двор, дом N 40). В декабре того же года головорезы из подразделения Томислава Мерчепа совершили убийство семьи Зеч в Загребе. Имеются два важных свидетеля, которые подтверждают убийства, совершенные этой кровавой осенью. Первый из них - Миро Байрамович, родившийся 30 января 1957 года в Зенице (Босния и Герцеговина). В 1990 г. Миро Байрамович поступил на службу в МВД и был направлен в первое специальное подразделение в Загребе. Его признания были опубликованы в сентябре 1997 г. в Feral Tribune (Сплит), Libération и Courrier International. Вторым важным свидетелем является Милан Левар, который был убит в 2000 г. Надо быть слепым, чтобы не усмотреть причинно-следственной связи между речами Франьо Туджмана и этнической чисткой хорватских сербов, но прокурор МТБЮ ее не увидел[4].

История Югославии с момента создания Королевства сербов, хорватов и словенцев (СХС) в 1918 г. и на протяжении всего периода функционирования государства вплоть до начала балканского кризиса в конце 90-х гг. ХХ в. показала активное стремление Св. Престола участвовать и влиять на общественно-политические процессы югославянских территорий. Но наиболее отчетливо наличие собственной стратегии и тактики Ватикана в отношении юга Балканского полуострова проявлялось при изменениях геополитической карты Европы - крушении Австро-Венгерской империи и образовании новых государств в начала века, формировании профашистских режимов во время Второй мировой войны и при распаде Югославии на закате столетия. После создания Королевства СХС (с 1929 г. - Королевства Югославии) деятельность римско-католических политических кругов была направлена на формирование единых хорватских государственно-национальных программ с курсом на отделение Хорватии и Словении от югославянского государства. В Независимом Государстве Хорватия идеология усташей и клерикализма соединились. 10 апреля 1941 г. НГХ установило тесный контакт между римско-католической иерархией и усташским руководством. Анте Павелич Пию XII направил письмо, в котором заявил, что именно папе принадлежит честь создания НГХ. С момента начала кризиса 90-х г. ХХ в. на территории бывшей Югославии активно заявили о себе многочисленные католические организации, охватывающие как широкие народные массы, так и элитарная организация «Опус Деи» («Дело Божье»), проводник католического фундаментализма. С началом балканского кризиса позиция Ватикана заключалась в намерении привести страну к распаду и обеспечить получение независимости католическими республиками - Словенией и Хорватией. На внеочередном совещании СБСЕ в Праге 1991 г. делегат от Св. Престола выразил позицию Ватикана относительно возможных геополитических изменений в Европе, заключающуюся в том, что внутренние границы между югославскими республиками, «не являются исключительно административными, но и историческими, международно признанными и гарантированными действующей Конституцией». После провозглашения независимости Словении и Хорватии Св. Престол развернул беспрецедентную дипломатическую активность с целью получения широкого международного признания отделившихся республик. При этом в обосновании безусловного признания с актом сецессии папа указывал на «неправедную войну», развернутую против хорватского народа и «акты агрессии, которым необходимо положить конец». В тот период ни ООН, ни СБСЕ, ни Европейский Союз не рассматривали события в Югославии как «агрессию», и еще менее были склонны рассматривать административные границы как межгосударственные и квалифицировать акции незаконных вооруженных формирований - как «справедливую войну». В период разрастания конфликта и его перерастания в широкомасштабную этногражданскую войну Ватикан 13 января 1992 г. первым признал Хорватию и Словению[5].

На судебном процессе Шешель подчеркивал: «Во время войны в сербском народе существовали два антифашистских движения: одно националистическое - Королевская армия, а другое - коммунистическое. Запад, торгуясь со Сталиным, поддержал коммунистов, и исключительно благодаря этому последние добились перевеса. А как вели себя хорваты? В 1941 году они все практически поголовно были на стороне Гитлера. Немецкие офицеры свидетельствуют, что вступление немецкой армии в Загреб было встречено с восторгом, сопоставимым разве что со встречей Гитлера в его родном городе в Австрии. Хорваты вплоть до капитуляции муссолиниевской Италии твердо стояли за Гитлера. Хорватский легион, насчитывающий 10000 солдат, сражался под Сталинградом, где почти полностью был перебит или попал в плен. Это - истоки нашей сегодняшней войны, наших сегодняшних конфликтов»[6].

С распадом СФРЮ и началом преследования сербов в Хорватии и БиГ Шешель выступил с программой защиты сербского населения в областях, входивших в состав бывшей Югославии. За это лидер СРП, доктор права, профессор юридического факультета Белградского университета был обвинен гаагским судилищем в «совершении преступлений против человечности, нарушении законов и обычаев войны».

Вот уже скоро восемь лет, как Воислав Шешель содержится в гаагских застенках. Уголовное дело против него было возбуждено 15 января 2003 года и 24 февраля 2003 года Шешель добровольно отбыл в Гаагу. Обвинительный акт рассматривает события, произошедшие во время распада бывшей Социалистической Федеративной Республики Югославия (СФРЮ) в период с 1 августа 1991 года по сентябрь 1993 года. Согласно последней версии обвинения, краткое содержание которого опубликовано в заявлении для прессы в июле 2007 года, Воислав Шешель обвиняется в том, что он якобы являлся участником некоей преступной организации/преступного сговора. В ту преступную группу входило десять человек из высшего руководства СФРЮ и Сербии, объединенных общей целью - создание «Великой Сербии». Этот «заговор» сложился якобы в 1991 году и просуществовал до 1995 года. Гаагское судилище так и не представило ни единого доказательства по данному обвинению. В обвинении указывается, что Шешель причастен «к убийствам, пыткам, насильственному перемещению, грабежам и необоснованному уничтожению имущества жителей Хорватии, Боснии и Герцеговины, а также сербской области Воеводина в период с 1991 по 1993 год».

В чем же заключается «причастность» Шешеля к «убийствам, пыткам, грабежам»? Тут и начинается самое интересное. Потому что трибунал даже не обвиняет Шешеля в личном участии в военных преступлениях. Его судят за его высказывания, за то, что он призывал сербов к сопротивлению и обвинял хорватов (подчеркнем, вполне обоснованно) в геноциде сербского народа в годы Второй Мировой войны.

Трибунал считает, что Шешель использовал «язык ненависти», что привело к преступлениям (естественно, совершенных сербами - а кем же еще?) в Хорватии, Боснии и Воеводине, т. е. даже в самой Сербии. Таким образом, Шешеля судят за его идеи, за мысли, за его убеждения.

Фундаментальный «разбор» «обвинения» против Шешеля произвел кандидат юридических наук А.Б.Мезяев[7].

Только упомянем факт незаконности создания МТБЮ: Резолюции СБ ООН (исполнительного органа, не обладающего судебными полномочиями) о создании МТБЮ (N 808 от 22 февраля 1993 г. и N 827 от 25 мая 1993 г.) явились узурпацией суверенных прав государств-членов ООН. Трибунал был учрежден незаконно, прямым нарушением Устава ООН, на который неправомерно ссылаются создатели трибунала.

Мезяев отмечает еще один важный факт: «Обвинительный акт против Шешеля содержит пункт обвинения, не подпадающий под юрисдикцию МТБЮ: события произошедшие в Воеводине. Судебная палата была вынуждена согласиться, что это серьезный изъян и через полтора года после утверждения обвинения распорядилась, чтобы прокуратура доказала существование вооруженного конфликта в этой области Сербии [которого никогда не было. - М.Я.]. Однако апелляционная палата отменила это распоряжение... Сославшись на Расширительное толкование понятие «вооруженный конфликт»... апелляционная палата постановила, что для осуществления юрисдикции МТБЮ по событиям, произошедшим на территории Воеводины, не требуется установление состояния вооруженного конфликта в самой Сербии или ее части. Необходимо только установить взаимосвязь этих событий с конфликтами в Хорватии или БиГ». Налицо правовой беспредел гаагского судилища.

Воислав Шешель в ГаагеПроцесс над Шешелем начался только в ноябре 2007 года. На первом заседании прокурор Кристин Даль, которой в общей сложности было отведено 120 часов на изложение своей позиции, пообещала доказать, что, «Шешель участвовал в притеснении несербского населения и подстрекал к этому своих единомышленников». По словам Кристины Даль, Шешель в своих выступлениях якобы «демонизировал и дегуманизировал хорватов и мусульман». Шешелю попытались приписать «ответственность за расстрел 200 хорватских пленных на ферме Овчара под Вуковаром осенью 1991 года», так как якобы «исполнителями преступления были сторонники Сербской радикальной партии». Согласно обвинению, Шешель также «призывал к изгнанию хорватов из села Хртковцы в Воеводине в мае 1992 года, а в апреле того же года с трибуны парламента Сербии выступал за изгнание хорватов в целом из страны». Для доказательства всех этих «эпизодов» обвинение пообещало привлечь 101-го свидетеля.

На предварительных слушаниях Шешель полностью отверг навязываемые ему обвинения: «Меня обвиняют за мою идеологию, которой я очень горжусь. Но я не повинен ни в каких преступлениях, я только писал и говорил».

11 декабря 2007 года в зале МТБЮ появился первый свидетель обвинения. Им оказался американский «социолог» Энтони Обершэл, являющийся на самом деле «экспертом по пропаганде». «Социолог» объявил, что лидер радикалов в своих «ксенофобско-националистических» выступлениях в 1991-1994 годах «говорил о насилии над несербами в бывшей Югославии для создания Великой Сербии». Далее выяснилось, что Обершэл к тому же является экспертом МТБЮ, непонятно по какой причине названным «свидетелем». Он сообщил, что по просьбе МТБЮ проанализировал 400 текстов Шешеля, включая тексты выступлений лидера сербских радикалов, признавшись при этом, что... абсолютно не знает сербского языка. Все тексты Обершэлу перевели в Университете Северной Каролины, в котором он является профессором.

«Типичная речь Шешеля начиналась с восхваления сербов, о которых он говорил, что они великий народ, являющийся жертвой прошлых преступлений, которые совершили внешние и внутренние враги, снова угрожающие сербам. Реакцией на эти выступления было желание уничтожить источник угрозы агрессивными и насильственными средствами. Когда Шешель говорил, что «ненасильственное решение это самое лучшее решение, но его невозможно достичь», он тем самым, подразумевал насилие, а не компромисс. Во многих из этих текстов Шешель угрожает другим народам, упоминая изгнание с территорий, обмен населением, месть и возмездие. За то, что происходит, он обвиняет другие народы», - заявил «свидетель», в частности обвинивший Шешеля в том, что он «сеял страх» среди тех, кто его слушал.

Завершил свое «свидетельское» показание Обершэл признанием, что в выступлениях Шешеля нет прямых призывов к преступлениям в Хорватии и Боснии, о которых говорится в обвинительном заключении, как нет в его речах и расистских высказываний.

«Но в них присутствует язык угроз», - закончил свое выступление Обершэл, которое сам Шешель иронично назвал свидетельством защиты. Шешель спросил Обершэла, так использовал он все-таки язык ненависти в своих выступлениях или нет. Обершэл не дал утвердительного ответа.

В следующий раз, на встрече с Обершэлом лидер СРП попросил свидетеля уточнить, где и когда происходили нападения сербов на хорватов Воеводины, о которых говорил последний. Обершэл не нашел, что ответить, заявив, что все детали можно найти в докладах тогдашнего представителя по правам человека при ООН Тадеуша Мазовецкого. Шешель назвал Мазовецкого лжецом и вновь повторил, что «в сербском крае Воеводина в 1992 году не было никаких нападений ни на хорватов, ни на венгров».

На вывод Обершэла о том, что выражение лидера СРП об «ампутации Хорватии» подстрекало насилие, Шешель ответил, что это исторический термин, который впервые употребил король Югославии Александр в 1928 году. «Эта ампутация, к сожалению, не была проведена своевременно», - отметил лидер радикалов.

Шешель подчеркнул, что все его слова об опасности панисламизма и мусульманского фундаментализма оказались оправданными. Американский социолог заметил, что при этом Шешель называл мусульман «террористами и усташами». Тогда Шешель обратился к теме национальных стереотипов, указав в качестве примера, что на саммите ЕС в 1995 году президент Франции Жак Ширак назвал сербов народом «разбойников и террористов». Выходит, надо судить Ширака?

А теперь - самое интересное. Обершэл решил, что Шешеля надо судить за то, что он якобы намеренно завышал количество убитых в концентрационном лагере Ясеновац, чтобы «возбудить в сербах чувство того, что они были и остаются жертвами». Шешель подчеркнул: «Я приводил официальные данные СФРЮ о том, что жертвами Второй мировой войны стало 1 млн 700 тыс. человек, а в Ясеноваце было убито 700 тысяч».

Обершэл проявил себя здесь, как это принято называть сейчас, «ревизионистом». Хотя заяви Обершэл о завышении кем-то количества жертв холокоста, то «отделался» бы в лучшем случае громадным штрафом. Но о завышении количества славянских, в данном случае, сербских жертв Ясеноваца, оказывается, говорить можно и даже нужно.

Прокурор в ходе процесса над Шешелем, неоднократно подчеркивал, что обвиняемый «подстрекал» сербов постоянным напоминанием о преступлениях усташей во времена Второй мировой войны. Прокурор квалифицировал (или пытался квалифицировать) эти высказывания Шешеля как «призыв к мести, распространение стереотипов о хорватах и мусульманах и «язык ненависти». Правда, усташский режим Анте Павелича квалифицировался прокуратурой как «фашистский и марионеточный», но, судя по тону обвинений в адрес Шешеля, это звучало как отягчающее обстоятельство для него самого. Шешелю об этом говорить, видимо, не следовало. Когда об этом говорит трибунал, это нормально, а когда говорит Шешель - происходит «злоупотребление», ведущее к ксенофобии.

Получается, что для трибунала упоминание о геноциде над сербами в усташской Хорватии страшнее самого факта этого геноцида! В замыслах прокуратуры, несомненно, было вынести именно такое решение. Однако Шешель не оставил камня на камне от «доводов» прокуратуры. Иначе, любые исследования усташского геноцида над сербами можно было бы квалифицировать как «язык ненависти», используя принцип прецедента. Отметим, что в документах гаагского судилища усташский геноцид над десятками тысяч сербов квалифицируется как «ужасное преступление» (термин, не имеющий никакого юридического значения) а убийство нескольких сотен боснийских мусульман в Сребренице, как «геноцид» (а это уже вполне и предельно конкретно).

Что же касается так называемого «языка ненависти», то прокуратура в обвинительном акте обходит стороной все известные международные правовые источники, регулирующие такие области, подчеркивает сербский юрист Деян Мирович[8]. Например, он указывает, что прокуратура трибунала в обвинительном акте против Шешеля не упоминает принципы Европейской конвенции прав и свобод человека 1950 года. В статье 10 данной конвенции говорится: «Каждый имеет право на свободу выражения. Данное право включает свободу собственного мнения, принятия и передачи информации неограниченно и без вмешательства власти». А американские доктора права Дэвид Серджи и Сидней Норрис подчеркивают, что «язык ненависти» не является преступлением согласно статуту МТБЮ и обычному международному праву. Подстрекательство к преступлению и «язык ненависти» разные вещи.

На одном из первых заседаний Шешель заявил: «Сербы и русские братья. Мы - русские Балкан». В раскручиваемой теме русской оккупации всех возможных народов и племен во все времена, и в контексте предупреждений Шешелем сербов о возможности нового усташеского геноцида, это заявление Шешеля легко бы вплелось в заключительный акт по его делу, где сербы бы предстали «вечными оккупантами соседних народов, неисправимыми националистами и гегемонистами».

Для нас важно понять, что процесс над Шешелем создает опаснейший прецедент, на базе которого какая-нибудь очередная международная карательная инстанция сможет преследовать не только сербов, но и нас, русских. Чем хорватские усташи отличаются от латышских эсэсовцев? По большому счету, ничем. Значит, на скамье подсудимых может оказаться и историк, разоблачающий, к примеру, зверства прибалтийских коллаборационистов, и политик, позволивший себе напомнить о нацистском геноциде славян, и государственный служащий, противодействующий фальсификаторам истории.

Шешеля судят за то, что он позволил себе говорить правду о событиях Второй Мировой войны. Поэтому процесс над Шешелем - это не только «проблема сербов». Это и наша проблема тоже.

Михаил Ямбаев, кандидат исторических наук, научный сотрудник Института славяноведения РАН


[1] Использованы материалы биографии с сайта В.Шешеля http://www.vojislavseselj.org.yu/index.php?a=23

[2] «Двойные стандарты в защите прав человека: казус профессора Шешеля", М., 2009. С.212.

[3] Указ. соч.  С.127.

[4] Там же. С.127-128.

[5] Там же. С.336-337.

[6] Там же. С.210-211.

[7] Подробнее: Там же. С.15-99.

[8] Подробнее: Там же. С.99-117.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 2

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

2. Ante : Четники и усташи зажигают
2010-12-23 в 20:39

Непонятно, чем злобный четник Шешель лучше какого-нибудь злобного усташа? Тем, что у него пилотка более стильная? Стандарты должны быть равными для всех!
1. Грамотей : Усташи и бандеровцы - выродки славянского мира, вынянченные Ватиканом
2010-12-02 в 20:36

Важная статья, но плохо, что кандидаты исторических наук не всегда в ладах с русским языком.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме