Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Святитель Феофан, Затворник Вышенский, о Льве Толстом

Диакон  Георгий  Малков, Русская народная линия

22.11.2010

Эпистолярное учительное наследие святителя Феофана издавна высоко ценилось самыми широкими кругами православных читателей в России - равно и пастырями, и монашествующими, и обычными мирянами.

Святитель Феофан ЗатворникВсегда присутствующее в письмах Феофана предельно искреннее и живое слово, неизменно доброе и горячее отношение святителя к каждому, кто состоял с ним в переписке и жаждал его мудрых ответов о смысле и истинных путях христианской жизни, подлинно православная основательность всех его советов - четких и ясных, абсолютно чуждых какого-либо начетничества и псевдодуховного клерикализма - вот уже более столетия способствуют постоянному интересу православных россиян к этой части просветительских литературных трудов Вышенского затворника.

Владыка Феофан никогда не считал себя учителем-«старцем», но лишь другом-советчиком своих пасомых. Сам неизменно стремясь жить в свободе «о Духе Святе», он старался по возможности приучать к этому же и свою паству. Той же истинной - христианской! - свободой как основой подлинной любви к Богу проникнуты и все его богословские труды, посвященные столь драгоценной для него теме спасения человека. Недаром позднее протоиерей Георгий Флоровский, давая в одной из своих книг общую оценку богословскому наследию святителя, отметил в качестве важнейшей составляющей христианского миросозерцания и пастырской мысли Владыки именно его духовную широту: «В мировоззрении Феофана есть какая-то вселенская смелость, большая духовная свобода и гибкость, свобода от быта» (Прот. Георгий Флоровский. Пути русского богословия. Париж, 1939. С. 396).

По сути, ради этой свободы - даже от «церковного (точнее - «синодального») быта» - он и ушел «на покой» в Вышенскую обитель, где занялся самым главным делом своей жизни: духовным писательством и смиренным архипастырским учительством, в конце концов и стяжавшими ему не только любовь всей православной России, но и причисление к лику российских святых. Именно так Церковь оценила духовный итог мудрого писательского дара святителя Феофана, которым он до самой кончины стремился служить спасению ближнего, утверждая, что «лучшее употребление дара писать есть обращение его на вразумление и пробуждение грешников от усыпления» (Епископ Феофан. Путь ко спасению. Краткий очерк аскетики. Изд. 7-е. М., 1894. С. 27).

В свое время автором этих строк была обнаружена и идентифицирована (при разборке материалов фотоархива ныне уже покойного старого москвича Леонида Вениаминовича Никонова) фотокопия неизвестного письма Владыки Феофана (от 21 июля 1891 г.). Вскоре же текст письма был издан (см.: Диакон Георгий Малков. «Бога имея пред очами...» Неизвестное письмо святителя Феофана Затворника // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия «Богословие - философия». М. 2007. № 2(18). С. 127-137).

Среди тем, затронутых в письме (ответе на вопросы неизвестной корреспондентки из провинции), присутствует, в частности, и тема Льва Толстого.

Вот небольшой фрагмент письма, непосредственно касающийся антихристанских публицистических брошюр, издававшихся Л. Толстым, - с выражением предельно ясной отрицательной позиции Владыки Феофана ко всему его учению в целом как учению, безусловно, сатанинскому: «...Книжек, противных вере, не читайте, и речей таких не слушайте. Если случится что услышать, изгоняйте то из головы, и старайтесь восставить в силе святое учение веры, пока вычистится сознание и атмосфера душевная. Наш Граф Лев Толстой-сумасшедший много разбросал книжек богохульных, и сам лично непрестанно хулит всё святое... Это враг Божий и слуга диаволь. - Уж не пробрался ли он в Ваше захолустье?!! Индийские чудотворцы - фокусники, какие и у нас бывают. Спириты то же выделывают. Замысловатые штуки... Всё это вражьи проделки - на пагубу нам. Блюдитесь от сеятелей лжи пагубной!» (Диакон Георгий Малков. «Бога имея пред очами...»... С. 134-135).

К вопросу о реальном, по сути, антихристанстве Л. Толстого святитель Феофан вообще не раз возвращался в своих письмах. Тема эта весьма его волновала - в силу того духовного соблазна для русского общества, что вносили безграмотные (с точки зрения православной догматики и екклизиологии), но казавшиеся чрезвычайно «духовными» и чуть ли не профетическими как самому Толстому, так и его почитателям, псевдоевангельские самостные фантазии известного писателя. Так, в письме к протоиерею Н.Ф. от 1 июня 1885 г. святитель взволнованно обращался к нему: «Слыхали-ль вы про евангелие Льва Толстого?... Теперь слышу, что у него также тайком распространяются еще две статьи: критика догматов Церкви и - в чем моя вера...Тут... сокровища премудрости изрыгнуты... хулы на Церковь Божию, на св. Отцев и даже на Апостолов, кои все будто - суть исказители учения Христова... Сам же он не верит - ни в Святую Троицу, ни в Воплощенное домостроительство, ни в силу таинств... Сын Человеческий у него - то разум всечеловеческий, то сущность человечества. Есть ли Бог, - не видно...

Как будущей жизни нет у него, а люди продолжают жить только в потомстве, то вся забота у него - составить программу счастья на земле. Внемлите. Се пункты:

1) не противься злу: пусть бьют, режут, грабят; молчи и терпи;

2) суды не нужны;

3) ни полиции, ни жандармов, ни войска... Всё это насилователи свободы.

4) с женою не разводись, хоть она и неверна. Брака у него тоже - нет.

5) Война богопротивна - и войска не нужно...

Радуйтесь, российстии людие!

Зло потихоньку расходится. Уродливый план осчастливления не привьется, а все пункты неверия не останутся без последователей» (Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника. Собрание писем. Выпуск I и II. Издание Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря и издательства «Паломник», 1994. Вып. второй. С. 27-28).

В другом письме (без даты - но явно второй половины. 1880-х гг.) святитель замечает о Толстом: «Он очень не любит... догматов, ибо не любит Церкви. А почему Церковь ему не по сердцу, - не видно... Одно видно, что она против его учения. Но в этом не укор, а хвала. Ибо его ученье самое фантастическое... Мне представляется, что он близок к помешательству... Так у него все нелепо...» (Там же. С. 134).

В еще одном письме, опубликованном в 1895 году в Тамбовских Епархиальных Ведомостях, Вышенский затворник, отнюдь никогда не «затворявшийся» от российской религиозно-общественной жизни (одно время он даже собирался ответить в печати на антихристианские измышления Толстого), так характеризовал последнего: «У этого Льва никакой веры нет. У него нет Бога, нет души, нет будущей жизни, а Господь Иисус Христос - простой человек. В его писаниях - хула на Бога, на Христа Господа, на Св. Церковь и ее таинства. Он разрушитель царства истины, враг Божий, слуга сатанин, как написал сам св. апостол Павел волхву Еллиму, противившемуся его проповеди на острове Кипре (Деян. 13, 8-10). Этот бесов сын дерзнул написать новое Евангелие, которое есть искажение Евангелия истинного. И за это он есть прóклятый апостольским проклятием. Апостол святый Павел написал: «кто новое Евангелие будет проповедывать да будет проклят, анафема (Гал 1: 8)....он (Толстой) есть подделыватель безчестнейший, лгун, обманщик...

Если дойдет до вас какая-либо из его бредней, с отвращением отвергайте... В наших духовных журналах он разобран до последних косточек, и всесторонне обличен в безумии и злоумии. Но журналы духовные кто читает?» (Там же. С. 42).

Особенно святителя интересовал характер и уровень толстовской критики церковных догматов, которая - после ознакомления Феофана с толстовскими писаниями - оказалась, по его мнению, всего лишь «страшной путаницей», следствием или «лукавства или же глупости» знаменитого писателя, взявшегося вовсе не за свое дело (см.: Там же. С. 136). И чуть подробнее по этому же поводу он замечает в другом письме, давая окончательную свою оценку околорелигиозным фантазиям Толстого: «Критику... мне прислали наконец. Она есть критика «Догматики преосв. Макария» и разбирает догматы, как их изображает этот Владыка. Но все же в виду имеется показать несостоятельность учения православной церкви. Из всех статей Толстаго эта самая ничтожная. Он бежит по Догматике, как вагоны по чугунке..., и заметки его самыя беглыя и неверныя от быстроты полета...

Вон начали его тузить, в «Православном Обозрении» и в журнале «Вера и Разум», и в Киевском Философском Трехмесячнике. Однакоже в наше время неверия и распущенности умственной и нравственной статьи его, при всей несостоятельности, могут иметь пагубныя последствия, особенно для учащейся молодежи» (Там же. С. 137-138).

Пагубные последствия явились вскоре и для самого Льва Николаевича... Отлучение от Церкви - что может быть страшнее для всякого «нормального» человека? Отлучение от Вечной Жизни во Христе?

Страшно впасть в руки Бога Живого - особенно тому, кто всю жизнь убеждал себя, что живет и творит «новую веру» во имя Божией Правды, творя, однако, ложь и эту же ложь унеся с собой и в могилу... Потому, верно, страшна и эта его могила - без креста и Христа: как будто в барском лесу любимая собачка похоронена...

Господи, по велицей милости Твоей, если возможно, просвети и прости Его мученицу-душу - хотя бы за гробом!



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 6

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

6. Александр Изгоев : Диакону Георгию Малкову
2010-11-23 в 16:02

Отец Георгий!

- "походил-походил да и уехал..." -
- Преподобный Варсонофий совершенно иначе излагает действия Льва Николаевича.

- "Относительно же вашего утверждения, что, мол, "епархиальное начальство дало свое разрешение на отмену отлучения", то это, увы, не соответствует реальности..." -
- А у преподобного Варсонофия (современное издание дневниковых записей, выпущенное Оптиной пустынью) сказано именно в этом смысле. Возможно, я ошибся в словах "епархиальное начальство". Про Синод же никакой речи не было вообще. Но могу уточнить, если хотите.

- "...за гробом (если он хоть там-то покается)..." -
- А Вы, отец Георгий, оказывается еретик? Недаром же Вы от личной встречи-то со мною грешным уклоняетесь. Недаром...
5. Максим Макаров : Иван Ильин против Льва Толстого
2010-11-23 в 14:01

В начале марта 1931 г. Ильин читал в Риге ряд лекций. Четвертой по счету была лекция «О сопротивлении злу силой», прочитанная 9 марта. Она состояла из двух частей, в первой части Ильин говорил о неправильном развитии русской философской и религиозно-философской мысли XIX века, о верной постановке вопроса о сопротивлении злу силой и о требовании исторического момента. Специально остановившись на Толстом, Ильин отметил, что Лев Толстой «выдвинул такое понимание добра и зла, которое религиозно сводилось к отвержению мира, а практически к непротивленчеству». Ильин ограничился, однако, лишь кратким изложением самых главных положений в учении Толстого, отослав своих слушателей к главам 9—12 своей книги «О сопротивлении злу силою» (вышла в 1925 году), в которых подробно разбираются состав этого учения, его религиозно-философские корни, его аргументы и ошибки.
Верное разрешение вопроса о сопротивлении злу силой, говорил далее Ильин, возможно лишь при верной постановке этого вопроса. А он формулируется так: «Смеет ли человек, стремящийся к нравственному совершенству, сопротивляться злу силою и мечом? Смеет ли человек, религиозно приемлющий Бога, Его мироздание и свое место в мире, не сопротивляться злу силою и когда необходимо, то и мечом?». Чтобы дать правильный ответ, необходимо помнить, что «зло и добро суть состояния душевные и духовные, внутренние — возникающие и созревающие в таинственной глубине личной души — и потому невынудимые и не искоренимые извне». Сопротивление злу посредством физического понуждения и пресечения требует поэтому наличия известных условий. Ильин подробно останавливается на пяти таких условиях. Налицо должны быть: 1) подлинное зло, изливающееся во внешнем деянии, 2) верное восприятие зла, 3) подлинная любовь к добру, 4) волевое отношение к мировому процессу и 5) ясное сознание, что при данном стечении обстоятельств физическое воздействие является «единственно действительным средством». Ибо сущность проблемы сопротивления злу силой именно «в том, что человеку практически даются всего две возможности, всего два исхода: или потакающее злодею бездействие, или физическое сопротивление». Такой верной постановки вопроса не было ни у Толстого, ни у близких к его умонастроению русских философов и публицистов.
Вторую часть своей лекции Ильин начал с указания на то гонение, которое подняла на его книгу русская зарубежная публицистика. Ознакомившись со всеми этими литературными эксцессами, Ильин пришел к выводу, что «ни один из возражавших не читал» его исследования и что кампания против его книги шла по указке определенных центров, решивших, что книга чревата для них нежелательными политическими последствиями. Но это исследование написано главным образом для молодых поколений, не виноватых в русском крушении. Обращаясь к ним, Ильин останавливается на том главном, христиански-православно верном и философски доказательном решении вопроса, которое его эмиграционные критики «просмотрели потому, что ими владели политические страхи и интеллигентские предрассудки».
Существо утверждений Ильина не только в том, что человечество не может жить без государственно организованного понуждения и пресечения, но и в том, что 1) «угроза, тюрьма и казнь, не суть средства святые и праведные», что 2) «они не преображают злой воли»; что 3) «они допустимы только тогда, когда по совести считаются необходимыми и единственно целесообразными»; и наконец, что 4) «душа человека, прибегающая к ним, должна постоянно заботиться о своем внутреннем, духовном очищении».
После этого Ильин в своей лекции прочитал аудитории страницы 201—209 своей книги «О сопротивлении злу силою» (глава 21 — «О духовном компромиссе»), которые полнее всего передают его идеи о нравственной трагедии, связанной с приятием духовного компромисса. Хотя, пишет в своей книге Ильин, путь меча есть неправедный путь, «нет такого духовного закона, что идущий через неправедность идет ко греху» и «жизненная мудрость состоит не в мнительном праведничании, а в том, чтобы в меру необходимости мужественно вступать в неправедность, идя через нее, но не к ней, вступая в нее, чтобы уйти из нее». Нет другого, праведного пути, который заменил бы неправедный путь силы и меча. Основная жизненная трагедия в том и состоит, что «из этой ситуации нет идеального исхода», а потому «мужество и честность требуют здесь открытого приятия духовного компромисса». Такой духовный компромисс не может преследовать никакой личной выгоды, он есть «бескорыстное приятие своей личной неправедности в борьбе со злодеем как врагом Божьего дела». Сознательно и убежденно принимая неправедность и подъемля бремя мира, религиозно приемля свою судьбу и принимая меч во имя Божьего дела, «человек «полагает свою душу», но утверждает свой дух и его достоинство»; поступая так, он «не праведен, но прав».
Переходя к Евангельским свидетельствам, Ильин пишет: «Христос учил не мечу; он учил любви. Но ни разу, ни одним словом не осудил он меча, ни в смысле организованной государственности, для коей меч является последней санкцией, ни в смысле воинского звания и дела. И уже первые ученики его Апостолы Петр и Павел (1 Петра II. 13—17. Римл. XIII. 1—7) раскрыли положительный смысл этого неосуждения».
Прочитав полностью страницы 201—209 своей книги, Ильин в заключение призвал свою молодую аудиторию к выработке целостного характера, к грозной любви и гибкой борьбе. И подытожил: «Учитесь христианской любви у преподобного Сергия, у Патриарха Гермогена, у Александра Невского; и не учитесь ей у Льва Толстого и его последователей».
Текст взят из публикации Н. П. Полторацкого «И. А. Ильин и полемика вокруг его идей о сопротивлении злу силой» (приложение к книге И. А. Ильина «О сопротивлении злу силою» (Лондон; Канада, 1975)
4. Елена Родченкова : Нет в этом тексте ни сострадания, ни любви
2010-11-23 в 10:20

В Вамем тексте неприязнь, злорадство и поучительный тон, если не сказать прями - ненависть. Что это про "похоронен, как собаченка"?!!! О человеке, как бы он ни ошибался /а его ошибки были нужны, если были попущены Богом/ - не может так писать живой, наполненный любовью к ближнему человек. <...>
3. Диакон Георгий Малков : Александру Изгоеву
2010-11-23 в 00:02

Глубокоуважаемый Александр Изгоев, у вас, к сожалению, нет ясного представления ни о тогдашней ситуации с Толстым, с его душевными метаниями, ни о церковно-юридическом понятии отлучения.
Вы пишете: "..неисповедимы судьбы Господни" - опять получается: Господь во всем виноват и Его Промысл...
Промысл Божий, однако, судьбу человека не определяет, частных действий его, естественно, также не предопределяет и свободу его не насилует. Толстой, действительно, приезжал в Оптину для возможной беседы с кем-либо из старцев-монахов (ведь душа-то его - христианка - мучилась), побродил под окнами скита, но гордыню свою так и не победил - походил-походил да и уехал...
Относительно же вашего утверждения, что, мол, "епархиальное начальство дало свое разрешение на отмену отлучения", то это, увы, не соответствует реальности, ибо никакое "епархиальное начальство" не может отменить отлучения (это прерогатива Собора или Синода - как и было в то "синодальное" время).
Другое дело, что священник (любой!) без всякого на то разрешения Синода имел и тогда право принять покаянную исповедь любого отлученного - и по свидетельству такого священника (под присягой) о раскаянии находящегося под отлучением Синод затем мог и даже обязан был задним числом, если человек вскоре же после исповеди и покаяния умер, снять церковное прещение с заблудшего.
Увы, этого с Толстым не произошло, и можно только надеяться, что Господь по велицей милости Своей как-то устроит "во благая" судьбу Л.Н. за гробом (если он хоть там-то покается), ибо ведь сознательно зла Толстой не хотел, но пал искушенный диаволом, всегда пытающимся надеть на себя личину (разумеется - не лик!) Ангела Светла и выдать свои лукавые деяния и призывы к таковым же злобесным делам - за миссию добра и любви...
С благопожеланиями, диакон Георгий
2. протоиерей николай Вобликов : Re: Святитель Феофан, Затворник Вышенский, о Льве Толстом
2010-11-22 в 13:39

Несмотря на слухи, что родственники не пустили к Толстому в Оптиной пустыне прп. Варсонофия, могу заметить, что на станции Остапово, где умирал Толстой, он сам отказался в категорической форме от общения с местным священником, который прибыл исповедать умирающего
1. Александр Изгоев : Re: Святитель Феофан, Затворник Вышенский, о Льве Толстом
2010-11-22 в 12:53

Отец Георгий!
А ведь епархиальное начальство дало свое разрешение на отмену отлучения, но...родственники не пустили к умирающему рабу Божию Льву будущего преподобного Варсонофия Оптинского, отправленного оптинской братией вдогонку за Толстым, дабы престарелый и недугующий писатель мог исповедаться и причаститься Святых Таин.
Лев Николаевич ведь собственно за тем и приехал было в Оптину, по словам прп. Варсонофия - чтобы покаяться...
Но...неисповедимы судьбы Господни.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме