Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Виктор Нетребин

Виктор  Корн, Русская народная линия

Екатеринбургские останки / 18.11.2010


Глава из книги «За гранью умолчания: кто стрелял в русского Царя и Его семью» …

От редакции. В апреле 2010 года на РНЛ была опубликована 16-я глава «Александр Стрекотин» из будущей книги «За гранью умолчания: кто стрелял в русского Царя и Его семью». Во фрагменте была показана неправомерность причисления следствием к числу расстрельщиков пулемётчика-охранника А.Стрекотина. Сегодня предлагаем вниманию читателей 18-ю главу, посвящённую самому молодому охраннику Царской Семьи, Виктору Нетребину, стоявшему на посту № 1.

«А.Г.Кабанов, С.П.Ваганов, В.Н.Нетребин и А.А.Стрекотин - русские люди, которых то смутное время привело в Ипатьевский дом, но Господь уберёг их от участия в убийстве, ставшим точкой отсчёта геноцида народов России. Уверен также в невиновности и Павла Медведева, который не признал себя расстрельщиком! Велика вина этих русских людей, способствовавших своим служением убийцам, в совершении этого злодеяния, но это и их, и всего нашего народа, трагедия, в которой мы не случайно не можем поставить точку: не осознали всей тяжести, не назвали и не осудили главных виновников, не покаялись. И всё-таки радуюсь, что четверо этих русских людей не виновны в самом убийстве и уверен в том, что, оставляя их в числе подозреваемых, следствие поступило не только юридически неграмотно, но и вопреки известным нам фактам», - написал автор в письме в редакцию.

* * *

Виктор Никифорович Нетребин был самым молодым из всех тех десяти «латышей», которых привёл в Дом Особого Назначения Юровский, после того как 4 июля 1918 года стал его комендантом. В свои 17 лет парень из заводского посёлка Верхотурского уезда, переехавший в поисках лучшей доли в Екатеринбург, где уже начал работать продавцом, успел поучаствовать в боях против атамана А.И.Дутова, а после возвращения с фронта пойти на службу в ЧК.

Судьба начинающего приказчика определилась тогда, когда он «познакомился с большевиками-подпольщиками, в т. ч. с будущими известными политическими деятелями Урала и страны Н.Н. Крестинским и Л.С. Сосновским, выполнял их задания нелегального характера» (1). Вероятно, по этой же причине, «после 1935 года его дальнейшая судьба неизвестна»: Крестинский и Сосновский, соратники Свердлова по «работе» на Урале, попали под сталинскую «зачистку», которую не избежал бы, доживи он до неё, и «всемогущий председатель ВЦИК». Столкнувшись с материальными трудностями во время учёбы в Москве, в автодорожном институте, Нетребин обратился за помощью к Крестинскому, не подозревая, как ему это «аукнется». Однажды он уже использовал свои прошлые «заслуги», когда после крушения всех тех надежд, которые он возлагал, ломая себя и свою прежнюю жизнь, в Ипатьевском доме, «насилу таскал ноги, но всё же старался показываться бодрым, стараясь скрыть свою усталость...» (2)

В конце 1920 года Нетребин, прошедший Гражданскую войну на Урале, в Сибири и Зауралье, где подавлял крестьянско-казачьи восстания, вернулся на Средний Урал, вступил в партию и был назначен военным комиссаром Покровской волости, но в 1922 году заболел, был демобилизован и автоматически выбыл из партии. И.Ф. Плотников, приводя эти сведения из биографии Нетребина, далее пишет о трудной жизни беспартийного батрака, рабочего на прииске и просто безработного, вынужденного обратиться за помощью. Из села Николо-Павловское, где жила его мать, он «весной 1925 года направил в Уральский Истпарт воспоминания о своей службе в команде внутренней охраны в доме Н.Н. Ипатьева, пребывания в нём бывшей царской семьи, её расстреле».

«Давно бытует мнение, что Нетребин вроде бы был «расстрельщиком», указано на это в заголовке письма-воспоминания, но в самом тексте он по каким-то причинам «не договорил» об этом. Воспоминания он переслал из села Николо-Павловское в Свердловск. Надо было быть осторожным. Да и совесть могла уже заговорить, «отмерить» грань умолчания о том, как убивал (наверняка не царя, а кого-либо из дочерей или прислуги)» (1), - объясняет И.Ф.Плотников порядки в стране, когда местное начальство могло прочитать письмо «наверх». Но, почему «совесть могла...», если в заголовке письма Нетребин пишет: «Воспоминания бывшего чекиста, члена команды внутренней охраны, участника расстрела царской семьи...»? В отличие от историка, он не пишет «бывшей», понимая, что таковой не может быть Царская Семья. Так начинается притягивание «за уши» Нетребина в число участников расстрела, не только по заголовку его письма - возможного не бескорыстного самооговора, но и на основании «исторических документов». Почему из десяти «латышей», отобранных Юровским для внутренней охраны и, по его же словам, для участия в предстоящем расстреле, в число исполнителей, по версии И.Ф.Плотникова, попал только Виктор Нетребин, менее всех остальных подходящий на роль убийцы. Мог ли полагаться на 17-летнего парня Юровский, хорошо осознающий ответственность, возложенную на исполнителей «акции» и на него лично: «...заниматься расстрелами людей, ведь дело вовсе не такое лёгкое, как некоторым может казаться. Это ведь не на фронте происходит...», - объяснял Юровский «старым большевикам» на закрытом совещании в 1934 году в Свердловске.

Рассмотрим те аргументы, которые приведены автором 2-томной монографии в качестве доказательства, даже не предположения, а полной его уверенности, что он правильно определил всех участников расстрела и среди них В.Н. Нетребина.

В Нижнетагильском городском архиве И.Ф. Плотников нашёл личные дела «самого Нетребина и его матери П.И. Нетребиной», в которых «прямо указывается на участие Нетребина в расстреле царской семьи... Это удостоверено рядом участников событий Гражданской войны, властными органами, их печатями. Особые заслуги Нетребина подтверждали высокопоставленные коммунистические функционеры, в том числе - Н.Н. Крестинский. Вопрос об участии Нетребина в расстреле проясняется» (3).

Вывод историка, в этой части его системы доказательств, абсолютно ничем не обоснован: никто из этих людей не только не был свидетелем расстрела, но и не находился в Ипатьевском доме в те дни. Эти сведения ими были получены от Нетребина и его матери, узнавшей об участии сына в расстреле от него самого. В селе, где она жила, все знали о том, что её сын был участником расстрела Царя и Его Семьи. Мать, которая должна была бы стыдиться этого и переживать за преступление сына, выставляла напоказ своё прежде всего непонимание греха человекоубийства вообще как такового и отсутствие сострадания, как к лишённой её сыном чьей-то жизни, так и к его собственной загубленной душе. Грех её отягощается ещё и тем, что сын, который в свои 17 лет больше старался быть «героем», чем был таковым, в действительности не был убийцей.

Так, революцией и гражданской войной ломался характер народа, который «воспитывали», на примерах награждаемых орденами и именным оружием «героев гражданской войны» за убийство соплеменников. Христианская заповедь - «не убий» превратилась в безбожное - «убей!»: классового врага, социально чуждого, просто думающего иначе, чем так, как все должны думать. Пройдёт не так много лет и революция начнёт поедать своих «детей», ставших «шпионами» и «агентами» всех иностранных разведок, оставив в своей, ежедневно перекраиваемой истории, только тех, кто «геройски пал на полях Гражданской войны».

В очередной раз напомнив, что Нетребин своим воспоминаниям «предпослал признательное название», Плотников пишет: «Общий ход освещения Нетребиным подготовки и совершения казни, на наш взгляд, не оставляет сомнений, что и он был палачом» (4). Логичным было бы рассмотрение сначала «освещения Нетребиным подготовки», в котором выражено его переживание, не замеченное И.Ф.Плотниковым: «Возбуждённое состояние не давало спокоя, наболевшему от впечатлений, воображений и одна за другой рисовались картины, наступающей казни. Чувствовалось, что где-то в глубине души вставали робкие и навязливо-неотступные вопросы: как, каким образом, мы исполним выпавший жребий. И ещё не пережитые, не испытанные, новые чувства охватывали всё существо при мысли о наступлении казни. Вспоминалось пережитое на фронте: бой и другие тяжёлые переживания, но здесь было что-то другое» (5).

Прошло без малого семь лет с тех дней, но автор воспоминаний как будто заново переживает «выпавший жребий», точно выразив словами человека, успевшего поработать селькором газеты «Уральский рабочий», предстоящую долю - участие в «наступающей казни». Юровский проводил с чекистами внутренней охраны «политбеседы» на тему «угнетения династией Романовых русского народа на протяжении всех 300 лет». Самим Юровским или по совету, данному Голощёкиным, будущим участникам расстрела была поставлена задача: обдумать и предложить «способ» казни. Об этом рассказывают все исполнители в своих «воспоминаниях», что ещё раз подтверждает тот факт, что решения о расстреле президиума Уралоблсовета не было: он был отдан на «откуп» убийцам. Вот как об этом пишет Нетребин: «Получив объяснение от тов. Юровского, что нужно подумать о том, каким образом лучше провести казнь, мы стали обсуждать этот вопрос. Не помню, кто-то из нас предложил следующее: запереть заключённых в комнату, в угловую (она была занята ими же), и бросить две бомбы. Так мы и решили. Чтобы решить, кому кидать бомбы, мы бросили жребий. Жребий выпал на двоих: старшему латышу и мне. День, когда придётся выполнить казнь, нам был неизвестен. Но всё же мы чувствовали, что скоро он настанет» (5). И далее, в разделе «Казнь и упаковка имущества», Нетребин продолжает: «Наконец настало долгожданное время. Только что, сменившись с поста, мы снова были вызваны к верху... Мы снова обсудили вопрос о методе казни и решили его изменить. Мы решили расстрелять из наганов в находящейся внизу комнате... Тяжелый грузовой автомобиль стучал уже во дворе дома». Почему «долгожданное время», объясняется тем, что «Возбуждённое состояние не давало спокоя», к тому же Нетребин «чувствовал себя совершенно ослабшим - физически от бессонных ночей, начавшихся ещё задолго до принятия караула б/цар., когда приходилось стоять в карауле у обкома партии».

Нетребин пишет: «я и ещё несколько товарищей были взяты с занятий тов. Юровским... для охраны во внутренний караул б/ц», что подтверждает и сам комендант. В воспоминаниях 1922 года «Свидетельствую...», он объясняет: состояние сигнализации и пулемётов было не в должном порядке, что «побудило меня набрать известных мне закалённых товарищей, которых я взял частью из Областной Чрезвычайной Комиссии, где я был членом коллегии, а частью из Отряда Особого Назначения при Екатеринбургском Партийном Комитете» (6). Юровский, в этом месте воспоминаний, в отличие от дальнейшего признания, почему-то скрывает истинную причину набора «закалённых товарищей»: «Вызвав внутреннюю охрану, которая предназначалась для расстрела Николая и его семьи, я распределил роли и указал, кто кого должен застрелить» (6).

Вряд ли сам 17-летний Нетребин и «ученик уральского училища лет 21», названный им среди тех «тов. бывших во внутреннем карауле, который состоял, если не изменяет мне память из 5-ти человек», относились к «закалённым товарищам». По словам Нетребина, среди тех «5-ти человек... были два латыша, один лет 30-ти другой лет 22-х» (7).

Он не пишет, были ли эти «два латыша» таковыми по национальности или бывшими военнопленными мадьярами: по установившейся в те годы привычке так называли, по засилью в ЧК латышей, вообще всех чекистов, в том числе венгров и даже русских. Более того, у местного населения слово «латыш» ассоциировалось со словом «большевик».

Следователь Н.А. Соколов очень точно определил поведение Юровского в те дни подготовки им убийства Царской Семьи, решённого самим фактом прихода в Ипатьевский дом нового коменданта: «Он шёл к своей желанной цели, соблюдая большую осторожность, ибо не желал, чтобы его цель была раскрыта раньше времени».

Юровский, набирая охранников для внутреннего караула, исходил из того, что им предстояло участвовать в расстреле, о котором узники Ипатьевского дома, ни в коем случае, не должны были догадаться. По этой причине, наряду с «закалёнными товарищами», не раз привлекаемыми к участию в акциях, связанных с расстрелами людей, им были взяты двое молодых людей, которым предстояло нести дежурство на том посту, где «арестованные» наиболее часто сталкиваются с охранником. Нетребин так пишет об этом: «Пост №1 был у входа в дверь, которая ведёт в комнаты, занимаемыми заключёнными. На данный караул я и был помещён. В косяке двери был звонок, который имел назначение для предупреждения часового. Налево дверь на парадное крыльцо, которая была под наблюдением этого же поста. Направо дверь в комнату ванную и уборную тоже под наблюдением этого же поста» (8). Юровский, учитывая недостаток времени в связи с эвакуацией, распланировал выполнение всех последующих действий после расстрела, главные из которых начали выполнять сразу после того, как «заключённые» сошли на нижний этаж, обманутые лживой причиной возможного нападения на дом. Речь идёт о разборе личных вещей Царской Семьи, в том числе бумаг и драгоценностей, частью запрятанных в оставшейся одежде, о чем в ЧК знали ко времени начала отъезда из Тобольска остающихся ещё там Детей. Для разбора вещей и был предусмотрительно отобран бывший продавец Нетребин, который подходил ещё и по своему юному, не вызывающему подозрений виду. С далеко идущей целью был выбран, как сказал Нетребин, «ученик Уральского училища лет 21», по своему возрасту более подходящий к студенту Уральского горного института, разбирающегося в драгоценных камнях. Об этом же говорил в беседе А. Кабанов: «Когда я слез с чердака и вошёл в помещение, ранее занимаемое Николаем Романовым, то там студент горного института разбирал драгоценности династии Романовых - он драгоценные камни складывал в одно место, простые камни самоцветы в другое. На студенте был бархатный пояс одной из дочерей Николая. Тов. Юровский предложил студенту снять пояс и распороть его. Когда студент это сделал, то оказалось, что вместо пуговиц были пришиты крупные бриллианты, обшитые бархатом...» (9)

Известно, что Кабанов «слез с чердака» после ухода грузовика с трупами. Это произошло, по словам Нетребина, когда «...на улице уже светало сильно и автомобиль, перегруженный трупами в сопровождении тов. Юровского и старшего латыша уже полным светом выехал из ворот дома». Нетребин ошибается, говоря, что Юровский уехал, как и в том, что «уже светало сильно»; память 17-летнего юноши была избирательной: он хорошо запомнил своё «возбуждённое состояние» на протяжении «несколько дней, полных тревоги и напряжённого ожидания», но не запомнил ни одной фамилии «тов. бывших во внутреннем карауле». Запомнил он и своё участие в разборе вещей: «С наступлением утра мы взялись за упаковку вещей, для отправки их в Москву... Будучи по профессии приказчиком (вот причина выбора его Юровским - В.К.), я взялся за упаковку просмотренных и профильтрованных нашим вниманием вещей». С юношеским любопытством он «принялся перечитывать дневники казнённых. Но свободного времени не было и более подробно читать их не приходилось».

Удивительно, что он ничего не пишет о своих чувствах, которых он не мог не испытывать, будучи участником только что состоявшейся «казни». Его описание расстрела заняло всего несколько строк: «Последней пала Вырубова, которая защищалась подушечкой, находящейся у ней в руках. Но очень долго были признаки жизни у быв. наслед., несмотря на то, что он получил много выстрелов. Младшая дочь б/царя упала на спину и притаилась убитой. Замеченная тов. Ермаковым она была убита выстрелом в грудь. Он встал на обе руки выстрелил ей в грудь» (10). Нет сомнений в том, что Нетребин повторяет наиболее впечатляющие эпизоды, рассказанные участниками расстрела, повторяющиеся и в некоторых воспоминаниях и ни одним словом не обмолвился о своём непосредственном участии.

При отсутствии даже малейшего намёка на участие Нетребина в расстреле, цитируя из его воспоминаний отрывок: «Мы снова обсудили вопрос о методе казни и... решили расстрелять из наганов... Все начали осматривать своё оружие...Мы ждали... начали выходить, гуськом направляясь вниз» (10), И.Ф.Плотников в пропуске последнего предложения опускает слова, искажая происходящее действие. Вот как этот эпизод изложен в тексте воспоминаний Нетребина, приведенных во втором томе монографии: «Мы ждали, а время шло, шло так нестерпимо медленно. Предупреждённые всё ещё не были готовы. Они, по-видимому, предвидя, что-нибудь неладное, и зная короткие летние ночи, тянули время. Пришлось ещё предупреждать, чтобы собирались поскорее. Наконец, собравшись они начали выходить гуськом (выделено - В.К.), направляясь вниз». Начали выходить «гуськом» не «мы» - участники расстрела, а «они» - «предупреждённые». Здесь Нетребин использует выражение, применённое им ранее: «тов. Юровский пошёл в комнату заключённых, предупредить их, чтобы они собирались ехать...» (10)

Этой фразой он невольно подтверждает тот факт, что находился всё это время в комендантской и был свидетелем того, как Юровский ходил ещё раз «предупреждать, чтобы собирались поскорее». Команда «латышей» - расстрельщиков, к тому времени, уже спустилась вниз и дожидалась «вызова» в одной из комнат нижнего этажа. Нет никаких оснований для включения Нетребина в состав исполнителей, приведенный Плотниковым: «Как увидим далее, включённая в последний момент коллегией облЧК группа (Я.М.Юровский, Г.П.Никулин, М.А.Медведев (Кудрин), П.З.Ермаков, С.П.Ваганов, П.С.Медведев, А.Г.Кабанов, В.Н.Нетребин - всего 8 человек) выполнила возложенную на неё задачу - и стала командой палачей (при возможном участии в казни одного или двух латышей из внутренней охраны, но об этом ниже)» (11). Естественно, что источник этого важного сообщения не указан: при его наличии, не было бы потребности в поиске несуществующих доказательств и искажении текста воспоминаний В.Нетребина.

Когда «они начали выходить гуськом, направляясь вниз», вместе с ними, по словам Стрекотина, «идут Юровский, Окулов (Никулин - В.К.), Медведев (Павел - В.К.) и Ермаков, которого я знал по Дутовскому фронту», а раньше вниз спустилась «неизвестная мне группа людей, приблизительно человек 8-мь...» (12). Пулемётчик Стрекотин знал Кабанова, начальника пулемётной команды; Ваганова, который вместе с Ермаковым был на Дутовском фронте; наверно, и Нетребина, так как «латыши» жили в соседних с его постом комнатах. Если бы они были среди тех 8- ми, он не назвал бы эту группу неизвестной ему.

Медведева (Кудрина), который был среди восьми «латышей» этой группы, Стрекотин, действительно, не знал, как мог не знать и некоторых «латышей», но главной причиной того, что он назвал «эту группу неизвестной ему», вероятнее всего, был запрет на упоминание того, что в числе расстрельщиков были бывшие венгерские военнопленные.

Группа чекистов, «закалённых товарищей» на расстрелах в ЧК, стала командой палачей Царской Семьи, но Виктор Нетребин в ней не был и не мог быть, как и ещё один участник событий в Ипатьевском доме в те трагические дни - А. Г.Кабанов.

Послесловие: Следует добавить одно, очень важное, свидетельство В.Нетребина: «В сожжении трупов я не участвовал» (13).

Наталия Розанова, «приняв за точку отсчёта свидетельство помощника коменданта ДОНа Никулина о количестве лиц, задействованных в расстреле, согласно которому исполнителей было 8 человек», в их число включила Кабанова, Нетребина, и, «вероятней всего», Ваганова. И далее, вопреки принятому за «точку отсчёта» свидетельству Никулина, девятым назвала Стрекотина и «не более двух-трёх человек» из тех, которые указаны в Постановлении о прекращении уголовного дела в 1998 году, как «неустановленные лица из латышского батальона ВЧК» (14).

Примечания:

1 - Плотников И.Ф. Правда истории. Гибель царской семьи. Екатеринбург. 2008. Т.II. - С. 234

2 - Там же. Т. I. - С. 165

3 - Плотников И.Ф. Указ. Соч. Т. I. - С. 168

4 - Плотников И.Ф. Указ. соч. Т. I. - С. 167

5 - Там же. Т.II. - С. 165, 166

6 - Яков Юровский. Слишком всё было ясно для народа/Cвидетельствую/. Ж. Источник 0/1993. - С. 107 - 116. См. также: Плотников И.Ф. Указ. Соч. Т. II. - С. 67 - 75

7 - Плотников И.Ф. Указ. Соч. T. II. - C. 165

8 - Плотников И. Ф. Указ. соч. Т. II. - С. 165

9 - Плотников И. Ф. Указ. соч. Т. II. - С. 134 - 137. Из письма бывшего чекиста, входившего в июле 1918 г. в состав внутренней охраны ДОНА в качестве начальника пулемётной команды, участника расстрела царской семьи Алексея Георгиевича Кабанова.

10 - Плотников И. Ф. Указ. соч. Т. II. - С. 166

11 - Плотников И.Ф. Указ. Соч. Т. I. - С. 154

12 - Там же. Т. II. - С. 170

13 - Там же. Т. II. - С. 166

14 - Наталия Розанова Царственные страстотерпцы Посмертная судьба. М. 2008. - С. 451



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 14

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

14. Избицкая Наталья Николаевна : Re: Виктор Нетребин
2010-12-15 в 04:22

Убитая безверием и унижением любовь никогда не воскресает..А сердцу не прикажешь любить или нет..оно либо любит..либо НЕТ.
13. Избицкая Наталья Николаевна : Re: Виктор Нетребин
2010-12-13 в 01:42

Мы близнецы.
12. Виктор Корн : Прощённая любовь остаётся любовью
2010-12-12 в 23:55

В.Корн: Re: 11. Избицкая Наталья Николаевна : ПРОСТИ за ЛЮБОВЬ! ОСТЫЛО
2010-12-12 в 23:55
Уважаемая Наталья Николаевна!
Спасибо за такие верные слова, только грустно, хотя и справедливо: действительно, стоит ли продолжать стучаться в мёртвые сердца.
И всё-таки...
Почему то Е.Н, то Н.Н. Вас двое?
11. Избицкая Наталья Николаевна : ПРОСТИ за ЛЮБОВЬ! ОСТЫЛО
2010-12-12 в 02:19

ЭТО ПЕСНЯ РОССИИ от РОДА РОМАНОВЫХ
Я надеюсь она вам больше скажет чем просто слова
ПРОСТИ ЗА ЛЮБОВЬ! ОСТЫЛО!
http://www.karaoke.ru/records/16963905

И ЭТА ЦЕНА ВАШЕГО ВСЕОБЩЕГО БЕЗУМИЯИ БЕЗВЕРИЯ.
И нашей семье России и русскому народу сказать БОЛЬШЕ НЕЧЕГО!
10. Виктор Корн : Правда, вся правда и ничего, кроме правды!
2010-11-21 в 20:35

Виктор Корн: Re: 7. Криминалист Соловьев: "Виктор Корн с непонятной мне целью старательно «обеляет» участников расстрела Царской Семьи и их пособников. На очереди Павел Медведев.
Попытка разделить команду убийц на «чистых» и «нечистых» очень сомнительна".
2010-11-21 в 20:35
Уважаемые участники форума!
Спасибо за понимание, Вам, уважаемый Сокол! Это придаёт силы!
Ещё раз повторяю: "обелять" никого не собираюсь, а вот разделить на "чистых" и "нечистых", действительно, попытаюсь.
Насколько это мне удастся, пусть решают читатели, каждый сам для себя.
По моим выводам, анализу всех, имеющихся материалов (спасибо форумчанам, помогающим с неизвестными доселе),в составе убийц, с абсолютной достоверностью, были "нечистые" большевики-чекисты:
Юровский,Никулин,Ермаков и М.Медведев.
Нет абсолютной уверенности, но есть достаточно фактов, позволяющих поставить позади первого ряда большевиков-убийц, семерых венгерских коммунистов-чекистов.
Чего боится г.Соловьёв, так это того, что эта команда убийц останется без представителей простого русского народа.
Этим народом всегда прикрывалась политика большевиков, а "король оказался голым".
Никто не станет отрицать, что Царское Дело ещё таит в себе много неведомого, но у него есть одна особенность: "Неправда о нём помогает выявить правду"! Так что, объективно, криминалист В.Н.Соловьёв работает на истину. Как и обещал, опубликую (на форуме "Пристяжные лжи")комментарий его двух составов (спасибо Соколу!)расстрельной команды - в
1998 и 2009 годах. Одиннадцать лет!
Мистика в Царском Деле - свидетель Божиего Провидения.
Убийство в станице Кущевской выявило несостоятельность полностью прогнившей правоохранительной системы. Г. Соловьёв, как её представитель, пытается прикрыться "молодыми подонками"! Это наши, к сожалению, нам в вину, дети, как и мальчишка В.Нетребин, который, действительно знал о том, что "возможно предстоит", а вот уральские рабочие, при найме на охрану, не знали. Если я ошибаюсь г. Соловьёв меня поправит.
С уважением,
Виктор Корн
9. Georg-NN : Толстый троллинг
2010-11-21 в 20:26

От пасквилей - к троллингу. Модернизация в действии.
http://ru.wikipedia.org/wiki/Троллинг
Не кормите троллей!
8. Сокол : Re: Виктор Нетребин
2010-11-21 в 14:06

В.Корн:
Самим Юровским или по совету, данному Голощёкиным, будущим участникам расстрела была поставлена задача: обдумать и предложить «способ» казни. Об этом рассказывают все исполнители в своих «воспоминаниях», что ещё раз подтверждает тот факт, что решения о расстреле президиума Уралоблсовета не было: он был отдан на «откуп» убийцам. Вот как об этом пишет Нетребин: «Получив объяснение от тов. Юровского, что нужно подумать о том, каким образом лучше провести казнь, мы стали обсуждать этот вопрос. Не помню, кто-то из нас предложил следующее: запереть заключённых в комнату, в угловую (она была занята ими же), и бросить две бомбы. Так мы и решили. Чтобы решить, кому кидать бомбы, мы бросили жребий. Жребий выпал на двоих: старшему латышу и мне. День, когда придётся выполнить казнь, нам был неизвестен. Но всё же мы чувствовали, что скоро он настанет»

Сокол:
Вот и ещё одно верное и тонкое наблюдение.
Пристальное и беспристрастное погружение в материал «Царского Дела» позволяет трагическим событиям раскрывать свои тайны.
7. Криминалист Соловьев : Екатерине о "сомнительном герое" Виктора Корна
2010-11-20 в 23:20

Уважаемая Екатерина!
Виктор Корн с непонятной мне целью старательно «обеляет» участников расстрела Царской Семьи и их пособников. На очереди Павел Медведев.
Попытка разделить команду убийц на «чистых» и «нечистых» очень сомнительна. Одно дело, когда человек, не зная о происходящем, случайно попадает в сложную ситуацию. Другое дело, когда он сознательно идет на подлость. И Нетребин, и Павел Медведев заведомо знали, что они станут участниками гнусного события – убийства ни в чем неповинных людей. Юровский с новой командой пришел в дом Ипатьева с целью уничтожить его узников. Он не скрывал от пришедших с ним сотрудников УралЧК и «активистов» вроде Нетребина, что они – будущие убийцы. Еще раз напомню воспоминания Нетребина: «Однажды, занимаясь вместе с батальоном областного ком/парт я и еще несколько товарищей были взяты с занятий тов. Юровским. Вскоре нам было объяснено, что мы взяты для охраны во внутренний караул б/царя и что возможно на придется выполнить казнь б/царя и что мы должны держать строго в тайне все могущее совершиться в доме заключенных б/царя».
Участие в казни – это одна из попыток молодого комсомольца сделать «карьеру» на чужом горе. На Урале взрослели рано и уралец 17 лет несколько отличался от сегодняшнего москвича того же возраста.
Потом, когда «карьера» не получилась, Нетребин начал выбивать из властей 30 серебряников за свой иудин поступок, за что в качестве почти положительного героя попал в «Иудину галерею» Виктора Корна. Неужели подлец перестает быть подлецом только потому, что он стал таким смолоду?
Что касается «неприличных» подробностей, содержащихся в цитатах воспоминаний молодого негодяя, я, конечно, ничего не буду иметь против если их уберут с форума. Они были приведены только для того, чтобы показать какого типа людей пытается реабилитировать Виктор Корн. Это ложь Нетребина. Такая же ложь, как широковещательные заявления о «блуде» Императрицы и Распутина, как поддельные «дневники» Вырубовой, как тысячи гадостей, сделанных для того, чтобы дискредитировать Семью Русского Царя.

Криминалист Соловьев
20 ноября 2010 года
6. ekaterina : Криминалисту Сольвьёву на пост 1
2010-11-20 в 21:05

Криминалист Соловьёв!

Неужели нельзя было обойтись без цитирования этих гнусных подробностей Нетребина, касающихся Императрицы? Ведь Вы же мужчина! Стараясь доказать свою правоту совсем забываем о благоговении! Ведь любовь всё покрывает... Совсем забыли, что "нам не дано предугадать, где наше слово отзовётся.." Стыд нам всем и позор!


МОДЕРАТОР! Уберите, Христа ради, абзац (…При дальнейшей разборке...) из поста 1 криминалиста Соловьева. Это несильно повлияет на смысловую нагрузку.
5. Сокол : Re: Виктор Нетребин
2010-11-20 в 10:50

В.Корн:
Юровский, набирая охранников для внутреннего караула, исходил из того, что им предстояло участвовать в расстреле, о котором узники Ипатьевского дома, ни в коем случае, не должны были догадаться. По этой причине, наряду с «закалёнными товарищами», не раз привлекаемыми к участию в акциях, связанных с расстрелами людей, им были взяты двое молодых людей, которым предстояло нести дежурство на том посту, где «арестованные» наиболее часто сталкиваются с охранником.

Сокол:
Очень точное и важное для восстановления картины преступления психологическое наблюдение.
4. Аноним : Re: Виктор Нетребин
2010-11-20 в 08:53

Виктор Корн: Подонками не рождаются
2010-11-20 в 08:54
В моём сообщении 2010-11-19 в 21:23 в тексте следует читать "17 ноября..."
3. Криминалист Соловьев : Соловьев Корну о существовании уголовного законодательства в России
2010-11-19 в 23:45

Уважаемый господин Корн!

Вы эдак легко публично обвинили меня в фальсификации доказательств сразу по двум делам по особо тяжким преступлениям (убийство генерала Рохлина и Царской Семьи). Хотя вы достаточно часто бездумно употребляете слова «суд», «следствие», «доказательства» и прочие юридические термины, 18 лет вам должно быть уже исполнилось, ответственность за свои слова можете нести, так что давайте, «трусишка зайка серенький», проведу с вами легкую профилактическую беседу. Вот некоторые выдержки из нашего лучшего в мире российского уголовного кодекса. Все мои доказательства изложены в документах, которые легко проверить суду и я за свои слова отвечаю. Вы же прячетесь за псевдонимом. Не трусьте, назовите свое имя «борец с фальсификациями», подайте на меня в суд, выползите из лживого подполья, станьте сразу и Ослябей и Пересветом, но до этого хоть немного почитайте уголовный кодекс и осознайте, что ответственность могу понести не только я, но и вы.

Статья 303. Фальсификация доказательств
Фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия, - наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Статья 15. Категории преступлений
1. В зависимости от характера и степени общественной опасности деяния, предусмотренные настоящим Кодексом, подразделяются на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления.
3. Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, превышает два года лишения свободы. (часть третья в ред. Федерального закона от 09.03.2001 N 25-ФЗ)
4. Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы.
5. Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых настоящим Кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.

Статья 306. Заведомо ложный донос
1. Заведомо ложный донос о совершении преступления - наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.
2. То же деяние, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, - наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до трех лет.

Никуда вы не пойдете, поскольку одно дело совершить поступок, а другое дело нападать на женщин вроде Розановой, которые не могут вам ответить.

Криминалист Соловьев
19 ноября 2010 года
2. Виктор Корн : Подонками не рождаются
2010-11-19 в 21:23

Виктор Корн:Re:1. Криминалист Соловьев
2010-11-19 в 21:23
Уважаемый г. Соловьёв!
Настоящими подонками являются взрослые "дяди", которые лепят из неокрепших детских душ по своему образу и подобию. В данном случае, это троцкисты Крестинский и Сосновский, смутившие ум молодого 16-летнего юноши и Юровский, который натравливал его на Царскую Семью, проводя политбеседы о династии Романовых, "300 лет угнетавших русский народ", который Ими сберегался и прирастал, в отличие от коммунистов. По большому счёту, главными подонками являются Маркс и его последователь Ленин (Грабь награбленное!), развязавшие классовую борьбу, натравливая людей друг на друга.
"Ленин умер, но дело его живёт" в том, что твориться (зависть, ненависть к богатым, желание их ограбить)в душах многих людей , у которых "единственно верное ленинское учение" отобрало веру в Бога.
Подонком является и Свердлов, тихой сапой - методом, наподобие Вашему расследованию, подготовивший убийство Царской Семьи. Это "Черного дьявола" Свердлова, как назвала его русская пресса в 1917 году,
Вы защищаете, являясь, действительно, "Его адвокатом". Вы докатились до того, что "отмазали", не думаю, что безкорыстно делается подобное, от цареубийства Юровского в книге "Романовы.
Подвиг во имя любви". Вы не ответили ни на один факт Вашей фальсификации в ней.
Г. Соловьёв, подонками являются работники правоохранительных органов, которые сплошь и рядом, "крышуют" преступников, сами торгуют наркотиками и Ваши коллеги из СК, постоянно уличаемые в коррупции. А сколько их не уличённых, не пойманных?
Жаль, что Вы не обратили внимание в моей статье на разоблачёние фактов фальсификации историком И.Ф.Плотниковым воспоминаний В.Нетребина, с целью доказать его участие в расстреле.
Это Вы, г. Соловьёв, виноваты в "проколе" Н.Розановой в части состава
расстрельной команды: когда она писала книгу, Вы уже знали, что сами ошиблись в тех своих выводах 1998 года по списку совершивших "умышленное убийство".
Каким бы ни был человеком Виктор Нетребин, никто не имеет право считать его убийцей без веских доказательств. Оставьте Ваши показные эмоции, не надо работать на публику, чем Вы так любите "блеснуть"!
17 июля на телеканале "Совершенно Секретно" был показан фильм о деле генерала Рохлина, где Вы в очередной раз "отметились". Дочь Рохлина сказала, что вдоволь наслушалась "тирад следователя Соловьёва". И в этом деле были обгорелые трупы в лесочке, которые Вы отнесли к давним и даже срочно нашли, чьи они. Как будто местные люди там никогда раньше не ходили!
Да, никто не оправдывает тех, кто помогал убийце Юровскому, выполнявшему "заказ", но Господь, действительно, уберёг этих русских людей от греха человекоубийства в Ипатьевском доме,в отличие от настоящих убийц-большевиков: Юровского, Ермакова,Медведева(Кудрина) и молодого, но раннего, действительно, подонка Никулина, который произвёл на Императрицу приятное впечатление (как легко можно ошибиться).
Вы, г.Соловьёв, являетесь достойным продолжателем дела следователя И.А.Сергеева, который виноват в том, что Павел Медведев стал считаться участником расстрела. И Вы это знаете не хуже меня. Как хотел его допросить Н.А.Соколов!
Следователю Сергееву, прокурору Иорданскому, а теперь и Вам, очень хочется сделать уральских рабочих убийцами Царской Семьи. Это старая песня, теперь уже на Ваш, новый, лад.
Убивали русского Царя и Его Семью по приказу хозяев Свердлова и Голощёкина, и давшего своё согласие Ленина, чекисты-большевики и наёмники из бывших венгерских военнопленных (у Вас даже Вергаш исчез вместе с его надписью!), ставших гражданами Совдепии. Доказать обратное и является задачей Вашего расследования. Не получится, г. Соловьёв - Господь не допустит и правда восторжествует. В руках Господа Нашего ключи от Царского Дела! Об этом никому не надо забывать, иначе последствия будут катастрофическими!
П.С. Г. Соловьёв, перестаньте цитировать гнусности о Царской Семье из материалов
следствия. Это уже не криминалистика, а клиника!
Спасибо за крохи с "барского стола" - список "принявших решение о казни и участвовавших в расстреле". Обязательно его прокомментирую!
Искренне жаль "девушку" Наталию Розанову, постадавшую не из-за меня, а из-за взрослых "дядей", которые втянули её в дело проталкивания чужих "идей". Но, всё-таки, прошу её простить меня! Почему она никогда на отвечает на критику? Если не позволяет сан монашки, тогда, тем более, не надо было и начинать не Богоугодное дело, не ввязываться в мужские дела, как верно заметил В.В.Архипов.
1. Криминалист Соловьев : Господь уберег их от участия в убийстве
2010-11-19 в 10:27

Уважаемый господин Корн!

Работа настоящего историка связана с некой новизной. Какие-то новые факты, новые обобщения… Воспоминания Нетребина уже давно опубликованы в полном объеме с обширными комментариями. Помимо публикаций воспоминаний достаточно объективно об этих событиях написано у Розановой. Для чего Вы подготовили эту публикацию? Для того чтобы еще разок гаденько куснуть Розанову? Девушка и так здорово пострадала из-за ваших публикаций. А ведь её книга, в отличие от ваших писаний вполне оригинальна. Она работала в архивах и с экспертами, многое сделала для того, чтобы найти останки Алексея и Марии.
Как вы написали в редакцию, «А.Г.Кабанов, С.П.Ваганов, В.Н.Нетребин и А.А.Стрекотин - русские люди, которых то смутное время привело в Ипатьевский дом, но Господь уберёг их от участия в убийстве».
Насколько я понимаю, вы пытаетесь доказать, что эти «замечательные люди» были отведены Господом от самого страшного. Нет, господин Корн, главу своей будущей книги вы посвятили откровенному подонку. Именно такие «мальчики» составляют основу теперешних преступных формирований и недавно показали своё лицо в станице Кущевской. Да, прямых доказательств нет, что Нетребин нажал на спусковой крючок Нагана, но есть мыслительный процесс 17-летнего юноши, «обдумывающего житье» и делающего жизнь с товарища Дзержинского. Юноша решает как он будет убивать 17-летнюю девочку Настю, её сестер и братишку. Можно было отказаться от участия в расстреле. Ведь решили так двое неизвестных нам «латышей». Не получится у вас амнистия «простого русского парня» Нетребина.
А теперь некая часть его тошнотворных воспоминаний, сделанных для того чтобы выклянчить сколько-то деньжат для поддержки здоровья молодого Иуды.
«Однажды, занимаясь вместе с батальоном областного ком/парт я и еще несколько товарищей были взяты с занятий тов. Юровским. Вскоре нам было объяснено, что мы взяты для охраны во внутренний караул б/царя и что возможно на придется выполнить казнь б/царя и что мы должны держать строго в тайне все могущее совершиться в доме заключенных б/царя.
…Старшая из них была худая до отвращения. На ней было только кожа да кости. Держала себя на подобие матери. Алексей совершенно не ходил, так как у него болели ноги. Его приходилось видеть два раза в день – утром, когда приходилось выходить в садик на прогулку и вечером. – Николай всегда выносил его на руках до места, где стояла коляска. Гулявшие в саду б/ц были очень экономны по отношению к своему времени, которое давалось им на прогулку они с младшей дочерью ни на минуту не останавливались все время прохаживаясь по аллейке садика. Бывало сядем на окно, во время их прогулки, откроем и запоем марсельезу или интернационал.
…С наступлением утра мы взялись за упаковку вещей для отправки их в Москву. С самаго начала я принялся перечитывать дневники казненных. Но свободного времени не было и более подробно читать их не приходилось. Прочитанное было до того странным, что я несмотря на ничто, не ожидал встретить этого. Не знаю дошли ли до Истпарта эти чрезвычайно интересные дневники. Я, конечно, не могу передать все прочитанное, Совестно, рука не пишет.
<...>
…Будучи по професи приказчиком, я взялся за упаковку просмотренных и профильтрованных нашим вниманием вещей. Над головой я увидел висевшие фуражки с кокардами. Одна была б/ц, а другая его сына. Я не сдержал возбужденного отвращения и разорвал их на клочья. Потом, увидя клочья, тов. Юровский ворчал на меня. Один из товарищей, просматривающий нательное белье, предназначавшееся для стирки и принадлежавшее б/княжнам, со смехом трес таковое.
…Мы осмотрели пояс и решили его подвергнуть той же участи, что и иконы. «Кидай его вон, на Николу святителя» предложил кто то из ребят, указывая на вблизи валявшуюся икону Николая святителя, большого размера.
…Облеченные исполнением своей миссии, мы ждали освобождения от своих обязанностей».
«Убереженный» русский человек 17 лет через несколько часов после убийства невинных людей вместе с такими же как и он подонками «тресет» нательное бельё убитых девочек и разбивает иконы. Вот теперь подходит время «реабилитации» вами еще одного «невинного человека» убийцы Павла Медведева. Почитайте воспоминания его жены и друзей и убедитесь, что «Пашка» Медведев на забыл разрядить свой револьвер в Ипатьевской комнате. Есть такое выражение «адвокат дьявола». Конечно это не про вас.

С уважением
Криминалист Соловьев

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме