Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Так чьим же будет «свято место»?

Русская народная линия

16.11.2010


Решение апелляционного суда вряд ли положит конец конфликту женского монастыря с интернатом для детей инвалидов …

Длящаяся уже больше года судебная тяжба между женским Свято-Тихвинским монастырем и Днепропетровской специальной общеобразовательной школой-интернатом I-II ступеней, для детей с дефектами психического развития достигла очередной критической точки. 3 ноября Днепропетровский областной апелляционный хозяйственный суд отклонил жалобу интерната и оставил в силе решение Хозяйственного суда Днепропетровской области от 19 сентября, вынесенного полностью в пользу монастыря. Конфликт «детей и монахинь» давно стал одной из топ-тем не только в Днепропетровской, но и в центральной прессе. С другой стороны, противостояние приняло характер информационной войны, вышедшей за пределы области, и не делающей чести ни одной из сторон, равно как и властям региона. Впрочем, из-за сочувствия к больным детям общественное мнение резко склоняется в пользу интерната, в то время как Православная Церковь буквально потонула в шквале обвинений. При этом выдвигаемые ей аргументы частью замалчивались СМИ с целью «раскрутки» сенсационной темы (монахини третируют детей-инвалидов!), частью просто не были услышаны. Днепропетровское Агентство Журналистских Расследований решило глубже разобраться в ситуации.

Необходимое предисловие

Поскольку на интернет-форумах предлагаются порой диаметрально противоположные трактовки обстоятельств дела, позволим себе начать с краткого анализа последних.

Итак. Женский Свято-Тихвинский монастырь, расположенный по адресу улица Чичерина 171, был основан в 1863 году. В годы советской власти он дважды закрывался (с 1923 по 1942 и с 1959 по конец 90-х). Однако еще 22 июня 1994 г было подписано Распоряжение Президента Украины «О возврате религиозным организациям церковного имущества». Заметим, срок исполнения данного решения истекал в январе 1998 г. Но лишь 18 ноября 1997 г, т. е. когда дальше тянуть уже было просто некуда, Днепропетровский облсовет принял решение о передачи части строений существовавшей на территории монастыря школы-интерната в монастырскую собственность. В декабре это решение было «ратифицировано» облгосадминистрацией и в результате монастырю были возвращены здания клуба (бывшая Варваринская церковь), швейных мастерских (бывшие кельи монахинь), подстанции и столярных мастерских (бывшие кельи монахинь), школы, спального корпуса, сад, спортплощадка и теплица. При этом, как заявляет заместитель директора интерната Елена Сухих, здание школы и теплица строились в 60-х - 70-х годах прошлого века и заведомо не могли принадлежать монастырю. Но взамен монастырь взял на себя обязательства никогда не претендовать на здания столовой, спортзала и двух мастерских, которые были построены до революции, но сейчас находятся на территории интерната. Равным или не равным был такой обмен, но на тот момент обе стороны это устраивало.

Однако в сентябре 2009 г Свято-Тихвинский женский монастырь внезапно обратился в суд с иском к региональному отделению Фонда госимущества Украины в Днепропетровской области и Днепропетровскому областному совету, где просил признать за ним право собственности еще на несколько зданий и сооружений, которыми до этого пользовался интернат.

Монастырь заказал экспертизу

- Для нас это было, как гром с ясного неба, - говорит директор школы-интерната Ольга Шум. - О суде мы узнали только тогда, когда прошли два первых заседания, на которые нас даже не пригласили.

Действительно, по материалам дела, днепропетровская специализированная общеобразовательная школа-интернат N1 привлечена к процессу «в качестве третьего лица на стороне ответчика, которое не заявляет самостоятельных требований по предмету спора».

Далее, как это часто бывает, к «обслуживанию» конфликта была привлечена пресса. При этом в публикациях ситуация стала трактоваться зачастую весьма некорректно и искаженно.

Так, в статье «Монахини против больных детей», опубликованной на главном городском интернет-портале и собравшей рекордное за последние годы число комментариев, утверждается, что в исковых требованиях монастыря «кроме перечисленных зданий, значился и учебный корпус 1980-х годов постройки общей площадью 2279 кв. м». Подняв материалы дела, мы убедились, что ничего подобного не было. В первоначальном исковом заявлении речь шла о передаче монастырю из государственной собственности «строений и сооружений, расположенных по адресу г. Днепропетровск, ул. Чичерина 171». Но тут возникла проблема, поскольку на территории интерната кроме строений дореволюционной постройки находятся два больших корпуса, возведенные в 1980-е годы и очевидно ранее монастырю не принадлежавшие. Тогда по просьбе истца была проведена судебно-строительная экспертиза на предмет определения, какие именно здания строились до революции и реально могли принадлежать церкви (акт от 04.08.2010).

Эксперта Ларису Алимову автор упомянутой выше статьи в резкой форме обвиняет в том, что она не смогла дать заключение по зданиям, явно построенным в 1960-80-х годах. Но обратившись к материалам экспертизы, мы установили, что такое «неидентифицированное» здание было только одно, и его исследование вообще не проводилось в виду того, что на него не было предоставлено необходимой документации.

- Меня совершенно незаслуженно оскорбили, - завила Алимова нашему корреспонденту.

- Они даже не понимают, что эксперт не берет данные с потолка. Существуют жесткие требования, согласно которым при отсутствии документов экспертиза не производится. А строение, где срок постройки указан «от 1895 по 1960» (мастерская - Авт.), действительно, судя по примененным при строительстве материалам и разночтениям в предоставленной документации, могло быть построено именно в этих временных рамках.

Остается только пожалеть, что суд не поставил перед экспертом задачу применить для датировки данных построек радиоуглеродный метод.

Все могло бы закончиться миром

Так или иначе, по результатам экспертизы монастырь конкретизировал свои притязания, «поименно» перечислив здания и строения, определенные экспертом как старинные (XIX века). Вот цитата из Уточнения исковых требований от 16 сентября 2010 г: «признать за УПЦ право собственности на здания и строения Свято-Тихвинского женского монастыря Днепропетровской Епархии УПЦ, а именно: мастерская обшей площадью 249,7 м2; Д-1 мастерская общей площадью 540,5 м2; Е-1 столовая общей площадью 772,5 м2; Ж-1 спортзал общей площадью 260,6 м2; Г-1 мастерская общей площадью 290,9 м2; З-1 сарай общей площадью 203,4 м2, находящиеся по адресу г. Днепропетровск, ул. Чичерина 171» (буквенные обозначения относятся к плану территории, фигурирующему в судебных документах - Авт.).

Данные требования суд и удовлетворил в полном объеме. Однако, как видим, вопреки утверждениям автора статьи, ни на один из двух современных корпусов монастырь не претендовал, и они по-прежнему остаются за школой-интернатом.

Итак, уже на этом этапе становится понятным, что в пиар-компании «в защиту детей-инвалидов» используется явно неправдивая информация. Говорить о том, что монахини пытаются полностью изгнать со своей территории уникальное учебно-реабилитационное учреждение по меньшей мере нечестно.

В собранных нами материалах дела есть еще один важный документ. Это Заявление о заключении мирового соглашения, поданное истцом. Заметим сразу, этот документ никак не датирован, но об очень похожем заявлении упоминается в решении суда.

Здесь монастырь обязуется «не предъявлять в дальнейшем требований о выселении детей Областного коммунального учреждения «Днепропетровская специальная школа-интернат N1» из спального и учебного корпусов, и не использовать их для каких-либо нужд монастыря в период целевого использования вышеназванных зданий под специализированную общеобразовательную школу-интернат. В случае прекращения целевого использования учебного корпуса под школу-интернат, Свято-Тихвинский женский монастырь начинает использовать данное имущество в своих целях».

В отношении спального корпуса (экспертиза которого не была проведена, и который таким образом является как бы «бесхозным») условия монастыря несколько иные: «не возражать против оформления Днепропетровским облсоветом всей правоустанавливающей документации на недвижимое имущество, а именно спальный корпус общей площадью 2646,6 м2. (...) в случае прекращения целевого использования здания под спальный корпус Областного коммунального учреждения образования «Днепропетровская специальная школа-интернат N1» Свято-Тихвинский женский монастырь имеет преимущественное право на аренду или выкуп этого здания в установленном законом порядке». Здесь же монастырь обязуется в случае необходимости снабжать интернат продуктами питания и «осуществлять другие содействия духовного и материального плана деятельности интерната». В обмен облсовет просят признать за монастырем право собственности на здания, перечисленные в исковых документах.

По рейдерскому следу

Не нужно быть юристом, чтобы понять: составитель мирового соглашения, кроме всего прочего, явно опасается прихода на место школы-интерната неких третьих лиц. Поэтому он прилагает все усилия, чтобы задержать здесь прежних хозяев. Этот момент позволяет сделать предположение, почему вообще монастырем был возбужден данный судебный процесс. Возможно, у епархии появилась информация о реальной или мнимой угрозе захвата спорного имущества, к примеру, какой-либо коммерческой структурой. Действительно, монастырская земля вдоль улицы Чичерина представляет собой весьма лакомый кусок для современной застройки. А схема завладения землей, в подобном случае отработана в Днепропетровске до мелочей. Покупается одно или несколько «ветхих строений» и под видом реконструкции, либо капремонта на их месте возводится новое здание. Потом вступает в действие некий «заинтересованный» суд, который узаконивает эти строения. Теперь уже не составляет труда получить всю правоустанавливающую документацию в МБТИ, а затем заявлять права на положенный по закону участок земли под зданием. К нему полагается также территория «для обслуживания здания», подъездная дорога и т. д. Трудно поверить, но такая схема уже неоднократно применялась даже при откровенном самозахвате земельных участков в самом центре города.

Единственный способ противостоять «рейдерам» - закрепить каждое из строений за конкретным хозяином, который был бы кровно заинтересован в его целевом использовании. Но именно это, судя по документам, и является целью истца. «Бесхозный» спальный корпус забирает себе облсовет, являющийся, по сути, хозяином интерната, а старые постройки отходят монастырю. Что касается Фонда госимущества, призванного в качестве первого ответчика, то именно он в данной ситуации мог бы оказаться тем «слабым звеном», которым бы воспользовался возможный захватчик. Ведь все мы прекрасно помним, как не без участия ФГИ перешел в частные руки крупнейший рынок Украины - «Озерка». Впрочем, согласно заявлению, сделанному в ходе процесса юристом Фонда госимущества, все спорные строения находятся не в государственной, а в коммунальной собственности.

Конечно, строго доказать «рейдерский след» в данном деле исключительно сложно. Однако в его пользу говорит также привлечение к информационной компании против монастыря авторов, обслуживающих вполне конкретную бизнес-структуру, известную своими неумеренными аппетитами в отношении «плохо лежащей» недвижимости.

К чему ведет конфликт менталитетов

Теперь попробуем обрисовать ситуацию в несколько иной плоскости. Разумеется, судебный иск со стороны монастыря не мог не вызвать негативной реакции у администрации интерната. Однако причины конфликта видимо лежат значительно глубже. По сути, Православная церковь уже 16 лет (если вести отсчет от Распоряжения президента 1994 г) борется за свое восстановление в имущественных правах. Согласно Закону, а также решению областного Хозяйственного суда, а позднее и Апеляционного хозяйственного суда, монастырь действует строго в правовом поле. А проведенный нами анализ документов свидетельствует о том, что в его действиях просматривается вполне определенная логика. Причем не только в отношении защиты от возможного нежелательного вторжения, но и в отношении специализированной школы-интерната N1. Подтверждением дружественных намерений истца являются также неоднократные заявления Митрополита Иринея о том, что церковь готова взять под опеку воспитанников этого заведения и всячески содействовать его нормальному функционированию.

Но если, такая «отеческая» позиция и естественна для церковного иерарха, то по вполне объективным причинам оказывается неприемлемой для коллектива прекрасно оборудованного и щедро финансируемого из областного бюджета учебного учреждения.

- Наши дети ни в чем не нуждаются, - говорит директор школы-интерната Ольга Шум. - На питание каждого ребенка полагается 40 грн в день, и эти деньги мы получаем копейка в копейку. У нас самое современное оборудование, отлично оснащенные учебные классы и реабилитационные кабинеты. Недавно за счет области наши корпуса были полностью отремонтированы, заменены все оконные рамы. Ну, о какой опеке может идти речь?

Предложение «о совместном использовании педагогической базы» школы-интерната для обучения монастырских и интернатских детей (воспитанников воскресной школы), изложенное в мировом соглашении, также вызывает хорошо аргументированную критику здешних сотрудников. Словом, нас искренне убедили в том, что идея «скрестить» интернат с монастырем скорее всего утопична. Столь же искренне огорчает безысходность, прозвучавшая в словах заместителя директора Елены Сухих.

- Мы не видим выхода из создавшегося положения. Нас все равно выживут отсюда! - несколько раз повторила она.

Иначе говоря, определенный антагонизм заложен уже на уровне мировоззрений государственных служащих и духовенства. (Как тут не вспомнить слова Иисуса Христа, говорившего: «Царствие мое - не от мира сего!»). Получается, ситуация действительно не из легких. Вот тут, как говорится, «самое время бы и власть применить».

Война во время перемирия

Позицию властей нам озвучила начальник управления образования и науки облгосадминистрации Галина Мегега.

- Если двое смотрят вниз, - процитировала она, - то один видит лужу, а другой отражающиеся в ней звезды. Не стоит искать злых намерений ни у той, ни у другой стороны. Церковь действует в рамках закона, но и уникальность такого заведения, как школа-интернат N1 также не вызывает сомнений. Это около двух сотен детей с разной степенью патологии, плюс сложившийся высокопрофессиональный педагогический коллектив. Тут необходимо действовать очень осторожно и деликатно. Но, так или иначе, нужно дождаться решения апелляционного суда.

Что ж, решение уже получено. Как же далее поведут себя стороны конфликта? Сразу после завершения слушаний в интервью телевидению представляющая интересы интерната в суде адвокат Светлана Бедлецкая, огласила намерение о кассационном обжаловании данного вердикта в Высшем хозяйственном суде Украины. И хотя впоследствии в разговоре с нашим корреспондентом ее напарница Марина Бабанина уточнила, что это вопрос о кассации еще не решен, как сами юристы, так и многочисленные присутствовавшие в зале суда родители воспитанников интерната продолжают категорически утверждать, что не сегодня завтра интернат будет изгнан с монастырской территории и дети-инвалиды, среди которых до 20% сирот, останутся без крыши над головой. Прозвучали даже призывы к пикетированию Свято-Тихвинского монастыря и Епархиального управления.

Представитель монашеской обители Андрей Патыка напротив уклонился от общения с прессой. Однако в телефонном разговоре с нами он заявил, что в законе не оговаривается срок от момента получения судебного решения до фактического оформлением права собственности на отсуженные строения в МБТИ. Т. е. «застолбив» за собой спорные здания, монастырь вполне может оставить их в пользовании интерната на неопределенно долгое время, тем самым подтверждая прежние договоренности. Другими словами, добившись в судебном порядке исполнения президентского распоряжения 1994 года о «О возврате религиозным организациям церковного имущества», церковь может и не спешить воспользоваться полученным правом. По крайней мере, это следует из заявления игуменьи Зосимы корреспонденту газеты «Горожанин» (за 28.10.2001):

- Мы никогда не тронем этих детей. И с интернатом у нас были нормальные отношения, пока СМИ не стали раздувать скандал. Возможно, для интерната построят со временем лучшие здания. Есть люди, которые готовы помочь с этим. А то, что земля теперь будет монастырской, убережет ее от захвата людей, которые не пощадили бы ни детей, ни нас.

Здесь же говорится о том, что настоятельница готова предоставить интернату соответствующее гарантийное письмо, что, возможно, со стороны несветского человека выглядит несколько наивно.

Кстати, с данной публикацией связан один странный момент. Автор статьи упоминает, что еще на предыдущей неделе между директором интерната Ольгой Шум и настоятельницей Зосимой состоялось примирение, в результате которого Шум согласилась признать за монастырем спорные здания (ранее мы получили эту информацию еще из одного независимого источника). Сама она прокомментировала нам это так:

- Мы и раньше умели находить общий язык. Беседа действительно состоялась, и мы сумели договориться. Но ведь я сама ничего не решаю! У меня есть начальство в областном совете и без его распоряжения судьба нашего заведения решена быть не может.

Тем не менее, возникает вопрос: если договоренность на уровне «непосредственно контактирующих» сторон все же возможна, то кому выгодна нагнетаемая в суде «антиклерикальная» истерия? Если не предполагать двойную игру со стороны самого интерната, к чему мы не имеем никаких оснований, снова можно заподозрить заинтересованность неких третьих лиц, ведущих информационную войну против Православной церкви. На эту мысль также наводит появление 15-го октября на том же интернет-портале очередной, - на этот раз анонимной! - статьи «Монахини наступают... и выигрывают», где содержатся весьма некорректные (чтобы не сказать грязные) выпады лично против игуменьи Зосимы. Настораживают также анонимные же пресс-релизы против монастыря, рассылаемые местным журналистам.

Над ошибками нужно работать

Что же в итоге? К сожалению, в виду непрекращающегося развития событий мы не в состоянии предоставить читателю какого-либо окончательного вывода. Трудно также найти основания для «розового оптимизма» в прогнозах, особенно учитывая, что, судя по всему, конфликт и в дальнейшем будет подогреваться с использованием услуг «четвертой власти». Даже если поверить неоднократным заявлениям администрации интерната вроде «мы бы ушли, если бы нам предложили куда», невозможно представить, чтобы переселение подобного учреждениями не было сопряжено с огромными трудностями как для самих воспитанников и их родителей, так и для педагогического коллектива школы.

Что же касается Православной церкви, то для нее выигрыш судебной тяжбы ставит новые очень серьезные проблемы. Даже те, кто обвиняет монастырь во всех смертных грехах, не может не согласиться: выгнать больных детей на улицу - выход не только аморальный, но и весьма «непрактичный». Это значило бы серьезно испортить свой имидж, в том числе и в глазах многочисленных прихожан. Строительство или реконструкция за собственный счет новых помещений для интерната предполагает серьезные финансовые затраты. А сторонникам точки зрения, что дескать «церковникам деньги девать некуда» можно порекомендовать обратить внимание, к примеру, на который год остающуюся недостроенной церковь Иоанна Крестителя на перекрестии улицы Миронова и Набережной. Получается, что единственный приемлемый выход - все же найти способ мирного сосуществования с реабилитационным учреждением в ожидании милости то ли от благотворителей, то ли от тех же властей.

Словом, найти выход из столь животрепещущей и болезненной ситуации - дело не одного дня. Но зададимся вопросом, сколько таких дней упущено с далекого 1998 г - даты возрождения Свято-Тихвинского монастыря? Ведь вопрос о совместном пребывании на одной территории монашеской общины и вполне светского, весьма специфического учебно- реабилитационного заведения возник отнюдь не вчера и даже не год назад, когда дело дошло до суда. Неужели областным властям не было известно, что указы главы государства имеют силу Закона и, следовательно, подлежат беспрекословному исполнению? В лучшем случае сегодня мы имеем результат нерасторопности или халатности в исполнении своих обязанностей соответствующими властными инстанциями. В худшем приходится предположить чью-то осознанную заинтересованность в том, чтобы ситуация как можно дольше оставалась «неразруленной» с целью, улучив момент, извлечь из нее конкретную выгоду. Повторимся, о механизмах «земельного дерибана» не знает сегодня разве что слепоглухонемой. В таком случае, заложенная ранее мина замедленного действия уже активирована и готова «рвануть». Причем пострадают при этом в первую очередь нуждающиеся в квалифицированном уходе маленькие беззащитные существа. Конечно, можно и нужно уповать на Бога и милосердие вразумляемых Им монахинь. Однако на востоке говорят: «На Аллаха надейся, а верблюда привязывай!». Нет сомнений в том, что проблема обеспечения интерната новыми, соответствующими его потребностям помещениями имеет позитивное решение (об этом неоднократно упоминали и Ольга Шум и игуменья Зосима). И главное, что для этого необходимо, - политическая воля новой власти.

Необходимое послесловие

Дамоклов меч «невозврата»

Стоит рассмотреть вопрос и с точки зрения общей ситуации с исполнением законодательных актов о возврате культовых сооружения в нашем регионе. Это, прежде всего, Римо-католический кафедральный собор Святого Иосифа, вроде бы уже отсуженный верующими у американской корпорации «Дагсбери», но на который до сих пор не оформлено право собственности из-за препятствий, чинимых проигравшей стороной. До сих пор не решен вопрос и о возврате мусульманской мечети, уже пять лет рассматриваемый в судах различных инстанций. К слову сказать, в этом помещении также находится детское учреждение - спортивная школа. Не смогла отстоять свои права и религиозная община села Ямбург, где даже голодовка, объявленная верующими, не смогла остановить застройки бывшего кладбища и церкви немецких колонистов. Православные пока не поднимали вопрос о возврате здания старейшего в Екатеринославе кафедрального собора - Свято-Успенского, занимаемого сегодня 10-й горбольницей. Однако уже начали разгораться страсти вокруг Брянского собора, где установлен уникальный и единственный в Днепропетровске орган. Словом, если исполнительная власть умудряется плевать на принятые законы, то в дело все чаще и чаще придется вступать власти судебной, как известно имеющей в Украине ряд «специфических особенностей». И тогда не избежать новых конфликтов, в которых наверняка будут выглядеть не лучшим образом и «мир» и «клир».

Днепропетровское Агентство Журналистских Расследований



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 2

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

2. Аноним : Re: Так чьим же будет «свято место»?
2010-11-16 в 16:03

А строение, где срок постройки указан «от 1895 по 1960» (мастерская - Авт.), действительно, судя по примененным при строительстве материалам и разночтениям в предоставленной документации, могло быть построено именно в этих временных рамках. / ну это просто смешно на самом деле.

А зачем вообще монастырю понадобились эти здания??
1. Станислав Минаков : Не сдаваться
2010-11-16 в 13:33

Пожелаем духовной стойкости и мудрости игуменье Зосиме и сестрам. Мы понимаем, что чем ближе к Богу, тем сильней светские гонения.
Пожелаем разумности руководителям интерната.
Пожелаем вразумления "третим лицам", для которых нет ничего святого, и которые готовы ради корысти участвовать в таких "схемах и разработках", как захват проблемных лакомых территорий; но дело тут уже не тольок в вожделении материальных ценностей, ведь в водоворот самым вражеским способом втянуты властные органы, судебные инстанции, заказные журналисты, которые пишут провокативные статьи; кроме того в соблазн вводится общественность, институция Русской Церкви выставляется в черном свете, а это всё вместе -уже нечто иное, чем просто "положить глаз" на чужую собственность и даже присвоить ее.
Понятно, в каком мы живем мире, понятно, что мы имеем дело с врагом.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме