Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Им не стыдно? Отдайте Божие Богу (Мф. 22, 21)

Дмитрий  Абрамов, Русская народная линия

Возвращение святынь Церкви / 29.09.2010


О возвращении церковных ценностей …

Ушел из жизни и.о. президента СССР Геннадий Янаев (1937-2010), взявший на себя смелость организовать вместе со знаменосцем Победы генералом армии Валентином Варенниковым (1923-2009) Комитет по спасению разваливавшейся на их глазах в 1991 г. великой державы. Характерно, что на телешоу «Поединок» с участием Веллера и Ципко его ведущий Владимир Соловьев в ответ на реплику Ципко, что «он приложил свою руку к выбору народом нового пути» (точнее сказать, участи!), откровенно заметил, что «народ тогда никто и не спрашивал, а всё сделал Ельцин».

Напомним, что 19 августа 1991 г. в праздник Преображения Господня, когда развернулись драматические события вокруг ГКЧП, на патриаршей Литургии в Успенском соборе Кремля были отменены поминовения на ектении «властей» и «воинства», а вместо них были вознесены поминовения о «богохранимой стране нашей и о народе ея», что было сделано Патриархом Алексием из-за сомнительности сведений об отходе от власти Президента СССР М.С. Горбачева и «настораживающего факта» создания «комитета по чрезвычайному положению» (ЖМП. № 11. М., 1991. С. 8). В ответ на обвинения, которые выдвинул Яков Кротов в статье «Слава и позор Церкви», опубликованной 27.08.1991 г. в газете «Куранты», Св. Синод РПЦ заявил о полном единодушии с действиями Патриарха Алексия, что было отражено в совместном обращении Патриарха и Св. Синода. В нем выражалась надежда, что «открывается новая страница и в истории нашей Церкви. Верим мы, падают последние внешние оковы, сдерживавшие ее свободное внутренне развитие на началах соборности, завещанных нам нашими славными предшественниками, начертавшими их в решениях Священного Собора 1917-1918 годов. Мы выражаем уверенность, что также будет восстановлена справедливость и в отношении всего церковного имущества, которое необходимо возвратить Церкви, дабы оно действительно стало всенародным достоянием». Как видим, этим надеждам суждено было сбыться лишь спустя 20 лет...

22 сентября 2010 г., на память «ересей посрамителя» прп. Иосифа Волоцкого, Госдума РФ приняла в первом чтении правительственный законопроект «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности». Законопроектом дается правовое определение понятия «имущество религиозного назначения» и устанавливается порядок его передачи в собственность либо безвозмездное пользование религиозным организациям. К этому имуществу относятся «здания, строения, сооружения, включая объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов РФ, монастырские, храмовые и иные культовые комплексы», в т.ч. земельные участки, на которых расположены сами объекты, а также движимое имущество - внутреннее убранство культовых зданий, предметы, предназначенные для осуществления религиозных обрядов и т.д. Однако законопроект не устанавливает передачу религиозным организациям объектов, которые занесены в реестры Музейного, Архивного и Библиотечного фондов РФ, а также культурных объектов, которые находятся под охраной ЮНЕСКО. Передача таких объектов должна регулироваться другими федеральными законодательными актами или за их коллизией распоряжениями Правительства Российской Федерации, как о том гласит ст. 4 Федерального закона от 30.11.1994 г. № 52.

8 сентября 2010 г. Председатель Правительства России Владимир Путин встретился с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом в его подмосковной резиденции в Переделкино, что было впервые после страдальческой кончины приснопоминаемого Патриарха Алексия. В ходе беседы Путин и Патриарх обсудили вопросы передачи Русской Православной Церкви ряда церковных ценностей, находящихся в музеях, что повлекло страшный переполох в стане противников нового законопроекта. Заподозрив неладное, они бросились оказывать сильнейший нажим на власти через подвластные СМИ с целью воспрепятствовать самой постановке вопроса о ревизии музейных хранилищ. В общем, встреча Премьера и Патриарха в Переделкино накануне парламентских слушаний по ненавистному им законопроекту вызвала у всех русофобов шок, как в гоголевском «Ревизоре». А вопрос-то касался всё той же чудотворной Торопецкой иконы из фондов Русского музея, лживые измышления о которой спамил по всем СМИ провокатор Левон Нерсесян, «прославившийся» своим кликушеством. Накануне, 7 сентября, на территории храма св.блгв.кн. Александра Невского состоялось выездное заседание экспертной комиссии Минкультуры РФ, по заключению которой икону следовало подвергнуть очередным реставрационным и технико-технологическим исследованиям, хотя не так давно Торопецкая икона успешно прошла очередную экспертизу. Это и побудило самого Патриарха вновь обратиться к власть предержащим с печалованием о святынях (см. видео: http://www.youtube.com/watch?v=4miCDb3l0VA), судьбой которых, казалось бы, должен был заниматься недавно созданный Патриарший Совет по культуре... Вскоре последовало Разрешение Минкультуры от 13.09.2010 г., согласно которому было подписано Допсоглашение от 17.09.2010 г. на продление срока «временного экспонирования» иконы в подмосковном храме до 22 марта 2011 г. Ряд сотрудников ГРМ попытался было 13.09.2010 г. заявить свой протест директору ГРМ Владимиру Гусеву, но вопрос уже был решен в пользу Церкви.

На заседании Госдумы 22.09.2010 г. замминистра экономического развития Игорь Манылов, представляя депутатам законопроект, сообщил, что к настоящему времени религиозным организациям передано только за 2010 г. 77 объектов федерального уровня, и до конца года планируется передать еще около 150-200. В то же время И.Е. Манылов сделал неожиданное признание, что будто бы у госчиновников до сих пор нет «от конфессий четкой картины по количеству объектов и их состоянию»(?!), тем самым переложив с больной головы на здоровую. Стоит напомнить, что на слушаниях в Общественной палате (ОПРФ) 17 мая 2010 г. представители РПЦ внесли поправку к данному законопроекту, предложив «произвести общественную инвентаризацию предметов религиозного назначения, находящихся в музеях в гор. Москве в течение 2010 г., и в музеях, расположенных по всей России, - в течение 2011 и 2012 гг. Данная инвентаризация должна также рассматривать вопрос о доступности для посетителей музеев этих предметов и возможности совершения верующими поклонения пред ними».

То, что такая инвентаризация крайне необходима, подтверждает обнародованный недавно ФАКТ пропажи 242 тыc. музейных прeдмeтов, выявленный в ходе комплeкcной провeрки музeeв Роccии, проводимой Минкультуры РФ, причем 24,5 тыc. экспонатов находятcя в розыcкe МВД Роccии. Заметим, что в это число не вошли ни «измайловские» иконы, ни другие бесценные раритеты из собрания нашего Музея имени Андрея Рублева, которые в нарушение Закона о музейном фонде изъял директор ЦМиАР Геннадий Попов. Да и сама поправка в законопроект не вошла... Как пояснила вице-спикер Госдумы Любовь Слиска, отстаивающая новый законопроект, в Федеральном законе 1997 г. была заложена правовая основа для передачи имущества, но «соответствующие документы» не были приняты «на региональном уровне». По сообщению депутата Сергея Обухова на заседании Госдумы, фракция КПРФ не будет голосовать за принятие в первом чтении обсуждаемого законопроекта: «Этот законопроект способствует разрушению единого культурно-исторического пространства, которое создавалось в нашей стране десятилетиями». Замруководителя фракции ЛДПР Максим Рохмистров также высказал подозрение, что данный законопроект выглядит «замаскированной реституцией». Как считает член фракции «Справедливая Россия» Елена Драпеко, принятие закона «сильно запоздало».

Перед первым чтением 15 сентября с.г. в Малом зале Госдумы под председательством вице-спикера Любови Слиски прошли парламентские слушания по законопроекту (см. видео: http://www.youtube.com/watch?v=81qJytL5_5c), где прозвучали весьма непарламентские выражения. В пылу полемики с противниками возврата церковных ценностей председатель синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества прот. Всеволод Чаплин назвал «абсолютной ложью» утверждения, будто ранее Церковь как «часть государственного аппарата» не имела собственности, и указал на то, что у Церкви всегда были свои юридические лица, монастыри и духовные консистории. По мнению о. Всеволода, при отделении государства от Церкви государство должно было «отделиться от культовой собственности».

Разумеется, не обошлось без тех же одиозных персонажей, кто уже устраивал провокацию против Церкви «под крышей» ОПРФ, а затем и на круглом столе по данному законопроекту 4 июня с.г. на ВВЦ, где директор Музея имени Андрея Рублева Геннадий Попов взял да и обвинил Церковь в сокрытии (!) св. мощей после временной выдачи «мощевиков из музеев Московского Кремля». На этот раз ему доверили огласить предложения к законопроекту, принятые 14 сентября в Казани на совместном расширенном заседании президиума Совета музеев РФ и Российского правления ИКОМ. Даже Зощенко такое и не снилось, чтобы о защите национального наследия (от кого и зачем?) витийствовал искусствовед-русофоб, который прямо в камеру заявляет: «я не знаю, что такое патриотизм, я 50 лет занимаюсь отечественной древней культурой, категория патриотичности - она очень зыбкая». «Соратник» Г.В. Попова по борьбе завотделом Института искусствознания Минкультуры РФ Лев Лифшиц, обозвав новый законопроект «экспроприационным», пустился во вся тяжкая. То он ссылался на православную Грецию, где все памятники до 1493 г., по его словам, находятся в госсобственности, как будто Святая Гора Афон с полной автономией её 20 монастырей на все их ценности уже не является частью Греции. То вдруг доктор наук Лев Лифшиц решил поставить в пример католический Запад, ведь «никому не приходит в голову совершать богослужения в Сикстинской капелле»?! К сведению Л.И. Лифшица и иже с ним: Сикстинская капелла является домовой капеллой римского папы, который регулярно совершает в ней мессы, причем нынешний понтифик Бенедикт XVI предпочитает для богослужения старинный престол капеллы в отличие от Иоанна Павла II, который использовал переносной престол.

Если столь безграмотную ахинею несли с думской трибуны те, кто называет себя «профессорами» и «докторами», то что было ожидать на парламентских (!) слушаниях от распропагандированных ими музейных работников? Например, директор Музеев Московского Кремля Е.Ю. Гагарина назвала «обскурантистской» саму концепцию законопроекта, которую одобрили 4 профильных комитета Госдумы - по делам общественных объединений и религиозных организаций, по культуре, по собственности и по вопросам местного самоуправления. Елена Гагарина, ранее трудившаяся в ГМИИ им. Пушкина, уже не раз обнаруживала на новом посту свою некомпетентность даже по истории кремлевских памятников, что уж тут говорить о всемирном наследии. В своем заявлении от 25.02.2010 г. Елена Гагарина (к слову сказать, член Патриаршего совета по культуре!) выступила против данного законопроекта (в ее интерпретации «о передаче Церкви музейных ценностей»?!), что де это может привести к их утрате, и вот ее аргументы: «Когда вы приходите в любой католический храм за рубежом, то видите, что там ведутся службы и ходят туристы, образы и фрески являются музейными экспонатами и принадлежат государству». К сведению Е.Ю. Гагариной: в Германии после поражения во Второй Мировой войне было возвращено все конфискованное имущество католической и протестантской церквей, включая и произведения церковного искусства. В епархиях бы­ли созданы диоцез-музеи (епархиальные хранилища), в которых по­мещено все имущество церквей, по разным причинам не нашедшее еще своих владельцев.

На парламентских слушаниях 15.09.2010 г. Елена Гагарина ничтоже сумняшеся заявила, что «музефицированные ансамбли-монастыри сегодня остаются единственной институцией, способной защитить особо ценные объекты национальной культуры». То-то наш Спасо-Андроников монастырь - особо ценный объект культурного наследия - администрация музея-заповедника под руководством Г.В. Попова весь раскурочила. Ко всему прочему, на слушаниях в Госдуме директор Музеев Московского Кремля Елена Гагарина, пытаясь оспорить принадлежность Церкви святынь Кремля, стала утверждать, что якобы «кремлевские соборы и церкви находились к началу XX в. в ведении Министерства Императорского двора»(?!), и дошла до риторики: «Как ответить на вопрос: кому принадлежит существующий и поныне Успенский собор, построенный Иваном III на средства великокняжеской казны - государству или Церкви?». К сведению Е.Ю. Гагариной: на сайте Управделами Президента РФ находится исчерпывающая историческая справка о деятельности Министерства Императорского двора (МИДв), но кремлевские соборы и церкви там не указаны!

См.: http://old.udprf.ru/common_data/the_historica_information/

Откуда же взялась в докладе директора Музеев Московского Кремля такая дезинформация? Ларчик открывается просто - в одной из статей Андрея Баталова сообщалось, что Императорская Археологическая комиссия (ИАК), учрежденная в 1859 г. в составе МИДв, в 1889 г. «стала государственным учреждением, распоряжавшимся вплоть до 1917 г. всеми памятниками старины в России» (Баталов А.Л. Использовать опыт прошлого // Святыни и культура. М., 1992. С. 75). Вот к чему приводит слепое доверие руководителя крупнейшего российского музея к скоропалительным выводам своего зама!

Ну а что касается принадлежности Успенского собора, то директору Музеев Московского Кремля Елене Гагариной, право, неловко напоминать, что этот главный храм Русской Православной Церкви и в наши дни имеет статус Патриаршего, что в соборе находится гробница его основателя, собственноручно им устроенная, Первосвятителя Московского Петра, в память которого свт. Феогностом основан в 1329 г. Петроверигский придел, что придел Похвалы Богоматери был устроен свт. Ионой в 1459 г. в благодарность за помощь Богородицы Ивану III, что по Высочайшему указу от 18.03.1743 г. Успенский собор был подчинен непосредственно Св. Синоду и проч. и проч.

Особое сожаление вызывает странное умолчание в докладе Е.Ю. Гагариной в Госдуме о бедственной судьбе кремлевских святынь, которые уже в 1918 г. были использованы для выплаты контрибуции по заключенному 3.03.1918 г. Брестскому миру с Германией (при этом стоимость ценностей из реквизированной ризницы Успенского собора определялась их весом!). На основании Декрета ВЦИК об изъятии церковных ценностей от 23.02.1922 г. начинается тотальное изъятие в Гохран церковных ценностей из кремлевских церквей и монастырей, в том числе и из Успенского собора. Согласно Общей описи ценностей, изъятых из Успенского собора, только в апреле 1922 г. было передано в Гохран 13 ящиков (67 пуд. 2 ф. 31 зол. серебра), к которым 9 сентября того же года добавилось еще 9 пуд. серебряного «лома», состоявшего из 17 лампад, серебряной раки Патриарха Гермогена и большого серебряного подсвечника от той же раки, сделанного по рисунку Васнецова. С чудотворной Владимирской иконы Богоматери были сняты бриллиантовое колье и все украшения XVIII- XIX вв. (переданы в Гохран). На протяжении 1930-1940-х гг. из Успенского собора Кремля продолжалась выдача предметов, главным образом из драгоценных и цветных металлов, в Госфонд, Рудметаллторг, Антиквариат (только за 1930 г. было сдано 1219 предметов), а в Антирелигиозный музей были переданы 240 икон, «представлявших интерес для антирелигиозной работы».

Для справки: во время Поместного собора Русской Православной Церкви 13.10.1989 г. в 9 часов утра Патриарх Пимен в сослужении архиереев отслужил в Успенском соборе первый после долгого перерыва молебен новопрославленным святым Патриархам Иову и Тихону, а также всем святым, в земле Российской просиявшим, и панихиду по Всероссийским Патриархам. К сожалению, участниками богослужения стали почти исключительно делегаты собора, и уже с часа дня собор вновь обратился в музей. На основании письма Патриарха Алексия II от 31.08.1990 г. исполком Моссовета принял Решение возвратить Успенский собор Московского Кремля верующим. Первая Литургия в Успенском соборе была совершена Патриархом Алексием 23 сентября 1990 г., в Неделю пред Воздвижением, после чего он возглавил первый Крестный ход по Москве ко вновь открытому храму Большого Вознесения. На днях исполнилось ровно 20 лет с того памятного дня! Как вспоминал Патриарх Алексий, «музейные работники тогда были в шоке от перспективы такого сосуществования. Но прошел год, и однажды после богослужения в Успенском соборе ко мне подошла Ирина Александровна Родимцева, тогдашний директор музеев Московского Кремля, и говорит: «Ваше Святейшество, не могли бы вы сказать несколько слов для чилийского телевидения, которое сейчас здесь работает, о том, как мы хорошо с вами сотрудничаем». Потом она говорила, что уже не может себе представить, чтобы в храмах Московского Кремля не совершались богослужения, потому что эти древние соборы снова получили жизнь». На Пасху 1992 г. в Кремле впервые после 75 лет молчания звонили колокола Ивана Великого, а во второй день Пасхи в Успенском соборе была вновь отслужена патриаршая Литургия. С тех пор возрожденный для литургической жизни Успенский собор Московского Кремля обрел статус Патриаршего.

В связи с разграничением федеральной и столичной собственности согласно Постановлению Верховного Совета РФ от 27.12.1991 г. № 3020-1 Правительством России вслед за Решением исполкома Моссовета от 1990 г. было принято долгосрочное Соглашение об использовании Московской Патриархией собора Василия Блаженного и храмов, расположенных на территории Кремля, которое в торжественной обстановке в Белом зале Моссовета подписали 15.11.1992 г. министр культуры РФ Евгений Сидоров и Патриарх Алексий II. Отныне в соборах Василия Блаженного, Успения Божией Матери, Благовещения Пресвятой Богородицы, Архангела Михаила, а также церквях Двунадесяти Апостолов, Ризоположения и Иоанна Лествичника запрещалось организовывать концерты, представления, мероприятия общественно-политического характера, а священнослужители Московской Патриархии получили право пользоваться находящимися в них иконами и предметами церковной утвари. Перед подписанием соглашения Евгений Сидоров назвал это событие «актом исторической справедливости» и заверил, что государство и «впредь будет передавать памятники церковного зодчества Русской Православной Церкви». Тем не менее, отсутствие регулярных богослужений в Патриаршем Успенском соборе постоянно вызывало сожаление у Патриарха Алексия, о чем он сообщал, например, дирекции ГТГ в письме от 25.04.2000 г. № 2009 по вопросу богослужебного использования Владимирской иконы.

Дмитрий Михайлович Абрамов, кандидат исторических наук, завсектором Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 5

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

5. Бравый солдат Швейк : Re: Им не стыдно? Отдайте Божие Богу (Мф. 22, 21)
2012-06-02 в 14:51

Подозреваю, что многие из тех, кто ратует за возвращение церковного имущества, кинулись бы изымать иконы из музеев с такой же яростью, как некогда большевики изымали иконы из храмов. То есть, по сути, был бы новый грабеж, формально оправданный.
Эти люди просто выкидывали бы на улицу картины и другие ценности из музеев, размещенных в храмах.
Такое уже было. Как известно, в здании храма Спаса на Песках размещалось кукольное отделение "Союзмультфильма". Когда было решено вернуть здание церкви, мультипликаторов просто выставили на улицу. Более того, в здание ворвался казачий эскадрон и выкинул вон куклы как "бесовские" (вот ссылка: http://www.utro.ru/a..../06/29/453479.shtml. И я не вижу в этой информации никакой попытки очернительства).
Так что - не все так однозначно.
4. Алексей : Про новомученников
2010-10-02 в 09:42

А игрушки мученика цесаревича Алексия тоже не хотят отдавать?
Они также прячут вещи репресированных священнослужителей, в краеведческих музеях полно таких "экспонатов" после раскулачивания.
3. Филиппъ : Больно читать
2010-09-29 в 18:46

Все эти работники культуры-выкормыши "музейного гулага",для нас святыни для них собрание безжизненных артефактов,с инвентарным номером и страховкой.Когда то я имел сугубо положительное отношение к музейным работникам,но после баталий последних лет,после хулы и грязи в адрес Церкви стал их противником.
2. Мирянин : Святым иконам место не в музее, но в Храме...
2010-09-29 в 17:50

Кто больше всего боиться и не хочет вернуть Церкви всё, что было кощунственным образом "экспроприировано" безбожными грабителями? Это, в основном, инославные неверы с диплома-ми, чиновники-прихлебатели, около-культурная шпана, кормящаяся за счёт музейного
бизнеса, псевдорадетели за "национальное достояние", которые никак в толк не могут взять, что главным национальным и культурным достоянием в России уже 1000 лет и является сама православная Церковь, которая трудом православных мастеров и сооздала все
эти шедевры, и которую никак нельзя "отделить"
от мира, "света", государства. А потому во имя
мира, света и согласия и должно всё, что чудом
сохранилось, вернуть, да и самим войти в Цер-
ковь - только не с музейного входа, а с храмо-
вого. Вернуть Церкви церковное, значит очистить
осквернённое и самим через это очитситься...
1. Диакон Георгий : Вернуть Церкви ее соборы в Московском Кремле!
2010-09-29 в 13:10

В начале 1990-х гг. по благословению одного из московских иерархов мной был подготовлен проект совместного использования кремлевских храмов и храма св. Василия Блаженного на Красной площади. К сожалению, проект этот в практическом отношении оказался положенным под сукно, хотя и был даже издан в одном из информационных бюллетеней по вопросам культуры (см.:
Малков Ю.Г., кандидат искусствоведения [ныне - диакон Георгий]. К проблеме разрешения музейно-церковных споров (проект Договора о совместном использовании соборов Московского Кремля и храма Василия Блаженного музейными структурами и Русской Православной Церковью) // РГБ-НИО Информкультура. Информационный сборник. Вып. 2. М., 1993. С. 23-33).
Богослужения с тех пор эпизодически совершаются в некоторых из указанных храмов, но фактически лишь по пригласительным билетам, что по существу является своего рода дискриминацией широких кругов православных верующих России.
Как я был вынужден по этому поводу написать в одном из своих стихотворных опусов:

...Не шагнуть нам воротами Спасскими –
через Божий, крестясь, порог,
где в глазок ястребиными глазками
день и ночь нас сверлит оперок…
Не пройтись под иконою Спасовой
нам – доколе не грянет час,
что вдруг станет второю Пасхою,
воскрешая Россию в нас, –
чтоб и Кремль снова чудо-городом
Божьих ангелов стал, где, крылат,
Патриарх – как хозяин соборов их –
райский вновь насадил бы сад! –
как радетель, отцами избранный,
управитель Святой Руси –
и с кремлями ее, и с избами –
как отец ее и как сын! –
не по датам, чинами назначенным,
по билетам даря благодать, –
русской кровью давно уж оплаченным, –
на которую им наплевать!
(Вспоминая Данте /поэма/ // Сб. "Ангел Хранитель". М., 2006).

Увы, точно таким же прискорбное это положение с доступом верующих в кремлевские соборы сохраняется и поныне.
И проблему эту нужно наконец решить...
Но, разумеется, не менее важным остается и принятие закона о возвращении Церкви ее святынь и храмов, как и прочего - грабительски изъятого у нее большевиками - "просто" имущества. И если государственная власть реально стремится к дальнейшему развитию и укреплению стабильного нравственно-политического климата в стране, ей необходимо наконец утвердить соответствующий правовой акт, возвращающий Церкви законное право владения прежней своей собственностью в максимально возможном объеме.
Такого рода работа была уже проведена, например, в Литве, Польше, Чехии и Словакии, где буквально все церковное имущество (включая и недвижимость) возвращено Церкви. При этом показательно, что в той же Польше сама Церковь встречными своими актами дарений оставляет многие из ценнейших памятников общенародного значения в ведении и хранении государственных музейных структур. Точно так же, юридически цивилизованным образом, следовало бы поступить и у нас в России: как одним декретом у Церкви было отнято всё в 1918 году, так одним же актом всё должно быть ей и возвращено.
И следует добавить, что миллионы верующих россиян будут стремиться не оставить эту задачу нерешенной: со временем, с ростом правового сознания в нашем обществе, процесс этот лишь начнет набирать силу, и всеми законными способами они будут добиваться положительного ее решения на парламентском уровне. Но для такого решения необходимо единение всех истинно патриотических сил страны. Для этого также необходимы значительные принципиальные сдвиги не только в сфере политико-правовой переориентации общественного сознания на истинные духовные ценности, но, наряду с этим, и сдвиги в сфере научной, музейно-охранной и - еще шире - в сфере религиозно-культурной в целом.
И, кстати, как я уже писал ранее, не пора ли вообще подумать и о таком, как представляется, весьма принципиальном вопросе: о вынесении правительственных учреждений из Кремля за его стены? Сколько можно современным представителям власти, по примеру в свое время захвативших эту народную святыню и окопавшихся там коммунистических бонз, боявшихся «своего» же народа, продолжать хранить ставший уже прискорбной традицией поистине почти «инопланетный» дух Кремля - как некоего оборонительного укрепления для властей предлежащих - посреди Москвы?
Не кажется ли ныне, что пора наконец создать где-нибудь (хотя бы на тех же Воробьевых горах) новый правительственный центр, вернув Кремлю характер и образ подлинного духовного, молитвенного и историко-культурного сердца России, а не оставлять его в прежнем статусе ленинско-сталинской крепости, фактически «духовно» и противостоявшей столько десятилетий нашей с вами стране? Почему эта прекрасная сердцевина города изъята, по сути, из общегородской жизни? Не следует ли - в противовес пост-коммунистической традиции - превратить Московский Кремль в общероссийский духовный и культурный (в том числе, естественно, и историко-музейный, и просветительный, и непосредственно церковный, со всеми его соборами, и государственно-парадный - для некоторых торжеств) центр - иначе говоря, в доступный всем и в любое время «городской квартал», который стал бы по существу Народным Домом России, перестав в итоге быть настороженным бункером среди окружающей его российской столицы?
Подумайте - ну разве это не дикость, что Кремль, эта многовековая общенациональная святыня, до сих пор принадлежит всего лишь нескольким тысячам правительственных чиновников, продолжающих прятаться от нас с вами за его многовековыми стенами?
Почему он - вроде бы в новой, демократической России - остается принадлежать им, а не всему нашему народу-"демосу"? А ведь свободный доступ в Кремль являлся во многом уже состоявшимся фактом московской жизни еще задолго до проклятого 17-го года...
Не пора ли не только Церкви, но и всем москвичам, всему русскому народу - с полным и духовным, и гражданским, многовековым историческим правом получить назад (не с несколькочасовым допуском в отдельные дни, а навсегда и во всей полноте!) нашу национальную святыню - Московский Кремль?

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме