Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Навстречу либеральному повороту!

Андрей  Рогозянский, Русская народная линия

Проблемы церковной жизни / 25.09.2010


Беседа по поводу интервью митр. Илариона (Алфеева) «НГ-Религиям» …

- Андрей Брониславович, выступления официальных представителей Русской Православной Церкви по общественно-значимым вопросам всегда привлекают внимание православной общественности. Ранее Вы разбирали содержание интервью председателя ОВЦС, митр. Илариона в журнале «Эксперт», а также заявления Его Святейшества Патриарха Кирилла по проблемам отечественной истории. Недавно появился новый повод для беседы, - знаковые публикации в «НГ-религиях», приложении к «Независимой газете»: интервью вл. Илариона «Мы все сегодня в одной лодке» и статья прот. Всеволода Чаплина «Опять "экуменическая угроза"?»

Оба представителя Московской Патриархии, в особенности митр. Иларион, делают ряд заявлений, необычных для официальных лиц Церкви. Например, это: «Россия постепенно занимает свое место в мировом сообществе, к нам приезжают миллионы иностранных гостей, имеется колоссальное (притом постоянно растущее) число смешанных браков с инославными, миллионы наших православных соотечественников живут за границей. Это способствует близкому знакомству наших верующих с неправославными христианами и учит их искать пути взаимодействия». В первый раз приходится слышать, что Церковь положительно оценивает такие явления, как «утечка мозгов» за рубеж и смешанные браки.

- Вот и поговорили с консерваторами... За судьбу церковной дипломатии после этого абсолютно спокоен.

- Стоит пояснить. «Независимая газета» - едкое издание, в редакторство Ремчукова[1] активно критикует власть с позиций цивилизаторского европоцентризма. Иерархам Церкви достаётся также, в статьях А.Мельникова, В.Мальцева, а теперь ещё и известный недруг Патриархии В.Можегов стал публиковаться. Тем не менее, сразу два ключевых отдела - ОВЦС и ОВЦО - в лице своих руководителей, выстреливают дуплетом. Встаёт вопрос, почему «Независимая»? Для диалога и разъяснительной работы с консервативной церковной общественностью как будто странное место...

- Правильно. Надо же говорить что-нибудь после того, как Путина сживут, отправят в отставку и начнётся обещанный либеральный поворот. Суверенная демократия кончится, «банду Путина» отдадут под суд, Ходорковского на руках вынесут и понесут по Транссибу. Эра патриотизма и государственничества для РПЦ закончится, естественным образом; начнётся эра открытого общества, европейских ценностей и так далее. Это озвучивает митр. Иларион (Алфеев), и его выступление идеально подходит под политическую конъюнктуру. «Независимая газета» в качестве такого... окошка, где принимают заявки на политическое будущее от частных лиц и организаций, тоже подходит. «Мы все сегодня в одной лодке», - прекрасно, хороший посыл, что может быть лучше! Недавно эту же фразу использовала Хилари Клинтон во время визита в Китай. Так что, в целом, выверенный ход, перспективные заготовки. И очень правильные, своевременные, политически грамотные коннотации.

- А как же «духовно-историческая матрица», Русский мир и Православие как национальная цивилизационная основа?

- Придётся как-нибудь забыть. Жизнь не стоит на месте, Церковь должна отвечать актуальным реалиям. Православие - основа модернизации, модернизация прощает, когда сегодня говоришь одно, а завтра другое.

- Вы уверены, что события будут развиваться подобным образом?

- Я не занимаюсь общественно-политическими прогнозами. Мне важно выделить то, что происходит внутри Русской Православной Церкви.

- О либеральном повороте и смене политической риторики в РПЦ Вы говорите, как о предопределённых перспективах.

- Полагаю, мы не будем здесь обсуждать вечность того строя или системы правления, которые сложились при Путине. Повторю, меня в данном случае интересуют политические инфильтрации, влияния на церковную ситуацию. Поворот внутри Церкви неминуем по результатам любой - подчёркиваю, любой - политической трансформации в России. Поскольку, по-настоящему, это единственное основание нынешнего «социального Православия». Я имею в виду стремление актуализоваться посредством следования за векторами официальной светской политики.

- В целом понятно, но поясните, что с «неминуемостью», пожалуйста.

- Во-первых, Церковью в настоящий момент руководят люди, которых увлекает политика, которые желают участвовать в большой политике. Это другое поколение, другое комильфо хотя бы уже по отношению к прежнему церковному руководству. Хотя, в начале 1990-х Церковь тоже начинала участвовать в политике. Были, как мы помним, посреднические переговоры в Даниловом[2] накануне «чёрного октября» 1993-го; определённые задумки имели место со Всемирным Русским Народным Собором в части нового представительства. Но Церковь тогда отстранили, застопорили, причём очень жёстко. Корни скандалов и провокаций против РПЦ, включая т.н. «табачное дело», идут отсюда. Церкви во времена ельцинской олигархии сознательно не давали прохода, использовали тактику сдерживания. И это делали господа либералы. В последние годы начали сетовать, мол, вот, РПЦ отстала, замкнулась и не имеет влияния на общество. Не «замкнулась», а «замкнули», извините. Участники, например, событий вокруг показа Скорцезе НТВ[3] это отлично знают и помнят - какой был прессинг, многосторонний, какое это было колоссальное превосходство в возможностях у другой стороны и как власть в итоге солидаризировалась с г-дами Малашенко и Гусинским, совершив, таким образом, символически акт отступления от Христа, национальных интересов и личных обязательств перед тогдашним Патриархом Алексием II. Всё годилось и пускалось в ход, чтобы подавить Церковь и Патриарха и не дать на её основе консолидировать нравственный протест в народе. Поэтому, разница между нежеланием быть с народом и фактическим подавлением и лишением прав - принципиальная.

Во-вторых, давайте посмотрим: качество той политической активности сильно различалось с нынешней политической активностью, не правда ли? В 1990-е имели место временные, вынужденные «выступания» в область политики - личные контакты в политическом кругу, встречи и консультации в намерении определить правила политической игры, погасить конфликты. 3-4 церковных иерарха да ещё десяток исполнителей принимали участие в политических коллизиях; оставшиеся не были увлечены этим. В настоящее время участие Церкви в политике другое - через влияние на умы, создание широкой системы идеологических мотиваций, обильную риторику, которой пронизаны не только выступления представителей РПЦ на каких-то светских мероприятиях, но и суждения по внутрицерковным вопросам. Мы сами составили свой «социальный паспорт», прочно связали это в клубок: национальная идентичность, государствообразующая роль Церкви вкупе с консерватизмом, приоритетом своих норм перед общими, чем обеспечивался бы нравственный и поведенческий суверенитет. На какой-то момент показалось, что всё тут сошлось, и всегда именно так и останется...

В настоящее время церковное сознание политизировано. Упования большой массы в РПЦ связаны с ростом её организованного влияния; личная репутация высших церковных руководителей складывается во многом из способности играть на политическом поле, примерять на себя роль лидера, ну если не «национального», то что-то около этого.

А теперь представьте, что, если Путина, Суркова вместе с их суверенной демократией «уходят»... С ними автоматически уходит также, без преувеличения, обширный пласт идей, утверждений, до сих пор состоявших в активном - активнейшем! - церковном обращении. Мы, по сути дела, ни о чём больше и не говорили в последние годы, как только об участии христианина в общественной жизни, в общественном строительстве, прямо возводя это к образу «путинской стабилизации». То есть, настоящая трагедия, слом. С какими лицами выйдут на люди Патриарх или тот же о. Всеволод Чаплин или кто-то ещё, не считая митр. Илариона, который дистанцировался ранее, в интервью «Эксперту», и теперь в «Независимой», я не представляю.

Вы, например, верите в то, что руководство РПЦ будет отстаивать имеющийся курс при любых обстоятельствах? Я - нет. Если с «суверенными демократами» что-нибудь невзначай произойдёт, то, скорее всего, уже на следующее утро в Патриархии начнутся поиски выхода из неудобного положения, с оправданиями, дескать, мы никогда не оправдывали этот режим, всегда были против коррупции и политических преследований и т.п. Если на повестку выйдет интеграция в ЕС и НАТО (об этом уже говорят), станут ли говорить об Украине как «части Русского мира»? По-моему, ответ очевиден. «Социальный паспорт» начнёт заполняться по-новому, и в точности так, как провидчески указал митр. Иларион в своей статье: РПЦ не имеет ничего против глобализации, открытых границ, свободных перемещений, мультикультурализма и других подобных, в современном вкусе, вещиц. Наши упования направлены на вхождение России в мировое сообщество. Да, народец у нас подкачал, а в Церкви так и вовсе полно мракобесов! Но, дорогие граждане Познер и Юргенс, мы стараемся. Работа идёт вовсю, полным ходом. Вы только нам больше пришлите... иностранных гостей. Большее число протестантских и католических баб для смешанных браков. А наипаче мы к вам, в европы, своих - так оно проще, в порядке обмена международным опытом. Мы не научили, так пускай там их научат.

- Митр. Иларион, Вы считаете, принадлежит к политической оппозиции Путину?

- Я не знаю, во вкусовом отношении ему, вероятно, претит надетая на РПЦ сейчас тяжёлая государственническая и охранительская бутафория. Мне она, впрочем, не нравится тоже.

- Почему? Церковь, по-вашему, не должна иметь дел с государством?

- В идеале Церковь работает с государством и образует симфонию. И всё же в конкретной ситуации нужно различать, с кем имеешь дело и кому выдаёшь авансы.

- Та система, которая сложилась при Путине, не заслуживает авансов от Церкви?

- Нет, не заслуживает. Она ханжеская, и мало кто думает на самом деле о тех великих целях, которые заявляются как основа политики и управления. Конечно, не стоило в такой сильной мере вступаться в политику и связывать имя Русской Православной Церкви с действующей властью.

- Хорошо, тогда, скажем, для Церкви выступить с критикой Путина и его «системы» было бы правильно, на Ваш взгляд?

- Нет, это будет потворство другой стороне, а нужно, чтоб на другой стороне против Путина стояли другие лица, не Чубайс-Касьянов-Юргенс и прочие. Последняя проба пера митр. Илариона в «Независимой» - иллюстрация бесполезности метаний из стороны в сторону. Поступая так, скоро мы вынуждены будем снова кривить душой, изображать энтузиазм и благословлять вещи, которые первоначально благословлять не собирались: отдачу под пресс глобализации остатков отечественной жизни и характера.

Противодействовать абортам, феминизму, гомосексуализму и т.д. - это у митр. Илариона можно приветствовать. Но ему известно, конечно, что в Европе отсутствует легальная, массовая политика, которая бы ставила и решала подобные задачи. И не просто отсутствует, а уничтожена. Любые попытки пресекаются, очень эффективно, люди вытесняются за рамки официального политического процесса; раздуваются абсолютно дикие, истерические кампании против «гомофобии» или «мужского шовинизма» или чего-то ещё. На всякий случай, в Западной Европе официальное лицо такого ранга, как митр. Иларион, за аналогичные высказывания давно бы поплатилось. Общение с католиками должно бы владыку в этом уверить[4]. Это и есть - открыть границы и «занять своё место в мировом сообществе» В политическом отношении, конечно, самоубийство; Европа сегодня - это та самая агрессивная секуляризация, против которой митр. Иларион вроде бы как не перестаёт выступать.

- В таком случае, что побуждает митр. Илариона писать в пользу либерального поворота?

- Наверняка, многое не продумано. Человек сформировался на волне головокружительного успеха, он молод, почти не служил в России. Я не хочу в это вдаваться, психологические причины могут быть разные, смотря просто по объективным данным и исключая злонамеренность или ангажированность. Возможно, он в самом деле видит у себя за спиной 150 миллионов православных, а за спиной Папы 150 миллионов католиков, собранных в две колонны. 300 миллионов, - это, конечно, «торкает».

Но больше похоже, что владыка любит, чтоб всё было культурно и чинно. Чтобы встречались красивые, умные, выхоленные люди и говорили на разные культурные темы, сознавая, как они при этом взаимно обогащаются. Владыка имеет всё это, когда ездит в Европу, а, следовательно, очень неплохо бы, знаете, если бы перекинулся мост... В общем, чтобы Европа взяла и пришла, оказалась прямо у нас.

- Что будет означать для Церкви попытка вписаться в идеологию светлого общечеловеческого будущего?

 - О-о! Но вы можете сами представить, как станет выглядеть жизнь, когда мы признаем, что глобальный мир и общество инославных предоставляют нам максимальные возможности для духовного прогресса. Это будет феерия! Батюшки на проповедях станут благословлять чаще выписывать из-за границы иностранных гостей. В браки вступать, как в плавильный котёл. А то и прямо - езжать куда-нибудь подальше от России. Туда, где проживет, по возможности, большее количество католиков и протестантов. В такой атмосфере «взаимно обогатиться», разумеется, проще.

Ориентиром для нас, думаю, станет ПЦА[5] - первопроходец общества всеобщего благоденствия. Которая, если бы не финансы, разрешила бы все шекспировские вопросы и пришла к просветлению.

 - Если в российской политике вновь возьмут власть либералы, с Церковью будет проще устраивать различные реформистские эксперименты?

 - Конечно. Владыка Иларион и ОВЦС, в общем, оказывались бы в таком случае вне конкуренции. Вообразите, что назавтра вам требуются новые сентенции, касающиеся богословской поддержки европейского направления, а Чистый всё еще не расстанется с исторической традицией и государствообразующей ролью. Взоры церковной общественности, её передовой, прогрессивной части, само собой, обращаются... известно куда. С переменой политических ветров в РПЦ «десятых» возникает весьма символическая реприза. Так же, как в «нулевые» при Алексии II ОВЦС, возглавляемый митрополитом Кириллом, стал центром инициативы, так же и в новых политических условиях более молодой и энергичный митр. Иларион сможет принять на себя роль фактического лидера. «Концептуально» и «адекватно» станет рассуждать на темы демократизации, обновления и диалога всего со всем, в обществе и Церкви подымется волна борьбы против авторитаризма, относимого к наследию «путинизма». Возможно, из «Русской Православной Церкви» сделают-таки, во имя толерантности «Российскую Православную Церковь». Здесь всё возможно.

Впрочем, повторюсь, я не занимаюсь прогнозами, - будет либеральный поворот или нет. Я хочу показать этим, что Церковь - неполитическая реальность, и слава Богу. Всё, что получается в области политики, - это раскачиваться туда-сюда маятником между «элитами». Возникает неопределенность в государственном управлении - мигом «подвешенными» оказываются перспективы всей системы так называемого «социального Православия». Если бы не стремление слыть политиками, у Церкви не было нужды в этом. Существует масса своей работы. Просветительской, организационной, пастырской, милосердия, на уровнях епархия-благочиние-приход-семья. Присутствие крепкой православной общины само по себе оказывает политическое и миссионерское действие.

 - Давайте возвратимся к содержанию интервью митр. Илариона и статьи прот. Всеволода в «НГ-Религии». Во многом, в названных публикациях авторы полемизируют с известным «письмом молдавских клириков», с обвинениями иерархии в намерении создать единую экуменическую церковь.

- Одно удовольствие митр. Илариону вместе с другими получать письма с обвинениями в унии. Всегда можно воскликнуть: «Унии нет и не планируется!» Вы заметили, руководители ОВЦО и ОВЦС строят свою защиту таким образом, чтобы начисто отрицать проблемы в экуменических связях? Чрезмерно прямолинейная критика со стороны антиэкуменистов даёт возможность официальным лицам уходить от ответов. «Теории ветвей в РПЦ нет, желания сливаться с другими конфессиями тоже нет, следовательно, говорить не о чем». Точка. Проблемы с внешней дипломатией вменяются, яко не бывшие.

Православный народ, к сожалению, не может составить юридически и богословски правильного объяснения с начальствующими, но по интуиции отзывается на главное: на двоемыслие - привкус крайне обходительной и политкорректной двусмысленности в официальных заявлениях. В этом смысл слов о том, что «участие РПЦ в экуменическом движении в последнее время заметно активизировалось». Допустим, активизации экуменических мероприятий на уровне ВСЦ или еще где-то не было. Но давайте смотреть правде в глаза: церковные внешние сношения не те, что два года назад. ОВЦС охвачен цивилизаторскими намерениями и с полной самоотдачей прорубает новое окно.

Никакой «теории ветвей», никаких изменений на уровне догматов не требуется, если действует, например, установка на «взаимное обогащение». Для современных технологий не обязательно прямо, в лоб переубеждать человека, понуждать отрекаться от убеждений. Нет, просто вводится так называемая «балластная тема», с помощью СМИ ею методично накачивается сознание. До тех пор, пока человек, кроме судьбы гренландских китов или равноправия полов, ни про что больше уже не помнит. Так и здесь: православных вместо постижения основ своей, православной веры поощряют перейти мыслью на то, «не найдётся ли у кого-нибудь там чего-нибудь интересненького?» В следующий раз объявят, что самый страшный грех для православного - это изоляционизм (выступление владыки Илариона имеет отдельное посвящение «ревнителям православного изоляционизма»). Потом скажут, что важней всего переосмыслить историю, после - что продемонстрировать цивилизованность в дни приезда Папы. И так до умопомрачения.

 - Стало быть, работаем по гранту «Улучшение имиджа католиков в среде РПЦ»...

- Агитационная кампания, очевидно, идёт, вопрос в степени цинизма либо романтизма, с которыми стороны подходят к делу. Является ли оттепель в отношениях с Ватиканом в большей степени рукотворной, конструируемой или же «само теплеет».

Для сравнения приведу такой пример. Известно, что в учреждениях Патриархии работают профессиональные исламоведы. Среди них есть различные взгляды на контакты с миром современного ислама, в том числе содержащие критику и апологетику, свойственные для любого аспекта жизни шероховатости, встречи мнений, контрастные оценки и т. п. В детали этого обычный человек входит с трудом. Но, во всяком случае, у него не возникает ощущения, что официальные контакты с исламом на уровне Патриархии пахнут экуменизмом или нагружены неким опасным для православного сознания пропагандистским содержанием. Может быть, есть желание понравиться властям, иллюстрацией тезиса о «многоконфессиональной России», но нет заглядывания на чужую веру и придыхательства, которые в последнее время свойственны для связей с Ватиканом.

Католики - не ислам. Но всё-таки по отношению к православному сознанию это отдельная субъектность; зазирать на их веру, растаивать, млеть и невеститься было бы прямым отступлением от своей веры.

 - Понятно, что антиэкуменизм в Русской Православной Церкви, как наверно и всюду, плохо организован, аргументирован и часто говорит не о том. На данную тему, к примеру, подробно пишет главный редактор РНЛ Анатолий Степанов в передовице «Молдавский соблазн». Как считаете, в критике экуменизма на что вместо этого должно было обращаться внимание?

- Главное условие: на переговорах от имени Русской Православной Церкви должны выступать лица, известные, как защитники православной веры. На сегодняшний день те, кто представляет РПЦ в сношениях с западными инославными, - это «ми-ми»[6], люди с психологически двойной идентификацией, ангажированные идеями «лучшего понимания», «взаимного проникновения и обогащения» и т. п.

Вы заметили, что к концу интервью с «Независимой» владыка Иларион как бы уже и не идентифицирует себя с православными? Он говорит: «это учит их (искать пути взаимодействия)» и т. д. То есть, есть «мы» и есть «они». Мы - это те, кто ищет цивилизовать Россию в западном вкусе; они - это те, кто обязан будет во имя этого принять изменения в свою жизнь. Обращая своё выступление к либеральной аудитории, автор начинает выражать свои помыслы более определенно: не «взаимное обогащение», но привыкание, заимствование - одностороннее, разумеется. В свободной манере он импровизирует на темы инкультурации православных в новую реальность «открытого мира». Сколь бы болезненной таковая для нас не была. И вот, складывается патовая ситуация: человек занимает сверхответственный пост в РПЦ, находится на переднем краю дипломатического процесса, одновременно испытывая некое растождествление с Россией и русским Православием и будучи уверен в идейном преимуществе другой стороны. Мышление, допустимое для лимитрофа, пример которого - Прибалтика, однако совершенно непозволительное для условий России.

В целом, здесь тот же феномен, что и «козыревщина» в российской внешней политике. Во времена Горбачёва и Ельцина у нас был такой министр иностранных дел, Андрей Козырев. Работа МИДа при нём походила на бесконечный праздник олигофренов. Над планетою тогда вставало солнце примирения и гармонии интересов разных стран. Россию с дружескими объятьями ожидали в прогрессивном цивилизованном сообществе, и вот-вот она должна была тоже «занять своё место», войти в число ведущих и влиятельнейших стран. Международные переговоры и соглашения были отданы в руки людей, обогащенных, во всех смыслах, благотворным влиянием Запада. Чем больше в результате такой дипломатии удавалось бы сделать по-западному, тем лучше считалось в плане цивилизования «совка».

Это то же, что мы находим теперь. Либеральный поворот означает повторное обращение к перестроечной риторике, включая и насаждение блаженного, олигофренического видения современной внешней ситуации как лишённой опасностей и противоречий. Содержание публикации «Мы все в одной лодке» митр. Илариона вполне следует этому.

Сноски:


[1] Константин Ремчуков входит в число собственников «Независимой газеты» и с 2007 г. является её главным редактором.  Ранее активно работал в структурах «алюминиевого олигарха» Олега Дерипаски.

Олегу Дерипаске принадлежит также крупный пакет акций журнала «Эксперт». Главный редактор «Эксперта» Валерий Фаддеев считается одним из идеологов либерального крыла «Единой России». Вместе с К. Ремчуковым он входит в руководство закрытого клуба «4 ноября».

[2] В сентябре-октябре 1993 г. возникло острое политическое противостояние между Кремлём и парламентом, закончившееся штурмом 4 октября здания Верховного совета, многочисленными жертвами и установлением режима единоличной власти Б. Ельцина. В последние дни перед кровопролитием Русская Православная Церковь выполняла роль посредника и примирителя конфликтующих сторон; при участии Патриарха Алексия II, митр. Кирилла, митр. Ювеналия проходили переговоры в московском Даниловом монастыре. Ходу переговоров чинились препятствия, сообщения церковных представителей замалчивались СМИ. Достигнутые договоренности в конечном итоге были нарушены.

[3] Телеканал НТВ олигарха Владимира Гусинского (руководитель – Игорь Малашенко) принял решение о трансляции на православную Пасху 1997 г. скандального фильма режиссера Мартина Скорцезе «Последнее искушение Христа», что встретило острые протесты. Госдума рассмотрела вопрос "Об антихристианской акции телекомпании НТВ", верующие пикетировали телецентр, Патриарх Алексий II обратился с призывом отменить показ и поставить телекомпании под контроль государства.

Церковная дипломатия и уличные протесты были проигнорированы, фильм М. Скорцезе демонстрировался в эфире НТВ.

[4] Из последних новостей: http://www.lenta.ru/news/2010/09/21/vatican/

[5] ПЦА – аббревиатура Православной Церкви в Америке (OCA – Orthodox Church in America). Юрисдикция на базе ряда бывших приходов и монастырей Московской Патриархии на территории США и Канады. В настоящее время считается одной из наиболее реформистски, либерально и экуменически ориентированных в православном мире. С 1990-х годов находится в кризисе из-за финансовых скандалов в руководстве.

[6] «Ми-ми» - имелось ввиду сокращение от: «mi-dominicain, mi-orthodoxe» (наполовину доминиканец, наполовину православный, фр.) – высказывание о себе Дмитрия Синякова, будущего ректора Парижской православной семинарии, секретаря Корсунской епархии РПЦ, иеромонаха Александра, одного из прокатолически настроенных клириков и сторонников теории «взаимного сближения».  Другое шокирующее откровение Д. Синякова, вызвавшее реакцию церковной общественности: «Я причащаюсь с католиками, но сохраняю свои православные убеждения».


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 85

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме