Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Собрать в единый славянский венец все самое ценное…»

Русская народная линия

"Золотой Витязь" / 19.06.2010


Стенограмма научной конференции «Настоящее и будущее славянской культуры» …

28 мая в рамках ХIХ Международного кинофорума "Золотой Витязь" состоялась научная конференция "Настоящее и бдущее славянской культуры", по итогам которой выработно Обращение, направленное руководству культурной и информационной сферы России и других стран мира. Предлагаем Вашему вниманию полную стенограмму конференции.

Москва, Дом кино, 28 мая 2010 г.
Организаторы: Союз деятелей славянской культуры «Золотой Витязь», Союз кинематографистов РФ.

Состав участников конференции:
Президент союза деятелей славянской культуры «Золотой Витязь», народный артист России – Николай Петрович Бурляев.
Епископ Бачский Иереней (Сербия)
Первый заместитель председателя союза кинематографистов России – Сергей Владимирович Лазарук.
Вице-президент Союза деятелей славянской культуры «Золотой Витязь», народный артист Украины – Недашковская Раиса Степановна.
Вице-президент Союза деятелей славянской культуры «Золотой Витязь», кинодраматург – Маргарит Николов (Болгария).
Вице-президент Союза деятелей славянской культуры «Золотой Витязь», кинопродюсер – Йован Маркович (Сербия).
Режиссер, председатель жюри игровых фильмов ХIХ Международного кинофорума «Золотой Витязь» - Аскольдов Александр Яковлевич.
Писатель – Александр Юрьевич Сегень.
Президент Академии МНЭПУ – Станислав Александрович Степанов
Проректор Литературного института имени А.М. Горького – Александр Николаевич Ужанков.
Режиссер – Вадим Вадимович Цаликов.
Киновед - Валерий Иванович Фомин.
Заслуженный артист Украины – Алексей Алексеевич Колесник
Киновед – Ольга Маркова (Болгария).
Заместитель Генерального директора радио и телевидения «Воеводина» доктор Милодраг Капривица (Сербия)
Писталь, кинокритик Джойко Стоичич (Сербия)
Кинорежиссер Симо Брдар (Республика Сербская)
Президент минского международного кинофестиваля «Листопад», председатель специального фонда президента республики Беларусь по поддержке культуры и искусства, депутат парламента республики Беларусь – Геннадий Брониславоч Давыдько.

Н.П. Бурляев: В начале позвольте мне ввести вас в курс того, что сейчас происходит.
5- го мая, как вам известно, в Московской консерватории по благословению Патриарха Кирилла открылся Первый Славянский форум искусств «Золотой Витязь». Проходит он уже много дней и будет идти до 10-го июня, охватывая все виды искусства. Именно это и есть цель появления, рождения Первого Славянского форума искусств «Золотой Витязь», - чтобы собрать в единый славянский венец все самое ценное, все самое духоносное, просветленное, что есть в славянской культуре в области кинематографа, театра, музыки, литературы, живописи. Именно поэтому создан наш творческий союз, новая общественная организация. И промыслительно то, что он был создан 22-го мая, в день Николая Чудотворца, а объявлено о создании 24-го мая, в день равноапостольных Кирилла и Мефодия, учителей наших славянских, сопокровителей Европы. В центре России – в Кремле, в Грановитой палате, торжественно было объявлено об учреждении Союза деятелей славянской культуры, цель которой – консолидация позитивных сил деятелей культуры не только славянского мира (ибо мы объявили о том, что этот союз вырастает на основе достаточно мощной организации, существовавшей 11 лет, организации, Международного объединения кинематографистов славянских и православных народов, которая насчитывает 11 тысяч членов). Но поскольку в наш Союз стали проситься люди других профессий, из театра и иных видов искусств – и писатели, и музыканты, - мы приняли решение создать этот Союз. Его учредили 4 человека – люди творческих, профессий, известные не только всей России, но и всему миру.  Это – литератор - Валентин Григорьевич Распутин; это художник - Александр Максович Шилов; это музыкант, дирижер - Владимир Иванович Федосеев; и кинорежиссер Николай Бурляев. Организация создана, избраны вице-президенты, их пока 19 человек из разных стран, которые по промыслу Божьему должны будут открывать отделения в их странах. И через 4 месяца мы планируем (этим занимаются юристы) объявить о том, что эта организация из региональной превращается в международную. Цель я вам уже объявил, - это собрать все самое позитивное, что творится в славянском мире, открыть это всем. Поскольку и в предыдущей нашей организации, в нашем объединении кинематографистов, уже были членами люди из Австралии, Перу, Италии, Швейцарии и других стран мира, - мы открыты всем, как всегда открыты русские люди и славяне. Быть может за эту открытость, за это доверие, за эту любовь мы платим эту цену в истории.
Итак, создан Союз, и не на голом месте, - уже 19 лет работал «Золотой Витязь», поднялся он 19 лет тому назад с простым девизом «За нравственные идеалы, за возвышение души человека», - то, собственно, чем и должны заниматься деятели искусства – возвышать человеческую душу, поднимать ее на более высокий духовный уровень, чтобы экран приближался к иконе, поскольку белый квадрат телеэкрана – это тоже квадрат, помогающий людям или выходить в горний мир и становиться лучше и возвышеннее, устремляться к Создателю и содействовать исполнению промыслов Божьих на земле грешной, или через этот же экран, через этот квадрат можно уходить в преисподнюю, чем занимается осознанно или неосознанно последние 23 года со времен объявления перестройки наша культура. Будем откровенны, она именно этим занимается, хотя конечно не вся, - не вся культура, не все чиновники. Есть те, кто понимают, по какому пути нужно идти, но им очень трудно, поскольку культурой правят законы рынка, ошибочно внедренными младореформаторами нашего правительства, которые стали втягивать Россию в рынок, не спрашивая у России, не проводя референдума о том, а нужен ли России этот новый, капиталистический строй? Все ли можно мерить рублем в России?  Ведь никогда рублем не мерилось все. Поэтому Россия с Богом поднималась, жила, возрождалась, укреплялась и угрожала тому, кто, так сказать, хочет иных путей тому, что она поднимется и станет центром планеты – духовным и культурным православным центром. Не дали этого сделать, провели революцию, но об этом мы не будем говорить – как это все было. Историки сейчас провели в Государственном историческом музее – наши партнеры из Академии МНЭПУ – мы вместе уже провели два Международных кинофорума экологических фильмов и будем этим дальше заниматься, - они провели конференцию о забытой войне 1914-го года и попытались разобраться, что привело к этому и что было потом. Этого здесь мы касаться сейчас подробно не будем, а будем говорить о культуре, о том, чему мы служим, - а здесь собраны бессребреники, те, кто работает не за гонорары, не «обогащается экраном», - как прекрасно говорил Иван Александрович Ильин о вот таком рыночном искусстве, что это – доходный промысел. Доходным промыслом мы не занимаемся, - и те, кто здесь присутствует, - принципиально не занимаются. Быть может, поэтому наши лица и не мелькают на телеэкранах так часто, как лица другие, - которые пришли заниматься доходным промыслом и делать на искусстве деньги. 
Кинематограф – это самое мощное духовно-стратегическое оружие нашего государства, и государство наше все больше и больше присматривается к кинематографу и уделяет ему все большее внимание,  благодаря нашему лидеру, Никите Сергеевичу Михалкову. Который по промыслу Божьему возглавляет Союз кинематографистов и, именно по промыслу Божьему, а не по промыслу лукавого, уже 11 лет, который принимает на себя сейчас главные удары тех, кто не хочет, чтобы Россия развивалась по законам, оставленным нам нашими предками, тех, кто хочет исказить пути подлинного искусства, делая на этом деньги.  Но мы находимся в Союзе кинематографистов, который открыто провозгласил в мае месяце прошлого года «Манифест кинематографистов» – и мы обозначили наше дальнейшее движение, которое уже не остановимо, угодно ли это оппонентам, или нет, но оппонентов-то ноль целых шесть десятых процента, а нас-то большинство, - почему мы должны в нашем доме жить не по нашим законам, оставленным нам нашими предками? Простят ли нам это наши предки? До коих пор мы будем молчать и лукавить, заигрывать с теми, кто хочет идти по другим дорогам. Хотят идти по другим дорогам, делать деньги по принципу «»Ассу» в массы, деньги в кассу», - как провозгласили в начале перестройки упоенные тем, что теперь, когда будет самофинансирование, самоокупаемость, - вот тогда-то мы разбогатеем, - и наивно пошли по этому пути –и, теперь пришли к разбитому корыту, когда все нужно строить заново.
И государство услышало голос нашего лидера Михалкова и выделило киноиндустрии в два раза больше возможностей и средств для того, чтобы мы сделали первый шаг и попробовали вытянуть наш локомотив из этой пропасти. Я выскажу собственное мнение. Здесь присутствует наш руководитель Союза, практически руководитель – на чьи плечи сейчас возложена вся организационная работа. Мое личное мнение, оно будет как обычно прямое, - я полностью приветствую то, что действительно прибавили в два раза больше нам возможностей, чтобы мы творили, хотя творить-то будут немногие. Я считаю, что совершена ошибка, что все эти деньги поделены только на 7-8 кинофирм. Я-то думал грешным делом, что если это пробил Михалков, то он и будет за все отвечать – и ему я могу доверять, то, что под его руководством не появится на экране пошлости, доходного промысла будет меньше, что кинематограф начнет думать о душе, «помогать России подниматься». Но эти деньги получили люди, которым я лично не всем доверяю. Да, они были успешные прокатчики. Их фильмы, раскрученные «первыми каналами» и рекламой, собирали дивиденды, но эти люди уже показали, что они делали в прошлом – «Ночной дозор», «Стиляги», и прочая, и прочая, и прочая, - фильмы Толстунова – вот сейчас мы видели фильм «Школа» - он закончился вчера, к счастью для России – и вчера Первый канал устроил очередную попытку поддержать этот – я считаю, безнравственный и политически греховный проект, который вдалбливал людям 60 серий каждый день образ школы, которой не существует. Видимо, в такой школе училась автор этого фильма, которая недоучилась и купила диплом, видимо так она относилась к педагогам, она их видела такими, видимо так она относилась к сексу и всем тем проблемам, которые теперь она выплеснула на всю Россию – «смотри, Россия, школа – вот такая, дети – вот такие». А дети – другие. Мои дети – другие. Школа, в которой учатся мои дети, - другая, педагоги – другие. Я не видел таких педагогов, таких детей. Бывают ли такие дети – возможно, хотя с большой натяжкой, потому что играют образы 15-летних детей 20-с чем-то летние якобы артисты, я не знаю этих артистов, - уже прожившие жизнь, уже совершившие грехопадение, - и сейчас они навязывали несколько месяцев всей России вот такой образ жизни. Не понимают того (видимо, этого не понимает и руководство Первого канала), то что они утверждали это как реальность. И что мы делаем? Вот как и упомянутые мною фильмы, - «Асса», - я тогда нет, но очень многие радовались, что вот, пошла молодежь, - и автор радовался, именно он изрек ««Ассу в массы, деньги в кассы», - но прошли годы и автор этого фильма увидел, какое поколение выросло, - и он вынужден был создать фильм с участием собственного сына, ужасаясь тому, что они сделали. И так вот, дорогие мои деятели экрана, мы сами формируем этот мир, а потом удивляемся и отражаем этот мир, созданный нами, лукавыми, заигрывающими с тем, чем заигрывать нельзя. Русский мыслитель Победоносцев прекрасно говорил о том, что слабо то государство, которое заигрывает с молодежью. С ней нельзя заигрывать, ее нужно вести за собой, и лучше в правильном направлении. Вопрос, который задал Николай Первый Пушкину при их встрече в 1826 году в Кремле – почти в том же месте, где мы три дня назад создали наш союз, - а вопрос был такой: «С чего бы ты начал реформы?». И Пушкин ответил: «С образования, с культуры». Ибо души неокрепшие пойдут за любым водителем, как сейчас они и идут в школах наших и при нашем телевидении – за любым водителем, они же поглощают экран как абсолютную истину, - «вот она, наша жизнь». Лжете, господа, это – не наша жизнь, это – ваша жизнь, наша жизнь – другая, жизнь России другая. Пришло время говорить без обидняков, без иносказаний, не оглядываясь на то, что будут говорить наши коллеги-журналисты, которые в большинстве своем продают свое перо. Тот же Победоносцев говорил о журналистике, тогда только-только поднимавшейся в то время, что создалась новая каста «пишущих и богатеющих пером», их цель – не в гармонизации общества, не в умиротворении, не в поиске истины, в Господе, а в другом, - цель как раз в дезорганизации, в дезинформации, в выплескивании рыночной патологии, потому что именно это и привлекает читателя, и тогда их газеты, и все, что они творят, имеет спрос.
Что же нам делать? Мы будем делать то, о чем наш «Золотой Витязь» говорил всегда, все 19 лет, не ожидая того времени, которое сейчас пришло, когда руководство государства провозгласит то, что в культуре самое главное – это традиционные, духовно-нравственные ценности. Мы этого дождались, наш форум, наше движение. Мы дождались того времени, когда нас пригласили в Кремль, в Грановитую палату. Мы дождались того времени, когда наш голос стал доходить до нашего народа. При общении с нашими министрами культуры – и с прежним, Швыдким, и с нынешним – Александром Алексеевичем Авдеевым, - я им говорил одно и то же, - что я бы на их месте, если бы сел в то кресло, я бы все силы употребил на то, чтобы вывести культуру из рынка. На это мне предыдущий руководитель ответил, что это, мол, не он, это все «там», Греф и так далее. Ну а где вы-то, господин министр, почему вы не предпринимаете шаги? Что, нужно держаться за собственное кресло? Тогда что же это за власть? Или все-таки стать Дон Кихотами и выйти против политики младореформаторов и доказать им, что и их дети погибнут, если будет такая культурная политика, основанная на рубле.
Фильм «Андрей Рублев», который 7 лет был на полке, он бы не стал призером по кассовому сбору в первый уикенд, как нынче радуются наши каналы, что вот, их фильмы раскручены ими же, собрали в первый уикенд все деньги России. Он не был показан даже, но потом прошло более 40 лет – и сейчас фильм «Андрей Рублев» перекрыл все кассовые рекорды. Более того, я видел очереди в Лос-Анджелесе – это сейчас, и в Венесуэле, и в Париже на фильм «Андрей Рублев», и очереди продолжаются. А вот эта эффектная пустота, раскрученная телеканалами, - она отомрет, и памяти о ней не останется в веках.
Очень удивительно, что, отдав эти деньги этим фирмам, которые будут делать то, что они и делали, они не перешагнут через собственные законы, они будут добиваться рыночности и прибыльности. Упустили-то то, что это все задумывалось и проводилось Михалковым ради перелома ситуации в кинематографе, духовного перелома, чтобы стали появляться фильмы, нужные России, долгожданные фильмы, такие как фильм «Поп» и другие немногие фильмы, которые просачиваются нынче на наш экран, появляются… Фильмам, относящимся к благим социальным проектам, им выделяется всего лишь одна, дай Бог памяти, десятая часть этого бюджета, большого. Как это так быть может? Что, будем продолжать торговать в храме кинематографа и понижать духовный уровень народа, обманывая друг друга то, что это – шедевры, и делать деньги? Или будем все-таки что-то менять?
Цель нашей конференции в том, чтобы мы подумали о путях славянской культуры. Мы, россияне, будем говорить о том, что делается у нас. Я думаю, что созвучие будет и у болгар, у сербов, у украинцев, белорусов, - всюду одни и те же рыночные процессы в области культуры.
Я лично уже давно предлагал – и этим всегда завершаю каждый Всемирный Русский Собор, - прошу записать это в итоговые документы, что необходимо:
Первое – коренное изменение культурной политики в России. Выведение культуры из унижения рынком, отвода культуры с панели доходного промысла, куда ее загнали предшествующие чиновники, не понимающие того, что они творят, не ведающие, к чему это приведет. Это первое. Национальный проект в области культуры и духовного развития России должен появиться в нашем Отечестве. С этого нужно было начинать руководство государством. Взялись за другие, тоже немаловажные темы, но первична душа, первична культура. Пора понять руководству государства, что если не изменят культурную политику, не обратят внимания на духовное развитие общества, - общество будет меняться на глазах. Ведь как говорят ученые-психологи, личность формируется первые 4 года – и если мы начнем сегодня, то через 4 года мы уже будем пожинать плоды – и тогда поднимется экономика, только тогда, когда она будет нравственной, когда будут руководителями экономических процессов люди воцерковленные, живущие по заповедям Божьим, понимающие, что иначе они будут отвечать перед создателем, - если они обманут, а тем более убьют ближнего за то, чтобы иметь побольше денег.
Татарстан преподал всей России прекрасный урок – я был там, был удивлен и порадован тем, что министр культуры Татарстана, она же – вице-президент правительства – также же должно быть и в нашем Отечестве, в Российской Федерации – министр культуры должен быть и заместителем председателя правительства. Нужно менять отношение к культуре у нашего руководства безусловно.
Второе – нужно вкладывать в культуру, кинематограф гораздо большие средства. Такие, какие вкладываются в оборону, - и не меньше. Поскольку культура – оборона души, об этом очень часто начали говорить, но пока толку очень мало.
Ну вот, собственно, это – вводная часть, а сейчас, так как владыка должен нас покидать, я попрошу уважаемого владыку и человека, которого любит Сербия, верит Сербия, который очень много может сделать для Сербии – и делает все, что может. Человека, который был при первых шагах «Золотого Витязя» в блокадном Нови Саде – когда оба мы были моложе – мы стояли рядом и открывали – и это транслировалось по всей Югославии, - наш второй кинофорум «Золотой Витязь».

Епископ Бачский Иереней: Николай Петрович, браться и сестры, я рад Вас приветствовать, и очень рад, что могу присутствовать на этом заседании, конференции с такой важной тематикой, как настоящее и будущее славянской культуры. Конечно я сам в некотором смысле, не могу непосредственно считать себя деятелем культуры, в том смысле, что я не артист, не актер, не писатель, не кто-либо другой. Но в каком-то смысле, может быть, у меня есть право определенное говорить на тему культуры, потому что, как всем нам известно, в нашем сознании, в христианских обществах принято, что жизнь наших церквей, или нашей единой церкви является чем-то логически связанным с жизнью культуры. И наша культура, собственно говоря, и родилась в лоне христианской церкви. И даже можно наблюдать, как в самом своем отдаленном, извращенном, смещенном виде она просто непонятна вне хода истории, содержания христианской религии. Даже если она враждебна, надо – и можно – узнать в ней какую-то карикатуру христианства, она даже и в том виде не может совсем открепиться. И в том смысле мне понятно то, что Николай Петрович говорит, - само собой, что культурная деятельность, просвещение, служение необходимым ценностям возвышают душу народов и является самым серьезным вкладом в жизнь общества. И в этом смысле я думаю, что можно считаться с нашей Церковью как с подельником, потому что и в самой Церкви сегодня назрело сознание, что без органического вмешательства в современную культуру, процессы развития, без взаимовлияния трудно будет говорить с современным человеком на языке, ему понятном. Насколько культуре нужна Церковь, настолько – в меньшем, наверно, смысле, и Церкви нужна культура. Их существование нельзя разделять, и нужно считать как единое духовное целое. Это не означает какой-то институциональной церковности культуры, но касается ее духовной сути, и именно в этом смысле ее церковности, потому не внешне – организации, институции, а духа, для которого Церковь и существует. Так что я очень рад слышать такие слова. К сожалению, редко можно услышать такие слова, которые я здесь услышал. Многие считают совершенно естественным, что закон рынка – это некие всеобъемлющий закон, это новое божество новых обществ, включая культуру. Хорошо, что с этим не все согласны. Я не буду вас утомлять своими какими-то, может быть, неважными размышлениями, не считаю себя компетентным для многих областей. В общем, хочу подчеркнуть, что с вашей деятельностью, вашими подвигами можно и нужно рассчитывать на участие, понимание и поддержку Церкви, как и мы все, пасторы Церкви, рассчитываем на вас, деятелей культуры, которые не можете не быть в каком-то существенном смысле нашими ангелами тех непобедимых ценностей, которые зародились в лоне Церкви. Спасибо вам за вашу готовность работать на таком уровне, в таком направлении, как уже создается  у меня впечатление после первой вступительной речи Николая Петровича. Желаю вам успехов и благодарю за возможность участвовать – хотя бы косвенно – в вашей деятельности. Спасибо.

Бурляев Н.П.: Я благодарю уважаемого Владыку за обращение к нам. Церковь всегда была рядом с «Золотым Витязем», и мы рядом с Церковью. И, быть может, вот эта деятельность «Золотого Витязя» и подвигла Церковь к тому, чтобы Церковь переосмыслила отношение к искусству. Все вы помните, что к искусству, к артистам, лицедеям Церковь относилась неблагосклонно, не хоронила их в ограде церкви, считая это блудом. Но это все было в прошлом, а сейчас Церковь признала социальные концепции, официально признала, что они приветствуют искусство – все религии – искусство как опыт обновленного, просветленного сознания человека. Я понимаю, что я сейчас поставлю в трудное положение коллегу моего, потому что мы даже с ним не говорили об этом напрямую, хотя отношение мое к процессам, происходящим в кинематографе, он понимает, но я прошу высказаться на эту главную тему о кинематографе, о том, что реально сейчас происходит и чего мы можем ожидать, может быть – какие-то подвижки, - Первого заместителя Председателя Союза кинематографистов России Сергея Лазарука.

Лазарук С.В.: Доброе утро, уважаемые коллеги. Я, на самом деле, как и Вы, конечно предпочел бы послушать гостей форума. Но, тем не менее, коль скоро наше собрание проходит в стенах Союза кинематографистов Российской Федерации, и, так или иначе, большая часть программы ХIХ- го кинофорума «Золотой Витязь» – российские фильмы и, безусловно, за последний год особенно, ситуация в Союзе кинематографистов, ситуация вокруг реформы российского кинопроизводства, кинопроката, государственной поддержки кинематографии внутри России стала не только внутренним делом, так называемым уделом нас, кинематографистов, но и вышла на широкое журналистское, даже государственное обсуждение и решение вопросов, то, конечно, уже какими-то мыслями, суждениями, фактами я готов с вами поделиться. Как раз сегодня в пять часов дня состоится очередное заседание Попечительского совета, государственного, недавно созданного по социальной и культурной поддержке отечественной кинематографии. И как раз сегодня от организационных вопросов, которые предшествовали все предыдущие месяцы, - по созданию структуры, по нахождению места пребывания, по определению каких-то приоритетов, по определению системы поддержки, особенно связанной с возвратом бюджетных средств в кинематографическую отрасль, - эти все вопросы уже так или иначе решены, организационные. Сегодня, как раз, мы должны по плану услышать названия первых проектов, которые государство через фонд социальной и культурной поддержки кинематографии будет финансировать в 2010-2012 годах. Каждая из этих 8 студий, о которых сказал Николай Петрович, которые выиграли определенный тендер, конкурс на государственную поддержку, сегодня представят программы из 7-12 фильмов на суд экспертного жюри,  как вы знаете, которое возглавляет театровед Любимов, ректор театрального училища имени Щепкина, человек, который, кстати, делал прекрасный доклад в Липецке, на предыдущем круглом столе, где был принят «Липецкий манифест», и тогда я впервые услышал его и, на самом деле, был удивлен его вовлеченностью не только в отдельно взятые театральные процессы, которые происходили в истории театра, но и как человека, который очень активно интересуется российским и мировым кинематографом. Так вот, помимо председательства, в состав экспертного совета вошли такие хорошо известные люди, как Адабашьян, Володарский, Минтак, Зырянов – несмотря на то, что как раз участник, руководит одной из этих 8 студий, Елена Польская, киновед, и Дмитрий Месхиев.

Бурляев Н.П.: А Бурляева там нет…

Лазарук С.В.: Ну, по крайней мере, Вашу фамилию не оглашали.

Вопрос из зала: какое отношение Любимов имеет к кино?

Лазарук С.В.: Ну, вы знаете, я хоть и являюсь руководителем, но руководителем  Союза кинематографистов Российской Федерации. А руководителем фонда является Сергей Толстиков, а председателем Попечительского совета является, как вы знаете, вице-премьер Александр Жуков. Поэтому это было решением Попечительского совета, я могу просто констатировать результат и те реальные факты, которые существуют сейчас. Поэтому сегодня мы как раз или развеем эти озабоченности, которые высказал в начале Николай Петрович в своем вступительном слове, или наоборот подтвердим его опасения о тех приоритетах, которые Фонд для себя определил до 2010 года, - и в общем-то поймем, что на самом деле произошло с теми благими намерениями, о которых говорил Николай Петрович, упоминая имя Никиты Сергеевича Михалкова и Союз кинематографистов Российской Федерации. Но, действительно, часть средств у нас по-прежнему остается в Министерстве культуры, в Департаменте кинематографии. Это – анимация, документальное кино, дебютное кино и так называемое арт-хаусное кино, - и это где-то одна треть из того бюджета, который выделяет государство на кинопроизводство на эти предстоящие – уже теперь два с половиной года.  Конечно же, ситуация не такая спокойная, как я Вам ее представляю, потому что с января месяца действительно заморожены съемки, на российское производство деньги не выделяются, потому что идет распределение функций, бюджетов между Фондом и Министерством культуры, - это, как вы понимаете, вызывает заинтересованность в представлении решения у тех ведомств, на которые возложена функция вот этого разделительного бюджета. Но лед тронулся, надеюсь, и мы, во-первых, разморозим поддержку производства документального, анимационного кино, которое больше всего страдает в этой ситуации, - и большое количество игровых фильмов, которые в данное время законсервированы, надеюсь, тоже в ближайшее время будут завершены.
Что касается процессов в Союзе кинематографистов Российской Федерации, о которых сейчас тоже толкуют, - особенно по созданию альтернативного Союза кинематографистов Российской Федерации, - то на сегодняшний день, как вы знаете, Союз кинематографистов РФ включает в себя порядка 5 тысяч членов. О своем выходе из состава Союза кинематографистов РФ на сегодняшний день выступило порядка ста человек, из которых около 30 никогда и не было членами Союза кинематографистов, поэтому речь идет о 70 наших коллегах, которые решили создать некую другую кинематографическую организацию и занимаются сейчас какими-то организационными функциями. Они, как вы знаете, определились, что они хотят быть в другом Союзе, и как вы понимаете, мы все люди творческие, есть разные приоритеты, разные решения, желания, поэтому сейчас ряд наших коллег самоорганизовываются в некую другую структуру. Что касается Союза кинематографистов РФ, то в ноябре месяце мы планируем провести Съезд Союза кинематографистов, на котором все-таки принять новую редакцию Устава Союза кинематографистов РФ, до этого у нас планируется провести 4 большие кинематографические акции. Это – осенью, в сентябре месяце мы проводим первое за долгие годы больше совещание руководителей Союзов кинематографистов – или так называемых творческих кинематографических союзов стран СНГ. Мы решили начать объединительные процессы – и мы осенью, здесь, проводим под председательством Никиты Сергеевича Михалкова большую встречу. Потом у нас большой выезд на Дальний Восток, в Хабаровск, где впервые за долгие годы будет рассматриваться вопрос функционирования кинематографии в этом регионе РФ, потому что если говорить о количественном составе, то именно в этом регионе у нас находится больше всего филиалов, представительств и отделений, хотя на самом деле нога руководителя Союза или его первого заместителя там не ступала, скажу вам честно, десятилетия. Поэтому мы едем туда, и там будет большое выездное заседание Секретариата Союза кинематографистов, посвященное процессам, связанным с интеграцией этого большого кинематографического, в прошлом, района России, где было сосредоточено большое количество документальных киностудий, игровая студия, - как вы знаете, в Новосибирске, и в Екатеринбурге существовала большая студия – но она, слава Богу, и сейчас существует, то есть процессы объединительные там тоже происходят.… И как вы знаете, мы недавно приехали с Северного Кавказа, где также было проведено большое выездное собрание Секретариата, вот Николай Петрович там тоже принимал участие, - связанное с проблемами кинематографии на Северном Кавказе. Мы открываем отделение союза кинематографистов РФ в Чеченской республике – и с этой целью 30-го октября мы едем в Грозный на открытие отделения Союза кинематографистов РФ и проведения определенных мероприятий, связанных с развитием национальной кинематографии Чечни. Как вы знаете, там строится первая киностудия по производству игрового и документального кино  - и Союз кинематографистов будет там также принимать участие. И в начале ноября месяца мы проведем большое всероссийское совещание молодых кинематографистов РФ, оно пройдет в Москве и как раз будет посвящено проблемам нравственного состояния молодежи, необходимости выработки новых приоритетов, традиционных приоритетов для российского кинематографа, культуры, души человека. То есть мы попытаемся опять собрать большую группу талантливой молодежи и обсудить вот эти проблемы. И дальше, как я вам уже сказал, 28 ноября мы проводим Съезд Союза кинематографистов Российской Федерации. Поэтому работа в Союзе идет, идет с моей точки зрения достаточно активно, разнообразно, и – еще раз хочу подчеркнуть, что Союз кинематографистов является соучредителем форума «Золотой Витязь», безусловно, является соучредителем вот этих вновь созданных организаций, связанных не только с кинематографом, но и с культурой вообще. И надо сказать, что мы настолько близки, что Николай Петрович со своим штабом переехал к нам в здание, так что мы на соседних этажах встречаемся практически каждый день, - уж ближе некуда. Так что поверьте, мы вместе работаем. Спасибо.

Бурляев Н.П.: Благодарю. За свою долгую жизнь и членство в союзе – я уже лет 40 член Союза – такого я не видел: здоровый климат, он очищается, показываются потрясающие программы в залах Дома кино, идет  все время оживленная, духовная работа, что прежде было на уровне недостаточном. И вот, Вы еще обмолвились о том, что мы ездили на Северный Кавказ. Это была очень важная поездка, поскольку оппоненты Никиты Сергеевича, которые сейчас поднимают очередную кампанию травли этой личности, - они, проводя круглый стол на Кавказе в рамках одного из кинофестивалей, поднимали вопрос о целесообразности присутствия республик Северного Кавказа в составе Российской Федерации. Вот чем занимаются оппоненты. А мы же туда приехали с тем, чтобы собрать Северный Кавказ, чтобы показать, что Россия помнит и любит, поддерживает Кавказ как часть нашей великой Родины. Мы открыли там отделение Госфильмофонда, отделение Санкт-Петербургского института кино и театра – и уже обучаем юношей и девушек Кавказа, и мы видели, как принимает Кавказ Россию. Они думали, что они уже брошены, вы бы видели, что было на гала-концерте, который был дан с участием президента Кабардино-Балкарии, - сколько благодарности, оваций, радости, что опять мы вместе. Так что работа продолжается. Я сейчас попытаюсь дать голос каждому братскому народу славянскому – и прежде всего – депутату Парламента Республики Беларусь – Геннадию Давыдько.

Давыдько Г.: Спасибо, уважаемый Николай Петрович, духовные отцы, дорогие коллеги. Я нахожусь под впечатлением вашей речи, Николай Петрович, и скажу, что она настолько созвучна тому, что происходит сейчас у нас в Белоруссии и тем стремлениям творческой интеллигенции, которая понимает проблему, потому что когда была Первая мировая война, потом была Вторая мировая война, и в этот момент предполагали Третью мировую войну, которой боялись, предполагая, что она будет ядерная, не понимая, на какой территории она будет происходить. Нет, она идет уже, она не ядерная, и поля в ней – душа человеческая и сфера духовности. Мы это все четко понимаем, осознаем, и понимаем, на какой вы стороне, на какой стороне Православие, на какой стороне – белые силы, против чего бороться. Нет, не деньги – предмет нашей атаки, а меркантилизация, прагматизация всего цивилизованного сообщества. Когда не дух, а злато правит, а дух в пьяном виде лежит под забором и провоцируется, - вот это и есть гибель всего доброго. И я много раз говорил, и выступал, и тоже метафоры употреблял, пытался – и буду пытаться, - что если государство хочет заработать на культуре, то это – то же самое, когда отец хочет заработать на красоте своей самой красивой дочери. Это однозначно. И конечно, хочется, чтобы кинематограф был бы Храмом, чтобы  человек входил в кино, как в Храм, и выходил из него с мыслями, немножко очищенным. В Храме тоже не все сладенько, - и трагедия, и путь любого народа… Мне очень нравится, что здесь – на нашем форуме – очень много присутствует представителей Сербии, этого мужественного народа, я преклоняюсь перед вами, потому что знаю историю, часто бываю в Сербии, у меня много друзей в Сербии. Самый большой путь, может быть, борьбы за Православие именно у Сербского народа. Я не исключаю, конечно, и нашу дорогу потерь, - и белорусскую, и русскую, но ваш путь достоин восхищения. Что касается еще раз Белоруссии и фестиваля, который я сегодня впервые представляю здесь, - кинофестиваль международный в Минске «Листопад», на который я буду ждать очень всех присутствующих здесь, - мы настолько созвучны с концепцией, с духом «Золотого Витязя», и уже давно Николай Петрович и многие здесь присутствующие бывали на этом фестивале – и он будет продолжаться именно в том направлении – и крепнуть, - о котором сегодня здесь много говорится.  И пожалуй, я на этом завершу свое короткое выступление, просто пожелаю «Золотому Витязю» победы. Спасибо.

Бурляев Н.П.: Спасибо. Я благодарю вас, Геннадий Брониславович, и очень рад, что «Золотой Витязь» и «Листопад» белорусский – замечательный кинофорум, куда приезжаешь, как домой, как на праздник – всегда, все годы шли параллельно, укрепляли друг друга, помогали, поскольку нам идти одним путем. И я очень рад, что Белоруссия идет именно этим путем, что на экраны «Листопада» отбираются только фильмы высокой нравственности, там очень строгий отбор программы. Это очень популярный форум в Минске, под это Александр Григорьевич и руководство Минска отдают самые лучшие кинотеатры, и они всегда полны. Искренне желаю Вам удачи и дальше.
А теперь я предоставлю право говорить человеку, который как Тютчев, - в последние годы является и дипломатом в Европе от России, человек, создавший фильм-шедевр, фильм затравленный. Но теперь прославленный, фильм, удостоенный 25-ти наград, представленный на «Оскара», который я мало уважаю, но это не умаляет достоинств режиссера нашего, иногда там проблески бывают и на «Оскаре», на этой ярмарке тщеславия, человек, который был неоднократным членом-председателем жюри всех мировых кинофестивалей, а теперь и у нас председатель жюри, -  Александр Яковлевич Аскольдов.

Аскольдов А.Я.: Немножко наша дискуссия развернулась в лицах. Мы начали говорить о конкретных реформах нашего кино, о наших всех экспертных советах, что для меня, скажем так, является полной неожиданностью – и прорвалась некая обида – вы извините, но во главе этого экспертного совета для меня очень странные фигуры, которые не имеют отношения ни даже к литературе – я имею ввиду председателя, ни к кино, - и они будут решать наши судьбы. Я лично – простите, я испорчу немножко музыку данного заседания, - я чувствую себя обделенным и обиженным. Я очень серьезно отнесся к разговору о том, что мы получим новое финансирование, мы должны предложить новые идеи, мы должны дать новые проекты, мы должны немножко выправить положение нашего кино, - я это сделал год назад, я это поднял, - и наверно, не только я, но и десятки моих товарищей, - и все это выкинуто уже в мусорную корзину.
И это даёт мне основание тревожиться, что выкинуто много хороших идей. И думаю, что очередная реформа… вообще, персонаж Расплюев говорил, что при слове «реформа» хватается за пистолет. Вот и мне хочется. Бесконечные реформы, которые мы начинаем и не доводим до конца. Эти реформы не дают позитивных результатов, и я очень тревожусь, что в тот момент, когда наше кино действительно нуждается в очень серьезной перетряске нашего кинематографического хозяйства, «от и до» опять оказывается в полуобмане. Я не очень хорошо знаю состояние сегодняшнего кино, поэтому вы меня простите, какие-то мои суждения могут быть в достаточной степени субъективными.
Я видел несколько хороших, прекрасных картин, очень нравится Хотиненко -  картина «Поп», и много других всевозможных картин, но общая ситуация в кино – тотальный упадок профессионализма. Это ли не беда? На что мы можем рассчитывать, когда это – реальность? Тотальный упадок профессионализма. Режиссерского, сценарного, актёрского. Данность. Абсолютная амбициозность несостоявшихся людей  процветает в нашем кинематографе. Я вспоминаю историю, легендарную историю о том, как Эйзенштейна спросили, много ли талантливых режиссеров в Москве, Эйзенштейн подумал коротко и ответил: «Один». - «Как, всего один, Сергей Михайлович?» – « Да. Остальные гении». Вот наш кинематограф состоит из гениальных режиссёров нынче. Но картин-то хороших очень мало. Картины-пустышки. Картины сгребают по поверхности жизненный мусор. Нет же ни этического, ни эстетического, ни политического, никакого нравственного осмысления происходящего в стране. Мы же потеряли традиции великой русской литературы, великого русского искусства, мы боимся слова «идеология», но у государства должна быть идеология, у искусства должна быть идеология, иначе мы будем выкапывать кучи мусора и в этих мусорных кучах тонуть. Мы и тонем. Может быть, не знаете эту фразу, «когда на кипе полотна художник ночью изображает, хоть каплю света он оставит, чтоб эта ночь была видна». Так вот этой эстетической заповедью пренебрегает абсолютное большинство кинематографистов. Говорят, они талантливы. Да, может быть. Да, они знают, как двигать камеру. Один, так сказать, овладели цифрой, и прочее, прочее. Но они не чувствуют, понимаете, ушла мораль из поисков художника. Это не единичный случай, это всеохватное явление нашего искусства.  Всеохватное явление нашей литературы. Ну, это же так, или не так? Если нет, вы скажите, я не буду больше говорить так раздраженно и обиженно. Но обижен я не за себя, я обижен за всех нас. Невероятная амбициозность, эта амбициозность рождает конфликтность, и конфликтность в нашем союзе… Я глубоко солидарен с тем, что говорил Николай Петрович, что говорил Сергей Владимирович. Я здесь, потому что я разделяю те усилия по консолидации наших творческих сил, которые предпринимает Михалков. Но понимаете, идёт откровенная борьба, борьба, которая определяется не высокими целями, и ответить, и победить в этой борьбе может только тот, кто будет делать хорошие фильмы. У нас нет идей! Какие советы экспертов? Опять про жизнь козявок?  Ну, вот они и будут проверять эти заявки. Причем так: нет этих идей. А что, в жизни нет больших идей? Мы потеряли грандиозную, больную проблему межнациональных отношений. Потеряли не вчера, не позавчера, потеряли 50 лет назад. Я знаю это на своей шкуре. И виноваты тут не только бюрократы, власть. Каждый - Госкино, ЦК, КГБ. А где мы были? Как мы убивали своих коллег, которые на три шага были вперёд в понимании жизни? Кто про это скажет? И сегодня происходит то же самое. Ни одна серьёзная заявка, ни одно глубокое предложение, опережающее конформизм сегодняшнего общества, не пройдёт. А без этого не будет кино. В кино должны быть большие фильмы, локомотивы. Я не знаю, как они возникают, но только эти большие фильмы могут быть двигателями всего кинематографического процесса, они как камень в болото. Должны разбивать среднюю продукцию. До какого-то времени средняя продукция необходима, это питательная среда. Но потом она тормозит движение искусства. Вот сейчас мы в страшном болоте. И отдельные фильмы, хорошие фильмы это болото пробить не могут. Нужны эти локомотивы мысли. Неужели у нас нет талантливых умных людей? Есть. Но где они, как они пройдут? Уже всё решено.  Уже всё решено. У нас нет института продюсеров. Вообще в мире это сложная проблема, там тоже на пересчет, там Дино де Лаурентис, легенда, да он понимал и литературу, и искусство, он был великим комбинатором тени… но у нас полуслучайные люди называются продюсерами. Полуграмотные люди. Ушли знания, ушла культура. Гениальная речь Патриарха. Гениальная. Ее надо распечатать на листовку и раздавать людям. Мудрейшая речь, мудрейшая речь светского лидера. Что-то может быть несуразное говорю, простите меня. Как он говорил о категории семьи, как глубоко. Вот, например, сейчас бандиты-родители украли миллиарды, но дети у них учатся в Лондоне, потом их дети будут учиться в Лос-Анджелесе, и всё образуется. Вот Патриарх грандиозно в нескольких фразах разбомбил эту чушь. А те будут ещё хуже, ещё страшнее. Мы же гибнем от этого, ну мы же гибнем, вы понимаете, гибнем! Мы уговариваем вас, а искусство не должно уговаривать вас. Искусство должно опережать общественное сознание. Зритель должен прийти в кинотеатр и почувствовать, что экран умнее его, что экран подтягивает его к себе. А у нас экран сплошь и рядом опускает зрителей, говорит «ты такое же дерьмо, как те, кто на экране». Ведь это страшно. А ваше телевидение? У нас всё телевидение очень странное. А что мешает власти в один час, в одну минуту, в одну секунду поменять это руководство, и призвать его к ответу, и создать серьёзный общественный совет. В мире, - я немножко знаю западню ситуацию, - я не обольщен тем, что происходит на западе…
Но там же общественный совет. Там Президент ФРГ  не может снять директора Первого канала или какого-то ещё. А у нас почему-то все эти мальчики, набитые деньгами, связями, плюющие на зрителей, и снимает, и назначает их один человек в государстве. Это же неправильно, это неправильно. Потом, не мы должны просить у Президента, он должен у нас просить, у людей искусства, он должен к нам прийти и мы должны, во-первых, взять членов Союза и поговорить с ним о путях нашего кино. Какие деньги, когда давать, и не яхты надо покупать, а финансировать наши фильмы. Потому что это витамины общества. Ну как же это не понимать?
И скажем «Школа», -  это не только продукт Германики, не только продукт Эрнста. Вот, посмотрите, очень интересный критик, Малюкова, я с удовольствием её читаю, - очень талантливая девушка, из «Новой газеты». Вот она в последнем номере дала интервью с Жакопом, директором Каннского фестиваля, фигурой, в общем, серьёзной, легендарной. Интересное очень интервью, кто не прочитал – прочитайте. Она спрашивает, какие фильмы ему запомнились, русские фильмы. И Жакоп вспоминает фильм Каневского, помните, такой был фильм, фильм Германики тоже. Жакоп -  умный человек. Что это за фильм? Это фильмы про наше дерьмо. Что мы с вами дерьмо. Я очень условно говорю. Это запомнилось Жакопу. И Запад запоминает эти фильмы. И эксплуатирует эти фильмы. И хочет их видеть. И наша молодёжь, которая, в общем, интуитивно хочет в этот поток встроиться, и вообще, вы знаете, у нас такое преувеличенное преклонение.
Понимаете, западный фестиваль, какие-то призы, ну хорошо, ну неужели в этом смысл жизни художника? Ну если вы нацелены на фестиваль, начиная фильм, ну ничего у вас не выйдет, думайте о картине, думайте о том, что вы на ней сдохнете, но во что бы то ни стало сделаете и вытащите на экран. Забаловали. У нас нет ненародных артистов, вы понимаете? Ну нету! Понимаете, власть должна уважать и мы должны от неё требовать своим искусством и своим поведением. Это моё глубокое убеждение.
Я не идеализирую того, что происходит на Западе. Но просто один пример. Показывали мою картину много лет спустя на Берлинском фестивале, такая была отступная программа, - со своей должности уходил директор фестиваля, - была такая программа, «фавориты молятся», 22 года он проводил фестиваль, 22 картины. И заключала этот показ картина «Комиссар». Огромный зал, пришла молодёжь, уж третье поколение, не поймут вообще - про этих русских евреев, про революцию, к черту кому это нужно! Они по-другому воспитаны. Но пришёл человек, с тремя желтыми цветочками, - я его не узнал, - и сказал несколько добрых слов о картине и прочее. Это был президент ФРГ, господин Рау. Ну, возможно у нас это или нет? Невозможно. Это тоже наша беда и не наша беда, беда нашей власти, беда нашего общества, потому что необходимо взаимоуважение. Общество должно понимать, кто такой художник, и обязано художников ценить. Но мы не должны терять своего достоинства. Спасибо.

Бурляев Н.П.: Благодарю Александра Яковлевича. Выступление – именно это и есть цель нашей конференции, чтобы все говорили от сердца, а не от ума. Ну, ум тоже желательно. Профессор Софийской киноакадемии, однокурсник Никиты Михалкова по ВГИКу, ученик нашего Ромы великого, это Маргарит Николов. Автор программы «Кинематограф созидающего духа», программы, принятой 11 лет тому назад, нашим Объединением кинематографистов Славянских православных народов. Мы с Маргаритом будем перерабатывать программу. Программа - «культура созидающего духа», вот он - главный автор первой программы, и что он думает о дальнейших путях.

Николов М.: Дорогие друзья. Разрешите мне от всего сердца и всей души поблагодарить Александра Яковлевича Аскольдова. Он всё сказал. Он всю правду сказал о сегодняшней ситуации. Ситуации и не только, а о ситуации за эти последние 20 лет. Нельзя, когда в государство опять деньги идут из народа, и чтобы эти деньги были потрачены на какие-то не произведения искусства, а на какие-то фильмы, которые будут каким-то образом развлекать люд. Этого делать нельзя ни в коем случае. Потому что до того, как надо организовывать этот комитет, надо сделать серьёзную философскую стратегию под именем Союза кинематографистов на счёт того, что будет делать Союз кинематографистов и все творцы - только и единственно фильмы, которые являются произведением русского искусства. Это также относится ко всему славянскому миру, потому что в других уголках мира каждый свободен делать то, что хочет, а мы хотим делать только одно искусство - кино. Не продукты фильмовой индустрии, ни в коем случае. Тратить деньги на фильмовую индустрию могут позволить себе другие уголки мира. Мы – нет. Если мы любим наш народ. В славянском мире этого нельзя допустить. Это же говорит Александр Яковлевич. У нас всё время были после создания нашего всемирного союза деятелей славянской культуры и творчества были заседания, которые проходили именно в эти дни, в которых участвовали Николай Бурляев, Александр Яковлевич, Михаил Калинин, Йован Маркович и многие другие, значит и мы решили о линии. Тут был и новый председатель союза болгарских фильмов Георгий Стоянов, известный в Европе и мире кинорежиссёр, Значит, по линии болгарского союза фильмовых деятелей я прямо предложил, и все мои друзья приняли это, как позицию двух союзов – болгарских деятелей и русских кинематографистов.
Сделав это под крышей нового Союза деятелей славянской культуры и творчества  всемирного союза, а именно, первое дело, что нам надо сделать – помочь молодым кинематографистам, когда финансовая ситуация в мире самая грустная и самая плохая, самое главное нам надо помочь именно молодым кинематографистам, я это в Липецке сказал -  сделать Союзу кинематографистов студию фильмовых проектов для молодых, можно её назвать «Первый фильм», и туда брать 10 % от госбюджета и 10 % от телевидения – Первый и Второй каналы. Значит, эти деньги достаточны для камерных дебютных фильмов. Это вполне возможно. Одну – решением Союза, и  одну – решением государства. Разумеется, и руководителями телевидения.
Второе. В нашем мире славянском есть изумительные мастера, мастера, которые, скажем, мне 65 лет, им 70 и больше, и они, у них есть изумительные проекты, это откровения прямо, значит, надо сделать ещё одну такую студию для фильмовых проектов, которую можно назвать «Откровение» именно для наших славянских мастеров чтобы они сделали своё последнее слово в мировом искусстве кинематографа. Именно продолжение всех мастеров великих. Антониони, Бергмана, Феллини, - и так далее. Которые всю жизнь доказывали, что кинематограф - есть искусство философии. А самое главное – сделать нам, а мы уже сделали под именем международного объединения кинематографистов славянских православных народов, -  концепцию кинематографа спасающего и созидающего дух. Сегодня в рамках «семи минут» будет у нас короткий разговор с Никитой Сергеевичем и ещё раз отдадим это предложение и мы надеемся, что очень скоро будет подписан от имени всемирного славянского Союза и Союза кинематографистов этот договор о спасении наших молодых кинематографистов. Потому что только так, когда мы спасём молодое кино, может быть не русский кинематограф, а славянский кинематограф. Спасибо вам ещё раз, благодарю вас Александр Яковлевич.

Бурляев Н.П.: Учитывая пафос трёх выступлений, моего, Александра Яковлевича и нашего гостя болгарского, коллеги, я предлагаю, чтобы руководитель Союза, который будет нынче сами на совете, куда мы не попадём, чтобы он озвучил от нас просьбу к совету, уважаемому нами, о том, чтобы они задумались при выборе проектов для поддержки, чтобы не 10 процентов от суммы, вкладываемой в кинематограф, были отданы социально значимым проектам, а все 100 процентов этой суммы, которую государство вкладывает, оно вправе потребовать о том, чтобы все эти сто процентов суммы были использованы только на социально значимые проекты. Кто за это предложение, прошу поднять руку. Это наша к Вам просьба.
А теперь, так как здесь идёт речь не только о кино, здесь есть и люди от литературы, от театра, от журналистики, попросим их поговорить, и первым говорит писатель, который по промыслу Божьему за долгие годы до существования кинематографа получил возможность прорваться к людям на экране, прокричать через прекрасную литературу, реализованную замечательным русским режиссёром Владимиром Хотиненко и поставивший «Поп», - Александр Сегень.

Сегень А.: Мы должны четко представлять себе, для кого мы пишем книги, для кого снимаем фильмы. Вот когда был снят уже фильм «Поп», и до премьеры, и после премьеры, я много раз смотрел его в разных аудиториях, садился всё время на задний ряд и смотрел, как смотрят люди. Мне больше всего было интересно, как люди разных профессий. Как люди - монахи Псково-Печерского монастыря смотрели, как смотрели этот фильм физики-ядерщики в Сарове. Однажды меня пригласили выступить после показа фильма, и когда я пришёл, я испугался, потому что весь зал был из учеников 8-9-10-11 классов. Я испугался, что я буду им говорить после такого фильма, поймут ли они его. Первые полчаса люди смеялись, веселились, хихикали, когда увидели Лизу Арзамасову из сериала «Папины дочки». Потом, где-то через полчаса, осталось только несколько очагов такого веселья. Где-то в середине фильма все молчали. И вот это было для меня очень важным открытием, я увидел, что наши школьники могут воспринимать такое кино и после фильма треть осталась для того, чтобы спрашивать, задавать вопросы, очень трепетно. Мы не можем ни переоценивать, ни недооценивать нашу молодёжь, которая ещё не полностью загублена, а может быть, наоборот возрождается. Потому что вероятно, потерянными можно считать лишь молодёжь 90-х годов – годы, когда всё недоброе выплеснулось на наши экраны, а сейчас это уже совсем другие люди вырастают, я знаю, и вот по ученикам, которые учатся с моим сыном, я знаю, что это совсем другие люди сейчас приходят, которые много понимают и наследуют от старших уже, чтобы мы становились лучше. И поэтому когда говорят, что мы должны учитывать аудиторию, мы должны учитывать и то, что мы должны повести за собой эту аудиторию, и понимать, что мы разговариваем не с быдлом каким-то, которое испорчено раз и навсегда. А страшно мне ещё было, стало страшно, после одного из показов, когда был показ для прессы. Это незадолго до премьеры пришли вот такие молодые хозяева жизни, которыми себя считают критиками кино и литературы, и когда вот они совершенно равнодушно этот фильм восприняли в большинстве своём, и стали задавать страшные вопросы. Первый вопрос был такой: «Владимир Иванович, сейчас уже вышел «Остров», теперь Ваш фильм вышел, это что, засилье православного кино в нашем кинематографе?» Хотиненко отлично ответил, он сказал: «у нас 90 % фильмов про преступников, вас это не пугает?». И вот тогда я подумал о том, что действительно, помимо всего прочего, православное кино – оно должно идти и развиваться, но православное кино – это не только фильмы о священниках, в фильме может вообще не звучать ничего о русской церкви, ведь фильмы 60-х, 70-х, в которых нет этой темы, они, тем не менее, чаще всего были православными. Фильмы, в которых режиссёры могли сочетать – одновременно -  показать человека труда, показать в том же фильме дружественные какие-то отношения между людьми. Вспомните фильм, конечно, в данном случае мне вспоминается, «Весна на заречной улице». Там и о труде, и о любви, и обо всём, обо всём, обо всём. И фильм от православия всегда включает, помимо всего прочего, самую главную составляющую православного человека – это отношение к своему труду. У нас исчезло кино о людях труда, о красоте профессий человеческих, настоящих, не профессиях бандита или милиционера, в лучшем случае, я не имею в виду фильмы, которые сейчас – сериалы – про школу, про больницу, эти убогие подражания .
Можно же снять фильм о враче, не сериал, а полнометражный фильм о его работе, о его взаимоотношениях с людьми, и о том, что происходит в обществе. А для этого, например, тоже можно, если говорить о том, как это делать финансово, то тоже можно  какую-то программу, возрождение интереса к профессиям человеческим. Об этом, кстати, на заводе говорил Никита Сергеевич Михалков, говорил о горняках. Что мы знаем о горняках? Они тоже в фильмах не снимаются в последнее время. О них мы знаем только то, что это рискованная профессия, страшная  и что там люди гибнут, а получают за это не такие уж большие деньги. И вот уже надо бы обратиться с какой-то программой к правительству чтоб не просто так вот взять, «дайте нам деньги на развитие кинематографа», - эти деньги действительно часть, скорее всего 80 процентов уйдёт опять же на создание того же, что мы и видели, к сожалению, за последние годы, а вот обратиться: «дайте нам деньги, чтобы мы рассказали о горняке».  О моряке. О учителе. О враче. И так далее и так далее и так далее. Вот что я хотел бы сказать и, естественно, можно было бы, кстати говоря, и правительство могло бы в этих отраслях деньги какие-то, допустим, брать для того, что мы хотим создать фильм, ну грубо говоря, о нефтянике, например. О тех же нефтяниках после «Сибириады» не было снято ни одного фильма. А можно было бы под это дело взять и деньги у них. И представители других профессий. Мне кажется, стоит об этом подумать, а не просто так деньги у правительства неизвестно на что брать, потому что, насколько мне известно, когда эти деньги получают, не было сказано, какие именно фильмы собираются снимать люди. Всё вернётся на круги своя. Скорее всего, это будут бездарно потраченные деньги. Вот что я хотел сказать. Спасибо.

Бурляев Н.П.: Я благодарю Вас, Александр Юрьевич, и желаем вам искренне успехов в дальнейших трудах…Сейчас будет говорить экс-министр культуры и иностранных дел Сербии Джоко Стоичич, который ныне является прекрасным писателем, поэтом.

Стоичич Д.: Я скажу только несколько слов. Извините, что говорить буду по-русски. Я считаю, что «Золотой Витязь» - на высоком, качественном уровне. Это самое важное. Но идёт вопрос: что делать дальше? Расширять число участников или что-то другое делать? Мне кажется, что самое важное – два вопроса. Сотрудничать с телевидением и участие детей. Я вчера видел учеников, которые пришли смотреть фильм. Это прекрасно видеть, что ученику интересно, что за фильм. Если он в возрасте семь-восемь-десять лет понимает фильм, любит фильм, это будущее, так сказать, публика. Он знает роль фильма, он чувствует фильм как часть своей интеллектуальной жизни будущей. Это самое важное. Я знаю, что господин Бурляев  все силы свои отдал за «Золотой витязь», он знает, что ученики – самое важное.
Следующий вопрос – телевидение. Я работал 15 лет на телевидении, понял, что телевидение – самое важное в борьбе за каждую идею.  Мы может здесь говорить умные вещи, прекрасные вещи, но если завтра или сегодня вечером не будет три минуты на телевидении, то…
К сожалению, иногда есть важные вещи, которые никогда не будут на телевидении. Но если на телевидении  - это совсем другое. Телевидение должно быть ежедневным партнёром «Золотого Витязя». Не только когда начинается фестиваль, когда придут гости, но возможно найти разные программы сотрудничества между телевидением и «Золотым Витязем». Тогда «Золотой Витязь» будет системой идей, системой рабочей, и он будет не просто фестиваль, начинающийся в один день и заканчивающийся через десять дней. Это будет системой работы, системой культурной акций. Можно сказать, к сожалению, или к счастью, что телевидение – такая сила, без которой мы не можем работать. Но что я хотел сказать, что телевидение и дети - это два вопроса, о которых никогда не забывайте. Спасибо.

Бурляев Н.П.: Спасибо, дорогой брат Джоко, мы о телевидении никогда не забываем, оно забывает частенько о нас, Сербия – не Россия, здесь меньше внимания к «Золотому Витязю», но и то, на наших главных акциях присутствует по пять-семь телеканалов, в частности, девять телеканалов присутствовало на Первом славянском литературном форуме «Золотой Витязь», который прошёл и главная его акция была в Доме Русского зарубежья имени Александра Исаевича Солженицына, где мы вручали литературные премии, вручал лично Валентин Григорьевич Распутин, лично великому сербскому писателю Добрице Чосичу, который был одно время президентом Югославии, а теперь его именуют как писателя «сербский Толстой», и этот форум литературный подготавливала очень активно, была одним из сопредседателей оргкомитета, председатель гражданского литературного форума России, доктор наук, пишущая замечательно не только о литературе, но и о театре, о кино, очень точно, образно, метко и без компромисса, - Капитолина Кокшенёва.

Кокшенёва К.: Спасибо большое, что остались и хотите нас выслушать, нам очень важно, конечно, присутствие  здесь братьев-славян. К сожалению, в этом зале, наверное, мы с вами объединили братство видов, потому что пафос сегодняшний, который задал Николай Петрович, был поддержан русской стороной, как впрочем, и я думаю и сербской, и югославами, и болгарами, и белорусами, нас этот пафос объединяет, и он связан с тем, что, катастрофически мы с вами претерпели изменения в нашей культурной среде. Увы, тот самый поток свободы так прошёлся по культурному пространству всех наших стран, что, во-первых, мы друг друга плохо знаем, мы друг друга не видим и, конечно, фестиваль в этом смысле очень важен. Но потом я перейду к каким-нибудь конкретным предложениям, это раз. Во-вторых, этот поток свободы нарушил какой-то очень важное правило культурной иерархии. Потому что у нас получается, что сегодня очень выгодно, чтоб в культуре было якобы такое равенство, чтобы мы через запятую писали «секс», потом «сияние», «Че гевара» потом «Достоевский», потом «Элвис Пресли», а потом «Лев Толстой».
Так вот я хочу сказать, что все эти годы я была сторонницей того, что культура не знает равенства, хотите вы этого или не хотите, демократично, не демократично, но у культуры есть собственные ценности, и культура не может жить, когда нет иерархии. К сожалению, всё, что мы говорили, что у нас не снимаются эти фильмы, даются деньги не туда и так далее. Государство наше, к сожалению, во-первых, официально заявило, что у него нет идеологии, что, на самом деле, она и есть, а во-вторых, конечно, без идеологии, как мира идей, мира больших идей, русская культура и славянские все культуры существовать не могут. Поэтому наша конечно задача, и в том числе я очень рада, что был Литературный форум. Потому что мы продемонстрировали мощные силы, которые не желают зла государству. Эти люди, которые хотят служить государству, - парадоксальная ситуация, - а государство своих не узнаёт в лицо, но государственное служение, культурное служение, народу своему – они не призваны. Поэтому наш пафос именно в том и состоит, что мы не хотим просить. Мы хотим изменить действительно, абсолютно, так скажем, мировоззрение в государстве.
Конечно, надо честно сказать, что интеллигенция виновата сама. Почему? Потому что когда началась наша перестройка, культурная революция 91-года, наша интеллигенция первая бросала в государство камни и говорила, «мы хотим от тебя, государство, освободиться», что, дескать, советское государство было так чудовищно, в таких тисках держало бедного художника, все вопили-орали: «не хотим государственной опеки», и кончилось тем, что государство с удовольствием освободилось от каких-либо культурных обязанностей, и сегодня наше государство в лице важнейших его чиновников, в том числе и тех, которых называл Николай Петрович, мы с ними все не раз сталкивались, оно не имеет никакой культурной воли. Мы должны это четко понимать. А мы хотим заставить и вернуть ситуацию в каком смысле. Мы хотим сказать, что есть в культуре вещи, которые имеют ценность, но не имеют рыночной стоимости. Вот что мы хотим сказать. Вот о чем мы хотим говорить и докричаться, и, собственно говоря, литературные фестивали этому наши посвящены, этой проблеме. Конечно, в советское время мы все знаем, что культура тоже была многослойна. Был советский официоз, была русская культура, внутри советской культуры, было подполье, был андеграунд и так далее. Но была классика, которая была скрепляющим фундаментом нации. Было культурное единство нации. Сегодня классика, увы, на последнем издыхании выполняет эту функцию благодаря тому, что в школах ещё что-то преподают, но в принципе культура утратила это качество, цементирующее общество.  Вместо неё цементирует нас, увы, антикультура, от Калининграда до Владивостока сегодня таким связующим пространством является, увы, телевидение, поэтому хочу поддержать предыдущего выступавшего господина посла, который говорил, - да, эфир сегодня – это неуловимая материя, связывает воедино страну, и чем она связывает? Она связывает её антикультурой. Поэтому мне кажется, что такая осмысленная критика, которая сегодня тут звучит, она чрезвычайно важна. Она важна и потому, что всегда в центре славянской культуры, русской культуры, стоял человек. Поэтому, конечно, сегодня стоит не человек в центре, а стоит интерес продаж, поэтому у нас появились какие-то безумные специальности, которые все имеют английские названия, которые я лично запомнить не могу. Понимаете, потому что я предпочитаю мыслить в категориях русской культуры. Поэтому, конечно же, это всё очень-очень важные проблемы. Мне нравится вообще всё, что происходит на «Золотом Витязе», на всех этих фестивалях, потому, что это место - свободное от шутов. Потому что всё наше культурное и официальное пространство - это там, где нужно смеяться и действительно смеяться над собой или унижать собственную страну, собственный народ и вообще слово «народ» уже как бы давно никто не говорит. Поэтому мне кажется, очень важна вот эта культурная доминанта, которая присутствует здесь. Мы должны настойчиво добиваться чтобы она была озвучена действительное на телеканале «культура», и на радио культура и, конечно же, мы должны противопоставлять - нам есть, что позитивное реально показать – другую культурную доминанту, другую ценностно-культурную систему.
Если говорить о очень конкретных таких вещах, я хочу сказать следующее: я предлагаю Николай Петровичу - поскольку создан союз творческий славянский, я думаю, что можно как-то, наверное, создавать реальный Славянский клуб, который, например, реально бы работал в Москве, например, в первый год, в следующий год в Сербии и так далее. Что там должно происходить? Мы должны находить механизмы, чтобы привлекать молодую аудиторию. Сегодня, к сожалению, - вот и наше сегодняшнее собрание меня беспокоит, - молодых здесь мало. У нас, к сожалению, в стране перестал работать социальный  лифт, знаете, как при Петре Первом за труды праведные не вознесёшься наверх. Мы это все знаем. При Петре Первом  работал, а сейчас не работает социальный лифт. Но, к сожалению, культурный лифт у нас тоже очень плохо работает. Не на эту тему сейчас говорю, но я думаю, на это нужно обратить внимание. Не случайно господин Аскольдов так пламенно говорил, что все народы у нас все заслуженные. Никто ни у кого ничего не отнимает. Но мне кажется, в основу деятельности нового славянского союза должен быть положен принцип «нет ни первых, нет ни последних, есть трудящиеся». Но давайте вот трудящиеся люди будут действительно транслировать те ценности, и транслировать их молодёжи. В этом славянском клубе мы могли бы заняться издательской деятельностью, я лично бы хотела, чтобы хотя бы раз в месяц болгарин, серб,  - писатель, человек кино, чтобы мы могли действительно какие-то глубинные связи устанавливать -  мы можем быть друг другу интересны, нам есть, что сказать, потому что других никаких связей и коммуникаций у нас сегодня с вами нет. Поэтому я предлагаю создавать славянский клуб, который будет перемещаться. И второе, я не знаю как у  братьев-славян, но русская, например, кинокритика. Литературная критика. Критика изобразительного искусства, она сегодня находится в жутком упадке, потому что это всё-таки особый тип национальной критики, она находится в упадке у нас в России. Поэтому я, в общем-то, предлагала на Союзе писателей 15 лет назад и не была услышана. Я предлагаю, Николай Петрович, здесь, на нашем Славянском форуме, создавать фонды поддержки национальной критики. Потому что очень важно, всё, что мы тут видели, слышали, должно быть осмыслено, должно быть зафиксировано, И я верю, что наступит время, когда мы можем это транслировать, вещать. Второе предложение: создавать общенациональный сайт славянских культур. Потому что сегодня Интернет-пространство, где очень много молодёжи, мы не должны игнорировать.
Ещё хочу сказать всем большое спасибо, и продолжить некоторую мысль, которую Александр Сегень сказал, поскольку тут есть священнослужители.
И вот понимаете, чтобы у него была защитная реакция, ведь нужно защитить человека, и вообще хочу подарить, Николай Петрович, может быть, нашим братьям-славянам статью, которую, как я считаю, была стратегическая статья написана, в России она во многих изданиях вышла, ну вот я потом подарю тогда, в конце, и позвольте всех поблагодарить, потому, что действительно то, что мы тут говорим, это важно, всё равно мы победим.

Бурляев Н.П.: Спасибо, уважаемая Капитолина Антоновна. Я, как руководитель вновь созданного Союза, поручаю вам, как члену Президиума этого Союза, возглавить клуб критиков в нашем союзе.

Кокшенёва К.: Слушаюсь.

Бурляев Н.П.: Спасибо. Сейчас продолжает писатель и журналист Лидия Сычева, подготовиться доктору искусствоведения Ольге Марковой, Болгария.

Сычева Л.: Спасибо. Уважаемые товарищи. Я позволю себе остановиться на некоторых проблемах славянского движения так, как я их вижу. Ну, сначала, об общем. Мы сегодня говорим о том, что положение русской культуры в России и славянском мире очень тяжелое. И, понимаете, выход тут только один. Национальная интеллигенция должна взять власть. Если она её не возьмёт, то наше будущее будет очень печальным. Для того, чтобы она взяла эту власть, она, конечно, должна быть способна на подвиг в лице её отдельных представителей. Потому что без подвига не выигрывается ни одна война, ни одна победа не бывает без подвига, ни трудовая, ни боевая,  ни информационная. Я не вижу другого пути. Потому что, ну, чего мы ждём от национальной интеллигенции? Что она поставит духовное выше материального. В творчестве, в жизни.… Ну, давайте сделаем.
Теперь, что касается конкретных проблем. Посмотрите, как интеллигенция космополитическая в плохом смысле этого слова носится со своими представителями – там с Ксенией Собчак, или автором сериала «Школа». Почему же мы, русские люди, мы, славяне, так не поддержим свои молодые таланты? Мы все здесь люди зрелые, и, так сказать, более чем зрелые. А где же те, которые продолжат наше дело? То есть эту поддержку нужно осуществлять.
Дальше. Иногда я задаюсь таким вопросом: всё-таки, Россия – это центр славянского движения? Или не центр? Посмотрите, как, допустим, турки поддерживают тюркоязычные народы. Я не знаю, во ВГИКе кто-нибудь сейчас бесплатно учится из славянских стран, кроме Белоруссии?

Бурляев Н.П.: И белоруса исключили за то, что не заплатил, из ВГИКа.

Сычева Л.: Ну вот, понимаете, а ведь это же проводники нашей культуры, мы же от этого становимся сильнее, не говоря уж о тех, кто у нас будет учиться. Посмотрите, в прошлом году на «Золотом Витязе» был отличный фильм болгарского режиссёра Владимира Краева «Разговор о пустяках», вот так он назывался. Но автор-то учился в России, спустя годы он пронёс любовь к Чехову, сделал тот фильм, показал нам, это же большое достижение, мы должны бороться, чтобы такое кино появлялось на канале «Культура», чтобы его видели русские люди, чтобы его видели славяне.
Потому что, наверное, это хорошо, что протекционная республика Чеченская будет развивать своё кинопроизводство, но и славянские страны тоже должны это делать. Мы должны им помогать, потому что если огромная Россия на это не способна, то как на это будет способна маленькая Словения, допустим? Или весьма небольшая Сербия.
Россия, мне кажется, должна осознать всё-таки, свою миссию и своё спасение. Мы говорим о том,  что славянский кино, да и русское кино, в целом, находится не на той высоте, на которой бы хотелось. Но основа, всё-таки, фильма, любого – это литература. Возьмите лучшее достижение Сергея Бондарчука – «Война и мир», «Судьба человека». Это ведь в основе литературные произведения лежат. Сегодня говорили о том, что будут поддерживать, да и раньше поддерживали дебютные фильмы кинопроизводства. Но ведь никто не поддерживает начинающих писателей, хотя бы грантом на первую книгу. Никто не ведёт этот отбор. Откуда же сценарная основа возьмётся хорошая? То есть, ну это же очевидные вещи.

Бурляев Н.П.: - Более того, когда было предложено руководителю Федерального агентства по печати и информации господину Сеславинскому поддержать проведение Первого Славянского литературного форума, на который были приглашены около семидесяти лучших писателей России из всех уголков её, мы получили отказ.

Сычева Л.: Итак, на чиновников мы надеяться не можем. Наша задача – менять таких чиновников. Нужно бороться в этом направлении. Чтобы чиновники были те, которые нас устраивают. Дальше. Я хочу сказать о том, что у нас появилась новая славянская организация, - Союз деятелей славянской культуры. Мне кажется, такая мощная организация, которая может такой стать потенциально, должна на себя взять заботу о Форуме славянских культур – международной правительственной организации, которая была создана ещё в 2004 году.

Бурляев Н.П.: - Есть такая организация?

Сычева Л.: Да, есть, но она не действует. Она, К сожалению, не действует. На уровне государства её у нас возглавляет Швыдкой.

Бурляев Н.П.: - Ооо, тогда понятно…

Сычева: Предполагается, что в рамках этой организации финансируется кинофестиваль, финансируется издание ста славянских романов, финансируется проведение фестиваля «Славянский мост», ну давайте создадим бюро этой организации на базе Союза деятелей славянской культуры. Потесним чиновников таких и возьмём власть в свои руки. Таково моё предложение. Спасибо.

Бурляев Н.П.: Важная информация, Лидия Андреевна. Благодарю вас. Я как-то отголоском - доходило до меня, что вроде есть что-то в правительстве славянское, но нас туда никогда не привлекали, этим занимаются не славяне явно. Поэтому это очень интересный момент, и мы будем доводить до руководства государства то, что появилось, а это уже известно руководству государства, более того, ответ Джоко Стойчича о телевидении - не все первые каналы показывают нас, но канал «Культура» систематически показывает репортажи, и вчера при патриархе в храме Христа Спасителя ко мне подошёл представитель президента российской федерации Юрий Лаптев и он мне рассказывал о том, что видел прекрасный репортаж о нашем открытии кинофорума и спрашивал, «где вы открывались так красиво», а я говорю: «в Доме кино», так что они это видят и я думаю, что процесс будет идти более активно.
А теперь доктор искусствоведения, получившая это докторство в Сорбонне, единственная болгарка, которая удостоилась этого, Ольга Маркова, последний бастион кинокритики Болгарии.

Маркова О.: Спасибо. Я только несколько слов скажу. Мы все переживаем и переживаем на высокие темы. В прошлом году я целый год читала с утра до вечера, потому что я была председателем национальной комиссии, которая выбрала все фильмы в этом году, оплаченные государством.
По этому поводу я хочу сказать: были такие талантливые сценарии, что я думала, что я живу с радостью, с Богом на душе. В конце года оказалось, что наше милое правительство отняло только 50 процентов. Потому что кризис. Со мной многие друзья, коллеги, талантливые, уже не разговаривают. Потому что для нас от десяти сценариев отнять пять – вы скажите мне, как же разделить таким образом? Мы дрались, наша комиссия дралась днём и ночью, и выбрали лучшего. Я хотела бы дать пример, потому что это манипуляция, которая властью нам не так просто найти путь драться, как у вас, я говорю – во всеславянство, это страшно. Проблема кризиса, о котором говорят, финансовый - у нас это экономический, не финансовый. Мы все знаем, вся эта манипуляция, мы великолепно уже знаем. Когда я услышала то, что рассказал Коля, я хочу добавить, что мы уже перешли этот путь. У нас катастрофически закончилось в прошлом году это распределение денег, которые мы получили от государства и дали нескольким... Эти продюсеры – это антигуманные личности, они занимаются только накоплением денег. Они бросили всё в воздухе, они взяли: «молодые». Мы оправдываемся, это наши студенты, молодые, которые ничего не понимают, они поторапливают. – «прекрасно». Да, позади большая такая традиция. Они просто появились как серые чиновники, которые решили нами управлять. Нет-нет, отлично. Серые, никто их не знает, это подпольная волна. Я вчера смотрела андеграундный фильм о подполье Кустурицы. Я видела, что весь этот мир, который в нашем кино существует, он вокруг нас. Вокруг нас везде. Ты стараешься, ты как сумасшедший дерёшься, всем звонишь по телефону, Слава Богу, что ты – председатель комиссии, какой шанс для Болгарии – я не отдыхала это время. Мой брат умнее. И всё, случилось, возможно, просто я читала с утра до вечера, спасалась таким образом. Такие талантливые документальные сценарии давным-давно в болгарском кино не видела. Под новый год телефон звонил дома всё время …. Дорогой спасибо. Взрослые люди. Скажут как Николай Коробов с международным влиянием. Эти последние фильмы отняли деньги. Последние фильмы при жизни, когда накопления огромны, когда у них всё уже позади, нет, вперёд, просто надо читать то, что они сделали и видеть и вот, казалось, что ты всё… Я не думаю, что это пустое, что я сделала. Никак не хочу так думать. Я сначала начала бы.
Проблема в том, что когда говорим, что национальная интеллигенция должна взять власть, я услышала это прекрасное предложение. Мне смешно. Должна. Меня интересует, каким образом? Мы дерёмся с утра до вечера. Уже не первый, не второй и не третий год. Я отказалась от Канн. Поймите меня правильно. Мы уже много лет это делаем. Коля – у него такая сила неуёмная, у меня тоже, но просто надо каким-то образом, вероятно, делать точно так же – болгарские шоферы. Они сделали демонстрацию. Несколько месяцев. Целый транспорт остановился в Софии. И они получили зарплаты в прошлом году на профессорском уровне.

Бурляев Н.П.: Остаётся переквалифицироваться в шофёры и выйти на демонстрацию, тогда нас услышат.

Маркова О.: Или употребить их опыт и, как оказалось, очень успешный. Наши посылают всё время в правительство призывы, пишут километры. Никто этим не занимается, не обращают внимания. А если мы всё время точно как шофёры сделаем, сидим на месте и говорим «мы этого делать не будем», может быть тогда что-то получится. Иначе та мысль, о которой говорили, национальную интеллигенцию надо за руль,- это смешно говорить, каким образом это сделать? Каким образом? Это абсолютно необходимо. Это же революция, вы поймите. Это третья мировая война.  Только таким образом, когда ты возьмёшь православие – и все эти имена, которые изучаются в мире… Просто это, видимо, нам надо как-то взять, никто нам дает ни сейчас, ни попозже.  Я знаю прекрасно, что много лет это делается. Надо как-то это категорически.

Бурляев Н.П.: Спасибо дорогая Ольга. Теперь послушаем голос Украины, поскольку там процессы все эти годы очень тревожные, когда я приезжал для отбора 15-16 лет тому назад и в первые годы. Тогда убивали украинский кинематограф. Уничтожали киностудию имени Довженко славную. Что делается теперь? Это было при прошлом проамериканском режиме, когда интеллигенция украинская не была нужна правительству так же, как сейчас в Грузии - грузинское правительство говорит – «это шлак, интеллигенция, их надо сливать». Вот какое сейчас отношение на Украине и какие Ваши надежды при новом президенте - говорит вице-президент кинофорума «Золотой витязь» народная артистка Украины Раиса Недашковская.

Недашковская Р.С.: Вы знаете, мы начали нашу встречу с молитвы, мы сидим в иконостасе духа нации, то есть совести нации, и они нас слышат. Они все нас слышат, о чем мы здесь говорим. И я надеюсь, что это услышит телевидение, каналы, что услышит Россия, услышит народ, то, о чем здесь говорится и как это важно на сегодняшний день. И о чем думает интеллигенция Украины, Белоруссии, Сербии, Болгарии, о чем болит сердце, душа.
Я немножко успокоилась после выступления Александра Яковлевича, потому что я была просто в таком состоянии. Действительно, неужели руководство страны в одночасье не может изменить ситуацию? Не может поменять или ответственность наложить на руководство телевидения? Ведь телевидение воспитывает будущее, воспитывает людей, и как важно, хотя я вижу, что меняется кое-что, меняется, но это очень медленно. У нас мало времени для раскачки. Человек голый приходит и голый покидает мир. Мы приходим на миг. Для чего приходим? Я студентам своим говорю: «напишите, для чего ты пришёл в этот мир и что ты должен сделать». Чтобы человек стал лучше в этом мире, - для этого мы и приходим. На миг. Что же мы гребём все? И как достучаться до сознания, как поменять сознание людей, от которых зависит будущее, что для этого нужно сделать?
Вы знаете, мы были в Прилуках, на родине Миколы Яковченко, нашёлся человек, который не яхты покупает, может, у него и есть яхта, а который реставрировал театр, оснастил его и то, что там присутствует театр, - это меняет сознание всего города. Город! И он помогает, конкурсы, любые, самодеятельные, творческие, со всей Украины приезжают, он оплачивает, этот  человек, который живёт в Москве, но он из Прилука. Он сделал площадь Яковченко, он сделал памятник Яковченко, памятник Шевченко. Он привёл в порядок музей краеведческий и делает, и делает. И вы знаете, я хочу обратиться к этим людям, у которых есть деньги. Ведь это выгодно. Надо торопиться делать добро. Это выгодно делать добро. Ведь столько любви посылается этому человеку. Весь город благословляет этого человека, его детей и его внуков. Сколько любви. И я знаю, как у нас, допустим, наши депутаты выступают на наших вечерах по телевизору. Целая программа. Есть депутаты, которых народ ненавидит. Он выключает телевизор. И вот эта энергия ненависти передается, и страдают их дети, и господь нам уже показывает это, просто перед нашими глазами все происходят трагедии. И они не понимают, что это их работа, что их дети уходят.
Вот как достучаться до сознания. Для чего мы живём в этом мире? И что надо торопиться делать добро, заботясь о будущем своих собственных детей и внуков, заботясь о себе. Как важно, потому что времени очень мало, чтобы мы осознали, очень спрессовано время. Нам дано мало времени для изменения сознания людей.
«Витязь» на протяжении 19 лет этим занимается, стучит и стучит, конечно, есть шаги, но этого мало. Как, чтобы вы услышали, чтобы вы поняли, что земля уже переполнена негативом, она не выдерживает. Вы смотрите, телевизор смотреть невозможно, что творится в мире, это наша с вами работа. Это - та отрицательная энергия, которая накапливается, и земля уже не выдерживает этого. Сколько любви надо и сколько этой гармонии, кстати, которая на нашем фестивале присутствуют, - и даже поражаются те, кто впервые приезжают к нам на фестиваль и говорят, сколько любви и такого проникновения друг к другу и понимания происходит именно на этом фестивале. И как важно, Чтобы люди искусства – «искусство», «культура» - культ света. Мы должны действительно нести свет, надежду, веру и для людей всех, чтобы люди знали путь, которым нужно идти.
И я не понимаю, кто запускает сериалы? Кто контролирует выход их? Я их не смотрю. Почему такой примитив, почему такие неинтересные неактёрские нережиссёрские работы? Очень редко, когда сериалы получаются.
Действительно, хочется обратиться к руководству страны. У вас такая власть. Ну, давайте все сообща, ведь это очень важно, чтобы мы воспитывали через экран будущее, потому, что мы на пороге катастрофы, у нас мало времени, давайте объединим все усилия, и постараемся изменить сознание. Это так необходимо.
Я не говорю об Украине, поскольку киностудия Довженко вообще молчит, денег на создание фильмов нет, руководство, наверное, не понимает, как важна культура, что нужно тратить деньги на культуру! И это выгодно.
Я думаю, что это ситуация сейчас везде происходит в мире. И если мы все, вот я говорила о том, что нужно всем объединяться, чтоб славянство допустим было той силой объединительной всех культур планеты, потому что люди культуры – это как,  когда я цитировала вчера Лермонтова, а Шевченко перефразировал строки любимого поэта, и сказал в конце: «Жива душа поэта во святая, жива в святых его речах, и мы читая оживаем и чуем Бога в небесах». 
Вот такое должно быть искусство, такая должна быть культура, чтобы мы слышали Бога, чтобы лучше слышали творца.

Бурляев Н.П.: Спасибо, Раиса Степановна, дорогая сестра моя, дальше пойдём так же вместе, так же бодро, и будем надеяться, что нас услышит не только Владимир Владимирович, но и Александр Григорьевич Лукашенко, здесь камеры первого белорусского телевидения, и, в общем, у властей уже есть и сам факт, что мы создавались и утверждались в Кремле, в Грановитой палате. И то, что аппарат президента информирует лично меня о том, что они видят по каналам то, как мы работаем, говорит о том, что ещё есть шанс. Внеочередная реплика, так как их будет ожидать самолёт от заслуженного артиста России, популярного артиста Владимира Литвинова.

Литвинов В.: Добрый день. Спасибо за предоставленное слово. Знаете, я актёр и, как заметил один из героев Шукшина, «шибко думать люблю». Конечно, все вот эти годы, которые последние двадцать лет лично на моей биографии сказались тем, что отсутствие ролей, отсутствие характеров, драматургии не дало той возможности выразить всё то, что произошло на душе когда ты становишься зрелым, взрослым человеком, и ты желаешь перелить это в какой-то характер человеческий, для того, чтобы поделиться с людьми своим опытом жизненным, своим представлением…
Я, говоря эти слова, говорю от лица очень многих актёров, исполнителей, которых последнее двадцатилетие лишило вот этой творческой возможности. Да, мы продолжаем работать, и я в том числе, работаю в сериалах тоже. Это профессия, она зависимая, но трудно сказать именно то, что на душе. И ещё я хотел бы подумать о тех молодых людях, которые сегодня приходят в жизнь, они очень разнообразные и они, конечно же, уже в пространстве Интернета. И здесь мне хотелось бы обратить внимание, что вот это пространство – сейчас, наверно, главная коммуникация для молодого поколения, и наш Союз должен как-то здесь уделить чрезвычайно много внимания, потому что молодёжь там сейчас общается, там есть определённые колоссальные свободы, там говорится и доброе и злое, там происходят столкновения позиций, взглядов молодых поколений, то есть, они живут уже в том информационном мире, поэтому мне кажется, что мы, думая о будущем, должны этому уделить очень много внимания. Интернету.

Комментарий из зала: У нас, например, в Киеве есть учёный, который занимается одухотворением Интернета, понимаете?

Литвинов В.: Нет, ну всё равно, они живут, развиваются, они общаются там, такова сегодня реальность. Поэтому то, что я хотел сказать, это пожелать успехов кинофоруму «Витязь».

Бурляев Н.П.: Спасибо большое. Дорогие друзья, сейчас наши коллеги вырабатывают резолюцию нашего собрания, поскольку сейчас в два часа дня в большом зале будет представлен новый российский фильм, замечательный фильм, идущий в одной линии с тем, что нам показывали на открытии фильма «Поп», лучшего русского режиссёра Лидии Бобровой, - фильм «Верую» по рассказу Шукшина. Поэтому всех желающих я приглашаю в зал, а всех присутствующих я приветствую в связи с тем, что мы попробовали сделать первый шаг и провели наше первое собрание во вновь созданной организации Союза деятелей славянской культуры. Надеемся, что она будет действенна в борьбе за душу человека. Всех благодарю.

По итогам конференции составлено Обращение, направленное руководству культурной и информационной сферы Росси и других стран мира.

Пресс-служба СФИ «Золотой Витязь»



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме