Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Мы должны быть очень осторожны, когда пишем о таком случае…»

Русская народная линия

Епископ Рашко-Призренский Артемий / 27.04.2010


В Белграде состоялась пресс-конференция на тему «Отношение СМИ к Сербской Православной Церкви» …

В белградском Медиа-центре 11 марта состоялась пресс-конференция на тему информирования общественности о последних событиях в епархии Рашско-Призренской СПЦ. Представителям СМИ было сообщено о предъявлении со стороны частного истца епископа Артемия журналистам ежедневной газеты «Blic» Ж. Јевтић и Н. Зеяку иска за клевету в текстах, где Владыка назван раскольником. Иск Первому основному суду Белграда подал полномочный представитель епископа Артемия белградский адвокат Горан Петрониевич. На пресс-конференции выступили: Слободан Драгутинович, адвокат из Парачина и один из уполномоченных Владыкой Артемием, д-р Драгиша Бойович, профессор Университетов в Нише и Косовской Митровице, директор Центра религиозных исследований, Зоран Чворович, ассистент Юридического факультета Университета в Крагуевце, историк права.

Магистр Зоран Чворович. Темой сегодняшнего собрания, как видно из названия, является отношение СМИ к СПЦ, а поводом служат последние события в епархии Рашско-Призренской, связанные с устранением Владыки Артемия с места епископа Рашско-Призренской и Косовско-Метохийской епархии. Прежде всего, должен сказать, что организаторами пресс-конференции являются не только здесь объявленные, но тысячи известных, поименно названных представителей сербского народа, членов СПЦ, верующего народа Божьего из всех епархий СПЦ, подписавших многочисленные петиции и документы, предназначенные как общественности Сербии, так и Сербской Православной Церкви. Один из этих документов, подписанный более чем 5000 верных чад СПЦ из всех епархий, вы получили в приложении к розданным вам материалам. А выше именованные назначены лишь из-за правил этого Центра, оказавшего нам своё гостеприимство. И ещё одно замечание: заявленный г-н Горан Петрониевич, адвокат из Белграда, оправданно отсутствует из-за своих обязанностей на судебном процессе, но его присутствие выражается посредством заявления, которое будет здесь зачитано г-ном Слободаном Драгутиновичем, адвокатом из Парачина. И он, Горан Петрониевич и адвокат Мирко Джорджевич из Белграда, будут представлять интересы Владыки Артемия в иске за уголовно наказуемое деяние клеветы, который сегодня выдвинут Основному суду Белграда против Жельки Евтич, журналистки «Blic»-а, в связи с квалификацией «раскол» и «раскольник», в номерах от 15 февраля и 17 февраля с.г. Вот краткое сообщение.

Уважаемые дамы и господа журналисты, наше сегодняшнее собрание служит только одной цели: помочь Вам как борцам за истину, заинтересованным в объективном информировании общественности, в этом процессе поиска Истины. Тема, ради которой мы собрались, - освещение темы устранения епископа Артемия от управления епархией Рашско-Призренской. Принимая во внимание, что это беспрецедентный случай в новейшей истории нашей Церкви и нашего народа (если исключить лишение сана американского епископа Дионисия в 1963 г., предпринятое якобы из-за его манипуляций церковными средствами, а в действительности по приказу Й. Броза Тито и Службы госбезопасности, так как вл. Дионисий организовал демонстрации протеста во время визита Тито в США), мы должны быть очень осторожны, когда говорим и пишем об этом случае. На СМИ лежит большая ответственность, чем на других общественных факторах, поскольку в сербском обществе, расколотом и часто лишённом здравого смысла, публичная речь смотрится, слушается и читается с особенной напряжённостью. Епископ Рашско-Призренский и Косовско-Метохийский Артемий вот уже два десятка лет являет собой символ присутствия Сербской Церкви на Косове и в Метохии. Своим успешным духовным руководством он обновил монашескую жизнь в этом крае и наполнил монастыри насельниками и насельницами. Вокруг монастырей в трудное время для Косова и Метохии сербы собирались и собираются по сей день. Своими, условно говоря, «политическими» выступлениями в стране и в мире, епископ Артемий проводил главную линию сербской государствообразующей политики: непризнание самопровозглашённой «независимости» Косова и поиск союзников Сербии в защите её территориальной целостности и суверенитета. Своими трудами в деле милосердия епископ Артемий накормил тысячи и тысячи сербов и остальных неалбанцев, заключенных в гетто - так называемых «анклавах» на Косове и в Метохии. Конечно же, нельзя забывать и о его борьбе за сохранение нашей православной веры, подвергающейся искушениям скрытого униатства под видом экуменизма. Во всем этом Владыка Артемий держался линии церковно-охранительной, и всегда исполнял решения высшей церковной власти, даже когда с ними не был согласен. Вспомним, как по решению Синода он отозвал иск против стран-участниц НАТО, чьи войска несли наибольшую ответственность за то, что допустили шиптарский погром сербских святынь в марте 2004 года; как принял решение Синода, отменявшее его указ о снятии своего викарного епископа Феодосия с места настоятеля монастыря Высокие Дечаны; как повиновался решению о посещении Дечан вице-президентом США Дж. Байденом в мае 2009 г., хотя не был согласен; как от Синода принял ключи епископской резиденции в Призрене и других (албанскими фирмами плохо и непрофессионально восстановленных) объектов, несмотря на то, что был против этого.

Последнее в этом ряду - его повиновение решению Синода об его собственном отстранении от управления Епархией, хотя оно не отвечает Уставу СПЦ, который предвидит устранение епархиального архиерея только по решению Священного Архиерейского Собора СПЦ (а не Синода), в случае канонического осуждения или засвидетельствованной болезни (пункт 111 Устава СПЦ). Епископу Артемию также навязан в качестве «администратора» бывший епископ Захолмско-Герцеговинский Афанасий, который в 1999 году подал в отставку со всех должностей и НЕ ИМЕЕТ ПРАВА принимать чью бы то ни было епархию (9-е правило III Вселенского собора, нарушение иерархического порядка)[1]. По Уставу СПЦ (пункт 112, ст. 2), даже после смерти правящего архиерея епископ-местоблюститель не имеет права «начинать какое бы то ни было дело, касающееся епархиальной организации», чего администратор Афанасий не соблюдает, вмешивась в жизнь церковных общин и монастырей Рашско-Призренской епархии и служа Литургию противно правилам Типикона Православной Церкви и решениям Священного Архиерейского Собора СПЦ, принятым в 2006, 2007 и 2008 гг. (что, по «Церковному праву» епископа Никодима Милаша, представляет собой серьёзные канонические нарушения). Несмотря на все выше приведенное, епископ Артемий мирно ждёт решения Священного Архиерейского Собора СПЦ и призывает свою паству к послушанию и смирению перед решениями Синода (с которыми, однако, по его словам, он не согласен). Определение в отдельных СМИ епископа Артемия как «раскольника» поэтому является неканоническим, неистинным и оскорбительным, и при этом дезинформирует общественность о том, что на самом деле происходит в СПЦ. Потому просим вас, уважаемые дамы и господа, подходить к данной теме со вниманием и ответственностью. Мы уверены, что так и будет, поскольку знаем, что для вас в первую очередь важно объективное информирование наших сограждан. Надеемся, что розданные вам материалы помогут более правильно и полно понять некоторые из современных событий в СПЦ. Верим, что с этими текстами вам будет легче разобраться в сложной тематике церковного права, и ожидаем, что они будут мощным оружием в руках ответственных журналистов-аналитиков.

Адвокат Слободан Драгутинович. Сегодня, 11 марта 2010 года, Первому основному суду Белграда подано заявление о возбуждении уголовного дела частным обвинителем епископом Артемием из Грачаницы, монастырь Грачаница. Вот содержание иска:

«Против Жельки Евтич и Неделько Зеяка, журналистов ежедневной газеты « Blic», улица Королевы Марии, дом 1, Белград, обвиняемых в том, что они, будучи в состоянии вменяемости, сознавая свои действия и последствия, которые из них могут произойти, желали наступления последствия, каковое и наступило в виде причинении ущерба чести и достоинству частного обвинителя, что квалифицируется как уголовно наказуемое деяние клеветы, предусмотренное статьёй 171, ч. 2, ч. 1 Уголовного Кодекса. Так, в авторской статье в ежедневной газете «Blic» от 15 февраля 2010 г. на страницах 4 и 5 обвиняемые опубликовали не соответствующую действительности информацию о частном обвинителе: «Владыка Артемий и группа из двух десятков монахов находятся в расколе с СПЦ», что является ложными сведениями, порочащими честь и достоинство частного обвинителя, из-за чего его репутации нанесён тяжёлый ущерб, чем обвиняемые совершили уголовно наказуемое деяние клеветы (ст. 171, ч. 3, ч. 2 и ч. 1 УК) в сговоре, что предусмотрено ст. 33 УК.

ОБОСНОВАНИЕ: В отношении частного обвинителя, епископа Артемия епархии Рашско-Призренской СПЦ, в связи с его положением в епархии Рашско-Призренской и его управлением означенной, обвиняемые опубликовали ложные сведения о том, что Владыка Артемий вместе с двадцатью монахами находится в расколе с СПЦ. При этом, данный термин ни разу не употреблен в решении Священного Синода СПЦ от 11 февраля 2010 г., на основании которого был начат процесс установления канонической ответственности епископа Артемия. Это утверждение, приведённое в означенном тексте, очевидным образом не соответствует действительности, что можно уяснить на основании представленных доказательств. Напротив, епархия Рашско-Призренская всегда была и является неотделимой частью СПЦ, а частный обвинитель ни одним своим действием не нарушал единство СПЦ, но верно обратное. Обвиняемые, либо по незнанию, либо по умыслу, в упомянутом тексте сообщили, что частный обвинитель вместе с 20 монахами пребывают в расколе. Это утверждение носит характер не просто лишь несоответствия действительности, поскольку, согласно церковному праву, раскол является одним из самых тяжких преступлений - преступлением против единства Церкви. Раскольник есть тот, кто отпал от Матери Церкви и самовольно отделился, то есть отделил часть ее территории. Следовательно, обвиняемые, именуя частного обвинителя раскольником, самым грубым образом нанесли ущерб чести и достоинству частного обвинителя. Особенно, принимая во внимание исторический момент, в котором находится СПЦ, и многочисленные проблемы, с которыми она сталкивается, нарочито в отношении единства Церкви. Публикацией подобных ложных сведений обвиняемые приравняли частного обвинителя ко всем тем, кто действовали и действуют в целях нарушения единства СПЦ в Македонии, Черногории, в последнее время и в Хорватии. Это несоответствие действительности ещё усугубляется, если принять во внимание положение и авторитет Владыки Артемия, его многолетнюю борьбу за существование православного населения Косова и Метохии, церквей, монастырей и других святынь. Наряду с приведёнными в иске цитатами, и в других их публикациях имеется множество ложных сведений о частном обвинителе, которые будут предметом возбуждения других судебных дел. На основании всего выше указанного предлагаем поименованному Суду назначить главное разбирательство этого уголовного дела, вручить обвиняемым копии искового заявления, заслушать частного обвинителя, и после допроса обвиняемых Жельки Евтич и Неделько Зеяка, проведённого исследования доказательств, признать их виновными в совершении уголовно наказуемого деяния, которое им данным уголовным иском вменяется в вину, и осудить их по закону». Исковое заявление подписал уполномоченный представитель епископа Артемия адвокат Горан Петрониевич из Белграда.

Я бы добавил ещё несколько слов. В основном, в Иске написано все, что представляется важным в отношении этого события, но я должен сказать, всем нам трудно принять, что во всей этой истории имела голос, во всяком случае, по большей части, хотя и не всегда, только одна сторона, и то золотое правило и журналистики, и нашей профессии юриспруденции, что должна быть услышана и другая сторона, практически не было уважено. Любой гражданин, конечно, и епископ Артемий, имеет право на публичное и корректное разбирательство своего случая. Это одно из основных прав человека, гарантированное, среди прочего, и Европейской конвенцией о правах, которая была принята ещё в далеком 1950 году в Риме и которая, естественно, имеет верховенство и над национальными законодательствами. Значит, никто не может быть осужден прежде проведенного законного процесса. Мы считаем, что в этом случае лишением епископа Артемия права дать свое видение всего дела, некоторые представители СМИ тяжело погрешили не только против чести и достоинства Владыки Артемия, ибо, думается, что это в большей степени в руках Божиих - правильным образом показать, что он прав, - но нарушили правила и этику своей профессии. Возвращаясь к упомянутой Конвенции, которая дает, конечно, право всем на свободу выражения и свободу мнения, естественно, представители СМИ имеют право пользоваться этими своими свободами и в рамках своих профессиональных целей исследовать дело. Однако, здесь имеется и другая сторона, которая так же существенна и которая предполагает ограничения, а это долг и ответственность в отношении защиты репутации некоего лица. И мы полагаем, что здесь как раз приключилась несуразность в том смысле, что подобная квалификация так легко даётся, и даётся тому, кто всю свою жизнь пожертвовал и отдал Сербской Православной Церкви, и кто делает это не щадя себя и будет делать и впредь до конца своей земной жизни. Считаем, что, может быть, это послужит наукой, чтобы в следующий раз другим и более достойным образом все мы отнеслись к каким-то людям, не только, так сказать, из церковной сферы, но вообще из общественной и, шире, из других частей нашего общества.

Профессор Драгиша Бойович. Дамы и господа, уважаемые журналисты! Вероятно, вы задались вопросом, да и сам я себя спрашиваю, чей голос мы здесь выражаем, так как мы, некоторые из присутствующих, первый раз встретились сегодня здесь, и сразу вам скажу, по моему глубокому убеждению, мы выражаем голос свободных и достойных, то есть тех, кто сегодня в Сербии держатся, прежде всего, достоинства, правды и истины. Вы внимательно, я в этом убедился, с тех или иных позиций следили за церковной жизнью последних лет, и с особым вниманием наблюдали за церковной жизнью в Рашско-Призренской епархии и трудами Преосвященного епископа Артемия. Вы могли заключить, а это можно было видеть и невооружённым глазом, что уже довольно долго, может, два-три года, ведётся неслыханная медийная кампания против Владыки Артемия, по различным поводам. Также вы могли заметить, что волны этой кампании возникали всегда по точному расчёту, и просто ожидалось, что на этих волнах ещё и раньше должен был быть устранен Владыка Рашско-Призренский Артемий. Почему же этого не случилось раньше?

По моему глубокому убеждению, только по одной причине: как бы, по мысли организаторов этой кампании, сильно не испортился рейтинг претендентов на престол патриарха сербского. Вы также могли убедиться, что предводители этой кампании, то бишь медийные предводители, подобные же мероприятия проводили и по другим вопросам, скажем, выборам патриарха ещё при жизни предшествующего, блаженно почившего патриарха Павла; была организована медийная кампания и по вопросу возможного приезда римского папы в Сербию и по ряду других тем. Конечно, все эти кампании, как и та против духовно-реабилитационного центра «Црна Река», имели целью компрометировать работу Владыки Рашско-Призренского Артемия. В этих СМИ в качестве источника информации часто упоминался «источник из Патриархии». Что выглядит несколько необычно, поскольку это такое неопределённое понятие, как если бы в случае какого-нибудь министра в Правительстве Республики Сербия упомянули «источник из государства». Этот «источник из Патриархии», судя по тому, что сообщалось в СМИ, мог быть только источником из церковного Правительства, то есть Святейшего Архиерейского Синода СПЦ. К сожалению, во всём, что сказано и в этом тексте, который мы услышали от г-на Чворовича, достаточно было манипуляций, порой даже сообщения Синода часто давали простор для манипуляции. Кто здесь оказался под ударом? Тот, кто в данный момент является самой лёгкой мишенью для отстрела. Не имеет поддержки державы, не имеет поддержки и «церкви», в кавычках, то есть церковного правительства. Тот, о ком со всей полнотой ответственности можно сказать, что является духовным исполином среди братьев архиереев. Из чего видна справедливость такого определения? Кто-то занялся статистикой и подсчитал, может, не совсем точно, но совсем близко к истине, что около четверти монахов и монахинь в СПЦ составляют духовные чада Владыки Артемия. Может ли недостойный и неправедный иметь подобную благодать Господню? А ведь такая благодать снисходит лишь от Господа. Наполнить монастыри некогда праздные, по словам одного из святых отцов четвёртого века, который наполнил пещеры пением, - церковным, монашеским. И особенно в этой кампании мешает как раз одна пещера, а это Чернореченская пещера. Чем мешает чернореченская пещера? Тем, что она - рассадник монашества, не только в Рашско-Призренской епархии, но и во всей СПЦ.

Почти 40 лет я посещаю Чёрную Реку, или Црну Риеку. Мне 46 лет, и такую набожность, какую сам видел недавно, в конце первой седмицы Великого Поста, - не монахов, а верующего народа, приезжающего в этот монастырь, или в эту пещеру, - встречал только по русским святыням. И тогда задался вопросом: кому может мешать такая святыня? А мешает по тем причинам, какие немного раньше я как раз и привёл: потому что она символ Владыки Артемия и символ духовной и монашеской жизни в СПЦ. Я, естественно, отношусь к числу тех, кто считает, что Владыка Артемий не потерпел здесь поражения. Считаю, что тут кто-то использовал двух видных епископов! Одного, кто представляет собой великий духовный авторитет, как Владыка Артемий, и другого, кто имеет неоспоримый теологический авторитет, то есть владыка Афанасий, без оглядки, на то, соглашаемся мы с его наукой или нет, с его текстами или нет. И наряду с этим самое трагическое: упал авторитет Церкви и сербского патриарха. Это отлично видно по текстам, которые с недавних пор, уже недели полторы, печатаются в «Политике». И в конце скажу, поскольку я часто бываю в Рашско-Призренской епархии, что монашество и верующий народ преданы своему епископу и уважают решения Синода. С другой стороны, сейчас имеем интересную ситуацию, когда на Литургию надо идти по приглашению и по заданию, чего раньше не было. Например, на первую Литургию в Грачанице один тамошний функционер зазывал по местному радио, чего раньше никогда не случалось. Таким образом, всё это показывает, и я в некоторых текстах в «НИН» и в «Политике» это уже писал и не буду повторяться, дело идёт о своеобразном политическом проекте. И сейчас хочу напомнить одно выражение, которое, как мне кажется, до сих пор не употреблялось - речь о неких интеграциях. Вы знаете, что в Сербии существует проект тех евро-атлантических интеграций, первыми жертвами которого были сербские генералы. По-видимому, он идет не лучшим образом. В данный момент действует ещё проект, который можем назвать «евро-экуменические интеграции», чьей первой жертвой является Владыка Артемий. И в самом конце должен сказать, что в данном случае, случае Владыки Артемия, отсутствует мудрость и под угрозой единство Церкви ради краткосрочных политических эффектов. При этом никто не задался вопросом, каков вклад Владыки Артемия и плоды 20 лет архиерейских трудов. А прежде того годы монашеского подвига, архимандритского труда. Это тот владыка, который остался со своим народом и всегда был рядом с сербами на Косове и в Метохии, и не только на Косове и в Метохии. Могу сам свидетельствовать об этом, то есть о времени свыше 20 лет.

Журналистка Елена Тасич, ежедневная газета «Danas». Я бы задала два вопроса. Использована ли до подачи этого Иска Владыкой Артемием законная возможность потребовать у газеты, в которой были напечатаны спорные тексты, опубликовать опровержения на том же месте и в том же объёме текста? И второй вопрос касается церковного права, прав временного администратора. Я должна сказать, что мне в Синоде по поводу несоответствия пунктов церковного Устава с тем, что имеется в решении Синода, сказано, что этот пункт Устава изменен. Значит, то, что написано в церковном Уставе больше не действует, то есть несколько лет назад изменено. Местоблюстители, временные администраторы в СПЦ теперь обладают теми же правами, что и правящие епископы.

Зоран Чворович. Господин Петрониевич в качестве адвоката, защищающего Владыку Артемия, подал Иск. Вопрос об опровержениях не ставился по одной простой причине: потому, что упомянутые журналисты из «Blic» упорно продолжали свою линию. Я вам вначале сказал, что адвокат Петрониевич как защитник истца привел в Иске статью от 15 февраля, где Владыка Артемий и группа из двадцати его монахов квалифицированы как раскольники. Но и 17-го февраля также появляется квалификация «раскольник», относящаяся к двум иеромонахам из монастыря Святых Архангелов. Так, с точки зрения юридической, журналистка сознательно упорствует в своих действиях, что, да не будем преждевременно выносить суждение, должен подтвердить процесс. Кроме того, на первом судебном разбирательстве и обвинителю и обвиняемым будет предложена мировая. Итак, посмотрим, что принесёт первое разбирательство, и оставим это судебному процессу.

Что же касается пунктов Устава, изменения, которые не были опубликованы, юридически не существуют. По Уставу СПЦ, пункт 111 ясен. Независимо от способа толкования этого пункта, епархиального архиерея Священный Архиерейский Собор (!) может устранить от управления епархией только по каноническому осуждению; или освободить его от должности по доказанной немощи, что и по гражданскому праву значит лишение способности действовать вследствие физичкой невозможности, которая должна быть официально засвидетельствована; или же по установленному прекращению действия одного из условий пункта 104. Прекращение этих условий должно быть засвидетельствовано, а условия прописаны: гражданство и т.д. Следовательно, п. 111 ясен. Решение об отстранении может принять только Собор. Этим не оспаривается п. 70, ст. 35«б» Устава, где говорится, что Синод судит в первой инстанции. Синод инициирует процесс в первой инстанции, но не может отстранить архиерея. Далее, над Уставом превалирует каноническое право, то есть Правила вселенских и поместных соборов. 19-е правило Поместного карфагенского Собора ясно: епископ, подвергшийся обвинению, остается при своих правах и обязанностях, кроме случая, если так и не отзовется на троекратное приглашение церковной власти, то есть уклонится от принятия обвинения церковной власти, возбудившей судебный процесс. Известно, что Владыка Артемий отозвался церковной власти: опубликовано письмо, которое он направил по этому поводу патриарху Иринею. Кроме того, это правило предусматривает, что если епископ по уважительным причинам не может принять обвинение, то есть процесс не может начаться вследствие уважительных причин, ему даётся срок в один месяц, чтобы в течение этого времени он мог подготовиться. Таким образом, ему даётся право на защиту в течение разумного срока. В данном случае все эти права совершенно нарушены.[2] Мы, однако, не будем входить в эти вещи, это дело канонистов. Мы вас лишь информируем как членов верующего народа Божия, а тело Церкви представляют не только клирики, но и миряне, и в Окружном послании Восточных патриархов 1848 года сказано, что «хранитель правоверия и благочестия верующий народ». И как глас этого верующего народа мы, собранные здесь, равно и многие другие, как было сказано, указываем на нарушение канонов. И оставляем на церковной власти решить это путём законного канонического процесса. Также недвусмыслен п. 112. Он говорит о «вдовствующих епархиях». Это епархии, где архиерей упокоился. Даже и о таких епархиях сказано: «пока епископский престол пребывает праздным, не может быть начато никакое дело, которое касалось бы епархиальной организации, и не могут совершаться никакие важные изменения в делах, которые были начаты во время управления бывшего епархиального архиерея». И это ясное юридическое правило. Невозможно в течение определённого срока, в переходное время, когда ещё не избран новый епископ, временному администратору, а и определение его гласит - временный, - начинать дела, которые оставят постоянные юридические последствия.

Адвокат Слободан Драгутинович. Если позволите, только одно небольшое пояснение. Во всех этих приведённых коллегой и розданных вам текстах сказано о суде. Нетрудно заключить, было ли в данном случае суждение. Если есть суждение, должна устанавливаться чья-либо вина. Значит, не было суждения, не было установления вины. Было навязанное, могу утверждать, решение. Значит, суждение без установления чьей-то вины, без права и возможности кому-либо привести доказательства, без хотя бы одного положенного вызова, без срока для подготовки документов, не является ни суждением, ни установлением вины. Значит, это нечто навязанное, и в данном случае не может быть и речи, что Синодом всё это было соблюдено.

Елена Тасич, «Danas». Если, так сказать, верующие и граждане утверждают, и вы как юристы утверждаете, что нарушено каноническое право, каковы правовые возможности указать на это, в том числе, и Синоду, о котором вы говорите, что сделал ошибку, и на предстоящем заседании Архиерейского Собора представить позицию верующих, граждан и специалистов права?

Зоран Чворович. Тем образом, что Владыка Артемий и в заявлении для ТВ сказал, что принимает решения церковной власти, а также процесс, который проводится. Так и мы, верующий народ, ждём решений самих церковных властей, т.е. Собора как наивысшей инстанции, единственно могущей судить, надеясь, прежде всего, как представители народа Божия на волю Божию, что каноны будут соблюдены, ибо это не просто нормы - обычное творение человеческого интеллекта. Далее, нашим вкладом является эта пресс-конференция, чтобы общественность была информирована, а вы, журналисты, получили бы возможность не просто поверить нам на слово, именно для этого предназначены данные материалы. Чтобы благодаря юридическим документам и толкованиям самых авторитетных специалистов по церковному праву вы сами установили, как уже говорилось, на основе принципов журналистского расследования, что является истиной, а что не является.

Миленко Пешич, ежедневная газета «Политика». В телепередаче «Упитник» (Вопросник) преосвященный владыка Ириней Бачский, выступающий в качестве представителя церковной власти от имени Церкви, не оставил никакой возможности для того, чтобы Владыка Артемий не был, так сказать, не осужден на Соборе. Принимая во внимание всё, что произошло, согласно такому мнению, в случае с о. Симеоном (Виловским), как вы относитесь к тому, что практически прежде, чем канонический процесс установления вины завершен, общественности навязано мнение, что Преосвященный Владыка Артемий будет осужден, правда, пока не знаем, как. Меня интересуетесь, как вы ко всему этому относитесь?

Проф. Драгиша Бойович. Говоря как можно проще и короче, я в этом вижу такое девиантное явление, когда в Церкви принимает решение не Собор, а отдельные личности.

Адвокат Слободан Драгутинович. Я бы ещё только добавил, что господин из «Политики» очень хорошо определил проблему. И мне это тоже как верующему человеку мешало: если сейчас так поставлен вопрос, что тогда Собор должен делать дальше? Если мы ещё прежде Священного Архиерейского Собора, и притом на таком весьма ответственном месте, перед практически всей сербской аудиторией, слышали, что это некто заявил, - и не кто-нибудь, а лицо, ответственное за связи с общественностью, многолетний член Синода, - тогда тут имеет место тягчайшее нарушение презумпции невиновности. Значит, мы здесь попрали принцип, что никто не является виновным, пока это не будет установлено в ходе судебного процесса. С одной стороны, Синод утверждает, что происходит разбирательство, и тот же самый Синод говорит о епископе Артемии, как о своем брате, называет его «наш брат Артемий». И вы, вероятно, заметили то же самое. Если кто-то относится таким образом к брату, тогда возникает вопрос, как же будет относиться к кому-нибудь, кто ему не брат?! Итак, уже с давних пор это направление всей современной цивилизации: никто не виновен, и даже о тех закоренелых преступниках, когда мы все свидетели, знаем, в чём дело, всё же нельзя сказать без суда, что виновны. Мы здесь за пару месяцев до заседаний Священного Архиерейского Собора, а, оказывается, Собору тут нечего делать. Именно так!

Соборности тут нет, просто-напросто на всё ставится аминь. А при этом ведётся расследование. Значит, перед нами ситуация, доведенная до абсурда. Нашли мы виноватого, а виновность просто утвердим. Посмотрим, что да как, найдём и какую-никакую вину тем временем. Соответствует ли это современному направлению? Ведь и Церковь должна быть в таких же жизненных рамках, как и все мы, а с другой стороны, целый ряд уголовно-правовых норм нарушен. В обновленном Уголовном Кодексе определено, что подлежит наказанию случай, когда кто-то комментирует ход судебного процесса, ход расследования. При этом существует и соблюдение равноправия. Вы должны защищать в ходе процесса равные права, репутацию, полную неприкосновенность и авторитет каждого. Каждого! А особенно когда речь идет о таком деликатном вопросе. Таким образом, всё, что вы сейчас здесь привели и чему мы все свидетели, по моему мнению, конечно, говорит о том, что практически текст некоего решения уже написан, нужно только, чтобы некто тут поставил печать, как говорится, и чтобы всё так и было. К чему тогда всё это расследование?! Я задам здесь один вопрос, совершенно практический, в связи с тем, что вы сейчас сказали. Как совершены приём и передача должности? Упомянута ли она в решении Синода? Видели ли вы? Мы этого не видели. Когда самая обычная передача дел совершается в какой-нибудь местной сельской канцелярии, оформляется комиссия, которая по протоколу констатирует, кто что кому передает. И возможно ли, я действительно задаюсь вопросом, и как человек, и как верующий, чтобы передача дел в одной епархии Сербской Православной Церкви была проведена таким совершенно невероятным образом? Синод в своём решении должен был указать, кто должен провести эту передачу дел, когда она должна произойти, время, место. Смотрите, такие вещи по Синоду длятся годами. Ведь мы все это привыкли слышать, не так ли? Если это растягивается на годы, зачем же в данном случае необходимо было за пару часов все сделать? Значит, нужно определить время, место, и, естественно, чтобы кто-то из членов Синода присутствовал бы приему и передаче дел. Ведь когда совершается передача, надо переписать личные вещи, документы, что кому передается, в каком состоянии? Просто проблема, как теперь поступить следственным органам? Как вы можете теперь установить истину, когда налицо нарушение процедуры. Вы не знаете, кто что тут застал. Всякий теперь может сказать: «Извините, тут была масса вещей и документов, которых сейчас нет». Как вы это установите? Этим, таким образом, затруднено и установление уголовно-правовой ответственности. Я как юрист с определённым опытом могу вам сказать: будет очень трудно и следственным органам в таком случае определить состояние в Епархии. И потому нет ни малейшей вины на епископе Артемии, который не имеет практической возможности приехать ни на один, как видите и сами, из всех его процессов; он ни от чего не отказывался, ничему не противился, почему же эта передача дел не назначена на какой-то срок и не проведена перед какими-то нейтральными лицами из Патриархии. Возникает теперь вопрос, и увидите в ходе процессов, вы, журналисты, это всё-таки лучше знаете, как и мы знаем со своей стороны, сколько процессов начато и сколько суждений после вынесено. Наше государство платит за всё: необоснованное лишение свободы и т.д., - а здесь, в данном случае, государственным органам будет очень трудно установить истину.

Зоран Чворович. Так же соборно, как и по всем вопросам, и я добавлю, на вопрос господина журналиста. Мы, верующий народ СПЦ, этим заявлением были смущены. И я, думаю, разделю сомнения множества людей относительно этого заявления. Я в него не могу поверить, хотя сам его слышал своими ушами. Но, однако, это заявление, прежде всего, направлено не нам. Оно адресовано нашим отцам архиереям. Тем сорока трём, кто прибудет на Собор. Это сообщение для них. Таким образом, сообщение сказано тем вечером по телевидению для них. Оно напоминает древнее римское изречение: «Воля правителя - закон!» Вот пусть и поразмыслят и они о том.

Публикуется с незначительными сокращениями

Перевод Марии Мельковой


[1] Правила Православной Церкви. Киев, 2008. Т. I, сс. 312-328.

[2] Правила Православной Церкви. Киев, 2008. Т. II, сс. 165-167.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. + : Доколе?
2010-05-25 в 12:20

Доколе Ваш уважаемый ресурс будет позорится, не выговаривая фамилию Владыки Артемия? Извините, но пора было бы уж ВЕЗДЕ исправить, а то впридачу к гонениям от своих ему такое неуважение и от чужих. Простите

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме