Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Об отпадениях в магометанство крещёных инородцев Казанской епархии и о причинах этого печального явления

Священник  Сергий  Багин, Русская народная линия

Кряшенский вопрос / 20.04.2010


Доклад исправляющего должность Казанского епархиального инородческого миссионера священника С.А.Багина епископу Мамадышскому Андрею (князю Ухтомскому) от 21 июля 1909 г. …

От редакции. В 13-м номере казанской газеты «Звезда Поволжья», специализирующейся на организации политических и межнациональных скандалов, некий Фаик Таджи выступил с антикряшенской и антимишарской статьей «Синдром империализма?», в которой не поленился излить свою националистическую желчь и на размещённое нами интервью «Кряшены на перепутье». При этом особенно сего самодеятельного обличителя задело утверждение нашего собеседника о том, что: «Именно в это время на кряшен оказывался наиболее мощный «миссионерский натиск» с двух сторон: татар-мусульман и православных миссионеров (самым серьёзным образом занявшихся во второй половине девятнадцатого века их религиозным и культурным просвещением по «системе Н.И.Ильминского»)».

Вырвав его из исторического контекста (а в предшествующем предложении прямо указывалось на то, что речь идёт о «конце девятнадцатого - начале двадцатого веков»), Фаик Таджи обрушил на читателей газеты обличительные «опровержения» в виде тенденциозно подобранных эпизодов истории христианизации татар, относящихся... к 1736 - 1740 гг. Попутно он лягнул и выдающегося русского православного миссионера и просветителя Н.И.Ильминского, о взглядах и деятельности которого сей доморощенный «исследователь» явно не имеет никакого представления.

При этом основной вывод Фаика Таджи оказался прост и предсказуем, как и все прочие байки официальных татарских «историков» о православных миссионерах. «Что касается возможности «миссионерского натиска» со стороны мусульман, - безапелляционно утверждает он, - то его невозможно было оказывать, начиная с момента утраты татарами своего государства, ибо за такое русское государство карало татар смертью».

Не желая отвечать на каждое из голословных «опровержений» этого господина и его зашоренных антиправославной и антирусской ненавистью единомышленников, мы решили опубликовать архивный вариант одного любопытного документа - доклада исправляющего должность Казанского епархиального инородческого миссионера священника С.А.Багина епископу Мамадышскому Андрею (князю А.А.Ухтомскому) от 21 июля 1909 г. «Об отпадениях в магометанство крещёных инородцев Казанской епархии и о причинах этого печального явления».

Будучи основанным почти исключительно на документальных и статистических данных (с приведением точных ссылок на источники), он не только в значительной мере раскрывает истинное состояние дел в Приволжской православной миссии в конце девятнадцатого - начале двадцатого веков, но и разрушает современные татарские националистические мифы о России, как о «тюрьме народов», и о вечно «униженных и угнетённых» мусульманах. Безусловно, в силу основного рода занятий автора, доклад не свободен от некоторых резких субъективных оценок в отношении исламского вероучения, с которыми можно не соглашаться, но в плане наличия статистической фактуры и источниковой составляющей он весьма показателен и ценен.

Этот доклад уже издавался в 1910 г. в Казани, а также был размещён в качестве приложения в одном из сборников, увидевшем свет в 2006 г. При желании, найти его, как и многие другие «альтернативные» свидетельства эпохи, не представляет большого труда. Но татарские официальные «историки» и питающиеся плодами их «научного» творчества националисты по-прежнему продолжают таковые упорно игнорировать, так как они разрушают установленную ими «монополию на правду». И в этом, собственно говоря, и раскрывается вся ущербная идеологическая сущность современных «обличителей» Православия.

 

ЕГО ПРЕОСВЯЩЕНСТВУ, ПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕМУ АНДРЕЮ, ЕПИСКОПУ МАМАДЫШСКОМУ, ЗАВЕДЫВАЮЩЕМУ КАЗАНСКОЮ МИССИЕЮ,

И.д. Епархиального инородческого миссионера священника Сергия Багина доклад

Вследствие предложения ВАШЕГО ПРЕОСВЯЩЕНСТВА, имею честь почтительнейше доложить Вам, Милостивейший Архипастырь, об отпадениях в магометанство крещёных инородцев Казанской епархии и о причинах этого печального явления.

Кряшенки Чистопольского уезда Казанской губернииДля лучшего уяснения вопроса об отпадениях крещёных инородцев в магометанство необходимо остановиться несколько на историческом прошлом и современном религиозно-политическом настроении татар-магометан и влиянии их на инородческие племена епархии.

Татар-магометан с отступниками от православия числится в Казанской губернии 730,037 человек обоего пола. При более близком ознакомлении с историческим прошлым татарского племени и ассимиляционною деятельностью их по отношению к инородцам различных племён: чуваш, черемис, вотяков и др[угих], мы должны будем придти к заключению, что татары Казанского края не могут быть рассматриваемы как одно из племён тюркского корня, а как совокупность вышепоименованных инородческих финских племён, объединённых путём пропаганды ислама и слившихся под влиянием её в одну народность как части целого. В этом убеждает нас и неоднородность типа татар, который вообще сохранил монгольский элемент весьма слабо, что особенно заметно в селениях татар, живущих по соседству с другими инородцами: то он напоминает чувашский - с преобладающим смуглым цветом лица, то черемисский - с тощею растительностью на бороде и белокурым цветом волос, то добродушный вотский - с рыжими волосами и веснушками на лице и т.д. Татары требуют от принявших ислам инородцев безусловного отречения от своей национальности, языка и обычаев. Переход в магометанство все приволжские инородцы выражают словами: «мы ушли в татары», или «они ушли в татары». Сами татары не любят называть свою народность этим именем и обычно выступают под именем «мосолман», т[о] е[сть] мусульман, но это название нельзя считать правильным, так как оно указывает не на народность, а на религию, исповедуемую татарами. Быстрый рост численности татар-магометан указывает на то, что, кроме обычного естественного прироста, к магометанской группе присоединилось значительное число других инородцев, скрывающих свою национальность и именующихся уже исключительно «татарами».

Вышеизложенное подтверждается следующими статистическими данными, взятыми мною из источников, достоверность которых не подлежит сомнению.

По документам XVIII в., касающимся открытия Казанского наместничества в 1781 году, территория которого равнялась настоящей Казанской губ[ернии], мы имеем следующие статистические данные о племенном и вероисповедном составе Казанского края* (* Д.А.Корсаков. Сборник материалов по Истории Казанского края в XVIII веке. Казань. 1908 г.), взятые, вероятно, из материалов третьей ревизии, начатой в 1762 году.

Крещёных. Некрещёных. Всего.

Татар......10631 чел[овек].......66072 чел[овек].....76703 ч[еловека]

Чуваш......89995. -................926. -.................90921. -

Черемис...25630. -................739. -.................26369. -

Мордвы....3296. -..........................................3296. -

Вотяков....1863 ч[еловека]......305 ч[еловек]........2168 ч[еловек]

Как видно из приведённых данных, число чуваш превышает число татар на 14, 218 чел[овек].

Основываясь на сведениях 8-й ревизии /1834 г./ Кеппен исчислял инородческую примесь населения Казанской губернии следующим образом* (* П.Кеппен. Об этнографической карте Европейской России. СПБ. 1853 г.):

Татар /с крещёными/.......................................308,574 чел[овека]

Чуваш.........................................................300,091. -

Черемис.......................................................71,375. -

Мордвы.......................................................14,867. -

Вотяков........................................................5,500. -

К сожалению, данных этого года о вероисповедании инородцев мы не имеем, но приведённые числа указывают на быстрый рост численности татар, превышающей уже число чуваш на 8,483 чел[овека]. Это явление, несомненно, объясняется тем, что в двадцатых годах XIX столетия среди инородцев, «уходивших в татары», было довольно сильное брожение в пользу магометанства, обратившее на себя внимание не только духовного начальства, но и гражданского, и вызвавшее учреждение инородческой миссии /См. указ Св[ятейшего] Синода от 23 мая 1830 г./. Несмотря на это, отпадения инородцев в магометанство повторились и в 1840-х годах, в пятидесятых и, с особенною силою, в 1865 - 1866 годах, так что снова вызвали внимание и гражданского начальства. По поводу отпадений шестидесятых годов исправляющий должность Казанского Губернатора, Вице-Губернатор Е.А.Розов доносил в своём представлении Г[осподину] Министру Внутренних Дел: «Масса крещёных татар, слабая в христианстве, по незнанию христианского учения, и издавна наклонная к магометанству, приведена в движение несколькими пропагандаторами, которые заведомо ложными разглашениями внушали этой массе уверенность в милостивом расположении ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА в пользу магометанства».

О причине отпадений г[осподин] Розов доносил: «Магометанская пропаганда сильно действует на здешних инородцев: чуваш, черемис и вотяков. Примером этому служит отпадение в магометанство крещёных чуваш Тетюшского уезда, деревень Кукушма, Белой Волошки и Утеевой. По частным сведениям известно, что в Мамадышском уезде некоторые, остающиеся в язычестве, черемисы и вотяки мало-помалу переходят в магометанство. Этот процесс отатаривания совершается очень просто по причине лингвистической близости финских языков к татарскому. Финские инородцы очень легко усваивают татарский язык, как это видно в уездах: Чистопольском, Спасском, Тетюшском и других, где они соседят с татарами-магометанами. После усвоения татарского языка, при свойственной татарам пропаганде, они принимают магометанскую веру и окончательно сливаются с татарами-магометанами, увеличивая таким образом массу этого народ[о]носеления»* (* Казанская Центральная крещёно-татарская школа. Материалы для истории христианского просвещения крещёных татар. Казань. 1887 г. Стр. 302, 309.)

Вследствие этих и последовавших затем отпадений инородцев в магомеметанство, численность татар сильно увеличилась, а число чуваш - уменьшилось; замечается сравнительно меньший с нормальным и прирост населения черемис, мордвы и вотяков. По сведениям Губернского Статистического Комитета за 1904-й год численность инородческого населения Казанской губ[ернии] представляется в следующем виде:

Крещёных. Некрещёных Всего. % прироста за 70 лет

и отступников. /1834 - 1904/ - около:

Татар......42,661 чел......730,037 чел.......772,698 чел....150 %

Чуваш......543,391. -......7,213. -...........550,604. -......83,5 %

Черемис...128,183. -......3,738. -...........131,921. -......84,8 %

Мордвы....26,179. -..............................26,179. -.......76,1 %

Вотяков....7,764. -.........2,954. -...........10,718. -.......94,8 %

Как видно из приведённых статистических данных, число татар за 70-летний период* (* По вычислениям Л.В.Тенгоборского, известного экономиста и статистика /род[ился в] 1793 г., ум[ер в] 1857 г./, насел[ение] России удваив[ается] в 70 л[ет]/ См. Спр[авочный] Энц[иклопедический] Сл[оварь] А.Старчевского. Том 9, стр. 168.) увеличилось настолько сильно /на 150 %/, что в настоящее время превышает число чуваш, вместо вышеприведённых на 3 стр[анице] 8,483 чел[овек] - 1834 года, уже на 222,094 чел.[овека]; число это указывает, насколько быстро идёт поглощение татарами-магометанами различных инородческих племён: чуваш /больше других/, черемис, мордвы и вотяков. Цифры эти не могут не обратить на себя внимание тех лиц, которым дороги интересы Православной Церкви и Русского государства, так как отатаривание инородцев продолжается и в настоящее время, и татарско-магометанское население неестественно быстро увеличивается. Объяснить быстрое увеличение магометанско-татарского населения естественным приростом нельзя, так как, как мы уже видели выше из приведённых статистических данных, численный прирост других инородческих племён ниже почти вдвое, а именно от 76,1 % до 84,8 % и только вотяков - около 94,8 %, тогда как татарско-магометанское население за тот же период времени увеличилось на 150 %. В этом убеждают нас и работы местных статистиков. Как известно, причинами колебаний в количественном изменении населения являются или механические, состоящие в эмиграции или иммиграции /выселении и поселении/, или физиологические, выражающиеся в рождаемости, смертности, или взаимном отношении и отношении их к населению данной местности. По свидетельству Н.Вечеслава /См. «Рождаемость населения Казанской губ.[ернии]». Казань. 1882 г./, «эмиграционное движение для Казанской губернии не имеет никакого значения, потому что средняя ежегодная разница между поселениями /иммиграцией/ и выселениями /эмиграцией/ не превышала в течение 10 лет / - / 242,8 человек, что для с лишком полутора миллионного населения представляется величиной до бесконечности малой» /стр. 3/. Что же касается естественного прироста населения, то, по сведениям Казанского Губернского Статистического Комитета за 1888 год, он выражается в следующих цифрах* (* Памятная книжка Казанской губ[ернии] за 1889 - 1890 год. Состав[ил] Секретарь Статистического Комитета В.Люстрицкий. Казань. 1890 г. Стр. 17 и 20.).

Рождаемость и смертность по вероисповеданиям за 1888 год.

% Рождаемости. % Смертности. % Естественного

прироста

Православных I 5,2. 3,4. 1,8.

Единоверцев I

Раскольников. 3,1. 2,0. 1,1.

Магометан. 4,3. 2,4. 1,9.

Язычников. 3,0. 1,7. 1,3.

ПРИМЕЧАНИЕ. «В частности, при сравнении смертности у православного и мусульманского населения нельзя не отметить того, что дети, когда питаются молоком матери, умирают в православном населении в большем количестве, чем в татарском, потому что у русских дети в рабочую пору оставляются дома, а у мусульман оне, большею частью, уносятся или увозятся в особых тележках с собою в поле. Наоборот, с того времени, когда дети переходят к общему питанию, смертность их преобладает в инородческом населении, а не православном» /Стр. 25/.

Как видно из приведённых статистических данных, население магометанское, сравнительно с православным, имеет лишь 1/10 % большего естественного прироста, являющегося вследствие меньшей смертности в детском возрасте магометан.

Таким образом, быстрый прирост населения татарско-магометанского несомненно имеет другой источник, который, помимо естественного прироста, способствует быстрому численному росту татар на счёт других народностей - чуваш, черемис, мордвы и др[угих], «уходящих в татары», - что и подтверждается при более близком знакомстве с этнографическим составом населения губернии. Не имея возможности, за недостатком времени, более подробно исследовать этот источник быстрого прироста магометан Казанской губернии в ущерб другим инородческим племенам, я укажу лишь некоторые селения этих инородцев, в которых они считаются теперь уже «татарами».

Так, по данным Сборника материалов по Истории Казанского края в XVIII веке* (* Сборник материалов по Истории Казанского края в XVIII веке, изданный под редакцией Д.А.Корсакова. Казань. 1908 г.) и Списков Казанского Учебного Округа** (** Списки инородческих селений Казанского Учебного Округа. СПБ. 1870 г.), за 1870 год следующие инородческие селения, считаются теперь татарскими.

Чувашские.

Чистопольского уезда:

Старое и новое Никиткины... 985 чел[овек] об[оего] пола

Солдакаевка I.................... 181. -

Обрыскина I

Нов.[ое] Узеево.................. 502. -

Средние Челны.................. 487. -

Цивильского уезда:

Тугаево............................ 1088. -

Сунчелеево....................... 850. -

Тетюшского уезда:

Белая Волошка.................. 863. -

Утеево............................. 437. -

Черемисские.

Казанского и Царёвококшайского уездов:

Шимор, Шулабаж тож...... 180. -

Кунер-Пинер.................. 685. -

Чедроял........................ 182. -

Улла............................. 549. -

Вотские.

Шемордан..................... 476. -

Канисар........................ 70. -

Яныль........................... 143. -

Отатариванию чуваш и других инородцев сильно способствовало и расселение инородцев в татарских деревнях: татары издавна известны за народность, ревниво охраняющую свою самобытность и стремящуюся ассимилировать живущих с ними инородцев, что и достигается ими благодаря лёгкости изучения татарского языка для всех инородцев нашего края. Вследствие этой причины инородцы, поселившиеся в татарских деревнях и составлявшие меньшинство сравнительно с татарским населением, в большинстве деревень Казанской губ[ернии] окончательно слились с татарами и официально считаются уже «татарами», так как они не отличаются от них ни по костюму, ни по языку. По свидетельству М.Лаптева, сильно способствовало этому и то обстоятельство, что «в старину чуваши брили голову и носили совершенно татарский костюм; татары женились на чувашках, да и теперь случается, что некрещёная чувашка выходит за татарина». Выход замуж за татар чувашек и других инородок за последнее время, как показывают наблюдения, увеличился, так как татары с целию распространения ислама охотно женятся на них. Прекратившиеся было отпадения инородцев, после ВЫСОЧАЙШЕГО манифеста 17 октября 1905 года, снова возобновились, и в продолжении 1906 - 1908 г.г. вновь отпало в магометанство около 3000 человек /2994 чел[овека] об[оего] пола/* (* Более подробные сведения о числе отпавших изложены в прилагаемой к докладу «Ведомости».), преимущественно крещёных татар. Массовые отпадения произошли, главным образом, в тех селениях Мамадышского и Казанского уездов, в которых происходили отпадения в магометанство в конце прошлого XIX столетия, а именно - Большие Савруши /207 ч[еловек]/, Стар[ая] Икшурма /228 ч[еловек]/, Три Сосны /245 ч[еловек]/, Верхние Отары /526 чел[овек]/, Яныли /143 ч[еловека]/, Мамадышского уезда, и с[ело] Апазово /599 ч[еловек]/, Казанского уезда. Но с объявлением свободы вероисповедания, наряду с вновь отпавшими инородцами, стали подавать прошения об отчислении в магометанство и отпавшие в промежуток времени, начиная с 60-х годов прошлого столетия, до издания манифеста 17-го Октября, число которых достигает до 32,008 человек. После издания ВЫСОЧАЙШЕГО манифеста 17-го Октября, вызвавшего сильное брожение среди инородцев в пользу магометанства, число отступников от православия 2994 человека для Казанской епархии, имеющей 3/5 инородческого населения /61,29 %/, нужно считать сравнительно небольшим. Несомненно, система инородческого просвещения, основанная Н.И.Ильминским, немало способствовала христианскому просвещению инородцев, и усиленная магометанская пропаганда не нашла уже той благодарной для неё почвы, как в шестидесятых годах прошлого столетия, ознаменовавшихся массовыми отпадениями крещёных инородцев, так, наприме, «в 1866 году в Казанской епархии уже по официальным документам отступников было девять тысяч душ. Конечно, на самом деле их было гораздо больше, потому что в это число не вошли все, не заявившие официально о своём отпадении»* (* См. Обзор деятельности Братства св[ятителя] Гурия за XXV лет. Казань. 1892 г. Стр. 9.).

Как видно из сделанного мною краткого обзора отпадений, движения инородцев в пользу магометанства достигали наибольшей силы преимущественно в эпохи либеральных политических настроений и стремлений к преобразованию государственного строя: после волнений декабристов возникли массовые отпадения 1826 - 1827 годов, эпоха реформ ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА II ознаменовалась отпадениями в магометанство 1866 - 1867 годов, ВЫСОЧАЙШИЙ манифест 17-го Октября также вызвал усиленные религиозные волнения и отпадения во всём восточном крае России.

Это явление объясняется тем, что магометане широко пользуются обстоятельствами для своих целей и, распространяя известия о свободе вероисповедания, начинают усиленно вести пропаганду магометанства среди инородческих племён, преимущественно же среди крещёных татар и инородцев, усвоивших татарский язык, но недостаточно всё ещё усвоивших христианское учение. Татары-магометане по своему фанатизму не могут примириться с мыслию, что у них есть единоплеменники, остающиеся в христианстве, поэтому всеми мерами стараются заставить их перейти в ислам, - они для достижения своей цели распространяют ложные слухи среди легковерных инородцев, пользуясь даже именем ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА: «Сам Царь велит всем инородцам переходить в магометанство, - теперь будет только две веры - русская и мусульманская». Побуждают татар к пропаганде и мечты о восстановлении былого могущества: путём увеличения численности своей народности татары надеются вернуть политическую самостоятельность - восстановить Казанское царство. В осуществлении этой мечты они надеются найти поддержку в Турции: фанатики-татары убеждены в том, что придёт время, когда турецкий султан победит Россию и поможет татарам жить самостоятельным государством. В справедливости этого убеждают нас сильные брожения среди татар-мусульман и инородцев, подверженных их влиянию, во время войн с Турцией: 1823 - 1829 г.[г.], Крымской кампании, войны 1877 - 1878 г.г. В подтверждение существования среди татар такого политического настроения мы можем найти в этнографической литературе немало указаний, так, напр[имер], М.Лаптев по этому поводу сообщает: «Исторические воспоминания татар, время их политической самостоятельности, не могло исчезнуть в три века совершенно бесследно. Эти воспоминания как ни слабы, как ни бессильны, но в известных обстоятельствах, однако ж, высказываются и проявляются. Хотя, например, в последнюю войну 1854 - 1856 годов в татарском народе ходил говор, что вот явится турецкий султан к ним на помощь и восстановит Казанское царство. Малая привязанность татар к державе русской высказалась в это время в равнодушии и холодности их на призыв правительства содействовать общему благу. Укажем в этом случае, напр[имер], следующий факт: в наборе 1855 года в одном Мамадышском уезде из принятых рекрут бежало до 200 человек. Некоторые из беглых были покровительствуемы казанскими богачами татарами, которые на свой счёт старались отправить их в Бухару. Беглецы-рекруты, на вопрос о причине их побега, обыкновенно отвечали, что сражаться с своими единоверцами противно их совести»* (* Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального Штаба. Казанская губерния. СПБ. 1861-й год. Стр. 232.).

Подобное же отношение к Турции наблюдалось и в войну 1877 - 1878 г.г., и тогда обращало на себя внимание большое число дезертиров в войсках. Последние политические события в Турции также вызывают всевозможные толки среди татар на тему о том, что турки скоро победят русских и завладеют Россией; эти слухи татары упорно распространяют и среди других инородцев, лично мне пришлось слышать их среди чуваш и черемис. Так, напр[имер], священник с[ела] Уньжи, Царёвококшайского уезда, о. Т.Ефремов передавал мне, что среди черемис татары распространяют рассказы о существовании какой-то старинной книги, в которой говорится, что рано или поздно в Казанскую землю придёт Осман-паша, который покорит всех и заставит принять магометанскую веру. «Всё равно вы когда-нибудь да будете мусульманами», - говорят обычно в заключение этого рассказа татары легковерным и суеверным черемисам. Благодаря сильному влиянию татар на инородцев и обращению их в ислам, население татарско-магометанское растёт неестественно быстро, а вместе с этим усиливается их фанатизм в ущерб интересам Русского государства, так как усиливается народность, безусловно стремящаяся к сепаратизму. В газете «Москов[ские] Ведомости» была сделана вполне справедливая характеристика движения среди магометан и православных инородцев в 1867 году, которую я позволю привести здесь, так как она не утратила своего значения в приложении и к современному состоянию мусульманского населения: «В магометанских государствах ислам слабеет и никнет пред цивилизациею христианскою, а под православною Русскою державою образовался пламенеющий очаг магометанства: целые населения, доселе считавшиеся православными, переходят в ислам, и русско-христианская Церковь видит себя лишённою самых необходимых средств для поддержания своих учреждений... Подумаешь, что со славою восстаёт, павшее за три столетия пред сим, дикое /и всегда столь враждебное России/ «царство татарское» /М[осковские] В[едомости]. 1867 г. N 101./. Если мы ознакомимся с постановлениями «шериата» /закона мусульманского/, относящимися к войне против неверных, т[о] е[сть] не следующих учению ислама, а также с современными движениями среди магометан, то, несомненно, увидим, что в вышеприведённых словах нет преувеличений.

В мусульманском законоведении существует особый отдел, который трактует о «джигаде» или войне против неверных. Слово «джигад», происходящее от глагола «джагада»«, при котором подразумевается «фи-себил-илля», значит употреблять все усилия, все старания на пути Божием. В законоведении оно значит - призывать к истинной, т[о] е[сть] мусульманской вере, и сражаться против тех, которые её не принимают. Имам Малик говорит, что живущие в соседстве мусульман неверные должны считаться призванными к исламу, а потому против них можно прямо начинать неприязненные действия, не призывая их к исламу /Гиргас./ Жестокость по отношению к неверным, т[о] е[сть] не принимающим ислам, доходит до того, что, хотя воспрещается сыну убивать отца своего неверного, но он должен поставить его в такое положение, чтобы его мог убить кто-либо другой.

В Коране, законодательной книге магометанского вероучения, говорится о «неверных»: «Когда встретитесь с неверными, то ссекайте с них головы дотоле, покуда не сделаете совершенного им поражения», т[о] е[сть] пока не сделаете их мусульманами /Кор[ан]. 47, 4/. «Верующие, т[о] е[сть] мусульмане, не должны брать себе в друзья неверных /последователей других учений/, минуя верующих: кто же будет делать это, тому не будет защиты от Бога, разве того случая, когда будете опасаться их при прямой опасности» /Кор[ан]. 3, 27/. «Убивайте многобожников, где ни найдёте их, старайтесь захватить их, осаждайте их, делайте вокруг их засады на всяком месте, где можно подстеречь их» /Кор[ан]. 9,5/. Подобные изречения Корана, внушающие магометанам вражду против немагометан, не остаются без влияния на последователей Магомета, возбуждая в них фанатизм и непримиримую вражду к последователям других религий; религиозная нетерпимость татар-магометан всем известна: убить обратившегося в христианство магометанина они считают делом спасительным, поэтому немногие магометане решаются, рискуя жизнью, принять христианство и соглашаются на это, обыкновенно, только живущие в городах или вообще - на стороне, вне своего местожительства. Нам не известно ни одного случая, чтобы крестившийся магометанин остался жить среди своих единоплеменников в татарско-магометанской деревне, так как до этого они не допустят: его ждёт неминуемая смерть. Религиозная нетерпимость проявляется и в тех инородческих селениях, где отступники от христианства живут с единоплеменниками, остающимися верными Христу: жизнь их часто становится невыносимою, и они в силу необходимости, в видах самосохранения, вынуждены бывают отпасть от христианской веры. Между тем сами магометане, живя под охраною гуманных Российских законов и не испытывая никаких стеснений в исповедывании веры Магомета, всегда, не имея даже надлежащего повода к тому, заявляют о своём будто бы угнетённом состоянии, о неимении свободы для беспрепятственного исполнения своих религиозных обязанностей. Так, напр[имер], член Государственной Думы татарин Хасмамедов в заседании 26 мая заявил, «что исповедующим магометанскую религию приходится претерпевать большие гонения и приходилось откупаться, дабы их не принуждали переходить в христианство». Так ли на самом деле? По свидетельству проф[ессора] Н.Фирсова /Положение инородцев северо-восточной России в Московском государстве/, ещё во времена покорителя Казанского царства царя Иоанна Грозного светская власть сочла нужным «дать подробные инструкции, как поступать при обращении неверных, т[о] е[сть] некрещёных инородцев, обставить дело обращения их известными формальностями, отдать его под контроль гражданской власти, обязав последнюю строго наблюдать за точным исполнением главного условия при обращении, т[о] е[сть] чтобы не было никакого принуждения, чтобы не было порухи казне». /Стр. 221/. Указом 1773 года водворена в России терпимость всех вер; эта мера с особенною силою отразилась на утверждении и распространении по всей России не христианства, а магометанства. Число мечетей с их муллами и школами начало значительно увеличиваться и водворяться даже между башкирами и киргизами, которые до того исповедывали шаманскую веру и легко могли быть обращены в христианство. Этим средством хотели смягчить нравы подвластных кочующих народов, внести успокоение в их среду, не осведомившись предварительно о потребности их, что никогда не могло бы случиться при более верных этнографических сведениях. Некрещёные чуваши и другие инородцы приписывались обыкновенно к татарским мечетям, хотя многие этого не желали и жили по своим языческим верованиям и обычаям. В конце XVIII и в начале XIX столетий на счёт государства было устроено очень много мечетей и школ, а магометанское духовенство было обеспечено жалованием и льготами. На правительственный же счёт печатался Коран и рассылался в тысячах экземпляров по востоку России. В 1788 году учреждено в Уфе духовное собрание магометанского закона. Вместе с тем повелено было, чтобы не строить мечетей без нужды, но повеление это осталось без всякого внимания, и распространение мухаммеданства дошло, наконец, до того, что в 1830 году киргизы просили о приостановлении развивающегося между ними мухаммеданства* (*Материалы для этнографии России. Казанская губ[ерния]. Сост[авил] А.Ф.Риттих. Часть II, стр. 10). Таким образом, правительственная администрация не только не мешала распространению магометанства, а наоборот - способствовала этому в ущерб желаниям многих инородцев, что вызывало даже протест со стороны их. Подобное отношение к магометанству возможно только при незнакомстве с учением Корана, с его ненавистью к народам, не следующим учению Магомета, а также - с политическими воззрениями его последователей. Одним словом - на русский счёт и при содействии русской администрации создавался «пламенеющий очаг магометанства», который при благоприятных обстоятельствах может развиться в пламя, потушить которое будет уже трудно, особенно при развитии панисламистических идей и объединения на почве языка тюркских народов, о чём так сильно хлопочут русские мусульмане. Теперь магометанские массы являются уже достаточно соорганизованными, что с особенною ясностью обнаружилось в последние три года по издании ВЫСОЧАЙШЕГО манифеста 17 Октября, когда мусульмане массами стали подавать в Комитет Министров коллективные прошения по предметам своей веры. По поводу этих прошений в «Записке по делам веры мусульман-суннитов» г[осподина] Вл. Череванского читаем: «Обилие поступивших заявлений обязало войти во взаимное их слияние, причём, оказалось, что значительное большинство вовсе не служит выражением свободной воли и свободной мысли просителей, видимо, повиновавшихся постороннему внушению. Доказательством сему служат:

а/ Множество прошений, преимущественно из пределов Оренбургского муфтиата, поступило отпечатанными на машинах Ремингтона, о которых аулы или селения просителей не имеют и представления. Бланки этих прошений воспроизведены с дисциплинарною точностью по преподанным кем-то образцам: причём, бланки, очевидно, рассылались только для приложения печатей и подписей или начертания тамги.

б/ Писанные прошения повторяют с пунктуальною точностью и обороты речи, и грубые писцовые ошибки. Бессмыслица в той или другой части одного прошения повторяется в целом ряде других прошений; так, напр[имер], просьба об освобождении русских школ от «руссификации» повторена многими сельскими обществами, не имеющими и понятия о русской письменности. Вообще, в числе заявленных ходатайств заключается громадный процент несознательного их подписания или утверждения тамгами и печатями.

в/ Значительная часть ходатайств, представленных «уполномоченными» отдельных групп и обществ, не подкреплена ни приговорами, ни иными актами, которые бы убеждали в действительном существовании данных уполномочий. Отсюда получились неожиданные и крупные недоразумения. Так, например, против ходататайства уполномоченных мусульманами Крымского полуострова получилось контрходатайство от муфтия тех же мусульман с тысячами подписей согласных с ними лиц; против проекта, представленного Оренбургским муфтием, представлены возражения пятнадцатью имамами и т.д.» /стр. 3/. В числе разнообразных требований, предъявленных означенными петициями, отметим следующие:

а/ «О бесцензурности разного рода изданий на восточных наречиях». Мусульманская печать пользовалась и пользуется, сравнительно с русскою, несравненно большею свободою, что отчасти можно объяснить недостатком лиц, обязанных следить за обширною печатью на восточных языках, а потому, за массою печатного материала, не имеющих физической возможности внимательно относиться к мусульманским изданиям. Как показал опыт минувших лет, мусульманская печать, в виду либерально-националистического направления, требует внимательного надзора.

b/ «О воспрещении деятельности миссионеров среди мусульман». Чем вызвано это требование мусульман, - положительно затрудняемся сказать. В настоящее время наша миссионерская деятельность имеет целию преимущественно охрану крещёных инородцев от влияния магометанской пропаганды и укрепление их в христианстве, - имеет характер, так сказать, оборонительный, а не наступательный; магометанская наоборот - более активный, чем оборонительный характер. Магометанин может сколько ему угодно пробыть в крещенской деревне, пропагандируя ислам, и никто на это не обратит внимания, татары же подозрительно относятся к каждому заехавшему в их деревню русскому и, во всяком случае, не позволят ему говорить против магометанства, а тем более - проповедывать веру Христову. Вследствие этого миссионеры не смеют и появиться в магометанской деревне с христианскою проповедью, прекрасно зная, что магометане не задумаются убить его за эту проповедь. Многое ещё нужно для того, чтобы ослабить татарско-магометанский фанатизм и подготовить почву для христианской проповеди.

c/ «О воспрещении насильственного обращения мусульман в христианство». Для человека, знакомого с современным состоянием миссионерского дела среди мусульман, это требование со стороны татар - чистейший абсурд. Оно, очевидно, рассчитано на людей, положительно незнакомых с постановкой миссионерского дела, и имеет целию желание очернить русское духовенство.

d/ О воспрещении принимать в христианство: а/ несовершеннолетних мусульман и б/ хотя и совершеннолетних, но не подвергнувшихся увещанию об оставлении предпринятого ими намерения. Эти положения совершенно не вяжутся с вожделениями мусульман о свободе вероисповедания и происходят, вероятно, от того, что мусульмане видят свободу только в пропаганде своей веры, но не христианской.

e/ «О воспрещении принудительного посещения детьми мусульман русских школ». Это требование, как и предыдущие, вызывает положительное недоумение: у нас не принуждаются к посещению школ не только мусульманские дети, но даже и русские.

f/ «О преподавании в школах на родных наречиях». Применение этого требования прежде всего отзовётся на мусульманах: так как оно совершенно игнорируется только в их школах, во всех татарских мусульманских школах наши инородцы - чуваши, вотяки, черемисы обучаются исключительно на татарском языке, так как принятие ислама инородцами равносильно абсолютному отречению от национальности, языка и всех прежних верований, почему инородцы, принявшие магометанство, и говорят: «мы ушли в татары». Все инородцы, принявшие ислам даже в недавнее время и воспитанные мусульманской школой, утверждают, что они татары-магометане с незапамятных времён. Не меньшею странностью отличаются и некоторые другие татарские требования, как, напр[имер], о приостановлении русского переселенчества, об изгнании руссофикации из русских школ и т.д.

Вообще движение среди мусульман после ВЫСОЧАЙШЕГО манифеста 17 Октября и ряд требований, выраженных в многочисленных петициях и повременной печати, обнаружили стремление их к обособлению, к охране узконационалистических интересов, к созданию «государства в государстве». Пропаганда магометанства, среди крещёных татар и других инородцев, производившаяся в прежнее время тайно, теперь производится совершенно открыто двумя способами: путём устной пропаганды и путём печати.

Татарская книгоиздательская деятельность, наряду с газетами, число которых доходит уже до 30 названий, развилась весьма сильно. Татарские издания печатаются арабским шрифтом, но за последнее время, с очевидною целью пропаганды магометанства среди грамотных крещёных инородцев, положено начало печатания брошюр и русским шрифтом. Свободы совести и печати поняты татарами своеобразно, - в желательном смысле только для мусульман: мусульмане могут печатать, что угодно, и распространять ислам, где угодно, не считаясь с свободой совести других, ни с интересами православного населения и без всякой боязни вызвать волнения в русском обществе. Но совершенно другое дело распространять христианство среди татар-мусульман, - это может вызвать «брожение» и другие нежелательные последствия, как заявляет об этом постановление III всероссийского мусульманского съезда в Нижнем Новгороде от 16 - 21 августа 1906 года, и которое гласит следующее: «среди мусульманского населения деятельность христианских миссионеров всегда вызывала брожение, неудовольствие и раздражение, особенно понятное, если иметь в виду составившееся у мусульман убеждение, что миссионерская деятельность поощряется всячески правительством», и участники съезда сожалеют, что свободы, объявленные манифестом 17 Октября, пока не получили ещё фактического осуществления, и это обстоятельство в связи с роспуском первой Государственной Думы «вновь вселило тревоги в сердца мусульман, сильно страдающих от ограничений в правах, произвола и притеснений старого режима, осуждённого самой властью» /III всероссийский мусульманский съезд. Казань. 1906 г. Стр. 1 и 2./.

Но так ли на самом деле? Наша миссионерская деятельность после манифеста о свободе совести свелась почти до нуля; в русской печати, особенно левого направления, заговорили неодобрительно о потерявшем будто бы своё значение миссионерском деле, о ненадобности и даже - вреде миссионеров и проч[ее], и миссионеры, вместо усиления своей деятельности, стушевались и, конечно, заявление мусульманского съезда о всяческом поощрении миссионерской деятельности правительством потеряло всякое значение. Мусульманско-татарское общество и муллы воспользовались законом о свободе совести иначе и принялись усиленно распространять ислам среди крещёных татар, чуваш, черемис и вотяков, пользуясь знанием ими татарского языка и русской грамоты. В то же время начато издание брошюр на русском языке о исламе, напр[имер], «Основы ислама», «Высочайший манифест 17 Октября» и др[угие]; в последней брошюре напечатана и форма прошения для лиц, желающих принять магометанство. Кроме этого, положено начало и печатанию брошюр на татарском языке русской транскрипцией с очевидною целью распространения их среди грамотных инородцев, так, напр[имер], в 1906 году в типографии торгового дома «Братья Каримовы» напечатана русским шрифтом брошюра «Ислам дини» /вероучение ислама/. Эта брошюра имеет 32 страницы большого формата, на которых напечатано воззвание к «силою выведенным из ислама» братьям, краткие сведения о магометанстве и советы, как поступить им при возвращении в ислам. На заглавном листе напечатано по-русски: «представляется разрешить напечатать на основании манифеста Его Величества российского Императора о свободе веры от 17 октября 1905 года» /орфография сохранена/ и арабским шрифтом - «Вероучение ислама истинным мусульманам - нашим братьям, силою выведенным из ислама, написанное на мусульманском языке и мусульманским письмом, а также и русским письмом».

В начале воззвания, напечатанного с первой страницы, говорится: «эта книга для старинных мусульман - братьев наших, в прежние времена силою выведенных /т[о] е[сть] крещёных/ из вероучения ислама, о возлюбленной вере которых - исламе - говорит эта книга. В день всеобщего суда и воскресения мёртвых им за их мучение оказано будет предпочтение пред всеми мусульманами, и они пойдут в рай даже впереди пророков, причём, народ спросит: «Эти, имеющие светлые лица, что за мусульмане»? Ангелы на это ответят: «Они в мире претерпели за веру великие мучения».

Далее даются советы, как поступить при постройке мечети, при открытии школ и проч[ие], причём, всем знающим русскую грамоту рекомендуется читать эту книгу и прочитанному учить других* (* Более подробные сведения о брошюре «Ислям ден» мною изложены в отдельной брошюре: свящ[енник] С.Багин. О пропаганде ислама путём печати. Казань. 1909 г. /Отдельный оттиск из журнала «Православный Собеседник 1909 г./).

Мне думается, что приведённых цитат достаточно, чтобы судить о характере этой брошюрки и о значении её в деле пропаганды ислама среди крещёных инородцев. В виду того, что в ней есть выражения, оскорбительные для христианской веры, брошюру эту необходимо изъять из употребления. Несмотря на то, что брошюра «Ислям дени» имеет широкое распространение среди крещёных татар, её очень трудно видеть у них, так как она тщательно скрывается; мне лично пришлось видеть её только в приходе с[ела] Янасал, Казанского уезда.

Центром пропаганды магометанства среди татар Казанской епархии и других приволжских губерний является Казань с её обширною торговлею, значительная часть которой находится в руках татарских купцов, сбывающих товары преимущественно торговцам деревень и уездных городов.

Пропаганда ислама обыкновенно начинается так. В инородческих деревнях, в которых почва для этой цели достаточно подготовлена общим влиянием соседних татар, некоторые из жителей уже начинают обнаруживать чисто внешние и, по-видимому, незначительные признаки этого влияния: постепенно переменяют свой национальный костюм на татарско-магометанский, начинают носить коротко подстриженные волосы, женщины - повязывать платок по-татарски и т.д. Таких инородцев магометане называют «татарсымаками», т[о] е[сть] склонными к переходу «в татары», в данном случае слово татарин является синонимом слова - магометанин. Магометане начинают считать их своими, заводят дружбу; наконец, находится человек, который отпадает в магометанство и тем приобретает ещё большее расположение татар: ему магометане начинают оказывать материальную помощь и покровительство, дают ему различных товаров, и он открывает торговлю и, при деятельной поддержке татар-магометан, становится кулаком этой деревни и агитатором магометанства. С течением времени этот отступник богатеет и путём не столько устной пропаганды ислама, сколько материальным давлением, способствует отпадению от православия своих единомышленников. Когда число отступнических домохозяев достигнет до двух или трёх десятков, услужливые магометане заводят прежде всего школу, учитель которой учит детей и исполняет обязанности муллы, а затем кто-либо из купцов жертвует деньги на постройку мечети, и христианская деревня превращается в магометанскую. С внешней стороны для постороннего наблюдателя, отатаривание инородческих христианских селений происходит довольно просто, но если мы всмотримся во внутреннюю жизнь таких селений, психологических переживаний, проследим шаг за шагом борьбу христианства с магометанством, то увидим тяжёлую драму, - картину насилий на религиозной и материальной почве и юридическую беспомощность православных инородцев. Магометанское учение внушает ненависть к народам, не исповедующим ислам, поэтому и отпавшие от православия татары и отатарившиеся инородцы отличаются крайнею религиозною нетерпимостью к своим единомышленникам-христианам. Крещёные инородцы в отступнических селениях находятся в крайне стеснённом положении, так как на сельских сходах отступники, при сельском старосте из отступников же или магометан, не дают им возможности говорить о своих правах и нуждах без боязни быть избитыми, их притесняют при взыскании различных денежных сборов, требуя немедленной уплаты и проч[ее], тогда как перешедшие в магометанство пользуются при этом различными льготами. Положение крещён ещё беспомощнее в тех селениях, где отступники составляют 2/3 сельского общества. В таких селениях не отпавшие от православия инородцы являются положительно бесправными, так сказать, на законном основании: отступники, составляя 2/3 сельского общества, решают дело без участия крещен, даже и не призывают их на сход, и приговоры их, как составленные 2/3 наличного состава общества, являются с юридической точки зрения законными и беспрепятственно утверждаются подлежащим начальством. Вследствие этого отступники, являясь господами положения, всеми способами стараются притеснять крещён, и только переход в мухаммеданство избавляет их от этого тягостного бесправного положения в обществе. Эти условия создают, как по моим личным наблюдениям, так и отзывам приходских священников и учителей, насильственную пропаганду ислама: отступники, подстрекаемые и ободряемые татарами-магометанами, действуют сплочённо, а потому - безнаказанно, становятся всё более и более дерзкими в отношении к своим православным собратьям и не только притесняют их при каждом удобном случае, но даже при малейших поводах вступают с ними в ссоры и драку, так что православные боятся даже ходить ночью по улицам. При исполнении религиозных обязанностей и во время крестных ходов отпавшие, хотя и не делают прямых насилий над крещёными и духовенством, но всячески стараются помешать им своими кощунственными насмешками, натравливают, напр[имер], собак, выгоняют скот, засаривают улицы навозом и проч[ее]. В силу этих обстоятельств, во избежание насилий и собственного самосохранения, православные инородцы вынуждены бывают переходить в ислам. Защита гражданской и духовной власти при таких условиях является немыслимой, так как отступники путём ложных показаний обставляют дело так, что остаются, за недостатком улик, безнаказанными. К числу инородческих селений, в которых отношения между крещёными-православными и отступниками наиболее обострились, относятся: Верхние Отары, Савруши, Елышево, Сатлыган Ключ, Три Сосны, Ст[арая] Икшурма, Нижняя Русь, Живут себе Усадом, Яныль, Важешур и Биер, Мамадышского уезда, Апазово и Янасал, Казанского уезда, Киязлы, Чувашская Майна, Ново-Чувашский Адам, Шама и Салтакаево, Чистопольского уезда.

Татарские муллы беспрепятственно приезжают в такие селения и открыто занимаются пропагандою ислама, открывают без разрешения начальства школы и проч[ее], одним словом - свободно хозяйничают в таких деревнях, и приходские священники, без содействия местной гражданской власти, оказываются бессильными в борьбе с этим злом. С объявлением вероисповедной свободы, муллы усилили свою пропаганду среди инородцев язычников епархии, причём, пользуются всевозможными способами и уловками, не исключая и распространения ложных слухов о том, что «Сам Царь велит всем инородцам переходить в магометанство», и что в русском государстве «теперь будет только две веры - русская и магометанская», и что, если они теперь не перейдут в ислам, то будут насильно крещены. Некоторые язычники верили этому и переходили в магометанство из боязни быть насильственно крещёнными, впоследствии же, когда убеждались в ложности подобных слухов, снова возвращались в язычество. Так, напр[имер], чуваши-язычники деревни Полевой Байбахтиной, Кошелевского прихода, Цивильского уезда, по сообщению уездного миссионера о. Зайкова, в числе 13 семейств обратились к Г[осподину] Казанскому Губернатору с просьбою о перечислении их из язычества в магометанство, на что и получили разрешение, которое было объявлено им через местное Кошелевское волостное правление Оренбургским магометанским духовным собранием, от 4 Мая 1907 года за N 3645, с причислением их к мечети дер[евни] Урмаевой. Через 4 месяца, когда язычники-чуваши убедились, что им можно остаться по-прежнему в язычестве, большинство из перечисленных в магометанство 25 Октября 1907 года снова обратилось к Г[осподину] Губернатору с ходатайством об обратном перечислении их из магометанства в язычество, указывая в прошении, между прочим, что они ходатайствовали о перечислении в магометанство не по своему убеждению, а «в силу недоразумений и подстрекательства со стороны злонамеренных лиц». Это ходатайство их было также удовлетворено. По примеру Полево-Байбахтинцев возбудили ходатайство пред Г[осподином] Симбирским Губернатором об отчислении от магометанства и язычники соседних с Байбахтинской дер[евень] Дувановой и Карабай Шимурши, Симбирской губ[ернии], в числе десяти семейств, которые также ходатайствовали о перечислении в магометанство по подстрекательству татар /Отчёт о. миссионера Зайкова за 1907 г./. Подобные факты в высшей степени важны для характеристики пропаганды ислама, так как красноречиво указывают на то, как татары злоупотребляют доверием инородцев и при распространении ислама пользуются противозаконными средствами.

По сообщению уездного миссионера о. А.Николаева: «Отатаривание чуваш-православных и язычников Чистопольского уезда сильно двигалось и раньше, но ещё более усилится в будущем, так как татары Манифест о свободе вероисповедания перетолковывают чувашам всецело в пользу мусульманства с добавлением, что ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР и САМ прейдёт в мусульманство» /Отчёт за 1907 г./.

За последнее время замечается усиленное стремление магометан к постройке мечетей в отступнических селениях, так как с постройкою мечети пропаганда ислама становится более свободною и как бы законною, при этом беспрепятственно открывается и школа, которая закрепляет отступников в магометанстве.

Постройка мечетей и школ производится на средства, жертвуемые богатыми татарами-магометанами, которые считают это дело, согласно с учением магометанства, своею религиозною обязанностью. Жертвы богачей на это достигают иногда очень крупной суммы, так, напр[имер], оренбургским купцом Ахмедбаем Хусаиновым, по сообщению татарской газеты «Юлдуз» /N 372, 1909 г./, завещано «в пользу мусульман» более полумиллиона рублей. Эта сумма составляется из 300,000 руб[лей] наличного капитала и двух домов - в Нижнем [Новгороде] и Оренбурге стоимостью более 200,000 руб[лей]. По завещанию Хусаинова доход с Нижегородского дома назначается в пользу Казанского медресе «Мухаммадия» и в пользу прихода «Галимджан хазрята» и учащихся в медресах. Проценты с капитала в 300,000 руб[лей] завещаны в пользу школ, учащихся шакирдов, в пользу мечетей и проч[его] и будут распределяться и рассылаться в различные места особою комиссиею ежегодно в январе месяце.

Вопрос о постройках мечетей во многих местах Казанской епархии вызывает сильные волнения среди крещёных инородцев, против желания которых строятся эти мечети. Отступники, руководимые богатыми татарами - пропагандаторами магометанства, не жалеют средств на постройку мечетей и на ведение ходатайств о разрешении постройки их, изыскивают всевозможные способы к обходу существующих законоположений, предусмотренных Строительным Уставом. Так, напр[имер], в обход ст[атьи] 261 недостающее число прихожан приписывается к мечети из соседних татарских деревень, иногда даже за 15 вёрст, имеющих уже мечети и совершенно не нуждающихся в постройке их. Чтобы не быть голословным, укажу на постройку мечети у отатарившихся вотяков дер[евни] Нижней Руси, Мамадышского уезда, где недостающее число прихожан приписано из татарской дер[евни] Сосновый Мыс, находящейся в 15 вер[стах], и прихожанам-татарам этой деревни, если бы приписка эта не была фиктивной, пришлось бы, чтобы попасть в свою мечеть, проехать мимо трёх селений с мечетями. При отводе места это обстоятельство почему-то не было принято во внимание ни местным становым приставом, ни волостным правлением, и постройка мечети была разрешена. Притом, православные жители дер[евни] Нижней Руси неоднократно обращались к духовному и гражданскому Начальству с просьбою о недопущении постройки мечети, но почему-то их просьбы были оставлены без последствий, и они, в силу необходимости, должны были примириться с этою постройкою.

В дер[евне] Баймурзино, Тетюшского уезда, татары-магометане и отступники от православия, составляя только третью часть населения деревни, построили мечеть против желания двух третей православного населения этой деревни, несмотря на то, что православные противились даже отводу земли под постройку мечети. Здесь магометане нарушили права своих однообщественников-христиан, а для этого они исходатайствовали ВЫСОЧАЙШЕЕ разрешение на постройку мечети, причём, несомненно, в своём ходатайстве не указали ни на своё положение в обществе, ни на протесты христиан против этой постройки. Местная администрация, очевидно, отнеслась к этому делу недостаточно внимательно, и интересы православных этой деревни, несмотря на все их ходатайства, оставлены без внимания.

Подобные факты отражаются на религиозном настроении православных инородцев деморализующим образом и как бы подтверждают ложные слухи, распространяемые татарскими агитаторами о важном значении магометанской религии и о покровительстве ей со стороны Правительства.

В виду важного значения постройки мечетей и школ при них в отношении пропаганды ислама и отатаривания православных инородцев в ущерб государственным интересам, крайне необходимо обратить серьёзное внимание на этот вопрос и не под каким видом не разрешать постройки мечетей без соблюдения не отменённых ещё законоположений, предусмотренных Строительным Уставом. Принимая во внимание то обстоятельство, что постройка мечетей в селениях с смешанным из отступников и инородцев-христиан населением не может не производить соблазна на последних, испытывающих вследствие этого религиозные колебания, необходимо неуклонное соблюдение ст[атьи] 262 этого Устава, которая гласит: «По магометанским приходам, Оренбургскому Духовному Собранию подведомственным, построение мечетей, независимо от требуемого предшедшею статьёю 261 для сооружения оных числа прихожан, допускается в таком только случае, если от построения мечети не может произойти соблазна в вере для живущих вместе с христианами магометан и новокрещёных татар». Поэтому для ограждения интересов инородцев-христиан при разрешении вопроса о постройке мечетей, необходимо сношение гражданского Начальства с духовным.

Чрезмерное размножение мечетей нежелательно не только в смысле ослабления магометанской пропаганды среди крещёных инородцев, но и в интересах, хотя бы материальных, татарской народной массы, которая с постройкою мечети берёт на себя обязательство содержать не только мечеть, но и вероучителей при ней. Как известно из татарской периодической прессы, вопрос о содержании мулл обостряется и начинает уже вызывать протесты со стороны народа, почему передовые деятели мусульман, как видно из постановлений III всероссийского мусульманского съезда в Нижнем Новгороде, выражают требование: «Всё мусульманское духовенство должно получать определённое и достаточное содержание и [должно быть] уравнено во всех правах с православным духовенством» /Постановления, стр. 9./. Но ведь тогда потребуют материального обеспечения и уравнения в правах с православным духовенством и чувашские «иомзи», черемисские и вотские «карты» и т.д. Едва ли Государственное Казначейство будет в состоянии удовлетворить требования татар, так как и православное духовенство не обеспечено «определённым и достаточным содержанием». При том, постройка мечетей часто не вызывается действительными потребностями, так как и в настоящее время мусульманское население в удовлетворении религиозных нужд находится в несравненно лучших условиях, чем православное. Так, по статистическим сведениям за 1894 год /Памятная книжка Казанской губ[ернии] за 1893 - 94 годы. Казань, 1894 г./:

Церквей в сёлах было 483

Мечетей................ 779.

По сведениям за 1908 год -

Церквей в сёлах состоит 589, с городскими - 699.

О числе мечетей сведений не имеется, но, несомненно, что их [число] за 15-летний период времени возросло приблизительно до................................................... 900.

Число православного белого духовенства по сведениям 1904 г. числится....... 3736 чел.[овек] муж.[ского] пола.

Магометанского.......... 3658. -

Полагая численность православного населения Казанской епархии /русских и инородцев/ - 1,674,407 чел[овек] и магометанского /с отступниками/ - 730,037 чел[овек], в отношении удовлетворения религиозных потребностей населения мы получаем следующие данные: 1 церковь приходится на 2,395 чел[овек], а 1 мечеть на 811 чел[овек], т[о] е[сть] магометане имеют мечетей почти в 3 раза больше, чем православные - церквей, а потому, для успешного противодействия магометанской пропаганде, число церквей необходимо увеличить в 3 раза... Задача очень трудная и едва ли выполнимая при настоящих условиях...

Между тем, настоящее положение инородческого дела настолько серьёзно, что настойчиво требует немедленных усиленных забот и труда со стороны всех, кому дороги интересы христианской Церкви и Русского государства. Нужна дружная работа не только духовенства и специальных миссионеров, и всех вообще деятелей народного просвещения, но и гражданской власти и русского общества.

В настоящее время в Казанской епархии миссионерской деятельностью занимаются причты инородческих приходов и 9 специальных инородческих миссионеров, руководимых ВАШИМ ПРЕОСВЯЩЕНСТВОМ, деятельными помощниками им в этом христианско-просветительном деле являются миссионерские школы Братства св[ятителя] Гурия, но, к сожалению, Братство за последнее время за недостатком денежных средств не только не может увеличить число школ и улучшить постановку школьного дела в них для более успешной борьбы с магометанским влиянием, но даже вынуждено закрывать их, так, в 1907/8 учеб[ном] году, вследствие сокращения Советом Православного Миссионерского Общества сметного назначения Братства на содержание этих школ, было закрыто 19 школ Братства. Несмотря на то, что школы закрыты в местах более или менее благонадёжных в миссионерском отношении, нельзя не выразить сожаления, что сфера просветительного влияния Братства с закрытием этих школ значительно сократилась, так как стремление инородцев к обучению усиливается с каждым годом. Братство же по недостатку материальных средств не только лишено возможности идти на встречу этому симпатичному делу, но даже вынуждено закрывать существующие школы. Материальное обеспечение учителей Братских школ, по этой же причине, крайне недостаточно, так, они в большинстве школ получают всего 90 рублей годового оклада, остаётся только удивляться тому, как они существуют при современной дороговизне на всё, неся тяжёлый труд учительства и миссионерства. В виду такого печального материального положения дел Братства, и вследствие этого - школ и учителей, и принимая во внимание важное значение Братских школ, имеющих целью культурную борьбу с вредным влиянием татарско-магометанской пропаганды, стремящейся к татаризации инородческих племён епархии в ущерб государственным интересам, крайне необходима ассигновка денежной субсидии Братству из сумм, отпускаемых из Государственного Казначейства на содержание церковно-приходских школ или школ Министерства Народного Просвещения. Размер этой субсидии желателен в сумме 30,000 рублей ежегодно.

Для материальной поддержки крещёных инородцев среди отступников желательно открытие проектируемых ВАШИМ ПРЕОСВЯЩЕНСТВОМ Христианских Обществ взаимопомощи, являющихся своего рода «Кредитными Товариществами», сильно развивающимися за последнее время в народной среде. Общества эти, субсидируемые Правительством или Земством, могли бы оказать неоценимую услугу инородцам, так как, несомненно, ослабили бы тяжесть материального гнёта со стороны богачей-татар, ведущих пропаганду ислама преимущественно путём материального давления на менее обеспеченных единоплеменников.

Для улучшения положения крещёных инородцев в обществах отступнических селений необходимо отклонять избрание на должности сельских старост и волостных старшин отступников или магометан, которые, пользуясь властью по должности, способствуют магометанской пропаганде. Весьма полезною мерою в таких отступнических селениях будет и выделение крещёных инородцев в особые общества с принадлежащими им земельными наделами.

С целию выяснения положения инородческого вопроса в Приволжском крае и всестороннего его освещения необходимо издание особого печатного органа при субсидии от Правительства в размере около 3000 руб[лей] ежегодно. При редакции этого журнала может быть сосредоточено и издание брошюр на инородческих и русском языках, для распространения среди инородцев и русских, с целию ослабления магометанской пропаганды, располагающей массою всевозможных изданий, распространяемых магометанами среди приволжских и азиатских инородцев в сотнях тысяч экземпляров.

В заключение позволю себе повторить основную мысль своего доклада: инородческий вопрос в России имеет весьма важное церковное и государственное значение и требует немедленного, внимательного отношения, как со стороны администрации, так и всего русского общества.

И.д. Епархиального инородческого миссионера - священник Сергий Багин.

1909 года июля 21 дня

N 24

ВЕДОМОСТЬ о числе вновь отпавших от православия в магометанство после ВЫСОЧАЙШЕГО манифеста 17 Октября 1905 года крещёных

инородцев Казанской епархии по 1 Января 1909 года.

Число отпавших обоего пола Мамадышского уезда:

1. с[ело] Большие Савруши............................... 266 ч[еловек]

2. с[ело] Старая Икшурма................................. 379 ч[еловек]

3. д[еревня] Три Сосны.................................... 245 ч[еловек]

4. с[ело] Верхние Отары.................................. 526 ч[еловек]

5. с[ело] Яныли............................................. 143 ч[еловека]

6. д[еревня] Живут - себе Усадом...................... 73 ч[еловека]

7. д[еревня] Сатлыган Ключ.............................. 85 ч[еловек]

Казанского уезда:

8. с[ело] Апазово........................................... 599 ч[еловек]

9. с[ело] Крещёный Янасал.............................. 24 ч[еловека]

В различных селениях Тетюшского, Чистопольского, Свияжского, Спасского и Цивильского уездов отпавших в магометанство, от 5 до 15 человек в каждом селении, всего............... 654 ч[еловека]

Итого................ 2994 чел[овека]

ПРИМЕЧАНИЕ. Ведомость эта составлена на основании официальных данных, заключающихся в деле Казанской Духовной Консистории за N 180 «о числе массовых отпадений со времени 17 Апреля 1905 года православных в магометанство», а также - лично мною собранных сведений во время миссионерских поездок по епархии.

В эту ведомость включены только те инородцы, которые отпали в магометанство после объявления свободы вероисповедания, т[о] е[сть] за период времени 1905 - 1908 г.г. В это время, кроме означенных инородцев, подавали прошения об отчислении от православия и отпавшие в магометанство в шестидесятых и восьмидесятых годах прошлого столетия, каковых числится около 32,008 чел[овек], поэтому число отступников в 1906 - 1908 г.г. по статистическим данным некоторых учреждений ошибочно числится больше, чем указано мною в настоящей «Ведомости». В действительности эти отступники считались православными только потому, что официально не были исключены из церковных документов, а потому наряду с магометанскими именами имели православные, но дети их не были крещены и носят только магометанские имена; в некоторых таких селениях, напр[имер], Елышеве, Азяках, Кибяк-Козях, Никиткине, Шемордане и др[угих], были уже построены мечети и имелись муллы, поэтому считать их вновь отпавшими, т[о] е[сть] отпавшими после объявления ВЫСОЧАЙШЕГО манифеста 17 Октября, нет оснований. По сообщению некоторых русских газет и татарской газеты «Юлдуз», в докладе Союза Русского Народа на имя Святейшего Синода указано на 42,000 ч[еловек] отпавших инородцев в одной Казанской г[убернии] за последние три года /1906 - 1908 г.г./, но число это, по вышеуказанной причине, не соответствует действительности и является крайне преувеличенным. Если же в этом докладе указано число отпавших инородцев в продолжении XIX столетия, то и тогда оно будет далеко от действительности, так как за этот период времени отатарено инородцев гораздо больше.

И.д. Епархиального инородческого миссионера - священник Сергий Багин».



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 6

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

6. Ева : Наилю
2010-06-18 в 22:01

А,ну,если татары,тогда еще ладно...Вот когда русская выходит за "магометанина" и в угоду ему предает Христа,вот здесь преступление на лицо...

Наилю

Вы что же руссофоб? Да еще и дружите с православными,которые видимо не в состоянии объяснить Вам какая радость быть истинно верующим в Святую Троицу ,раз приводите наивные причины ухода " православных" женщин в жены к магометянам только из зависти,что "магометанские праведники" умеют "правильно" любить.И это Ваше слишком материализованная(только ,конеЧно,в бытовом плане) объективная причина исторического процесса?! Мда...Грош цена тогда таким обращенным в православие! Видите ли есть такое выражение - "отделяйте мух от котлет".Иногда это можно сказать не только в отношении людей,но и народностей тоже.
5. Urus : Возражайте по существу
2010-06-18 в 21:16

Как ответил Остапу Бендеру дворник из города Арбатова: "Кому и кобыла невеста". Дружите, на здоровье, хоть с "магометанцами", хоть с африканцами. Но, уж если хотите возразить, то возражайте, пожалуйста, по существу.
4. Urus : "Не уйдём!", как говорил Габдулла Тукай
2010-06-18 в 21:10

Это вы о чём? Из какой это "индии" вы предлагаете русским уйти? Из той, где мы больше пятисот лет жили и где трудами наших предков создавались крупнейшие промышленные, культурные и образовательные центры?
Что же до спившихся "праведников", то это вы явно переборщили. В православии алкаши никогда "праведниками" не считались. Да и среди нынешних "магометан" спивающихся не меньше, чем среди "православных". Не выдавайте желаемое за действительное.
3. Аноним : Re: Об отпадениях в магометанство крещёных инородцев Казанской епархии и о причинах этого печального явления
2010-06-18 в 16:58

Извиняюсь ,мое имя Наиль, я не ваххабит,дружу и с православными и с магаметанцами и с кришнаитами.Просто хотел донести мысль ,что никакими принуждениями,а крещение всеже не было совсем уж таки добровольным,православие не привить.Бытие определяет сознание,а в бытовом плане магометане(татары) как то привлекательнеею.Потому процесс "отпадения" и существует.
2. Аноним : Естественный процесс.
2010-06-18 в 16:47

можно уйти как англичане из индии ,оставив о себе уважение,а можно как русские,их не любят даже в болгарии.Но любая империя развалится,потому что держится только на крови и не только "чучмекской" , но и "праведной".А "Праведники" спились.Жена "праведника" с завистью смотрит на семью "магометанина",где муж жену любит,но не бьет.Девочку от смешанного брака запишут в татарки - "а замуж выдать легче".Все то естественный и обьективный исторический процесс,так что и дискутировать даже не стоит.
1. Елена : киргизы не хотели
2010-04-22 в 14:07

распространение мухаммеданства дошло, наконец, до того, что в 1830 году киргизы просили о приостановлении развивающегося между ними мухаммеданства* (*Материалы для этнографии России. Казанская губ[ерния]. Сост[авил] А.Ф.Риттих. Часть II, стр. 10)


Оп-па!
Это значит, киргизы у нас не этнические мусульмане, а насильственно принужденные?
А теперь у них еще и гос.переворот. Бедные киргизы!
Что хотят, то с ними и делают.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме