Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Стрекозий взгляд

Сергей  Попов, Русская народная линия

19.04.2010


Из новой книги стихов …

Московского поэта Сергея Витальевича Попова знают многие из тех, кто интересуется современной поэзией. Когда он изредка приходит на поэтические тусовки, по залу проносится шепоток: «Попов пришел...». Сам наблюдал. Но Попов тусовок не любит. А чтобы печататься - надо тусоваться... В толстые журналы его стихи приносили друзья-поэты. В «Новом мире» редакция прикрепила к подборке записочку приблизительно такого содержания: «Даровитые стихи... но не в нашем формате... лучше - в «Москву». В поэтический отдел журнала «Москва» стихи Попова понес сам главный редактор журнала, но «знатокам поэзии» стихи не понравились. В «Литературной учебе», где полагается подборку стихотворений сопровождать их критическим разбором, сказали, что стихи отличные, но отныне редакция переходит к традиционной политике и будет печатать только дебютантов.

Статью о стихах Сергея Попова для «Литературной учебы» написал я и, после отказа, решил отправить наш совместный материал на Русскую линию, где его незамедлительно опубликовали.

Вся многогодовая толстожурнальная волокита развалилась за два дня. Хвала Русской линии - мир узнал нового поэта.

Сразу после первой публикации его стихи стали расходиться по России и за ее пределами. На сайте Центра русской диаспоры в Чешской Республике "Русские в Чехии и Моравиии" (со ссылкой на первоисточник) стихи Сергея Попова опубликованы наряду со стихами Владимира Солоухина, Николая Рубцова, Юрия Кузнецова, Анатолия Передреева и других замечательных русских поэтов. На одном из ветеранских сайтов на титульном листе помещены портреты и стихи всего двух русских поэтов - Александра Твардовского - «Я убит подо Ржевом» и Сергея Попова - «Родительская суббота». Стихотворение «Родительская суббота» размещено рядом с православными заупокойными молитвами о воинах, погибших в годы войны 1941-1945гг., читаемыми каждый год 9 мая. Редакция, появившегося недавно интересного сайта « Экономика - Информация - Наука», попросила Сергея Попова подобрать любимые им, но малоизвестные широкой публике стихотворения русских поэтов второй половины XX- начала XXI веков. Он осуществил просьбу, и на сайте появилась новая рубрика - «Из другой школы».

Я видел, как все это повлияло на самого поэта. За несколько месяцев на моих глазах родилась новая книга - «Стрекозий взгляд». Без народной Русской линии этого бы не случилось. Именно Русской народной линии присуще сферическое зрение. Взгляд, видящий «правых» и «левых», «белых» и «красных», церковных и нецерковных. Взгляд, одновременно видящий настоящее, прошлое и будущее. Взгляд, объединяющий наш народ во имя Господне.

Книга состоит из 7 разделов: « Алуштинские хиппи», «Война», «Канатчикова Дача», «Невероятная», «Стихи для Гали», «Не знаю», «Бакен» и эпилога.

Вот избранные стихотворения из новой книги Сергея Попова.

                                                                       Священник Александр Шумский


Соло на ударных
Памяти Евгения Бодягина

 Морской закат. Фото М.МихайловойКурортный город стих и пах -
Пора наслаждаться ночью и морем,
И из рассудка,
Как из суфлерской будки,
Уже подсказывают - шепните «Ах»...
Но души полнились не вздохами, а воем!
И город курортный вставал на дыбы,
Спасаясь вином, как в жару - душем.
И люди становились правдиво грубы,
И каждого нужно было слушать -
«Послушай, так-твою-так, кореш,
Ну как не пить?! -
Бездомных кошек обижать не стоит
И их котят тоже не стоит топить!
Так почему же это тебя не беспокоит?!»

А ночь тенистая, как шелковица,
Так и не дождавшись обещанного «Ах»,
Униженно заигрывала с людьми,
Как с любовником брошенная любовница,
Чудесными звездами, запахами и пеньем птах.

Русский пингвин

Отчаянный русский пингвин,
Сбежавший из зоопарка,
Клюкнувший водки графин,
Поцеловавший цесарку,

Борющийся за права
Австронемецких пингвинов,
Путающийся в словах...
Птица-рыба-мужчина?!

Пингвин, рожденный в неволе,
Слушающий Queen -
Ты уже не пингвин,
Ты просто очень болен.

Шансон

Война жиганов и воров,
От белого и красного движений...
Во, наломали урки дров
Для новых русских поколений.

Дрова горят, сначала, в пионерских,
А после в туристических кострах,
Мы ловим кайф в колымских и анзерских
Блатных, нерусских, в общем-то, словах.
Остановись, Россия!
Пахнет серой
Твой барский и палаточный уют...
Того гляди, и впрямь - «Идут на Север...»
С амвонов наши дьяки запоют.

Старый солдат
Дяде Боре

Переставляет стул жена,
И он копает грядки.
И глубина, и ширина -
Всё у него в порядке.

Солдат всегда умел копать
Окопы да могилы.
Копать труднее, чем стрелять -
Тут больше нужно силы.

Вот так, даст Боже, и умрём
На сотках, на участке -
А то, что мы Берлин берём,
Мерещится как в сказке.

Наш товарищ умирает!

Сколько времени? Четыре?
Все подсчитано давно.
Снова о войне и мире
Начинается кино.

Мы, воюя, тихо дремлем,
Наблюдаем за резней -
И летят ракеты в Kremlin
Под названием «Cowboy».

Бой идет, а мы уснули,
Снится нам с тобой война,
И свистят так страшно пули,
И война во сне страшна.

Пуля сердце разрывает.
Тело сонное молчит.
«Наш товарищ умирает!» -
Телевизор прокричит.

Женщина из Семипалатинска

Русская женщина
из Семипалатинска
Что-то чуть-чуть заплутала в Москве -
Белые девочки в платьях из латекса
Не умещались в ее голове.

Каждый второй здесь уже немосковский,
Девки стоят на Тверской на подбор...
Просит людей где-то у «Маяковской»:
«Слушайте, где здесь Успенский собор?».

Новый лексикон

Мир раздирается словами.
Слова господствуют над нами.
Испепеляют дикари
Слова, подаренные греками.
Татуированными зэками
Лежат на полках словари.

Будильник
И задохнулся:
"Анна! Боже мой!"

Давид Самойлов. Пестель, поэт и Анна

Вставая утром, нажимая кнопки,
Не забывай, что может выбить пробки,
Что электронов сказочный поток
Открыл Ампер, а закрывает Бог.

Что, осознав грозу, Микола Тесла
Тебе позволил, не вставая с кресла,
Смотреть с утра на весь подлунный мир
Через густой, взволнованный эфир.

Но если вдруг отключится розетка,
Твоя квартира превратится в клетку.
И потечет безвольный холодильник...
А был ведь, помню, погреб...И будильник -
Тот механический, ушастый, дорогой
Родительский, дешевый...Боже мой.

Они придут
Воевали в дальних заграницах,
и в Москву придем наверняка -
как в освобожденную столицу
345-го полка.
Виктор Верстаков. Песня 345-го полка.

За что тебя убьют - не знаю.
За что меня убьют - молчу.
Они придут не из Китая...
Такие - ростом с каланчу.

Они придут из недр Сибири.
Ты помнишь тот метеорит -
Тунгусы это, слышишь, зыри
На их спокойный, страшный вид.

Столичных дам погонят плетью
Туда - к любимым соболям
И все зальют сибирской нефтью
От Петербурга до Кремля.

Империя

Имперский дух
К молитвам глух -
Не надо лицемерия...
А клюнет жареный петух -
Вернись назад, Империя!
Когда громят монастыри
Заморские богатыри,
И всюду суеверия...
Все дедовские псалтири
Перечитаю до зари -
Вернись назад, Империя!

* * *
Собаки лают, как в деревне,
А это все же городок...
Я - о лягушке, о царевне,
А вы - про сломанный замок,
Про те убийства у сараев,
Про то, что там всегда темно,
Про то, что русских караваев
Мы все не трогали давно.

Вас понимать - уже привычка,
В душе обидная до слез.
Уходит поздно электричка...
Скажите вслед: «Спаси, Христос!»
А больше ничего не нужно.
Неужто же спокойней спать,
К чужой судьбе прижав натужно
Всезнанья черную печать.

* * *
Я так люблю тебя,
Что жизнь моя теперь
Не состоит из черточек и пятен.
Да, может быть, во мне проснулся зверь,
Но этот зверь мне дорог и понятен.
Я жить хочу
И по твоим глазам
Свою судьбу сейчас так ясно вижу.
О, до чего ж я слабость ненавижу,
Всю Землю поднимая к небесам!

***
По вечерам сгорают свечи
И в ресторанах, и в церквах...
И во главе кровавой сечи -
То праведник, то вертопрах!

Сопровождают поцелуи
Блуд... и почтение икон,
И на коне лихом гарцует
То Константин, то фараон.

О, сколько нужно слез и боли,
И сколько - «против», сколько - «за»,
Чтобы отдаться Божьей Воле
И отличать добро от зла.

Честертон
Я, говорю, сейчас, может быть,
разорюсь на трояк и к самому
профессору сяду и поеду.

Михаил Зощенко. Четыре дня

Вот пойду и куплю Честертона,
Честертона я что-то люблю...
Миллиарды и миллионы
Виртуозно на нуль поделю.
Получу, как и все, бесконечность -
Бесконечность добра и любви
И... оторванную конечность,
Перемазанную в крови.
Римский папа - вот эта конечность...
Он, конечно, не чувствует боли...
Все, деля на такую конечность,
Получаем нули или ноли.

Иерихон

Взревели праведные трубы,
И пал безбожный Ерихон...
А тут - гранатометов тубы,
Ракет глазастых легион.

Иерихон опять стоит!
Найдется праведник один -
И вновь Израиль победит.
Но, где же, ты, Исус Навин?!

Как извратилась ваша вера -
Исус Навин - уже химера.

Быстрая баллада

Ничего я не просил у Бога,
В церковь только изредка ходил...
И казалась трудною дорога.
Молод был. А не хватало сил.

Почему Господь меня приветил?
Отдал сразу всё свое добро.
В хламе я подарка не заметил,
Выбросил в помойное ведро.

Стал Господь цедить добро по капле
И давать растяпе-дураку...
А уж бесы поджигали пакли -
Выбросись с балкона и ку-ку.

К счастью оказался на помойках...
Стал добро пропавшее искать.
Часть нашел. В лесу, при новостройках.
Старым стал, а рядом благодать.

И поплелся к уцелевшей церкви,
Поклонился Богу и сказал:
«Вот, Господь, пока не съели черви,
Пред тобой дурак опять предстал».

* * *
Я вскочил на подножку улетающей Пасхи.
Отдышаться никак не могу.
Думал - все это старые русские сказки,
Думал, думал еще на бегу.

Почему так сияет прокуренный тамбур,
Хоть на грязном полу я сижу?
Кто ввинтил эту светлую теплую лампу?
Есть ответ... Но сейчас не скажу.

Самолётик

Ночное небо. Звёзды. Их полно.
Но вот летит тревожный самолётик...
В нем тоже люди. Люди пьют вино,
Чтобы забыться в сумрачной дремоте.

Помигивают в крыльях огоньки.
Что звёзды по сравненью с ними?!
Когда простые наши мужики
Корабль ведут по ледяной пустыне.

* * *
Видел я Луну и Солнце
С двух сторон одной реки
В приоткрытое оконце
Силой Божия руки.
Что я по сравненью с ними...
Говорят - величина.
Если так... Отличью имя -
Совесть.
Только где она?

Гипсовые рудники

Как хорошо смотреть и думать
на гипсовые рудники.
На теплоходе - старики.
Один из них почти не ходит,
Но он идёт-идёт-идёт,
И с ним совместно теплоход
Буравит супротив теченья.
Ночь впереди.
Но бакенов свеченье
Огородит его поход.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 3

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

3. Ева Герасимова : Владимиру Невяровичу
2010-04-19 в 22:13

Уважаемый Владимир Невярович, юмора Вам,слава Богу, не занимать,Вы как всегда в самую точку...

Вот,это,наверное,занятно "Алуштинские хиппи"....о.Рыбко тоже придется по вкусу.
2. Владимир Невярович : Re: Стрекозий взгляд
2010-04-19 в 21:14

А я бы отвметил вот это:
Пингвин, рожденный в неволе,
Слушающий Queen -
Ты уже не пингвин,
Ты просто очень болен.
1. Евгений НН : Помогай Господь рабу Божиему Сергию
2010-04-19 в 18:30

Сильные стихи,собенно "Я вскочил на подножку улетающей Пасхи."

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме