Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Дух праздности унылой...»

Наталия  Афанасьева, Русская народная линия

31.03.2010

Во все века переводчики с греческого на церковнославянский язык старались как можно точнее передать смысл греческого оригинала. Так появились у нас такие дивные по красоте слова, как благосеннолиственный, светлоплодовитый, пешемореходящий, а также и ставшие вполне русскими - благословение, благообразие, благозвучие. Лингвисты именуют их «кальками», точно копирующими каждую составную часть слова греческого прототипа. Но в сокровищнице церковнославянского языка есть и такие слова, которые переводчики передали неточно. И не потому, что они не знали, как правильно их перевести, или допустили ошибку. Будучи людьми духовными, а подчас и подвижниками-аскетами, они переводили не механически-формально, но вносили в переводимые ими понятия свое нравственно-богословское осмысление. Характерный тому пример - славянское слово уныние.

В молитве прп. Ефрема Сирина, читаемой во дни Великого поста, мы просим, чтобы Господь даровал нам помощь в борьбе с нашими страстями: «Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми...». По гречески здесь уныние - περιεργία, что означает ненужный труд, излишние хлопоты, суетливость; любопытство: например, ὑπὸ περιεργίας - из (праздного) любопытства.

Таким образом, в молитве прп. Ефрема Сирина на греческом языке праздность противопоставлена излишней многопопечительности. В греческой молитве заключено прошение, чтобы мы не уклонялись ни в одну, ни в другую греховную крайность, - ни в праздность, ни в суетную многозаботливость. Но славянский переводчик, пожертвовав на сей раз обычным приемом противопоставления, предпочел слово уныние.

С Великого Понедельника по Великую Среду Страстной седмицы в начале утрени трижды поется тропарь, обычно поемый в монастырях на вседневной полунощнице: «Се Жених грядет в полунощи, и блажен раб, егоже обрящет бдяща. Недостоин же паки, егоже обрящет унывающа»... Слову уныти соответствует здесь греческое ῥᾳθυμέω - быть беспечным, беззаботным, нерадивым, предаваться бездействию, а в прямом смысле - быть легкомысленным. Эта греческая лексема, кроме уныния, часто переводится на церковнославянский язык словом леность. Напр., в стихире в Великую Четыредесятницу на утрени («Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче...») есть такие слова: в лености все житие мое иждих. В русском переводе: «я беспечно (ῥᾳθύμως - беззаботно, беспечно, с пренебрежением) расточил всё мое [духовное] имение».

В двух последующих примерах лексемой уныние передаются греческие понятия, отрицающие присутствие какого-либо качества.

В Каноне Молебном к Божией Матери в тропаре: Страстей мя смущают прилози, многаго уныния исполнити мою душу... (рус.: меня смущают приражения страстей, наполняющие мою душу многим унынием), - в греческом оригинале славянскому уныние соответствует слово ἀ-ϑυμία. Оно означает: упадок духа, уныние, отчаяние, подавленность, тревогу, малодушие. А в прямом смысле в его значении отрицается понятие, передаваемое словом ϑυμός  - дыхание жизни, жизненное начало, душа, дух; воля, (горячее) желание, стремление; смелость, отвага, мужество.

Как видим, слово ϑυμός  имеет широкий круг значений и выражает важнейшие понятия религиозно-нравственной жизни человека. Оно заключает в себе представление о присущих человеческой душе сердечной теплоте, вдохновенном рвении к добру, пламенной ненависти и отвращении ко злу, то есть не только о разумном понимании различия добра и зла, но и о способности почувствовать это различие сердцем. Поэтому в русских переводах святых отцов греческому ϑυμός  часто соответствует слово сердце.

Вот это-то важнейшее свойство человека, необходимое для осуществления его высшего богоподобного предназначения, и отсутствует в понятии ἀ-ϑυμία. И славянский переводчик передает это словом уныние.

И, наконец, в Псалтири : От конец земли к Тебе воззвах, внегда уны сердце мое (Пс 60. 3); И уны во мне дух мой, во мне смятеся сердце мое (Пс 142. 4).

Уныти в этих псалмах - перевод греческого ἀ-κηδέω - оставлять без попечения или внимания, не заботиться, пренебрегать; ἀ-κηδής - беспечный, беззаботный. Это - противопоставление глаголу κηδεύω - заботиться, ухаживать; лечить.

Весь перечисленный круг значений слова уныние (вероятно, еще не полный) в церковнославянском языке указывает скорее на причины и происхождение этого смертного греха - нерадение о своем спасении и отсутствие заботы о ближнем, небрежение, легкомыслие, а то и, наоборот, многопопечительность, занятие пустыми делами. И, наконец, отсутствие сердечной теплоты и ревности к Богу и к добродетели. Всё это вкупе и составляет значение славянского слова уныние. Так от понятий языка мы восходим к области нравственного богословия и аскетики. Святые отцы точно определили, каковы причины этого смертного греха. Так прп. Иоанн Лествичник писал о происхождении уныния как бы от лица самой этой страсти: «Родительницы у меня многие: иногда безчувствие души, иногда забвение небесных благ, а иногда и чрезмерность трудов...». И в другом месте: «Ставшим на молитву этот лукавый дух напоминает о нужных делах и употребляет всякое ухищрение, чтобы только отвлечь нас от собеседования с Господом, как обротью, каким-либо благовидным предлогом».

Но, пожалуй, самое интересное - это то, какое значение и какую этимологию имеет слово «уныние» на славянской почве.

В славянских языках (древнерусском, чешском, словацком, польском и др.) праславянский корень *nyti имеет общее значение томиться, мучиться, страдать, печалиться, болеть. Белорусское ныць означает ныть, изнывать, в украинском языке ни1ти - ныть, назойливо жаловаться. Такой же смысл имеет слово «ныть» и в современном русском языке. Но праславянский корень *nyti родственен корням *naviti и *navь, которые выражают многочисленный круг понятий, относящихся к смерти. Например, в великорусских диалектах Орловской, Калужской губерниях) слова навь, на1вье, навий означали «мертвец» и «мертвый»: навий день - день поминовения мертвых, вторник на Фоминой неделе; навьи проводы - поминовение в этот день на кладбище. Древнерусское и церковнославянское навь также имеют значение «мертвый» (греч. νεκρός), - «в нáви зрети» - смотреть в землю, к мертвецам.

Итак, славянская этимология слова уныние связана с семантикой смерти. Это слово в самом своем корне заключает понятие смерти души, что прямо соотносится с высказываниями об этом грехе святых отцов. Преподобный Иоанн Лествичник пишет: «Каждая из прочих страстей упраздняется одною какою-нибудь противною ей добродетелью; уныние же для инока есть всепоражающая смерть».

Наталия Ефимовна Афанасьева, преподаватель церковнославянского языка Московской Духовной семинарии



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 7

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

7. Н. Е.Афанасьева : ответы на комментарии
2010-04-01 в 14:40

Насколько мне известно, первая часть молитвы в дониконовских и в старообрядческих текстах звучит так: «Господи, и Владыко животу моему, дух уныния, небрежения, сребролюбия и празднословия отжени от мене».
Тут ясно видны расхождения с греческим текстом молитвы (по крайней мере, с современным его вариантом). Греческий текст (к сожалению, очень трудно воспроизводимый в компьютерном виде) точно передан именно в позднем переводе молитвы, причем, славянские лексемы тут в основном являются кальками. Дух праздности - πνεῦμα ἀργίας, уныния - περιεργίας (см. статью), властолюбия φιλαρχίας, и празднословия ἀργολογίας, не даждь ми - μὴ μοὶ δῶς. Кроме того, в старообрядческом тексте ошибочно переведено греческое φιλαρχίας словом сребролюбия, чему причиной было либо смешение переводчиком этого греч. слова с лексемой φιλ-αργυρία (сребролюбие), либо какой-то иной вариант греческого оригинала. Что касается слова «любоначалие», то оно означает именно «властолюбие», ибо слово начало (греч. αρχή) и в славянском, и в греческом, и в русском (особенно в форме начальство) языках, имеет значение одновременно и начала как происхождения чего-либо, и господства, начальствования, командования, власти. А греч. φιλέω означает любить. Таким образом, славянское слово – точная калька с греческого. Возможно, здесь имеется в виду не только властолюбие в прямом смысле, но и своеволие. Для этого следует обратиться к святоотеческому толкованию (см. ниже).
Как известно, целью никоновской справы было восстановление кирилло-мефодиевской традиции, а именно пословного перевода с греческого на церковнославянский язык с максимальным соблюдением синтаксиса и лексики оригинала.
Построение фразы, где можно подразумевать двусмысленность, смущает, как правило, лишь приверженцев старой дониконовской традиции. Цитирую некоторые мнения: «По никоновскому тексту человек изначально чист и просит ему не давать духа греховного. А по староверскому тексту человек от рождения исполнен нечистоты и просит его очистить. Ясно, что староверский текст в отличие от никоновского соответствует святоотеческому учению о падшем человеке».
Или: «Если словами старой молитвы мы просим Господа, чтобы Он очистил нас от грехов, то словами новой молитвы – чтобы Он не дал нам их. Совершенно меняется смысл – разве Господь Бог есть Податель грехов?»

При чтении молитвы прп. Ефрема Сирина у меня никогда не возникало помысла, что Господь есть Податель грехов. Уверена, что и всем молящимся такое в голову не приходит, как не смущают нас прошения: «и не введи нас во искушение» в молитве Господней, или «не уклони сердец наших в словеса, или помышления лукавствия» (молитва свт. Василия Великого на шестом часе), или «не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех» (Псалом 140). Примеры можно умножить.
Это – тоже точные переводы с греческого языка. Следовательно, такое построение фразы предполагает наличие определенных риторических приемов-фигур византийской гимнографии. Самый распространенный прием византийской риторики - так называемый «период», основанный на системе противопоставлений-антитез, - когда поэтическая фраза построена по принципу «зеркального отражения». И действительно, в молитве прп. Ефрема мы видим, что пороки и добродетели «симметрично» противопоставлены друг другу. В этом контексте просьба «не даждь» в первой части молитвы противопоставлена прошению «даруй» во второй ее части. Этот поэтический прием мы можем встретить во множестве гимнографических текстов. Но тема поэтики славяно-византийской гимнографии на сегодняшний день изучена мало.
И, конечно же, надо понимать это так: «не дай, чтобы я был праздным, суетным (а значит и унылым), властолюбивым и празднословным» (молитва прп. Ефрема Сирина), «не попусти, чтобы мы впали в искушение» (молитва Господня), «не допусти, чтобы сердца наши уклонились в словеса лукавствия» (Псалом 140). В этом есть глубокий смысл: человек не полагается на свою силу, но просит Господа, чтобы именно Он помог ему избегнуть греха. А от человека требуется лишь одно – не соизволение на грех, возникающий как прилог. Остальное – дает Господь. Впрочем, это выходит за рамки филологического комментария и требует святоотеческого толкования. Кстати, можно назвать две книги, недавно изданные, которые, несомненно, дадут ответы на возникшие вопросы. Иннокентий Херсонский (Борисов), свт. Молитва Великого поста. Толкование молитвы прп. Ефрема Сирина. М., 2007. Лука Крымский (Войно-Ясенецкий), свт. Толкование на молитву св. Ефрема Сирина. М., 2007.
6. Елена : вопрос
2010-04-01 в 11:44

А вот я слышала, что там вместо любоначалия было сребролюбие. И таким образом, как бы осуждение этого вполне современного зла было отменено. И, кстати, что такое любоначалие?
5. Андрей Другой : Александру,п.4
2010-03-31 в 17:45

Я не филолог, тем не менее, в моём сознании всегда - «не даждь ми» в молитве Ефрема Сирина – «не попусти, избавь, защити от...».
Следуя вашей логике в молитве Господней мы просим «...и не введи нас во искушение..» - значит «не искушай»?!
4. Александр : ремарочка
2010-03-31 в 16:58

В старом (дониконовском) варианте было, как мне представляется, более точно: «Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия отыми от мене...», т.к. Господь не дает "такого" духа.
3. Елена : о молитве Ефрема Сирина
2010-03-31 в 16:12

Хотелось бы узнать, какое слово в молитве было изменено в результате реформ патриарха Никона и почему?
Я слышала только, что у старообрядцев эта молитва звучит по-другому
2. Александр Алекаев : молитва св.Ефрема Сирина
2010-03-31 в 09:47

Великим Постом сам вникал в слова молитвы,но не до такой степени.К сожалению, не владею греческим языком.Сегодня последний день творим поклоны и эту прекрасную молитву.Дай вам Бог здоровья уважаемая р.Б. Наталия
1. Брызгалов Константин : Оличная статья
2010-03-31 в 08:10

Отлично!

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме