Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Косовская битва: 620 лет спустя

Иван  Чарота, Русская народная линия

Косово / 04.03.2010


1 часть …

От редакции: Отстранение от должности предстоятеля Рашко-Призренской и Косово-Метохийской епархии епископа Артемия (Радосавльевича) привлекло особенное внимание православной общественности России к ситуации в Косово. В связи с этим мы посчитали уместным с любезного разрешения автора републиковать на РЛ статью одного из лучших знатоков сербской литературы и культуры профессора Белорусского университета Ивана Алексеевича Чароты, которая была написана к 620-летнему юбилею битвы на Косовом, отмечавшемся в минувшем году.

Косовская битва: 620 лет спустя. илл.1Уже без малого сорок лет, как я приобщился к сербистике/югославистике. Обусловлено это было интересом к государству, которое образовали славянские народы и устроение которого должно было основываться на высоком принципе «братства, единства». Так что закономерно возникало желание как можно лучше знать судьбы единых народов-братьев и как можно больше делать для того, чтобы с ними также братские связи укреплял и мой народ. Между тем, высокие принципи и возвышенные идеи, как правило, не выдерживают жестоких испытаний текущей политикой, которая по природе и сути своей ориентирует на иное.

А Югославия в этом плане - пример особо показательный и назидательный. Прежде всего с точки зрения непременной последовательности «цепной реакции», в результате которой кардинально изменился не только общий состав прежнего государства, но и состояние всех ее составных частей, и взаимоотношения между ними, не говоря уже о судьбах граждан, особенно жителей тех республик и краев, которые более всего поверглись переустройству.

Так вот, о происходившем и происходящем там, делится своими наблюдениями, впечатлениями и соображениями небезразличный свидетель, десятки раз посещавший Социалистическую Федеративную Республику Югославию, потом - всего лишь двусоставную Союзную Республику Югославию, затем - Сербию и Черногорию как своего рода конфедерацию, с недавнего времени - Республику Сербию как отдельную страну, а в нынешнем году уже и сербский автономный край Косово и Метохию как отделенную самопровозглашенную «Республику Косόва».

Нескромно, пожалуй, вести разговор о том, сколько довелось по этой проблематике читать, переводить и самому писать, консультировать научные структуры и издательства, читать лекции... Поэтому исходно готов признать, что и как ученик я был не самый усердный, и как специалист мог стать лучше. Однако и вероятных оппонентов-скептиков просил бы учесть и согласиться, что у меня имелись-таки объективные предпосылки и субъективные возможности составить общее представление о сербах как народе, о Сербии как стране. И, в частности, осмыслить, что значит Косово - не только для сербов, но и для христиан в целом, и для всего мира.

Да вот, написав о «всем мире», должен остановиться, ибо понимаю, что здесь нужны оговорки, уточненния. Во-первых, просто невозможно закрыть глаза на коллизии отношения «внешнего мира» к Косаву. А во-вторых, никак нельзя считать оптимальными и даже дапустимыми решения, которые па статусу Косова и Метохии предлагают сильные мира сего. На самом деле они просто неприемлемыми и чрезвычайно опасны, уже потому, што провоцируют «косовизацию» Европы, если не всего мира. Это ясно всем, кто имеет глаза, чтобы видеть, уши, чтобы слышать, и голову, чтобы думать и хоть что-то понимать.

У «Косовской проблемы», конечно, весьма непростое историческое, этно-культурологическое и геополитическое содержание. В то же время, ей свойственно то, что не может игнорироваться ни « изнутри», ни «извне», что должно всеми восприниматься как непременная объективная данность, в реальных проявлениях. Напомним основное, опираясь на факты, которые, увы, игнорируются.

* * *

Косовская битва: 620 лет спустя. илл.2Нынешний Косовско-Метохийский край до ХІ в. был пограничьем Византии; с конца ХІІ в. он - колыбель и центральная область сербского государства, которое собрала и утвердила династия Неманичей и которое наибольшего расцвета достигло в середине ХIV в. при царе Душане. Город Призрен тогда был столицей Сербии, а в городе Печ находился трон Патриарха Сербской Православной Церкви, имевшей автокефалию с 1219 года. Уже в эпоху раннего средневековья здесь, помимо Призрена и Печа, имелись такие значительные города, как Звечан, Липлян, Неродимле, Ново Брдо, Трепча, Янево. Здесь также сформировались важнейшие центры сербской праваславной культуры - монастыри Грачаница, Дечаны, Девич, Баньска, Печская Патриархия, св. Архангелов, церковь Богородицы Левишской в Призрене и др. Согласно данным обстоятельных исследований, 98 % населения края тогда составляли сербы. Албанцы же (по отношению к ним чаще употребляются такие этнонимы, как «шиптари» и «арбанаси») входили в остальные 2% вместе с греками, валахами, сасами и представителями иных этнических групп.

Следует помнить, что на территории нынешнего края Косаво и Метохия в те времена еще действовали рудники. Там были и есть чрезвычайно богатые месторождения каменного угля, железа, цинка, свинца, кобальта, молибдена, серебра, золота. И, что весьма существенно, всегда особое значение придавалось геостратегическому положению этих территорий. Издавна закрепилось мнение: «Кто держит Косово - держит Балканы».

На Косовом поле15/28 июня 1389 года произошло важнейшее событие сербской, европейской да и мировой истории - героическая и одновременно трагическая битва православных сербов во главе с князем Лазарем против турецких завоевателей во главе с султаном Муратом. Князь Лазарь там принял мученическую смерть «за Крст часни и Слободу златну». Его войско остановило проникновение турецкой орды в Европу, пожертвовав своей государственностью. Сербы эту битву не выиграли; хотя и нельзя сказать, что проиграли, т.к. Мурат погиб тоже, турецкое войско отступило, а в очередной битве (1402 г.) над турками одержана победа и положение Сербии несколько упрочено. До середины ХV в. край оставался еще под властью сербов, но центр государства сместился на север, и турки постепенно все же захватили исконно сербские земли, почти на пять столетий подчинив их.

С 1459 г. по 1912 г. население Косова и Метохии - изначально сплошь сербское, православное - оказалось под османским игом, в условиях жестокого политического, социального и вероисповедного гнета, и количественное соотношение автохтонов и пришлых стало меняться. Вынужденно происходили и массовые («великие») переселения - например, в 1690 году тысячи сербов под предводительством Патриарха Арсения ІІІ переселились на земли нынешней Воеводины. Показательно, что при всем этом в Косово и Метохии численность исламизированных сербов, потурченцев, была незначительной - около 2-3 %.

Косовская битва: 620 лет спустя. илл.3Активизировавшаяся с начала ХІХ века национально-освободительная борьба сербов неизменно сталкивала их с албанцами, заселявшими край как захватчики, сторонники-защитники османской власти и носители мусульманской веры. При поражениях сербских повстанцев неизменно следовал террор не только со стороны турок, но и местных албанцев. Когда же в конце концов государственность Сербии была восстановлена, край остался вне ее границ. Тем временем косовские албанцы организовали движение за «Великую Албанию». Хотя, уточним, до 1912 года самостоятельного государства Албании тоже не было, однако с 70-х годов ХІХ в. действовала организация под названием «Албанская лига» / «Призренская лига», которая сформулировала великоалбанскую идею и занималась ее осуществлением. Соответственно, с 1878 по 1912 гг. на территории Косова и Метохии сербов не просто угнетали, а стремились уничтожить либо изгнать. И численность сербского населения там только за этот период сократилась на полмиллиона.

В итоге балканских войн Косовско-Метохийский край был присоединен к Сербии. С 1919 по 1941 гг. он находился в составе Королевства СХС ( т.е. сербов, хорватов и словенцев, а с 1929 г. название - Королевство Югославия). И в этот период его население было все еще сербским по преимуществу. А с началом Второй мировой войны демографическая ситуация резко изменилась в результате действий немецких и итальянских оккупантов: одни на части Косова и Метохии создали Албанскую автономную область, а другие «свою» часть края, вместе с западно-македонскими и восточно-черногорскими территориями, присоединили к «новой» Албании, которая была создана под их протекторатом. Короче говоря, сербы в массовом порядке вынуждены были покидать родину, где ради осуществления идей Второй Албанской лиги, созданной в 1943 году, вновь установился террор: свыше 10 тысяч сербов уничтожено, около 100 тысяч изгнано. А вместо них из Албании переселено около 75 тысяч новых жителей - разумеется, албанцев. Тем не менее, согласно данным, которые Синоду СПЦ представлял епископ Рашско-Призренский Владимир, на сентябрь 1948 года паства его епархии насчитывала 169 678 душ ( См.: Шиптарски геноцид над Србима у 20.веку. Грачаница-Београд, 2008. С. 440).

После победы над фашизмом, при образовании Федеративной Народной Республики Югославии, создана Автономная Косовско-Метохийская область в составе Республики Сербии. Но, как это ни странно, изгнанные оккупантами и коллаборационистами в 1941-45 гг. сербы вернуться туда не могли. Иосиф Броз Тито запретил это своим специальным указом от 16 марта 1945 года. Более того, их - представителей победившего народа! - земельная собственность и вся недвижимость оказались национализированными и отданными представителям народа побежденного, численность которого в крае еще раз увеличена за счет переселенцев из соседней Албании (Само собой напрашивается сравнение: результаты Второй мировой войны не только теперь и не только для белорусов парадоксальны).

А дело в том, что Броз Тито планировал создать Балканскую Федерацию. И в ее состав, кроме югославских республик, хотел включить и Болгарию, и Грецию, а также Албанию, которой намеревался перадать Косово и Метохию (Опять имеются основания сравнить: оказывается, не в единственном числе был «отец народов»). Соответственно, Тито сам стимулировал и натуральный прирост местного албанского населения - станавился кумом каждой албанской семьи, в которой рождался девятый ребенок, и увеличение численности переселенцев из Албании. Этот процесс приостановлен был разрывом отношений между Югославией и Албанией в 1948 году, но опять возобновился после того, как в 1963 году Косовско-Метохийская область получила статус Автономного края, причем этот статус был укреплен еще и законодательством 1974 года. Албанцы имели там не просто все права, равные с остальными согражданами, но и свой краевой парламент, свое правительство, не говоря уже о возможностях развивать культуру, средства массовой информации, литературу и книгоиздательство на родном языке, получать на нем среднее и высшее образование. Преимущества албанского населения все более расширялись и закреплялись, а с конца 1960-х годов активизировалось движение националистическо-сепаратистского толка, которое провоцировало дискриминацию в крае сербов и других неалбанцев.

Попытки защитить свой народ предпринимала неоднократно Сербская Православная Церковь, апеллируя к закону и его гарантам. В частности, 19 мая 1969 года Синод СПЦ обратился непосредственно к Президенту СФРЮ И.Б.Тито. Обращение содержало аргументированную констатацию, что православное население края и его святыни подвергаются террору: совершаются нападения на монастыри, в том числе женские, наносятся физические повреждения их насельникам, уничтожаются монастырские посевы и лесные угодья, разрушаются надмогильные памятники... В своем ответе 23 мая 1969 года Тито выразил сожаление в связи с приведенными фактами, признав их нарушениями Конституции СФРЮ.

Несмотря на это, кризис межэтнических отношений в крае углублялся и стал приобретать крайние формы - как открытый, причем все нарастающий, террор местных албанцев по отношению к неалбанцам, а прежде всего сербам: в 1981 году прокатилась волна беспорядков - сначала в Приштине, затем в других местах; в 1982 году подожжена Патриархия... Начались акции под лозунгом: «Косово - республика». Не безосновательной была информация из разных источников, что происходило это при непосредственной поддержке Албании; отмечалась активная деятельность ряда албанских эмигрантских организаций, среди которых особую роль играл «Национальный фронт». А в СФРЮ не менее активно действовали подпольный «Революционный комитет за освобождение албанцев» и созданное в 80-е гг. «Национальное движение Косова». И к началу 1990-х уже насчитывалось более десятка партий, которые составили разветвленную «Албанскую политическую альтернативу Косова». Эти силы 2 июля 1990 года абъявили «Декларацию независимости», создали параллельную подпольную систему власти - «правительство Косовской Республики», которое начало активно действовать после распада СФРЮ, и сформировали так называемую «Освободительную армию Косава» (ОАК, по албански - UČK). Как свидетельствуют СМИ разных стран, подготовка террористов-профессионалов и командиров UČK велась в зарубежных центрах радикального исламского фундаментализма, а также в Албании, позднее - в Боснии и Герцеговине; оттуда же поступали снаряжение, оружие и боеприпасы. По некоторым сведениям, в крае были созданы свои центры подготовки террористов, получающие поддержку от Аль-Каеды. Все указанное привело к тому, что UČK, начав масштабную борьбу с силами правопорядка, в 1996-98 гг. повела настоящую войну. Вряд ли нуждаются в комментариях цифры: только за период с 1 января по 30 августа 1998 года на территории Косова и Метохии албанцами совершено 1126 террористических актов, в результате которых убито 74 и ранено 282 полицейских, а также, соответственно, 80 и 95 гражданских лиц; с 1 января по 31 октября 1998 года теми же силами осуществлено похищение 260 лиц, среди которых было 50 женщин и 14 несовершеннолетних. Банды террористов нападали на монастыри и храмы - в частности, обстреляли из гранатометов монастырь свв. Космы и Дамиана в с. Зочиште, увели 8 монашествующих, а также 27 стариков и старух, укрывавшихся в святой обители от террора.

Кстати, в 1994 году из представителей США, Великобритании, Германии, Франции, Италии и России была создана Международная контактная группа (МКГ), возглавить которую Генсек ООН поручил Марти Ахтисаари, бывшему президенту Финляндии. Объективно перед комиссией стояла задача выработать систему мер, которые бы позволили выйти из политико-правового кризиса - восстановить власть закона, сдержать распространенние межэтнической вражды и организованной преступности на ее почве, гарантировать безопасность всем жителям края, независимо от их этнической и религиозной принадлежности, наладить охрану святынь и памятников культуры, обеспечить возвращение беженцев и создание властных структур всех уровней с участием как албанцев, так и сербов... Короче говоря, МКГ надлежало искать и приводить в действие принципы, которые должны были бы стабилизировать ситуацию без отлагательств, не дожидаясь окончательного определения статуса Косава и Метохии. Однако США давили, настаивая: «сначала статус - потом принципы». А это означало, что с изгнанными сербами не желают считаться, что их права - исконные, наследственные, приобретенные давно и недавно - игнорируются... И что еще страшнее - все вопросы, касающиеся судьбы исконно сербского края и его населения должны были решаться фактически без участия как Союзной Республики Югославии, так и Сербии. Их попросту лишали права на защиту своего суверенитета и международно признанных границ, т.е. того, что ООН декларирует как неотъемлемое право каждого государства.

Косовская битва: 620 лет спустя. илл.4Эскалацию напряженности и антисербского террора не смогло остановить созданное 28 сентября 1998 года Временное Вече Автономного края Косаво и Метохия. Поэтому ради сохранения суверенитета и территориальной целостности страны, стабилизации положения власти Союзной Республики Югославии были вынуждены, подключив армию, наряду с полицией, принимать жесткие меры по обезвреживанию террористического движения. Активные действия UČK были остановлены, ситуация взята под контроль. Но развитие событий пошло по иному сценарию. Мировые средства массовой информации буквально захлестнула мощная волна обвинений в неадекватности принятых мер, в жестокости и якобы массовых расправах сербов над албанцами. Между тем, все было наоборот, что подтверждалось общеизвестными сведениями: если в начале 1990-х из 2 миллионов населения края сербов насчитывалось примерно 300 тысяч, то к 1998 году их численность сократилась на половину, а по некоторым источникам - на две трети; так или иначе, на то время уже не менее 200 тысяч косовских сербов являлись беженцами. По сути, это была информационная вайна, которую против СРЮ повели США в союзе с рядом европейских государств; шум на весь мир поднимался для того, чтобы нейтрализовать Югославскую Армию, вынудить, чтобы она пакинула край, статус которого ставился под сомнение, вместо ЮА ввести войска НАТО, которым, помимо прочего, дать право размещаться по всей территории СРЮ... И чтобы протащить такой план «урегулирования», использовались многие средства. Прежде всего - давление с разных сторон. На дальнейшее развитие этого процесса определяющим образом повлияла конференция в замке Рамбуйе возле Парижа ( февраль 1999 г.) с участием США, ЕС и РФ. Под многосторонним прессингом власти СРЮ и Сербии готовы были согласиться на вывод армии с территории края. Но как можно было дать согласие на оккупацию?! Так что ожидавшихся результатов конференция в Рамбуйе не дала. Поэтому США безапелляционно заявили, что Косово и Метохия, да и Югославия в целом - зона их интересов. Соответственно, 24 марта 1999 года войска США с 18 странами-союзницами без санкций Совета Безопасности ООН - более того, в нарушение устава этой международной организации - осуществили агрессию против СРЮ. «Мудрствовавшие лукаво» подавали это как борьбу против «диктатуры Милошевича», за установление демократии, за права человека, за «предотвращение гуманитарной катастрофы» и т.д. и т.п. Если же называть вещи своими именами, то блок НАТО выступил как организация международного террора, которая осуществляла разрушение суверенного государства, вмешавшись в его внутренние дела, а поддерживала террористов-сепаратистов, имеющих целью создание этнически чистой территории для себя и отделение края от Сербии, Югославии. Так что не без оснований аббревиатуру «НАТО» сербы расшифровывали как «Новая Албанская Террористическая Организация». Вполне естественно, что албанские террористы и сепаратисты восприняли натовцев как своих единомышленников и союзников. Увы, на сторону агрессоров стали также правительства бывших братских республик - Боснии и Герцеговины, Хорватии, Словении, Македонии. Фактически поддержали НАТО и правительства всех соседних стран - Болгарии, Венгрии, Румынии, Чехии, Словакии... Росии тоже. Так или иначе, в связи с очевидными беззакониями протестов они не заявили, наоборот - позволили агрессорам беспрепятственно пользоваться своими «воздушными коридорами», а то и аэродромами.

78 дней и ночей велась бомбардировка городов и сел - не только военных объектов, но и больниц, школ, детских садов. По всей стране разрушались железные и шоссейные дороги, мосты, нефтехранилища, электростанции и линии энергоперадач, выводились из строя водопроводы и все иные системы жизнеобеспечения... При этом использовались урановые боеприпасы и другие адские новинки. На территорию Югославии за время бомбардировок было сброшено взрывчатых веществ мощностью в десять раз большей того, что привело к трагедии Хиросимы и Нагасаки. Натовцы всему миру дали понять, что самыми значимыми «общечеловеческими ценностями» являются их ракеты и бомбы. Конечно же, не просто вследствие «ошибок» летчиков и ракетчиков только за первый месяц бомбардировок среди мирного населения СРЮ насчитывалось около 1500 человек убитых и свыше 5000 раненых... Кстати, в связи с 10-летием окончания этой войны Фонд им. Слободана Ёвановича и Синод СПЦ обратились к правительству Сербии с предложением создать кладбище-мемориал жертв агрессии НАТО 1999 года. Известный писатель, академик Матия Бечкович считает: «Если этого не сделать, будет первый случай, что у жертв войны нет своего кладбища. А потом вполне может получиться, что и войны-то не было. А так пусть какой-нибудь будущий Вилли Брандт имеет место, которое следует посетить и стать на колени» (НИН. 25.06.2009. С. 12.)

Одновременно с авиацией были задействованы политики и дипломаты многих стран. В итоге, совместными усилиями вынудили-таки Югославскую армию покинуть край, уступить место наземным войскам НАТО. Сербия исходно обещала предоставить краю «больше чем автономию»; под давлением выразила готовность использовать принцип, одобренный Западом для Боснии и Герцеговины: самоуправление двух этнических общностей в общем государстве; соглашалась, в конце концов, даже принять модель, аналогичную той, что действует на Кипре. Однако все это не устраивает США и ЕС. Они не считают нужным, пока, делить Косово и Метохию, присоединять этот край к иным странам, но не желают также возвращать ему статус, имевшийся до 1999 года.

И вот уже одиннадцатый год Косово и Метохия находится под оккупацией. У этого режима, понятно, есть иное официальное название, и он прикрывается фиговым листком - Резолюцией Совбеза ООН под N 1244. Собственно, упомянутый документ заслуживает бόльшего уважения. Как-никак в нем Косово и Метохия признается неотчуждаемой составнаой частью Сербии, предполагается установление гражданской безопасности в крае, предусматривается возвращение беженцев, рекомендуется обеспечение условий для того, чтобы там складывалось пресловутое «мультиэтническое общество» - проще говоря, чтобы могли мирно сосуществовать албанцы с сербами. Да все это лишь на бумаге, которая, судя по всему, предназначалась не более чем для разового использования - чтобы огласить на самом заседании Совета Безопасности. На деле же, как оказывается, исполнять эту Резолюцию кто-то даже и не собирался, кто-то саботирует, а кто-то не может. В частности, международные силы военные ( KFOR) и гражданские (UNMIK) могут разве что охранять определенные объекты да кое-как сдерживать развязывание крупномасштабных вооруженных конфликтов. Хотя предотвратить их не в состоянии, что убедительно показали события 17 - 18 мaртa 2004 года. За эти два дня албанские террористы произвели 400 нападений и 12 обстрелов из гранатометов, осуществили 629 поджогов. Тогда 19 человек погибло, около 900 ранено (среди них 63 бойцов KFOR и 123 служащих международной и косовской полиции), изгнано еще не менее 4000 сербов, уничтожено 900 домов, а также 35 церквей и монастырей, в числе которых памятники культуры XIV - XVI веков.

Тем временем, в противовес власти республиканской, т.е. Республики Сербии, все больше полномочий присваивали себе власти местные, т.е. албанские. Между прочим, фактически не расформировывалась и UČK. Многие из ее бойцов и командиров просто перешли служить в косовско-албанскую полицию, а высшие чины получили соответствующие должности в руководстве самопровозглашенной Республики Косово. Показательно - во всяком случае, вряд ли случайно, - что до сих пор не предстал перед судом ни один из албанских военных преступников, равно как и не понес наказания ни один из тех, кто уже после 1999 года убивал, насиловал, похищал людей, разрушал храмы, кладбища и памятники православной культуры, поджигал дома сербов и уничтожал их имущество... Это, разумееется, не способствовало установлению мирных и добрососедских отношений, наоборот, стимулировало и стимулирует агрессивность албанцев по отношению к сербам, которых остается все меньше (около 130 тысяч), а оставшиеся проживают в изолированных «анклавах» - по сути, гетто нового мирового порядка. Как бы то ни было, есть серьезнейшие основания утверждать, что в Косово и Метохии проведена самая настоящая этническая чистка и что она, по стратегическому замыслу, должна была обеспечить оптимальные условия для провозглашения и безопасного существования албанской «Республики Косόва». Несмотря на все отмеченное и подобное, как только эта республика была провозглашена (17 февраля 2008 года), ее признали США и большинство стран ЕС. Объясняя, почему это произошло, аналитики выделяют прежде всего два определяющих фактора: во-первых, Америка таким образом пытается улучшить свои отношения с исламским миром - якобы добрые свои отношения к нему прежде продемонстрировала, поддержав радикальную исламизацию Боснии и Герцеговины, а поскольку этого оказалось недостаточно, сейчас помогает создать еще одно мусульманское государство в границах бывшей СФРЮ; во-вторых, исключительное значение придается размещенной на территории Косова американской военной базы Бондстил (BONDSTEEL), которая больше всех существующих в мире, а что не менее важно - ближе других к России. Увы, большинство европейских стран идет на поводу у США, и как средство самого эффективного воздействия на правительство Сербии использует обещания принять в Евросоюз - конечно, при условии, что оно согласится на то решение статуса Косова и Метохии, которое устраивает США и ЕС.

Иван Алексеевич Чарота, доктор филологических наук, профессор Белорусского госуниверситета (Беларусь, Минск)

(Продолжение следует)



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме