Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Надёжный «Сотрудник»

Игорь  Алексеев, Русская народная линия

31.12.2009


Журнал «Сотрудник Братства святителя Гурия» (1909 - 1911 гг.). Часть 3 …


Часть 1

Часть 2

«Русский разлом»

Помимо миссионерских материалов, в журнале помещались статьи по актуальным общественным проблемам. Объясняя их появление в специализированном издании, епископ Андрей писал, в частности, в опубликованной в № 1 за 5 декабря 1909 г. статье «Да просветится свет ваш!»: «Многие читатели нашего «Сотрудника» будут недоумевать, почему в журнале, который должен был бы быть исключительно миссионерским, появляются статьи общего характера.

            Это потому, что миссия, как распространение света Христова учения, не мыслима без того, чтобы этот свет Христов ярко горел в сердцах, православно исповедающих все догматы святейшего Православия. А если свет Христова учения не освещает ни жизненного пути, ни душевных настроений современных христиан, то, что и как они могут сказать о св. Церкви, о Спасителе, о собственном спасении и т.п., как они могут говорить о свете, если знают его настолько, что смешивают со тьмою?».

            Повсеместно выступая за немедленное возрождение церковно-приходской жизни, епископ Андрей прямо указывал на то, что без этого невозможно нормальное общественное и государственное развитие России. «Мы целые три - четыре года говорим, - писал он, в частности, в 1909 г. в статье «Ответ газете «Голос правды», - что без церковно-приходской жизни восстановление церковно-общественной жизни и возбуждение в обществе интереса к Церкви и её жизни немыслимы. А если так, то невозможно и процветание русской Церкви. В храмах православных останутся богомольцы более или менее искренние, но церковной жизни, о которой говорит апостол Павел (Посл. 1 Коринф. 12, 14 и др.), не будет.

            Но, говоря о русской Церкви, невозможно забывать о православной Руси, как государстве православном. Ведь она ещё осталась теперь единственною страною в мире, где может христианский строй жизни быть признан за норму жизни общественной. И эта возможность заключается только в скорейшей организации приходов. Христианство везде в государственной жизни игнорируется, все европейские государства признали религию делом лишь частной жизни, и только в Россия стоит на распутии: идти ли ей открыто за Христом, или остаться со своею «конституциею»; провести ли христианские начала в государственную жизнь, или удовольствоваться конституционною бранью гг[оспод] членов Государственной Думы.

            А эта брань и злоба в Государственной Думе являются страшно разлагающим элементом во всей нашей русской жизни: везде идёт сплошная междоусобная брань. И чем всё это кончится, Богу известно; но может кончиться очень дурным, потому что всё это - очень греховно. И наше спасение в самом скорейшем нашем возвращении в Церковь, чрез создание церковно-приходской жизни. Если эта жизнь будет восстановлена (или учреждена вновь), всё у нас и в жизни церковной, и в жизни гражданской, направится на путь истины. Иначе - суд Божий над нами близок...».(88)

            Эту же мысль епископ Андрей развивал и в своей статье «Духовенство, жизнь и политика» (№ 40 от 8 августа 1910 г.), указывая на то, что: «Нужно восстановление в полной мере церковного духа в народе, т.е. организация, объединение духовных сил его - около святой Церкви, около её бесспорных идеалов, ещё живущих в народном сознании, сохранивших наш народ от великих бед в годы революции и олицетворённых в идее Царя-Самодержца. Это будет, так сказать, осуществление Самодержавия. Ведь идея о православном Царе-Самодержце, несомненно, носит на себе церковный теократический характер, и народная метафизика Самодержавия носит на себе все признаки религиозных идеалов народа». Но при этом, по его мнению, рядом «с этою идеею о Царе, православном Самодержце, в жизни народной ныне нет ничего, что основывалось бы на тех же великих религиозных принципах, что было бы отображением и осуществлением этих народных мечтаний о правде небесной на земле».

            До учреждения Государственной Думы, как отмечал епископ Андрей, «в народной жизни в этом отношении просто ничего не было», и народ «знал и верил, что «милостив Царь, но»..., что «законы святы, но»... и пр[очее]». То есть тогда было «просто пустое место, по крайней мере, никого не обманывавшее», а затем появилась Государственная Дума. «Это удивительное сооружение, - писал епископ Андрей, - лишено нравственных принципов, в нём всё, что хорошо, то случайно, а что заранее предрешено, то предрешено не по нравственным мотивам. Таким образом, насколько идея о Царе-Самодержце есть идея исключительно нравственная, настолько Государственная Дума является этой идее антитезою с явными намерениями преувеличивать свои права; поэтому ни Самодержавие православного Царя, ни все его любящие, никакого основания не имеют возлагать какие-либо надежды на нынешнюю Государств[енную] Думу и должны искать каких-нибудь других опор для сохранения единственной в мире власти православного Самодержца.

Что же нужно? Где эти опоры?

- Только в Церкви, только в организации православных приходов».

            С особой душевной болью писал журнал о нравственном состоянии русского народа, обращая внимание на отступление многих его представителей от церкви и христианских норм поведения.

            В одной из заметок под названием «Постыдитесь, православные!» (№ 7 от 14 ноября 1909 г.) сообщалось о том, что «недавно принял православие один интеллигентный магометанин», которому понадобились поддержка и возможность жить собственным трудом. Однако, куда бы не обращался за таковой епископ Андрей, всюду, по его словам, получал отказ. «Бедные не принимают, потому что они бедные, - сетовал он, - тяжело де самим жить... Богатые же не принимают потому, что уж очень любят своё богатство. Некоторые же так и сознаются, что они боятся магометан, как бы они не рассердились... Что за унижение! Что за предательство истины Христовой магометанам! Все поддерживают друг друга: евреи - евреев, магометане - магометан. Только русские православные боятся чего-то... Постыдитесь! Неужели русские люди вовсе уж боятся быть русскими и православными?»

            В ряде статей, как уже отмечалось выше, обращалось внимание и на рост в русском обществе пренебрежительного отношения к представителям православного духовенства, причиной чего становился, в том числе, и постепенный отход последних от великих идеалов их святых предшественников. Так, например, автор статьи «По делам их познаете их» (№ 36 от 4 сентября 1911 г.), подписавшийся «Преданный сын кормилицы земли С.А.К.», весьма точно подметил то «несчастное» положение, в котором оказалось русское православное духовенство. «Духовенство, - писал он, - попало между двух огней: народ ворчит на «белоручек-духовных» постольку, насколько они интеллигенты; интеллигенция же клеймит «попов-невежд» тоже постольку, насколько они народны».

            В СБСГ также обращалось внимание на элементарное религиозное невежество, подобное невежеству инородцев-«двоеверов», которое проявлялось некоторыми представителями русского народа. В связи с этим автор заметки «Инородческий вопрос - русский вопрос» (№ 7 от 17 января 1910 г.) «Н.Н-ий», замечал, в частности: «Очевидно, вопрос о миссии среди инородцев должен ставиться параллельно с вопросом о миссии и среди русских».

            В ещё более острой форме эта проблема была поставлена «Скорбящим» в публикации «Господам миссионерам. (Открытое письмо)» (№ 54 от 14 ноября 1910 г.), в котором автор риторически вопрошал: «Почему вам, отцам миссионерам, все - чуваши, черемисы, татары, мордва, японцы, корейцы, китайцы и все, наконец, наши сектанты неизмеримо дороже нас, простых русских православных христиан»? «Открытое письмо» содержало много горьких упрёков в адрес миссионеров и духовенства в целом, которые ярко высвечивали многие опасные «прорехи» духовно-нравственного развития русского народа и упущения в его церковном окормлении.

Говоря об инородцах, «Скорбящий» отмечал, что «они могут ждать, но мы, русские, ждать больше не можем». «Они, - писал он, - хотя и неправославные, но здоровы, потому что, хоть и по-своему, а всё-таки веруют в Бога. Мы же, хотя и православные, но заразились неверием; болезнь наша растёт, а на помощь к нам никто не приходит.

Когда какой-нибудь русский переходит в магометанство, но начинает вести трезвую, честную жизнь, вы бьёте тревогу; а когда русский вовсе теряет веру, что несравненно хуже, чем переход в какую угодно религию, и, падая постепенно, делается вором, развратником, святотатцем, убийцею и, в конце концов, предаётся казни, об этом перестали уж и сожалеть.

Вы не думаете о том, что если бы своевременно не дали ему христиане потерять веру в Бога, он не дошёл бы до преступления и не был бы казнён. И сколько пролилось русской крови за эти годы лишь потому, что мы так мало и плохо верим!».

«Скорбящий» обличал миссионеров в том, что нет у них «сердца внимательного к душе своего русского народа» и потому его душа далека от них. При этом в его оценках заключалось немало пронзительно болезненной правды, которая в дальнейшем со всей беспощадностью обнаружила себя в кровопролитном гражданском противостоянии.

Автор «Открытого письма» отмечал, в частности, что «народ наш уже не имеет к своему духовенству прежнего доверия; он видит в нём не посланников Божиих, а казённых людей, по казённому служащих и Богу, и людям», а потому он «имеет столько необъяснимого доверия к проповеди всякого иноверца и сектанта». При этом «Скорбящий» выражал уверенность, что, рано или поздно, начнётся «возрождение Православной Церкви», но начнётся оно «не сверху, а снизу», но миссионеры, которые утратили народное доверие, будут ему чужие, и «религиозная жизнь русского народа проложит себе новое русло», миновав их. «Не вы его поведёте! - Заключал он. - Если вы оставили его в трудную годину его духовной жизни, то и он без вас встанет сам. И поведут его ко Христу свои мученики, апостолы, святые!».

И хотя «редакция» СБСГ и оговорилась на сей счёт, что «не со всеми мыслями автора согласна», вскоре сам епископ Андрей высказал в своей статье «Перед образами в шапке» (№ 56 от 27 ноября 1910 г.) весьма созвучные мысли. «Русские, - писал он, в частности, - перестают считаться с семейными обычаями и традициями, перестают уважать церковность и всё, к Церкви относящееся. Одним словом - разрушается русский народный церковный быт.

Это грозит нашему отечеству совсем не добрыми последствиями».

«Пастыри и учители церковные! - Призывал далее епископ Андрей. - Не опускайте ни одного случая, чтобы произнести поучение по тому или другому случаю. Учите благовременно и безвременно. Устраивайте или, вернее, охраняйте то доброе и святое, что осталось в жизни русского народа. Это ныне самая основная и самая насущная потребность русской жизни. А вам, г.г[оспода] защитники русских начал, вам, членам «Союза Русского Народа», рекомендую, как можно скорее, перековать мечи свои на орала и заняться долгою, но благодатною работою по приведению в порядок семейной и общественной жизни в нашей нравственно-растрёпанной русской деревне».

Приветствуя назначение новым обер-прокурором СПС В.К.Саблера, в № 20 от 15 мая 1911 г. «Церковник» возлагал на него большие надежды, связанные как с укреплением церкви, так и с нравственным возрождением русского народа. «Ныне, - писал он, - прежде всего, настоятельно необходимо укрепить устои в жизни самой православной Церкви. Нужно сделать немыслимыми массовые отпадения от православия.

Для этого необходимо реформировать приход и приходскую жизнь».

«Церковник» констатировал, что «крестьянская община ныне разваливается», что «происходит кризис в самом народном представлении об общественности». «Русский народ, - писал он, - обращается в какую-то пыль. И это обстоятельство превосходно учитывают всякие сектанты, из этого распылённого русского народа устраивая свои сектантские общины». Поэтому за «этою основною реформою» должны следовать другие, что «подготовит нас и к будущему Собору, и сделает мысль об этом Соборе не такою страшною, как она представляется ныне».

Однако, к сожалению, по большому счёту, все эти призыв так и остался не услышанным, а чаяния - напрасными...

Роковое назначение

            25 июля 1911 г. Император Николай II утвердил доклад СПС «о бытии Преосвященному Андрею, Епископу Мамадышскому, третьему викарию Казанской епархии, Епископом Сухумским», о чём синодальным указом от 29 июля того же года - с соответствующими указаниями - было доведено до сведения архиепископа Казанского и Свияжского Иакова (Пятницкого).

Сам епископ Андрей был склонен усматривать в этом происки неких «тайных сил», под которыми, судя по всему, небезосновательно подразумевал Г.Е.Распутина. При этом есть причины предполагать, что непосредственным поводом к его переводу на кавказские задворки Российской Империи послужило демонстративное нежелание владыки подчиниться телеграфному «распоряжению» Г.Е.Распутина по части организации «должного» приёма в Казани паломников, совершавших во главе с иеромонахом Илиодором (Труфановым) паломничество из Царицына в Саров (13 июля 1911 г.), а затем - и обратно (24 июля 1911 г.).

Столь неожиданное назначение и оставление Казани, об обстоятельствах которого я достаточно подробно писал в своей статье «Смиренный бунтарь (к вопросу о мировоззрении архиепископа Андрея /князя Ухтомского/)» (http://www.ruskline.ru/analitika/2006/08/12/smirennyj_buntar/), стало настоящим испытанием для него и рикошетом ударило и по редактировавшемуся владыкой изданию.

Первый номер журнала с новым названием - СПМ вместо СБСГ - (№ 32 от 7 августа 1911 г.) вышел с коротким эмоциональным обращением «От редактора», в котором говорилось: «Дорогие читатели! Изучив Казанский Край, быт крещёных татар, вотяков, черемис, чуваш; отдав служению приволжских инородцев все свои силы, я оказался переведённым в Сухум - просвещать Абхазию.

Простите, братие! Желаю вам успехов в ваших трудах. Желаю, чтобы вам не было так больно, как мне».

В вышедшем накануне отъезда епископа Андрея в Сухум очередном номере СПМ было опубликовано его «Слово, произнесённое 7-го Августа 1911 года» (№ 35 от 28 августа 1911 г.), где особо выделялся призыв: «Братие, церковь не забывайте!».

Ранее произнесённые и написанные епископом Андреем проповеди, обращения и статьи продолжали публиковаться и в последующих номерах журнала. Наиболее заметным из них являлось, пожалуй, «Слово, произнесённое в Казанском Кафедральном Благовещенском Соборе 28 Августа 1911 года, за прощальной Литургией» (№ 38 от 18 сентября 1911 г.), ставшее в своём роде его завещанием владыки казанской пастве.

Следует предположить, что даже после своего отъезда из Казани епископ Андрей продолжал если не редактировать СПМ в прямом смысле, то, во всяком случае, следить за его изданием и, возможно, давать отдельные указания. Очевидно, однако, что долго такое положение вещей сохраняться не могло, а человека, который мог бы, подобно епископу Андрею, стать не только редактором, но истинным движителем журнала и всей православной миссии в Казанской епархии, не оказалось.

С отъездом владыки из журнала постепенно пропала его наиболее важная составляющая - тот самый живой «нерв», который являла собой активная духовно-публицистическая и гражданская позиция епископа Андрея, оперативно и адекватно реагировавшего на происходившие в церковной, миссионерской и общественной жизни события. Пребывание вдалеке от Казани и полное погружение в миссионерскую работу на новом ответственном месте служения естественным образом отдалило его от редакторской деятельности, хотя сотрудники журнала всячески старались подчеркнуть продолжающееся присутствие в нём епископа Андрея.

Кроме того, вскоре начали приходить известия о резком ухудшении здоровья владыки. Как сообщал «Казанский Телеграф», в воскресенье 6 ноября 1911 г. братия КСПММ известила молящихся о том, что «так горячо любимый казанцами епископ Андрей в настоящее время сильно болен», причём, «болезнь серьёзная, требующая долгого и серьёзного лечения». «Многие утверждают, - писала газета, - что болезнь епископа Андрея произошла на почве сильного поста и душевных волнений, которые пришлось владыке перенести за последнее время».(89)

С Божией помощью и молитвами своих духовных учеников, епископ Андрей вновь вернулся к своему пастырскому служению. В 1912 г. он приступил к изданию в Сухуме журнала «Сотрудник Закавказской Миссии», а издание СПМ тем временем сошло на нет.

Последний номер журнала оканчивался коротким объявлением следующего содержания: «С 1-го декабря в Сухуме открывается подписка на журнал «Сотрудник Закавказской миссии», первый номер которого выйдет в январе 1912 года. Годовая цена 2 рубля; в месяц будут выходить два номера в 16 стр[аниц] каждый. Редактор Епископ Андрей».(90) Православная миссия в Казанской епархии осиротела...

Примечания:

(88) Сотрудник Братства святителя Гурия. - 1909. - № 3 (19 декабря). - С.с. 34 - 35.

(89) Казанский Телеграф. - 1911. - № 5566 (9 ноября).

(90) Сотрудник Приволжской Миссии. - 1911. - № 52 (25 декабря). - С. 838.

Подписи к иллюстрациям:

1. Знак-эмблема «Братства святителя Гурия» (с евангельским изречением-девизом: «Шедше научите вся языки»), помещавшаяся на обложке СБСГ, начиная с № 1 от 5 декабря 1909 г. - фото И.Е.Алексеева.

2. С.В.Чичерина (Бобровникова) - фото с сайта Тамбовского государственного технического университета: http://www.tstu.ru/win/tambov/tambov_img/imena_img/chichsv.jpg

3. Обложка журнала «Сотрудник Братства святителя Гурия» (№ 5 от 1 января 1910 г.) - фото И.Е.Алексеева.

4. Епископ Андрей (князь А.А.Ухтомский) - фото из книги: Во имя правды и достоинства Церкви: Жизнеописание и труды священномученика Кирилла Казанского/ Авт.-сост. А.В.Журавский. - Москва: Издательство Сретенского монастыря, 2004. - С. 151.

5. Казанский Спасо-Преображенский миссионерский монастырь (конец XIX в.) - фото из книги: Милашевский Г.А. Старая Казань. Фотопортрет. Книга-альбом. - Казань: Издательство «Заман», 2005. - С. 92.

6. Кряшенки Чистопольского уезда Казанской губернии (1890-е гг.) - фото из справочно-энциклопедического издания: «Тартарика. Этнография». - Казань - Москва: Издательство «Феория», 2008. - С. 790.

7. Группа чуваш на фоне собора в городе Козьмодемьянске Казанской губернии (конец XX - начало XX вв.) - фото с сайта «НА-СВЯЗИ.ru» (форум): http://forum.na-svyazi.ru/?showtopic=75075&st=360

8. Черемисы (марийцы) (между 1894 и 1904 гг.) - фото М.П.Дмитриева с сайта «Клуб.Foto.ru»: http://club.foto.ru/classics/photo/27/

Алексеев Игорь Евгеньевич, кандидат исторических наук (г. Казань)



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 4

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

4. И.Е.Алексеев : На ком. 3
2010-01-26 в 21:15

К сожалению, так получилось, что ни в Интернете, ни в продаже её нет, а у меня самого остался всего один экземпляр. Но я в своё время разослал её практически во все «узловые» российские библиотеки, а также – в Киев и Минск, и ещё – целевыми «маршрутами» (в том числе, и в некоторые еврейские организации). В Москве это: РГБ, ГОПБ, ГПИБР, НБ РГГУ, ЕПБ МЕОЦ и т.д.
Последний свободный экземпляр недавно «увели» местные любители генеалогии (так как там есть большое приложения со сведениями о крещёных в Казанской губернии евреях, особенно – из числа кантонистов). У меня родился замысел «разбить» текст и сделать на его основе несколько статей – в частности, об известном в своё время (и фактически забытом в настоящее время) православном миссионере из евреев, моём однофамильце А.А.Алексееве (Вульфе Нахласе) – сыне раввина и яростном обличители иудаизма, обратившем в православие многих своих соплеменников. Но пока руки не доходят.
С электронным вариантом тоже возникли проблемы: из-за сбоя в компьютере текст у меня перешёл в какое-то непонятное состояние. «Вытащить» я его, слава Богу, смог, но всё «расформатировалось» и исчезли сноски. Если Вас такой вариант текста устраивает, я могу попытаться сбросить его Вам по электронной почте. Только назовите Ваш электронный адрес. Если же не хотите его «светить» на форуме, то попросите Анатолия Дмитриевича Степанова сбросить Ваш электронный адрес мне. Надеюсь, он окажет нам такую любезность.
3. Александр Б. из Москвы : Вопрос автору
2010-01-26 в 15:04

Уважаемый Игорь Евгеньевич!

Есть ли в интернете Ваша книга «Еврейский крест (история обращения в православие евреев в Казанской епархии в 1820-1850-х гг.)»? Если нет, то как можно было бы познакомиться с ее содержанием?
Высылаете ли Вы ее в электронном виде безплатно? Если да, то как мне сообщить Вам свой электронный адрес?
Или же ее можно получить от Вас наложенным платежом?
Или же у Вас нет возможности ее выслать кому бы то ни было?
Я - москвич. Не историк. Просто любопытно.
2. И.Е.Алексеев : На ком. 1
2010-01-26 в 11:22

Большое спасибо, уважаемый о. Димитрий!
Будучи наслышан о Вашей подвижнической деятельности по религиозно-духовному просвещению кряшенского народа и зная о том, что кряшенских священников у нас в прямом смысле можно пересчитать по пальцам, в свою очередь, также желаю Вам успехов на этом многотрудном поприще.
К сожалению, история православной миссии в Поволжье в настоящее время, действительно, находится далеко на периферии научно-исследовательской деятельности. Об основных причинах этого, я думаю, Вы прекрасно осведомлены. В советское время существовала установка исключительно на «разоблачение» миссионерской деятельности РПЦ, которая, в силу известных особенностей развития Татарстана и соседних республик за последние двадцать лет, не только сохранилась, но и заметно усилилась. Всестороннее, объективное освещение состояния православной миссии в крае мало кого интересует, с точки местной официальной науки оно абсолютно неконъюнктурно, а потому этим вопросом занимаются, главным образом, семинаристы, священники и исследователи-энтузиасты. Куда проще и выгоднее десятилетиями носиться со «страшилками» про Луку Конашевича и выискивать «обрусительные» цитаты у Н.И.Ильминского и Е.А.Малова, чем иметь мужество взглянуть на документальную картину противостояния православных и мусульманских миссионеров, что может перевернуть все нынешние региональные идеологические установки по поводы «тюрьмы народов», вечно притесняемых мусульманах, коварных миссионерах и т.д.
Я сам вышел на изучение истории православной миссии в Казанской губернии, можно сказать, случайно, а именно – занимаясь другой «неконъюнктурной» в родных пенатах темой – деятельностью местных черносотенных организаций. Сначала меня «зацепило» за «еврейский вопрос», в результате чего появилась изданная в 2005 г. в Казани «самиздатовским» тиражом книжка «Еврейский крест (история обращения в православие евреев в Казанской епархии в 1820-1850-х гг.)». Потом, изучая деятельность епископа Андрея (в миру – князя А.А.Ухтомского), являвшегося одно время духовным лидером казанских правых монархистов, я обратился непосредственно к истории православной миссии среди народов Поволжья, и, в особенности, кряшен. Этому значительно помогло то, что я уже около двадцати лет вращаюсь в «околокряшенской» среде и хорошо знаком с «кряшенским вопросом» (главным образом, благодаря А.В.Фокину, который активно «подталкивал» меня в научном и карьерном отношениях, начиная с конца 1990-х гг.). При этом, действуя в основном «методом тыка», я был поражён теми «целинными залежами» архивных источников, книг и газетно-журнальных публикаций, которые до сих пор обойдены вниманием историков. Тогда же «всплыли» и кряшенские («крещёно-татарские») монастыри, о которых вообще мало кто из ныне живущих слышал.
Результатами моих (совместно с женой) изысканий в данном направлении, помимо этой статьи, стали также ранее опубликованные материалы, размещённые по следующим адресам:
http://www.rusk.ru/a...shskogo_uezda_i_tr/
http://www.rusk.ru/a..._kazanskoj_gubernii/
Сейчас я, по мере возможности, пытаюсь работать над материалом о том, как создавался Трехсвятительский крещёно-татарский монастырь Лаишевского уезда. При этом на упоминания об архивах кряшенских монастырей и их остатки наталкиваться ни разу не приходилось. Скорее всего, они, действительно, погибли во время революционных погромов. Но, к счастью, осталось очень много «вторых экземпляров» документов, отчётов, ведомостей и прочих свидетельств, рассеянных по целому ряду фондов и изданий. Их я и пытаюсь понемножку приводить к общему знаменателю.
Известно также, что А.В.Фокин, ознакомившись с результатами моих «раскопок», уже поднимал вопрос о возрождении кряшенских монастырей. Хотя я прекрасно понимаю, что необходимых человеческих и материальных ресурсов для этого пока просто нет, да и наше епархиальное начальство смотрит на сию затею весьма косо. Но, по крайней мере, идея уже озвучена, и, возможно, со временем она найдёт должный отклик и у кряшен, и «на улице Челюскина». Дай Бог, чтобы и мои скромные изыскания тоже поспособствовали этому.
1. иерей Димитрий Сизов : вопрос
2010-01-26 в 01:52

Уважаемый Игорь Евгеньевич! Вы один из немногих, кто освещает историю православной миссии в Поволжье. Помоги Вам Бог в ваших трудах!
Насколько мне известно, архивы кряшенских монастырей не сохранились. Действительно ли это так, и с чем это связано?
С уважением, о.Димитрий

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме