Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Русский фактор в программах кандидатов в президенты Украины

Андрей  Новацкий, Русская народная линия

17.12.2009

Русский марш (Украина)Как и любая предвыборная кампания, украинская богата на различные посулы - кандидаты готовы обещать избирателю чуть ли не «звезду с неба» решительно во всех сферах. Однако есть на Украине один специфический вопрос, служащий своеобразным оселком, на котором проверяются и масштаб личности потенциального главы государства, и его готовность с должной ответственностью нести столь нелегкие обязанности. Это - отношение кандидата к базовым ценностям Русского мира - сохранению русской культуры (во всех ипостасях - русский язык, образование, символьно-знаковое поле и т.д.), сбережению общей исторической памяти и противодействию фальсификации прошлого. То есть те ценности, которые (включая сюда и православие) сформулировал во время своего выступления на III Ассамблее Русского мира Святейший Патриарх Кирилл в качестве своеобразных столпов Русского мира[1].

Кроме того, особенности украинской политической практики диктуют необходимость рассматривать и отношение кандидатов к украинско-российским отношениям в целом, а также понимание ими системы безопасности государства. Безусловно, есть политические силы и их кандидаты, которые предельно четко определяют свою позицию по означенному спектру вопросов (причем как в программах, так и в оперативных комментариях и выступлениях). Однако большинство претендентов на высший пост (и особенно лидеры президентской гонки) стараются сделать свои предвыборные программы максимально обтекаемыми и «раскрываются» (да и то изредка) лишь в выступлениях.

Между тем, точное знание об их предвыборных установках поможет определиться, чего стоит ожидать от этих политических фигур в случае прихода к власти.

Сергей Тигипко

Сергей Тигипко далеко не новичок в украинской политике, успев, помимо частных банков, поруководить Министерством экономики и Национальным банком Украины. Кроме того, именно он в 2004 году возглавлял предвыборный штаб В. Януковича, который покинул при странных обстоятельствах сразу после второго тура. В Партии регионов этот шаг до сих пор называют предательством. После провальной компании 2004 года Тигипко на четыре года ушел из политики и занялся бизнесом, однако в 2008 году вновь вернулся уже в команде Ю. Тимошенко.

Шансы Тигипко на избрание президентом крайне низкие, однако, он особенно и не скрывает, что основной целью его предвыборной компании является не победа, а раскрутка рейтинга для эффективного участия в парламентских выборах с новой политической силой (с «правой» идеологией), которая будет построена на базе «Трудовой Украины».

В своей агитации основную ставку он делает на экономические проблемы государства, стараясь максимально обходить стороной проблемные темы, относящиеся к Русскому миру.

Позиция Тигипко по русскому языку однозначна - никакого статуса второго государственного. В программе кандидата записано, что приоритетом будет «возвращение русскому языку статуса языка межнационального общения, а вопросы о статусе любого регионального языка должны быть самостоятельно решены органами местного самоуправления»[2].

Еще более жестким Тигипко был в своем видеоответе на вопросы пользователей Интернета: «Я никогда не признаю русский язык как второй государственный. Все это должно быть решено на региональном уровне. Если захочет, скажем, Одесская область поднять статус русского языка для использования его в образовании, общении с гражданами, то пусть реализуют это»[3].

В то же время он считает, что В. Ющенко цинично спекулирует на языковой теме (в контексте завешивания русскоязычных вывесок во время визита главы государства в Запорожье): «Очень симптоматично, что президент ни разу не пытался запретить многочисленные англоязычные вывески и рекламу в Киеве. Виктор Ющенко сознательно эксплуатирует антироссийскую тематику, но не думаю, что ему это поможет»[4].

Намного более жесткой является позиция Тигипко относительно попыток пересмотреть результаты Великой Отечественной войны и желания националистов поскорее признать ОУН-УПА. 15 октября 2009 года, во время праздничного концерта по поводу 65-летия освобождения Украины от фашистских захватчиков, комментируя идеи примирения между войнами ОУН-УПА и советскими войнами он отметил, что «если мы имеем какие-то моменты, которые принимаются неоднозначно, я считаю, что выносить их на общенациональный уровень не нужно»[5].

Такую же позицию он озвучил в уже упомянутом видеоответе, где назвал попытки выносить вопросы ОУН-УПА на национальный уровень «преступлением» и сказал, что проблема чествования тех, кто воевал в рядах ОУН-УПА скорее находиться в компетенции их родственников, но выносить их на общегосударственный уровень нельзя.

26 октября на церемонии оказания почестей погибшим во время форсирования Днепра он обратил внимание присутствующих на то, что, «украинцы не должны забывать погибших героев. Наша задача - помнить подвиг тех, кто завоевал нам право на достойную жизнь и отдать им должное», а 27 октября - что «государство, которое хочет жить в мире со своими соседями, не должно прославлять тех, кто написал на своих знаменах националистические и расистские лозунги. И прежде чем присваивать звание Героя Украины Степану Бандере, стоит еще раз подумать, какие последствия это будет иметь»[6].

Тигипко осудил также заявление одного из «европейских друзей Украины» Е. Бузека (что вообще считается негласным моветоном у украинских политиков - осуждать высказывания европейцев) относительно необходимости пересмотра результатов пакта Молотова-Риббентропа: «Высказывания Бузека льют воду на мельницу адептов «Великой Румынии» и других реваншистов. А самому господину Бузеку не стоит забывать, что территорию Западной Украины Польша завоевала силой оружия в 1918-1920 годах и потом активно ополячивала, угнетая украинцев»[7].

Надо сказать, что внешнеполитическая составляющая играет весьма значимую роль в предвыборной программе Тигипко. С одной стороны, это жесткая критика политики власти на румынском направлении[8] (особенно попустительство при выдаче гражданам Украины румынских паспортов), а с другой - призывы к оптимизации украино-российских отношений на основе экономической взаимовыгоды.

Например, судьбу Черноморского флота Тигипко предлагает решать, исходя именно из этих предпосылок: «Россия должна определиться с предложением. Если оно будет экономически выгодным для Украины, то мы, вполне возможно, согласимся на него. Если же нет, то флоту в 2017 году придется уйти»[9]. Прагматично призывает Тигипко подходить и к вопросам украинской ГТС: «Однозначно есть необходимость создания газотранспортного консорциума, где 25% будет принадлежать России, 25% ЕС и 50% - Украине»[10]. Этот шаг является необходимым, поскольку украинская ГТС нуждается в серьезных капиталовложениях, а у «Нефтегаза» нет денег даже на текущий ремонт[11]. Готов побороться Тигипко и за российский рынок для украинских производителей.

Политика безопасности в трактовке Тигипко - вопрос вторичный. По его мнению, однозначно только одно - система НАТО устарела «морально» и никак не может быть целью украинской политики в сфере безопасности. Свои надежды он возлагает на активно дискутируемую Общую внешнюю политику и политику безопасности (система мероприятий Европейского Союза), которая, по мнению кандидата, может быть эффективной только при условии участия в ней России[12].

Выводы:

1.                   Потенциальный президент Тигипко жестко позиционирует себя как прагматик, для которого основным приоритетом была и есть экономика, и именно ее логике должна быть подчинена политика государства. Вполне возможно, что это действительно глубинная установка кандидата, а значит, если для него проблемы Русского мира будут связаны с улучшением экономических возможностей страны, то и решаться эти проблемы будут. По некоторым позициям может продвинуться и языковый вопрос, пусть и не в оптимальном варианте. Но, скажем, практическая имплементация Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств может стать реальностью.

2.                   Нежелание ссориться с экономическими партнерами может стать весьма эффективным аргументом при определении позиции, поддерживать ли попытки реабилитации коллаборационистов из ОУН-УПА, а также продолжать ли голодоморско-монументалистскую деятельность нынешних властей. Кроме того, Тигипко пока что оказался единственным кандидатом, который всерьез уделяет внимание экспансии Польши и Румынии на территорию Украины, так что в случае его избрания, возможно, начнется решение реальной проблемы Украины, а не отражение мифической «русской угрозы».

3.                   Попытка внести строгую экономическую подоплеку в украинско-российские отношения может способствовать позитивному решению таких вопросов, как пребывание Черноморского флота РФ в Севастополе, транзит газа по территории страны, окончательное снятие с политической повестки дня вопроса о вступлении Украины в НАТО.

[1] http://rusedin.ru/2009/11/05/vyistuplenie-svyateyshego-patriarha-kirilla-na-torzhestvennom-otkryitii-iii-assamblei-russkogo-mira/

[2] http://www.tigipko.com/Programm

[3] http://tigipko.com/?videovar=125

[4] http://tigipko.com/news/material/id/586

[5] http://tigipko.com/news/material/id/652

[6] http://tigipko.com/news/material/id/749; http://tigipko.com/news/material/id/772

[7] http://tigipko.com/news/material/id/648

[8] http://tigipko.com/news/material/id/748

[9] http://tigipko.com/news/material/id/63

[10] http://tigipko.com/news/material/id/44

[11] http://tigipko.com/news/material/id/680

[12] http://tigipko.com/news/material/id/449

Виктор Янукович

В. Янукович, в отличие от героя нашей предыдущей публикации С. Тигипко, да и других кандидатов в президенты Украины, анонсируется своими оппонентами как исключительно пророссийский кандидат. Однако реальность такой «пророссийскости» выглядит, как минимум, неоднозначно. Уже стала притчей во языцех его «бескомпромиссная борьба» за русский язык в период с 2004 год по сегодняшний момент. Единственным шагом, который с большой натяжкой можно отнести к результативному, является принятие 19 сентября 2008 года в первом чтении новой редакции Закона Украины «О государственной службе», в котором госслужащим вменялось в обязанности знать не только украинский, но и русский язык. Однако второе чтение этот закон так и не прошел, и на этом реальные действия команды Партии регионов закончились.

Между тем, идея о русском языке как втором государственном поднималась Януковичем неоднократно и стала одной из основ победы его партии на парламентских выборах 2006 года. Вступая в предвыборную борьбу за президентское кресло, политик снова заявил, что сделает все для того, чтобы русский язык стал вторым государственным. Хотя на вопрос о механизме реализации такого обещания он отвечает весьма туманно, говоря о необходимости для этого всего лишь 226 голосов депутатов Верховной Рады и воли нового президента.

Видимо, в данном случае он имеет в виде изменение Закона Украины «О языках в Украинской ССР» где прописан государственный статус украинского языка, но при этом есть однозначная ссылка на Конституцию Украины. Так что при отсутствии серьезных позиций в Конституционном суде новая редакция этого закона, даже если ее и удастся добиться, может быть легко опротестована.

Хотя, судя по некоторым заявлениям Януковича, речь идет лишь об имплементации в украинскую практику Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств. Именно об этом как пути решения языкового вопроса говорил он на торжественных мероприятиях, посвященных 66-й годовщине освобождения Донбасса от фашистских оккупантов: «Я считаю, что это (имплементация Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств. - Авт.) необходимость»[1].

Еще более размыто прозвучал тезис о русском языке во время выступления Януковича на 12 съезде Партии регионов: «Как президент я обеспечу законодательное закрепление за регионами права на самостоятельную гуманитарную политику. Центральная власть не будет указывать регионам»[2]. Однако установление второго государственного языка находится именно в ведении центральной власти. То есть речь идет, все-таки, об имплементации Хартии.

Точно в такой же постановке этот вопрос присутствует в предвыборной программе кандидата. С одной стороны, проблема русского языка сформулирована четко - русский язык как второй государственный, но тут же следуют многочисленные уточнения: необходимость использования европейского опыта, необходимость цивилизованного решения проблемы, осуществление сбалансированной языковой политики. И в конце снова идет упоминание Европейской хартии о языках.

Таким образом, остается непонятным, что же за цель ставит перед собой Виктор Янукович - введение русского языка как второго государственного или продолжение политики позиционирования русскоязычного населения в качестве «гостей» государства Украина?

Нельзя не сказать и о поразительной немногословности кандидата в отношении одного из его программных тезисов. С момента своеобразного неофициального старта президентской компании (Дня независимости Украины), проблему языка он поднимал (судя по его персональному информационному серверу[3]) считанное количество раз.

Значительно более часто Виктор Федорович говорит о необходимости противодействовать переписыванию истории. Однако и здесь есть важная оговорка - все его комментарии на этот счет касаются исключительно периода Великой Отечественной войны. Выступая на митинге, проходившем 5 сентября 2009 года на мемориальном комплексе «Саур-Могила» в Донецкой области, Янукович сказал, что, «сегодня, когда мы слышим о попытках переписывания истории, героизации предателей Украины, националистов, конечно, мы прекрасно понимаем, что этого никогда не позволит украинский народ. Наше поколение никогда этого не допустит»[4].

19 октября глава Партии регионов даже пообещал внести в парламент пакет законопроектов, которые бы предусматривали недопущение практики переписывания истории в году чьим-то интересам[5]. Впрочем, внесены ли эти законопроекты и какова их судьба, так и осталось неизвестным. Точно также проблему отстаивания исторической правды о войне Янукович поднимал во время развернутого интервью изданию «Комсомольская правда в Украине»[6], во время выступлений в Крыму[7] и т.д. Даже при посещении Полтавской области он так и не вспомнил об иных вопиющих фактах издевательств «оранжевых» над исторической памятью.

Ни разу в его выступлениях не прозвучала озабоченность относительно спекулятивного, антинаучного переосмысления роли Мазепы, Полтавской битвы, Голодомора как геноцида и многого другого. В самой же предвыборной программе вопросам исторической памяти вообще не нашлось места.

На фоне вышесказанного уже не должно удивлять и то, что позиция В. Януковича в отношении России и украино-российских отношений также слабо очерчена. С одной стороны, официальные заявления Партии регионов часто созвучны позиции российской стороны. Так, например, было после южноосетинских событий в 2008 году, после самопровозглашения Косово, после Обращения Д. Медведева к В. Ющенко.

Не забывает Виктор Федорович при случае упомянуть о необходимости восстановления отношений с Россией. Так, 8 сентября 2009 года на встрече с коллективом Житомирского ремонтно-механического завода он сказал, что «возрождение ВПК Украины невозможно без тесного сотрудничества с Россией. Сами, без тесной кооперации в этом вопросе с Россией, мы ничего не сможем сделать»[8]. Одной из основных тем украинско-российских отношений в комментариях Януковича является газ и связанные с ним проблемы. Впрочем, выбранная им тактика (постоянное напоминание о том, что пять лет назад цена была 50 долларов, а сейчас больше 300) явно неэффективна, поскольку уже не может никого удивить, а электорат привык к новым экономическим реалиям и понимает, что возврата к прошлому уже не будет.

Однако на этом поле у Януковича неожиданно появились дополнительные сложности. Постоянное подчеркивание того, что вся украинская власть виновата в ухудшении украинско-российских отношений, уже практически год как наталкивается на все нарастающее партнерство между правительствами Украины и России, которое российская сторона оценивает весьма высоко. И судя по тому, что в программных документах как партии, так и ее лидера количество упоминаний России в качестве стратегического партнера постепенно уменьшается, Виктора Федоровича изрядно задевают невнимание к нему со стороны российского руководства и поддержка его оппонента - Ю. Тимошенко.

Если еще в упомянутом выше выступлении на 12 съезде Партии регионов (28 октября 2009 года) восстановление полноценного партнерства с Россией было провозглашено приоритетом внешней политики нового руководства, а отношения с США, ЕС и странами большой 20-ки обещано выстраивать как взаимовыгодные, то в предвыборной программе уже указано, что кандидат будет добиваться «восстановления дружеских и взаимовыгодных отношений с Российской Федерацией, странами СНГ», а вот с США, ЕС и странами большой двадцатки предполагается установление отношений «стратегического партнерства».

В то же время в отношении вопросов обеспечения безопасности Украины Янукович продолжает оставаться на позициях внеблокового статуса страны. Но опять же никаких реальных шагов за последние пять лет в этом направлении сделано не было. Партия регионов даже отказалась голосовать 9 июня 2009 года за законопроект «Об основах внутренней и внешней политики Украины», предложенный Компартией, в котором были закреплены такие очевидные положения, как государственный статус русского языка и равенство прав его носителей с носителями украинского, внеблоковый статус Украины и некоторые другие[9].

Выводы:

1.                   Несмотря на то, что программа кандидата содержит в себе важные для русскоязычного населения Украины элементы (русский язык как второй государственный, восстановления отношений с Россией), можно предположить, что в ближайшее время вряд ли следует ожидать хотя бы частичного ее выполнения. Более того, сильный уклон предвыборной кампании Януковича в вопросы социальной политики и латентный отказ от лозунгов Русского мира может свидетельствовать о концептуальном изменении видения своего электората: переносе акцентов с русскоязычных, как широкой электоральной группы, на социально незащищенные или малообеспеченные слои населения вне зависимости от их культурных или цивилизационных пристрастий (вероятно, с прицелом на охват чуждых Януковичу западных регионов Украины).

2.                   Вопрос статуса русского языка вряд ли будет решаться так, как это записано в предвыборной программе. В лучшем случае будет предпринята попытка изменить Закон «О языках в Украинской ССР» (что прогнозируемо вызовет жесткое сопротивление в парламенте со стороны оппозиции), а в худшем - никаких попыток предприниматься вообще не будет со ссылками на «неподходящий момент», «отсутствие парламентского большинства», «необходимость сначала решить экономические проблемы» и т.д. Судьба Хартии о языках также вряд ли будет решена положительно, поскольку это требует определенного согласия парламента или жесткого желания нового президента добиваться ее выполнения. Однако на это рассчитывать не приходится, поскольку у Януковича будет весьма значительное количество проблем с обеспечением парламентской поддержки, и ссориться с возможными союзниками из-за языковых вопросов он вряд ли будет (что продемонстрировала его деятельность за предыдущие пять лет).

3.                   Историческая память, хоть и занимает определенное место в его предвыборной компании, однако понимается им весьма узко. Можно предположить, что с приходом Януковича к власти игры с исторической памятью вокруг периода с 1941 по 1945 год несколько ослабнут. В то же время такие вопросы, как пересмотр роли Мазепы, Полтавской битвы и Голодомора будут пущены на самотек, а значит, вновь окажутся в ведении «национально озабоченных» лиц.

4.                   Можно однозначно констатировать, что с приходом к власти Януковича украинско-российские отношения будут действительно активизированы. В то же время такая активизация абсолютно не связана с личностью самого политика, а диктуется объективными процессами, которые происходят в геополитическом поле и выражаются в усилении роли России, Китая и Индии. Точно также эти отношения будут активизированы при любом новом президенте (за исключением Ющенко или Тягнибока). Определенные тезисы предвыборной программы Януковича свидетельствуют скорее о его желании направить усилия в направлении западных партнеров (включая США), что, с одной стороны, может быть продиктовано бизнес-интересами ключевых финансистов Партии регионов, а с другой - определенным влиянием западных политтехнологов.

[1] http://yanukovych.com.ua/myblog.html?p=10119

[2] http://yanukovych.com.ua/myblog.html?p=10692

[3] http://yanukovych.com.ua/

[4] http://yanukovych.com.ua/myblog.html?p=10115

[5] http://yanukovych.com.ua/myblog.html?p=10674

[6] http://yanukovych.com.ua/myblog.html?p=10755

[7] http://yanukovych.com.ua/myblog.html?p=10968; http://yanukovych.com.ua/myblog.html?p=10974

[8] http://yanukovych.com.ua/myblog.html?p=10147

[9] http://odnarodyna.ru/topics/1/222.html

Юлия Тимошенко

Перед тем, как перейти к рассмотрению подходов Юлии Владимировны к таким вопросам, как русский язык, русская культура, историческая память, политика безопасности и т.д., важно помнить о том, что собственно идеологических взглядов у Тимошенко нет - есть электорально выигрышные темы. Единственное ограничение накладывается тем, что ядро ее электората - Западная Украина со всеми вытекающими из этого последствиями. Именно оттуда она начинает периодические экспансии в центральные и восточные регионы. Кроме того, в БЮТ входит значительное число пещерных националистов, которые имеют заметное влияние на принимаемые лидером политические решения.

Точка зрения Тимошенко по большинству вопросов меняется с головокружительной скоростью, однако, именно в вопросах, волнующих представителей Русского мира, она проявляет нехарактерную для нее последовательность и упрямство. Охват электората центральной и восточной Украины (настроенного на усиление сотрудничества с Россией и формирование с ней долгосрочных братских отношений) осуществляется нынешним премьером исключительно по линии популяризации своего сотрудничества с Российской Федерацией (экономическая компонента).

И тут ей действительно удалось частично перехватить инициативу у многих пророссийских проектов, благодаря активному сотрудничеству правительств в рамках Комитета по вопросам экономического сотрудничества украинско-российской межгосударственной комиссии. Однако собственные взгляды на гуманитарную составляющую ею либо не озвучиваются вовсе, либо это делается в жесткой и однозначной форме.

Традиционно основной проблемой Русского мира Украины является статус русского языка и его ущемление. И в этом вопросе Ю. Тимошенко безапелляционна - никакого второго государственного языка в стране не будет. В 2006 году на митинге в Харькове она заявила, что «русский язык это вопрос одноразового использования. Если вам кто-то будет обещать второй государственный русский язык, то знайте, ни один политик никогда не пойдет на этот шаг по одной причине, потому что если это сделать, то в стране ровно половина наших граждан забудут, сколько стоит мясо, сколько стоит сало, сахар, забудут какой размер пенсии у них, и пойдут воевать за язык. Потому что это сто процентов приведет к гражданскому противостоянию»[1]. А на встрече с избирателями в Виннице она была еще более категорична: «Государственный язык у нас единственный - наш родной украинский язык»[2].

В ноябре 2007 года после внушительного результата на досрочных парламентских выборах в канун Дня украинской письменности Тимошенко так высказалась относительно языковой проблемы: «Украине нужны не просто красивые слова и обещания, а настойчивая работа по развитию украинского языка. Наша политическая сила победила на досрочных выборах в Верховную Раду. Обещаю, что, когда мы вернемся к власти, будем делать все для того, чтобы наш родной язык был защищен»[3]. Более того, в совместном соглашении о создании коалиции демократических сил в Верховной Раде VI созыва, подписанном БЮТ и НУНС, говорится, что культурное развитие общества будет основываться на утверждении украинского языка во всех сферах общественной жизни.

В 2008 году БЮТ попытался реализовать обещания своего лидера. После визита на Украину верховного комиссара ОБСЕ по делам нацменьшинств К. Воллебека Тимошенко назвала проблему русского языка на Украине «надуманной» и заявила, что, будь ее воля, она законодательно запретила бы поднимать этот вопрос[4]. В мае того же года депутат от БЮТ Ю. Гнаткевич предложил целый ряд поправок в украинское законодательство (в частности, в законы «Об образовании», «О высшем образовании», «О государственной службе» и т.д.), сводившихся к дальнейшему вытеснению русского языка из всех сфер общественной жизни[5]. А 9 ноября того же года сама премьер вновь подтвердила свое видение украинского языка, как «гонимого»: «Вопреки притеснениям и гонениям украинское слово сегодня обретает все большую силу и в Украине, и в мире»[6].

Такая позиция нашла свое отражение в целом ряде государственных и законодательных инициатив в отношении русского языка. Это и памятные распоряжения министра образования (относительно уничтожение советских книг в украинских библиотеках, сворачивания преподавания на языках нацменьшинств в школах), и распоряжения Кабинета министров («О внесении изменений в Положение об общеобразовательном учебном учреждении» которым учителям предписывалось и во внеклассной работе использовать только украинский язык), и проект «Концепции государственной языковой политики Украины» (за авторством депутата от БЮТ П. Мовчана)[7], и многое другое. Именно благодаря усилиям Кабмина, возглавляемого Тимошенко, были инициированы судебные решения, в соответствии с которыми отменялись решения ряда областных советов по имплементации Европейской хартии региональных языков или языков национальных меньшинств[8].

В несколько более мягкой форме эта же позиция премьера освещена в ее предвыборной программе: «Предпосылкой выполнения миссии (Тимошенко. - А.Н.) является, в первую очередь, подъем духовности нации... возрождение украинского языка и развитие культуры, восстановление национальных мировоззренческих традиций и нашей правдивой национальной истории». В сложившемся за время правления «оранжевых» своеобразном политическом новоязе «возрождение украинского языка» всегда означает насильственную украинизацию, а «восстановление правдивой истории» - всегда реабилитацию ОУН-УПА, голодоморские исследования и стенания на тему «вековечного рабства Украины под гнетом российского государства».

То, как кандидат в президенты видит проблему сохранения исторической памяти и культурно-символьного поля Русского мира, практически неизвестно, поскольку напрямую Тимошенко такие вопросы не комментирует. Однако ряд действий правительства под ее руководством и недавних заявлений могут свидетельствовать о том, что ее представления в это сфере не намного отличаются от позиции по русскому языку.

Несмотря на свою якобы отстраненность от этих вопросов, Тимошенко исправно выделяет государственные деньги на различные «свидомитские» проекты Ющенко. Например, тот же Институт национальной памяти пользуется просто неограниченным влиянием на вопросы финансирования. Причем до такой степени, что деньги институту выделялись уже после начала финансового кризиса. С особой активностью Кабмин финансирует монументальную деятельность по увековечиванию голодомора. В ноябре 2008 года правительство выделило из специального резервного фонда на сооружение «Мемориального комплекса памяти жертв голодоморов на Украине» 60 млн. грн[9], а 14 октября 2009 года - еще 5 млн. грн на строительство памятника жертвам «голодомора» 1932-1933 годов в Вашингтоне. Напомню лишь, что деньги выделяются в период, когда правительство активно занимает деньги за рубежом, потому что своих не хватает.

Не могли обойти в Кабмине и такое «выдающееся» событие, как юбилей некоего украинско-шведского «союза», якобы заключенного Мазепой. По этому случаю еще в июле 2008 года появилось распоряжение (№ 994-р) относительно установления монумента И. Мазепе в Швеции.

В сфере политики безопасности государства Тимошенко отстаивает достаточно экзотичный подход - встраивание Украины в систему Европейской системы обороны и безопасности. Экзотичность этой идеи во многом обусловлена тем, что эта европейская идея за все время своего существования так и не была наполнена реальным содержанием (можно вспомнить разве что полицейскую миссию в Македонии). Премьер выдвинула этот лозунг в ответ на критику оппонентов, что у нее нет решений относительно геополитической роли Украины и принципа формирования безопасности государства.

Эти обвинения особенно усилились в январе прошлого года в связи с «письмом трех», направленном В. Ющенко, Ю. Тимошенко и А. Яценюком генсеку НАТО, с просьбой ускорить присоединение страны к Плану действий относительно членства в альянсе. Не отрицая евроатлантическую интеграцию как таковую, Тимошенко настаивает на том, что присоединение к любой глобальной системе безопасности должно происходить только по результатам референдума. Такая же позиция записана и в ее предвыборной программе. При этом правительство Тимошенко приложило немало усилий по реальной интеграции Украины в структуру НАТО как через нормативное регулирование, так и путем создания профильных организационных структур.

Выводы:

1.                   Для Ю. Тимошенко ценности Русского мира не имеют ровным счетом никакого значения, а ее внутренние убеждения по большинству гуманитарных вопросов откровенно им враждебны. Скорее всего, в предвыборной борьбе проблемы русского языка, русской культуры, исторической памяти и т.д. будут ею игнорироваться. Тем более что премьерский пост позволяет ей сосредоточиться исключительно на экономическом блоке.

2.                   В случае победы на выборах крайне мало надежд на улучшение ситуации с использованием русского языка на Украине, хотя экономические связи с РФ будут развиваться динамично. Вполне возможно, что не столько усилится давление на русский язык, сколько будет наложено табу на любые улучшения его положения. Если же (с молчаливого согласия российского руководства) гуманитарные вопросы будет решено принести в жертву межгосударственному экономическому сотрудничеству, ситуация с русским языком может стремительно ухудшиться. В случае избрания Тимошенко главой государства русскоязычным украинцам для отстаивания своих прав придется приложить сил не меньше, чем при нынешнем президенте.

3.                   Существует высокая вероятность, что при президенте Тимошенко гуманитарный блок так и останется в руках националистов, составляющих одно из влиятельных крыльев ее политической силы (тем более что с ними ей после победы надо будет каким-то образом рассчитываться). В таких условиях разнообразные Институты национальной памяти, комиссии по морали и тому подобные структуры будут продолжать функционировать в прежнем режиме, хотя их антирусскость, возможно, окажется частично приглушенной при расширении полномочий и масштаба исторических фальсификаций. Разрушение монументального и топонимического поля Русского мира будет, скорее всего, продолжено.

[1] http://news.mediaport.ua/politicum/2006/31058.shtml

[2] http://www.lenta.ru/news/2006/01/27/tima/

[3] http://news.liga.net/news/N0751220.html

[4] http://rus.newsru.ua/ukraine/27mar2008/jazyck.html

[5] http://smi2.ru/rutrum/c21827/newspreview/

[6] http://newzz.in.ua/politic/1148824685-timoshenko-jazyk-jeto-dusha-millionov-ukraincev.html

[7] http://odnarodyna.ru/articles/6/629.html

[8] http://www.rosbalt.ru/2009/05/05/638354.html

[9] http://odnarodyna.ru/articles/6/375.html

Арсений Яценюк

Арсений Яценюк демонстративно не избегает сложных вопросов относительно статуса русского языка, исторической памяти, Черноморского флота и т.д. Впрочем, это не означает, что из его слов легче, чем из немногословия некоторых других кандидатов, извлечь некую определенность.

Пожалуй, больше всего ясности относительно статуса русского языка содержится в высказывании возможного главы государства, прозвучавшем 30 марта 2009 года в программе «Свобода на Интере». На просьбу народного депутата от Партии регионов А. Пеклушенко разъяснить свою позицию относительно русского языка Яценюк заявил, что такой проблемы не существует, а через 5 лет и подавно не будет существовать. Нужно активно развивать и популяризировать украинский язык[1].

В июне 2009 года на пресс-конференции в Ивано-Франковске на вопрос о русском языке он сказал, что «для нас люди, которые общаются на русском языке, не враги», а кроме того, «русский язык единственный, защищенный украинской Конституцией»[2]. То есть все-таки есть «мы» - и есть «они», говорящие на русском. Еще более однозначным Яценюк был в эфире прооранжевого «5 канала» 10 сентября: «Несомненно, и безоговорочно, украинский язык должен быть единым государственным языком»[3], хотя и призвал внимательно и толерантно относится ко всем тем, кто не говорит на украинском.

Свою «толерантность» он ярко продемонстрировал (и, кстати, активно пропагандирует в качестве примера) в бытность министром экономики АР Крым. Тогда он в приказном порядке поменял все таблички с русских на украинские, а также перевел все делопроизводство (как внешнее, так и внутреннее) на украинский[4]. Окончательно свою позицию по русскому языку кандидат в президенты высказал во время одного из митингов в Крыму: «Я буду выполнять Конституцию. А согласно ст. 10 Конституции Украины русский язык достаточно защищен. Украинский, как единственный государственный язык, может развиваться только при условии реальной, полноценной, а «не для галочки», государственной защиты русского»[5].

Двусмысленна позиция Яценюка и относительно исторической памяти, переписывания истории, что проявляется в оценке деятельности ОУН-УПА. В целом, судя по его комментариям, можно с уверенностью сказать, что, если бы этот вопрос мог принести ему существенные электоральные очки, он бы его без сомнения активно поднимал.

Показательно, что когда он говорит о сложностях с признанием боевиков ОУН-УПА ветеранами, в его интонациях чувствуется сожаление, а не удовлетворение. 23 февраля 2009 года на пресс-конференции во Львове он сказал, что принятие закона о реабилитации ОУН-УПА в нынешних условиях просто невозможно: «Часть 46-миллионного населения Украины до сих пор находится под влиянием того, что называлось советской пропагандой»[6]. То есть вся беда, по мнению Яценюка, не в безусловно преступной деятельности ОУН-УПА, а в «советской пропаганде», которая очернила светлый образ «борцов за независимость Украины». На том же мероприятии политик отметил, что на сегодняшний день вопрос со статусом оуновцев решен на региональном уровне и поэтому просто необходимо распространить эту практику на всю Украину: «Людям по всей Украине нужно продолжать доносить информацию относительно ОУН-УПА».

16 октября в программе «Большая политика» с Е. Киселевым Яценюк сказал, что вообще нет необходимости в отдельном законе, касающемся признания боевиков ОУН-УПА, поскольку, де, они уже признаны в законе Украины «О статусе ветеранов войны, гарантиях их социальной защиты», что безусловно является неправдой и уж кому, как не юристу Яценюку этого не знать. При этом он не устает подчеркивать, что настоящими героями войны считает ветеранов Советской армии, и именно им принадлежит честь победы над фашизмом.

Несмотря на такую миролюбивую и примиренческую позицию кандидата от Западной Украины, есть основания предполагать, что в случае его победы на выборах вопрос с реабилитацией ОУН-УПА будет решен вполне однозначно. К этому есть некоторые личностные предпосылки, связанные с историей семьи Яценюка. Из интервью его родителей изданию газете «Факты»[7] известно, что семья матери, проживавшая в Ивано-Франковске, по причинам, которые не разглашаются, была выселена в 1953 году в Колымию. Не исключено, что это могло быть связано с некой формой сотрудничества одного из членов семьи с ОУН-УПА. Тем более что в семье Яценюка совершенно точно были представители ОУН-УПА.

По данным нью-джерсийской газеты украинской диаспоры «Свобода», А. Яценюк является племянником одного из наиболее известных и плодотворных историков бандеровской ветви ОУН-УПА - П. Мирчука[8]. Вряд ли это было секретом для него с детства, и еще менее вероятно, чтобы в узком кругу семьи кто-либо осуждал ОУН-УПА.

На трактовки истории Яценюк смотрит достаточно широко и, вроде бы, не склонен винить Россию во всех бедах Украины. Более того, он достаточно тепло отзывается о времени, проведенном обеими странами в рамках Российской империи и СССР. В своем комментарии газете «Аргументы и факты» от 11 сентября 2009 года относительно исторического наследия Киевской Руси и путей дельнейшего развития Украины он отметил, что «Киевская Русь - не только великое прошлое, но и проект великого будущего. Киев мог бы стать центром нового восточноевропейского проекта, простирающегося от Львова и Бреста до Владивостока и Сахалина. Я исхожу из убеждения, что украинской государственности уже тысяча лет, а отсчитывать ее надо от Крещения Киевской Руси. Православное христианство дало мощный толчок развитию огромного пространства от Черного до Балтийского и Белого морей, от Карпат до Волги»[9].

В интервью журналу «Профиль» Яценюк вообще напрямую связывает развитие Украины с вхождением ее на разных этапах в разные империи: «Все инфраструктурные сооружения в нашей стране построены либо при Австро-Венгерской империи в западных областях Украины, либо при Российской в центральных и восточных регионах, либо Советским Союзом по всей территории нашей страны. Да и в принципе наша государственность начиналась с создания империи, а позже частично была воплощена в других имперских проектах»[10]. В рамках этого исторического видения он даже поставил в Черновцах памятник человеку, деятельность которого в отношении русских на Украине и Украины в целом, мягко говоря, неоднозначна. Речь идет о памятнике императору Францу-Иосифу, в бытность которого практиковалось активное преследование всех тех, кто не хотел отказываться от русской идентичности в угоду искусственно созданной «украинской»[11], в бытность которого были созданы концлагеря Терезин и Талергоф, которые вписали свою кровавую страницу в историю русинского народа[12]. Вот такие герои у потенциального президента страны.

Несмотря на такое представление об общем прошлом братских народов, в качестве основного внешнеполитического проекта Яценюк продвигает несколько одиозный проект «Большой Европы» - от Атлантики до Тихого океана, настаивая на том, что именно Украина должна выступить инициатором объединительных процессов в Восточной Европе. При этом «Киев должен вернуть себе роль центра и лидера восточноевропейской цивилизации», но такая интеграция должна происходить не на единой славянско-православной основе (что было бы ожидаемо при такой постановке вопроса), а на западноевропейских ценностях.

То есть латентно подразумевается возможность отказа от православной духовной и ментальной основы, хотя при этом политик не устает подчеркивать, что «у нас есть мощная, испытанная столетиями система ценностей - православие. Я, прежде всего за то, чтобы нормой жизни стали основные христианские заповеди»[13]. Если называть вещи своими именами, то речь идет все о том же «санитарном кордоне» вокруг России (Европейское «Восточное партнерство»), при котором страны «санитарного кордона» с радостью должны согласиться на роль европейских «казачков» (исполнителей любых желаний). Тем более что Яценюку близки и понятны идеи Бжезинского: «Бжезинский не слишком преувеличивает, когда говорит, что без Украины Россия империей быть не может».

Выводы:

1.                   С приходом Яценюка к власти русскому населению Украины не следует рассчитывать на решение языкового вопроса (а особенно - на принятие русского как второго государственного). Его позиция, сводящаяся к тому, что проблемы русского языка нет, а все его права предельно четко прописаны в уже действующих нормативных документах (Конституции и законах) дают повод предположить, что политика украинизации будет продолжена в том же объеме, что и при Ющенко.

2.                   Историческая память при президенте Яценюке будет подвергаться тем же искажениям, что и при Ющенко. Единственное видимое отличие - официально будет провозглашен отказ от попыток реабилитации ОУН-УПА и пересмотра роли советских солдат в Великой Отечественной войне. Но в плоскости реальной работы этот процесс будет набирать дополнительные обороты через региональные акции по реабилитации коллаборационистов, через «инициативы снизу» по пересмотру как истории украино-российских отношений в целом, так и по отдельным историческим событиям и периодам. Также, возможно, будет смещен акцент в пользу восхваления наследия «просвещенной» Австро-Венгерской империи, с одной стороны, в противовес «захватнической» Российской империи, а с другой - для усиления аргументации о «настоящей» европейскости украинцев.

3.                   Внешнеполитические проекты также будут поделены на два направления. Потенциальный президент Яценюк будет официально ратовать за улучшение отношений с Россией и даже выступать с разнообразными инициативами на этом поприще. Впрочем, большая часть его инициатив будет заведомо нереализуемой и служить лишь втягиванию России в перманентный переговорный процесс с целью отвлечения внимания от иных важных тем украино-российских отношений. Неофициально же Яценюк будет еще активнее встраивать Украину в систему европейского «Восточного партнерства» и способствовать оживлению различных антироссийских «санитарных» проектов США (вроде ГУАМ и Балто-Черноморско-Каспийского союза).

[1] http://sevastopol.su/arch_view.php?id=11103

[2] http://h.ua/story/208312/

[3] http://unian.net/rus/news/news-335467.html

[4] http://www.nr2.ru/kiev/247397.html

[5] http://frontzmin.org/view_post.php?id=865

[6] http://zapysy.com.ua/news/1301.html

[7] http://www.facts.kiev.ua/archive/2009-05-07/96373/index.html

[8] http://kipiani.org/plain.cgi?778

[9] http://frontzmin.org/view_post.php?id=398

[10] http://frontzmin.org/view_post.php?id=719

[11] http://www.2000.net.ua/f/59912

[12] http://odnarodyna.ru/articles/6/392.html

[13] http://www.ukrrudprom.ua/digest/Arseniy_izmenil_Frontu.html

Инна Богословская

Для кандидата с рейтингом в пределах 1-2% электоральной поддержки Инна Германовна ведет весьма активную президентскую компанию. Ее лейтмотивом является критика всех и вся - начиная с Ю. Тимошенко и В. Януковича и заканчивая потенциальными конкурентами по электоральному полю - П. Симоненко[1], А. Морозом и Н. Витренко.

Судя по заявлениям И. Богословской, основным ее приоритетом являются не столько президентские выборы, сколько наращивание политического веса в южном регионе Украины и Крыму. Львиная доля ее заявлений и обещаний направлена на решение вопросов, которые могут быть интересны жителям именно этих регионов.

Впрочем, и тут она в определенной мере осторожничает. В официальной предвыборной программе Богословской «Работа. Порядок. Вера»[2] в разделе «Языковая политика» четко прописано, что единственным государственным языком «есть и будет украинский язык, как язык национального самоопределения», а русский язык будет признан официальным и ему будет обеспеченно функционирование «в образовании, культуре, медицине, общении с государственными учреждениями», однако, за счет чего такое состояние будет достигнуто - не сказано. При этом другие важные элементы программы Богословской весьма детально раскрыты ею в отдельных заявлениях. Косвенно это может свидетельствовать либо о нежелании Богословской реально заниматься проблемой русского языка, либо об отсутствии конкретного видения путей такого решения.

Есть в ее программе упоминание и о многострадальной Европейской Хартии региональных языков и языков национальных меньшинств (в программе она почему-то названа «международной»). Как эта хартия исполняется на Украине, прекрасно известно, и почему ситуация должна вдруг измениться в лучшую сторону - не совсем понятно. Пока что вся активность Богословской вокруг проблемы русского языка ограничилась одной новостью на ее предвыборном сайте относительно отмены Марша «Гласных и Согласных» (марш сторонников признания русского языка как официального)[3]. В каких либо законодательных инициативах (по крайней мере, в последней депутатской каденции) в отношении защиты прав русскоязычных она замечена не была.

Беспокоят Инну Германовну и украино-российские отношения. Например, она активно выступала за создание предложенного Россией «зернового пула», особенно упирая на то, что такая идея была предложена ею еще в 2006 году[4]. Прокомментировала она и августовское Обращение Д. Медведева к В. Ющенко, отметив, что «Украина должна взять на себя миссию «объединять Россию и Европу» (правда, осталось не совсем понятным, зачем этим двум геополитическим субъектам мог бы понадобиться такой посредник). При этом она очертила три ключевых вопроса украино-российских отношений: вопросы военной, энергетической и продовольственной безопасности[5]. То есть гуманитарные аспекты, по мнению Богословской, не входят в перечень первоочередных проблем.

В сфере внешнеполитических вопросов Богословская настаивает на утверждении статуса Украины как нейтрального государства, для чего предлагает обратиться со специальным обращением в СБ ООН.

Преграду на пути к этому статусу (а именно - базирование в Севастополе Черноморского флота РФ) она предлагает решить с помощью кондоминиума - совместного управления Севастополя Украиной и Россией. Правда, интересно объяснение Богословской, для чего Украине нужно создать такой кондоминиум: «Пока на территории Украины расположен Черноморский флот России, мы не можем претендовать на вступление в НАТО»[6], то есть такая идея кандидатом в президенты в принципе не отбрасывается. Тем более что, по мнению Богословской, «время заигрываний со стороны НАТО прошло, и для украинских политиков настало время посмотреть правде в глаза: без статуса нейтрального государства, на протяжении ближайших 5-10 лет Украине угрожают серьезные неприятности»[7]. Кто источник этих «неприятностей», кандидат не уточнила, хотя в контексте вышесказанного это было бы весьма интересно.

Отношение к вопросам фальсификации и переписывания итогов Великой Отечественной войны у Богословской однозначное: «Сегодня уже считается хорошим вкусом оценивать историю с точки зрения скоротечной политической выгоды, когда возвеличивают одних и топчутся по памяти других. Те, кто таким образом переписывают историю, пытаются обелить самую страшную идеологию - фашизм. Если бы не Советская армия, мир был бы абсолютно другим»[8].

В вопросах православия Богословская проповедует принцип невмешательства: «Церковный раскол можно преодолеть только силами самих священников, а иначе процесс восстановления может растянуться на годы»[9], что, собственно говоря, и происходит нынче, поскольку УПЦ КП может реально существовать только в условиях широкой государственной поддержки, а без нее начнет рассыпаться прямо на глазах. Так что если государство при президенте Богословской реально перестало бы вмешиваться в церковные дела, это послужило бы скорейшему окончанию раскольничества и становлению на Украине нормальной православной канонической церкви.

Однако в предвыборной программе кандидата к тезису о невмешательстве есть интересное уточнение: «Власть не будет вмешиваться в дела церкви. Задача государства - обеспечить церкви условия для служения, а верующим возможность прийти к вере», то есть в принципе Богословская признает возможность активной государственной поддержки различных религиозных групп, в том числе и УПЦ КП, что мало вяжется с желанием прекратить церковный раскол.

Выводы:

1.                   Избирательная компания Богословской в принципе не ориентирована ни на собственно президентский пост, ни даже на формирования своего имиджа как политика общеукраинского масштаба. Основная сфера ее притязаний - Крым и юг Украины, о чем свидетельствует выдвижение в президенты именно в Крыму, а также выдвижение в качестве основных тех проблем, которые близки именно Крыму (русский язык как официальный, статус Севастополя и Черноморского флота РФ, решение проблемы крымских татар, автономия Крыма) и югу страны (активное участие в решении проблем Николаевской и Херсонской областей, активная кампания относительно «зернового пула»).

2.                   В этой борьбе ее конкурентами являются не столько Тимошенко и иные представители «оранжевого» лагеря, сколько идеологически близкие Янукович, Симоненко, Мороз и Витренко (а также ряд политических пророссийских сил Крыма). Ее электоральное позиционирование в Крыму - умеренная и рассудительная сила, которая может решить наиболее острые вопросы полуострова.

3.                   Проблемы Русского мира, как такового, Богословскую волнуют крайне мало. Причем это относится ко всему спектру вопросов - языка, веры, исторической памяти. Все ее решения в этих вопросах больше напоминают политику невмешательства, чем формирование активной позиции. С учетом этого даже в случае прихода Богословской на пост президента Украины можно прогнозировать, что указанным вопросам будет уделено крайне мало внимания со стороны новой власти, хотя вполне возможно ситуация могла бы несколько улучшиться (в частности, в отношении использования русского языка в некоторых сферах общественной жизни). Украино-российские отношения при президенте Богословской стали бы однозначно теплее, однако, развивались бы ровно в том же направлении и с теми же приоритетами, что и сейчас при Тимошенко - максимальное увеличение экономической составляющей по всем возможным направлениям.

4.                   Идеи нейтральности, по крайней мере, в трактовке Богословской выглядят хоть и детальными, однако, малореальными, а местами так и просто утопичными. Особенно это касается надежд на то, что США и другие геополитические игроки позволят Украине получить нейтральный статус и добровольно откажутся от вытеснения российского флота из Севастополя.

[1] http://www.bogoslovska.com/news/23-09-09/

[2] http://www.bogoslovska.com/news/28-10-09_programme/

[3] http://www.bogoslovska.com/news/u_krimu_skasovano_marsh_glasnyh_i_soglasnyh/

[4] http://www.bogoslovska.com/news/nav_t_p_d_tiskom_s_ukra_na_ne_povinna_v_dmovlyatisya_v_d_de_stvorennya_zernovogo_pulu_-_bogoslovska/

[5] http://www.bogoslovska.com/news/12-08-09/

[6] http://www.bogoslovska.com/news/03-08-09/

[7] http://www.bogoslovska.com/news/27-08-09/

[8] http://www.bogoslovska.com/news/01-09-09/

[9] http://www.bogoslovska.com/news/05-10-09/

Андрей Новацкий, «Русское единство»

Впервые опубликовано в информационном сборнике «Русский мир»

На РЛ прислано в рассылке Всеукраинского Объединения «Русское содружество»

«Русские на Украине»: www.rus.in.ua



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 2

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

2. Михаил Чернушенко : Больше президентов!
2009-12-24 в 22:35

Надо бы разделить т.н. Украину на две или больше частей, и у каждой легко найдется подходящий ей президент и свое решение проблем, в т.ч. и по языку и по союзу или несоюзу с Россией.
Вопрос только в том, как перейти к этому счастливому состоянию излеченности от хронического невроза.
Великий вождь Мао сказал бы, что чем хуже - тем лучше, но делать это самое "хуже" как-то рука не подымается.
Остается только Бога просить ангелов Своих послать.
1. брат Матвей : Re: Русский фактор в программах кандидатов в президенты Украины
2009-12-17 в 15:53

Какие бы ни были различия в программах у кандидатов, это практически не имеет никакого значения. Причина простая - кто бы из них не победил, будет плясать под дудку Америки и очень послушно. Если только Россия, не перестанет ограничиваться чисто экономической "прагматикой" и также поставит вопросы истории, языка, морали и т.п. в работе с Украиной - во главу угла.

(Словцо про "титанические" выборы без выбора, про Верку Сердючку и Тараса Бульбу - пророков не своего отечества
http://bratstvo.ucoz.ua/publ/9-1-0-125)

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме