Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

На флаг и гюйс - равняйсь!

Андрей  Мартынов, Русская народная линия

17.12.2009


Андреевский флаг добровольно спускался лишь два раза …

11 декабря 1699 года был учреждён Андреевский флаг в качестве официального флага Российского военно-морского флота. Добровольно этот флаг спускался лишь два раза. Юридически обе сдачи осуждены, их виновники понесли наказание. А моряки считают их своим позором. Но так ли уж были виновны капитаны и команды?

Андреевский флаг«На флаг, гюйс, стеньговые флаги и флаги расцвечивания - смирно! Флаг, гюйс, стеньговые флаги и флаги расцвечивания поднять!» Кто из моряков не помнит этой команды...

Первый раз она прозвучала 11 декабря 1699 года. В тот день Петром I был учреждён Андреевский флаг в качестве официального флага Российского военно-морского флота. «Всякой потентат (государь. - А.М.), который едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет; а который и флот имеет, обе руки имеет», - писал первый российский император в указе «от 13 генваря 1720 года». И ему вторил другой император, Александр III: «Во всём свете у нас только два верных союзника, наша армия и флот...»

А последний раз она прозвучала с заходом солнца 30 октября 1924 года на рейде французского колониального порта Бизерта: «На флаг, гюйс, стеньговые флаги и флаги расцвечивания - смирно! Флаг, гюйс, стеньговые флаги и флаги расцвечивания спустить!» Двумя днями раньше французское правительство признало Советский Союз. Русская армия и флот Петра Врангеля пополнили ряды беженцев...

Между этими двумя датами Андреевский флаг добровольно спускался лишь два раза. Юридически обе сдачи осуждены, их виновники понесли наказание. А моряки считают их своим позором. Но так ли уж были виновны капитаны и команды? Попробуем разобраться.

Первый случай произошёл в ходе Русско-турецкой войны (1828-1829) 11 мая 1829 года: 44-пушечный фрегат «Рафаил» (командир капитан 2-го ранга Семён Стройников), патрулировавший анатолийское побережье на линии Синоп - Батум, встретился с турецкой эскадрой из 15 вымпелов. В её состав входили шесть линейных кораблей, два фрегата, пять корветов и два брига. Умелые манёвры и численное превосходство неприятеля позволили ему окружить русский фрегат. Спешно созванный военный совет постановил драться до последней возможности, а потом сблизиться с ближайшим кораблём противника и взлететь с ним на воздух. Один из офицеров спустился в крюйт-камеру, чтобы всё подготовить к взрыву. Но когда о решении совета сообщили команде, матросы просили довести до капитана, что они не хотят погибать и просят сдать корабль. Стройников приказал спустить флаг.

Когда о капитуляции «Рафаила» доложили императору Николаю I, он повелеть соизволил: «Уповая на помощь Всевышнего, пребываю в надежде, что неустрашимый Флот Черноморский, горя желанием смыть бесславие фрегата «Рафаил», не оставит его в руках неприятеля. Но когда он будет возвращён во власть нашу, то, почитая фрегат сей впредь недостойным носить Флаг России и служить наряду с прочими судами нашего флота, повелеваю вам предать оный огню».

Желание государя исполнилось спустя 24 года. Во время Синопского сражения командующий эскадрой вице-адмирал Павел Нахимов поставил линкоры «Императрица Мария» и «Париж» на шпринги напротив турецкого трофея и сосредоточенными залпами сотни пушек разнёс бывший фрегат «Рафаил».

Свой рапорт о виктории, которая, к сожалению, стала последней победой императорского флота, он начал словами: «Воля Вашего Императорского Величества исполнена - фрегат «Рафаил» не существует».

У моряков есть традиция. Имя выбывшего из списков флота корабля передаётся другому. Тот же злосчастный фрегат наследовал имя петровского линкора (1713 год). Но было сделано и одно исключение. Имя «Рафаил» оказалось навечно вычеркнутым из списков Российского императорского флота.

После капитуляции Турции состоялся суд над офицерами «Рафаила». Все они, кроме мичмана, готовившего корабль к взрыву и не принимавшего участие в решении о сдаче, были разжалованы в матросы и лишены наград.

На самом деле в личной храбрости капитана 2-го ранга Семёна Михайловича Стройникова сомневаться не приходится. Георгиевский крест просто так не дают. А он был его кавалером.

Да и бой действительно не имел смысла. На исход войны он никак не влиял. Турки её безнадёжно проигрывали. Какой-то определённой цели (прикрытие десанта, удержание сектора до подхода основных сил или же, напротив, отвлечение основных сил противника) «Рафаил» не имел. Самое что ни на есть прозаическое патрулирование. И стоило ради этого соблюдать букву устава?

И получается, что приказ о капитуляции был не проявлением малодушия, а настоящей храбростью - пожертвовать своей честью ради спасения экипажа. Эту гипотезу, в частности, не исключает писатель Владислав Крапивин.

Хуже другое. Из 200 человек экипажа в живых к моменту окончания войны и последовавшего затем возвращения пленных оставалось всего 70 человек...

И другой случай, когда добровольно был спущен Андреевский флаг. 28 мая 1904 года. Второй день Цусимского сражения. Несмотря на малоэффективные ночные атаки миноносцев (непосредственно в ходе которых и на следующее утро потонули два устаревших броненосца и два не менее устаревших крейсера), главнокомандующий японским Соединённым флотом вице-адмирал Хэйхатиро Того добился главного - 2-я Тихоокеанская эскадра как единая боевая единица перестала существовать. Утром остатки эскадры (5 вымпелов) были окружены основными силами японцев (25 вымпелов). Понимая, что сопротивление бессмысленно, командующий контр-адмирал Николай Небогатов спустил флаги. Единственный, кто не подчинился приказу, был капитан крейсера 2-го ранга «Изумруд» Василий Ферзен. Он, пользуясь преимуществом в скорости (21,5 узла), пошёл на прорыв и спустя три часа сумел оторваться от преследования.

Позже на суде контр-адмирал признавался: «Я не из мягкосердных и положил бы 50 тыс. жизней, если бы был уверен, что от этого будет какая-нибудь польза для России, но положить тысячи молодых жизней (точнее, 2 280 человек. - А.М.) ни за что я не считал себя вправе».

Тем не менее он, его штаб, а также капитаны сдавшихся кораблей (за исключением командира эскадренного броненосца «Орёл», получившего в ходе боя 27 мая тяжёлые повреждения и находившегося в небоеготовом состоянии) были осуждены. Самого контр-адмирала приговорили к смертной казни, заменённой 10 годами крепости.

Последнее мало согласовывалось с более мягким, но довольно издевательским приговором командиру миноносца «Бедовый» капитану 2-го ранга Николаю Баранову и чинам штаба вице-адмирала Зиновия Рожественского (сам командующий был оправдан как «не вполне сознававший... значение происходивших вокруг него событий» в результате ранения, полученного в начале боя). Дело в том, что и его корабль сдался в тот же день, что и «осколки эскадры» (А. Новиков-Прибой). В отличие от Небогатова, все фигуранты этого дела были просто отправлены в отставку с лишением некоторых прав и преимуществ, полученных на военной службе.

В принципе приговоры были несправедливы и ориентировались не столько на букву закона, а на общественное мнение, жаждавшее крови (будто её и так мало пролилось) за поражение в войне.

«Бедовый» шёл под флагом Красного Креста. Помимо Рожественского, на борту этой посудинки, отнюдь не рассчитанной на транспортировку раненых, находилось ещё несколько раненых чинов штаба. Так что флаг спускал не боевой корабль, а госпитальное судно, и фактом нарушения Морского устава, статья 354 которого требует сражаться до последней возможности (прекращение сопротивление возможно лишь при значительной убыли личного состава, утраты средств обороны, невозможности справится с течью или пожаром), можно пренебречь.

В случае со сдачей кораблей Николая Небогатова возникает вопрос: а чем действительно можно было оказать сопротивление? Единственный новейший эскадренный броненосец «Орёл» (тип «Бородино») был серьёзно повреждён (в частности, потерял половину артиллерии). Другой эскадренный броненосец, «Николай I» (на нём держал флаг Небогатов), к этому времени уже устарел, уступая как в дальности стрельбы орудий главного калибра (длина ствола 30 против 40), так и в их количестве (2 против 4) и ходе (14 узлов против 17,8 у того же «Бородино»). Два броненосца береговой обороны, напротив, имели очень мощные пушки. Сила их бризантного залпа, несмотря на меньший, чем у эскадренных броненосцев, калибр (254 против 305 мм), превосходила как отечественную, так и японскую артиллерию. Но дальность боя была недостаточной. Судьба «Адмирала Ушакова», расстрелянного с безопасной для японцев дистанции, подтвердила эту печальную для русского флота истину. Оставался ещё крейсер 2-го ранга «Изумруд» (восемь 120-мм орудий). И это против четырёх эскадренных броненосцев и восьми броненосных крейсеров. И опять же без шансов (как и в случае с «Рафаилом») нанести противнику даже не поражение, а хоть какие-то ощутимые потери.

Можно возразить, что перед капитуляцией Небогатов мог бы попытаться уничтожить собственные корабли. Но, во-первых, он был ограничен во времени. Во-вторых, в ходе боя было сожжено шимозой или выведено из строя значительное число плавсредств. Так, все шлюпки и катера левого борта «Николая» были уничтожены, а гребные суда правого борта было невозможно спустить из-за повреждения грузовой стрелы. В-третьих, многие члены экипажей были ранены (на «Орле» 87 человек из 860 членов экипажа). Так что подобный выход (а его предлагали некоторые офицеры контр-адмиралу) был изначально неприемлем.

Кстати, в отличие от сдавшегося экипажа «Рафаила», отношение к русским военнопленным со стороны японцев было безукоризненным (их воспринимали скорее не как пленных, а как почётных гостей, размещали в храмах, дарили цветы), так что капитуляция Небогатова действительно спасла более 2 тыс. жизней.

Позора спуска флага не было. Действительным бесчестием было бы бросить в безрассудную атаку матросов и офицеров. И это был бы не высокий героизм, а бесцельное самоубийство фанатиков, и именно оно пало бы позором и бесчестием на погоны капитана и контр-адмирала и собственно на боевой флаг флота.

А так есть праздник военно-морского флага, возрождённого в 1991 году. Его история продолжается.

Впервые опубликовано: http://www.chaskor.ru/article/na_flag_i_gyujs_-_ravnyajs_13293



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 12

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

12. Провинциал : Безумству храбрых поем мы песню...
2009-12-18 в 11:09

У воина всегда есть выбор: следовать ли присяге и тому, что он обещал (и должен по закону) или сдаться.
Невозможно насильно сделать человека героем, это правда. И командир корабля ("Рафаил" или иной), приняв решение биться до конца мог бы предоставить экипажу выбор: желающим в плен - покинуть корабль на шлюпках или плавсредствах). Это было бы вполне человечным и разумным. Тут уж каждый стал бы перед выбором и совестью своей. А то, что капитану дали срок (заменили смертный приговор) говорит о том, что закон и долг требовали иного.
В истории есть немало примеров, когда отступление или сдача неприятелю каралось смертью. И, представьте себе, мало кому из воинов приходило в голову дезертировать. Служение в таком войске было честью. И такие армии, как правило, побеждали.
А вот понятие чести у нас как раз забыто или "устарело". Многие этого слова не знают.
Я не в коей мере не осуждаю капитана, пожалевшего людей, но он имел выбор, как и матросы, которые не все были готовы сдаться. Дело ведь не в практической пользе, так? Дело в славе и воспитательном моменте, а также в страхе врага перед героизмом.
Как бы то ни было, воспевали в народе не гуманистов, а героев, "Варяга" и "Стерегущего", а не "Рафаила".
Артур, сочините, пож., балладу "разумным", трезвоголовым и гуманным. У меня со временем туго.
11. Читатель из Москвы : Как "щедро" многие из "комментаторов" готовы оплачивать не своими жизнями за пустой фетиш
2009-12-18 в 10:27

Согласен с Вами - легко говорить, но не нам знать, как поведёт себя каждый из нас, комментаторов, когда исповедывать придётся. Две тысячи лет назад один из нас тоже клялся, а потом трижды петух пропел...
Но речь не о том, как каждый из нас поведёт себя. Разговор о том, как надо себя вести - действовать в соответствии с текстом принятой Военной Присяги:"...не щадя живота своего, до последней капли крови..." Отсюда и оценка должна быть - что подвиг, а что предательство, ради спасения "живота своего".
Вы о "пустом фетише"...
Это уж кому как. Кому честь флага - "пустой фетиш", а кому - "...не щадя живота своего, до последней капли крови..."
10. Игорь (М.В.) : Читатель из Москвы
2009-12-18 в 06:16

Как "щедро" многие из "комментаторов" готовы оплачивать не своими жизнями за пустой фетиш, и даже приносить их в жертву идолу тщеславия. А многие ли из комментаторов не станут на колени в темном переулке перед блестящим лезвием ножа упертым в сердце или в глаз?
Былинные Богатыри спасали пленных из любви - не призирая и не не упрекая. Свт. Амвросий Медиоланский для выкупа пленных братьев считал позволительным даже церковные сосуды (д.б. золотые) продавать (предварительно переплавив),
но коммунистический подход - Пленный, почему ты не умер?!
Героев нужно почитать, но героизм не фанатизм, неотделим от разума - различно требует от генерала, и солдата. Война не азартная игра, нужна победа, а не эффект парадного мундира, и если командир, видя что смерть солдат - пустая бойня, спасает их, уничтожая свою репутацию и даже жизнь, то разве он не герой? Подвиг на конвейр не поставишь, да и кто имеет моральное право к нему принуждать? Подвиг - это свободный выбор личности!
Андревский же флаг, конечно, надо сохранять в чести, но красная звезда - разве не фетиш?
9. протоиерей Георгий Бирюков : Re: На флаг и гюйс - равняйсь!
2009-12-18 в 01:37

Фактура неверна. Да, русские корабли сдавались в плен крайне редко, особенно в эпоху парового и броненосного флота. Но Андреевский флаг спускался всё же чаще, чем "лишь два раза". Автор весьма поверхностно знаком с военно-морской историей Российского флота.
Так, 25 мая 1734 года на подходах к Данцигу русский 32-пушечный фрегат "Митау" натолкнулся на пять французских кораблей. Фрегат сдался французам без боя. После окончания боевых действий возвращен с командой России и 8 октября 1734 года прибыл в Кронштадт. Командир фрегата и офицеры преданы военному суду. Приговора не знаю, но среди офицеров "Митау" был Харитон Лаптев - будущий знаменитый полярный исследователь.
Фактов можно добавить ещё несколько, если постараться, но зачем? Автору прекрасно хватило двух, чтобы оправдать сдачу. Ну что ж. Это вполне соответствует духу времени: сдача и продажа всего и всея.
8. Артем : протоиерю Вячеславу Пушкарёву
2009-12-18 в 01:35

Отец, Вячеслав! Вы пишите: "Для меня подвиг команд крейсера Варяг и Стерегущий есть пример для подражания и я его привожу в пример своим детям".

А в чем именно выражается "пример для подражания"? Тем более, что ниже вы развиваете совершенно противоположную мысль...
7. Читатель из Москвы : Причём здесь предательство? Пленение - не есть предательство, а лишь тип поражения. И при определённых условиях может быть тактически выгодно.
2009-12-17 в 19:38

В морском сражении вопрос о количестве погибших важен, но всё же вторичен.
Самое главное, чтобы над Русским кораблём, являющимся территорией России, не взвился флаг неприятеля.
И если в сухопутном сражении неприятель может поднять свой флаг над нашей территорией, несмотря на геройство солдат, пример Брестская крепость, то в морском сражении экипаж обязан затопить корабль, чтобы флаг неприятеля не был поднят и чтобы пушки с трофейного корабля не были обращены в нашу сторону. Это знал каждый моряк.
6. протоиерей Вячеслав Пушкарёв : Всё "правильно"???
2009-12-17 в 17:58

Для меня подвиг команд крейсера Варяг и Стерегущий есть пример для подражания и я его привожу в пример своим детям. Именно так и надо бы поступать, но если бы мои матросы попросили бы меня спасти им жизни, я бы не стал расстреливать их и сбрасывать живыми в море. Я бы сдал корабль даже под угрозой крепости и смертной казни. Невольник не молитвенник и не боец. Придуманное Петром Алексеевичем гипертрофированное понятие о долге и чести совершенно не пишется в контексте прошлой истории, где (Кроме Ивана Грозного) неудачи в сражениях и плен воспринимали скорее, как добрую науку и наказание за предыдущую халатность или как нечто само собой разумеющееся. Массовое самоубийство ради неправильно развёрнутых понятий "долг" и "честь" немного даёт народу, чьи сыны вынуждены так глупо и неэффективно гибнуть, что по сути и показала дальнейшая история в ХХ-ом веке.
5. Федор : На флаг и гюйс - равняйсь!
2009-12-17 в 13:25

Автор оправдывает предательство.
Вот Варяг и Стерегущий не сдались в русско-японскую и их имя - в веках!!! Имя защитников Брестской крепости - тоже в веках!!!
Автор сам себя, на всякий будущий случай, оправдать хочет...
4. Провинциал : Re: На флаг и гюйс - равняйсь!
2009-12-17 в 12:53

Это, конечно, не предательство, а малодушие, даже не малодушие, а неготовность к подвигу. Который всегда оправдан. В первом эпизоде - матросов, в последующих - командования. Народ воспевал все-таки не сдавшегося Варяга. В той же войне были примеры, когда действительно дрались до последнего и умирали "под волнами". У кого поднимется рука написать про их "тупой фанатизм"? Выбирать между жизнью и смертью - право каждого, но, видимо, дух был поражен революционными веяниями.
Нам легче судить, сидя дома. Но народ и история рассудили. К тому же существовали Уставы и Законы, по которым тоже судили. Если уж присягали...
3. Иван : Re: На флаг и гюйс - равняйсь!
2009-12-17 в 10:49

Причём здесь предательство?
Пленение - не есть предательство, а лишь тип поражения. И при определённых условиях может быть тактически выгодно.
2. Читатель из Москвы : Re: На флаг и гюйс - равняйсь!
2009-12-17 в 10:28

Цитата:"Позора спуска флага не было. Действительным бесчестием было бы бросить в безрассудную атаку матросов и офицеров. И это был бы не высокий героизм, а бесцельное самоубийство фанатиков, и именно оно пало бы позором и бесчестием на погоны капитана и контр-адмирала и собственно на боевой флаг флота."

Наверх вы, товарищи! Все по местам!
Последний парад наступает.
Врагу не сдается наш гордый "Варяг",
Пощады никто не желает…
1. Ivan : Re: На флаг и гюйс - равняйсь!
2009-12-17 в 03:25

Грустно читать подобные оправдания предательства.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме