Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Будущее евро

Зоран  Милошевич, Русская народная линия

25.11.2009

Резюме

Солидарность, которую порождает чувство национальной сопричастности и которая обозначает консенсус любого налогового союза на уровне целой Европы, в реальности не существует. В этом заключается причина, по которой евро будет порождать конфликты и споры между разными странами-членами Европейского союза. Общая процентная ставка и курс никогда не будут удовлетворять всех. Таким образом, люди убедятся в том, что правительства их государств передали в руки европейских институтов ключевые политические инструменты увеличения национального благосостояния и обеспечения процветания. Поэтому евро обречен на провал, но прежде чем это произойдет, он вызовет множество проблем и крупные международные конфликты.

Если Сербия войдет в Европейский союз, среди прочего, ей придётся отказаться от национальной валюты. По этому вопросу у стран-кандидатов альтернатив нет. ЕС настаивает на том, чтобы при вхождении в организацию государства отказывались от национальной валюты. Особенно нелепо в этой ситуации выглядит позиция Дании, Швеции и Великобритании, которые не собираются поступать аналогичным образом. Государства, однажды вступившие в европейский монетарный союз, т.е. принявшие евро, лишаются возможности вернуть свою национальную валюту, так как они отказываются в пользу Европейского центрального банка (ЕЦБ) от управления собственными валютными резервами.

Зачем вводить евро?

Введение евро должно способствовать превращению ЕС в политический союз, которому присущи многочисленные признаки высокоцентрализованного государства, так как европейские капиталисты, а также брюссельские и франкфуртские комитеты хотят без демократических правил решать свои важные вопросы. Бывший испанский премьер Филипе Гонсалес (Felipe Gonzales) всвязи с этим заявил: «Мы ни в коем случае не должны забывать, что евро является средством данного проекта (проекта политического союза - З.М.)», а управляющий Европейского центробанка (ЕЦБ) Вим Дуисенберг (Wim Duisenberg), в свою очередь, заметил: «Евро является чем-то большим, нежели обычная валюта. Евро - это символ европейской интеграции во всех смыслах»[1]. Кроме этого, аналитики указывают еще на одну задачу, которую должно решить введение евро: данный шаг приведет к тому, что с социальным государством в Европе будет покончено[2]. Подобный план должен был бы стать предметом беспокойства всех добропорядочных людей.

У каждого государства есть своя валюта, которая, в свою очередь, является одним из признаков его независимости. Отказ от национальной валюты и замена её на евро означает передачу одного из важнейших инструментов государственности со стороны государства-члена во власть бюрократии ЕС. Председатель Европейской комиссии Романо Проди подчеркнул: «Меч и валюта - это основа национального государства: мы же это пересмотрели»[3].

Введение евро лежит в основе попытки отречения от демократического наследия, которое берет начало от Французской революции и революции в Америке, т.е. речь здесь идет о праве народа на свое самоопределение. Евро ввели для того, чтобы подчинить национальные государства, а также для того, чтобы благосостоянием граждан распоряжались франкфуртские банкиры и их агентства, которые неподвластны никакому демократическому контролю. Таким образом, деньги слишком важны для благосостояния людей, чтобы позволить распоряжаться ими финансовой элите.

Ключевые проблемы: евро устраняет главную экономическую опору государства - национальную политику регулирования процентной ставки и курса валют

Национальная валюта является важной составляющей каждого независимого демократического государства, так как она обеспечивает правительству возможность влиять на процентную политику и курс валюты, которые, в свою очередь, поддерживают экономическую стабильность и качество жизни населения[4]. Процентная ставка - это государственная цена валюты. В зависимости от нее находятся расходы по кредитам, долги, а также количество денег в обороте. Курс валют - это цена валюты для граждан других стран. Для них государство определяет условия обмена товаров и услуг с внешнеэкономическими партнерами. Если в течение долгого времени государство поддерживает нереальный курс, то оно может стать неконкурентным. Это выражается в низком экономическом росте, безработице и миграции из страны. Без регулятора процентной и курсовой политики национальная экономика подвержена различного рода потрясениям, как например: энергитический кризис или же изменению цен на рынке сельскохозяйственной продукции, или недвижимости.

Ввиду того, что экономики европейских государств между собой значительно различаются, общая валюта, а значит, общая процентная ставка и курсовая политика, по сути, бессмыслены. Наиболее крупные члены ЕС (Германия и Франция) на сегодняшний день находятся в состоянии рецессии, поэтому нуждаются в стимулировании и низких процентных ставках. Некоторые другие государства прибывают в состоянии «разогрева» экономического процесса, поэтому нуждаются в таких мерах по процентным ставкам, которые бы сдерживали инфляцию. Политика ЕЦБ такова, что он всегда проносит пользу сильнейшим, т. е. Германии и Франции. Кризис в Ирландии, кроме прочего, был вызван подобной политикой ЕЦБ, так как данный финансовый институт спровоцировал инфляцию в Ирландии. Конфликт между государствами, у которых потребности в различных экономических мерах, неизбежен, в нашем же случае это означает, что ЕЦБ необходимо прекратить проводить политику общих процентных ставок и курса. Таким образом, очевидна потребность в возвращении национальных валют, т. е. в отказе от евро.

При упразднении мер безопасности - процентной и курсовой политики, в расположении государств-членов европейского монетарного союза остается только адаптация налоговой политики и общественного потребления. Однако «Пакт о стабильности и развитии» ограничил права государств и в этой области. Пакт уполномочил ЕС наказывать те члены европейского монетарного союза, результатом годовой деятельности которых является дефицит бюджета больше, чем три процента ВВП. Переход данной границы порой является единственной возможностью борьбы с рецессией, что, в свою очередь, требует увеличение расходов, а также снижение налогов. Концентрации власти в руках ЕС, который стремится гармонизировать национальную налоговую политику отдельных стран, только сокращает «гибкость» государств в сфере налогообложения. Когда руки правительств отдельных стран-членов окажутся полностью связанными, чтобы хоть как-то противостоять трудностям, государства будут вынуждены принять ряд мер, результатом которых может быть снижение заработной платы, рост безработицы, миграция рабочей силы и капитала из бедных стран в более богатые государства и регионы.

В то же время экономические приемущества евро такие, как, например, снижение расходов на трансакции, которыми пользуются отдельные граждане во время поездок за границу, и предприятия, занимающиеся внешней торговлей, а также упрощение сравнения цен внутри ЕС, очевидно уступают политическим и экономическим недостаткам, которые несет данная валюта. Внутри еврозоны вы можете провести несколько недель в качестве туриста или гостя какой-нибудь семьи, остальное время вам придется жить и работать в своей стране и экономике, которая обременена проблемной процентной ставкой и курсовой политикой, и вытекающими из нее неконкурентноспособностью, безработицей, инфляцией[5] и низким экономическим ростом.

Согласно этому, становится очевидно, что евро не ведет к экономическому росту всего ЕС. Напротив, монетарный союз стремиться к центролизации Европы, а это означает, что капитал, главным образом, будет оседать там, где он будет приносить больше всего прибыли. Иными словами, люди, желающие работу, вынуждены будут мигрировать за капиталом по всей Европе. Это, конечно же, ослабит периферийные государства, т.е. малонаселенные регионы, где есть проблемы демографии и развития. Кроме того, по мнению Александра Зиновьева, подобные миграции за капиталом делают из людей рабов. «Желание миллионов людей из незападных государств добровольно переселиться на Запад ни в коей мере не влияет на их социальный статус в западном обществе. Здесь они образуют особенный постоянный социальный слой, который можно сравнить с рабами в Римской империи. Они бесправны как рабы. Во всяком случае, их права ограничены по сравнению с коренным населением Запада. Условия, в которых они живут, тоже сравнимы с рабскими. Конечно же, с ними не поступают так, как это делали с рабами в Древнем Риме или в США в прошлом столетии. Однако все-таки они приезжают в западные страны извне в качестве дешевой рабочей силы на работы, которые граждане западных стран считают для себя недостойными. Например, в Германии турки получают в два или три раза меньше, чем немцы, за ту же работу, а выходцы из стран бывшего соцлагеря, живущие в ЕС нелегально, готовы работать за зарплату, которая в десять и более раз ниже зарплаты немцев. Такие люди размножаются в западных странах в своём статусе так же, как размножались рабы в Древнем Риме (их не только захватывали в войнах). Идеалистическая картина, которую рисуют западные идеологи, заключается в том, что современные работники также являются совладельцами предприятия, или по крайней мере соучастниками в работе, заинтересованными в процветании данного предприятия, но это не относятся к рассматриваемому слою»[6].

Евро не представляет из себя проект, который приведет к уменьшенью конфликта в ЕС. Общая валюта не может упрочить междунациональный мир. Несмотря на то, что внутри СССР и Федеративной Югославии была единая валюта, они распались. В 1999 году, когда в ЕС был введен евро, в мире насчитовалось около 25 войн, в которых принимали участие 24 страны, где была общая валюта. В период с 1989 по 1999 гг. В мире зафиксировано 108 вооруженных конфликтов, в которых участвовала 101 страна, где была единая валюта. 75 % этих конфликтов происходили в странах, с формально существующим демократическим режимом, например, в Индии (Кашмир), Алжире (исламская гражданская война), Марокко (Западная Сахара), Великобритании (Северная Ирландия), Испании (страна Басков) и Турции (Курдистан).

Демократия и евро

Как граждане ЕС влияют на решения ЕЦБ, проводимые в рамках единого монетарного союза? Из анализа сегодняшней правовой ситуации по даннову вопросу становится очевидно, что, когда руководители структур будут названы, сменить их или заменить станет невозможно. Для них актуальным остается запрет требования и принятия рекомендаций или заданий от правительств отдельных государств, или же от любого другого европейского института. ЕЦБ в рамках своей деятельности абсолютно независим от правительств и парламентов отдельных государств-членов ЕС. По отношению к европейской валюте избиратели бессильны. Перемена властей на уровне государст-членов или же всего ЕС никак не влияет на политику ЕЦБ. Недомократическая структура европейского монетарного союза и ЕЦБ в деталях определены Мастрихтским договором, который не может быть изменен без согласия всех государст-членов[7].

Глобализация и евро

Евро является ключевым инструментом, применяемым в сокращении защитных возможностей государств по отношении к опасным еффектам глобализационных процессов, таких, как, например, быстрое распространение сбоев в економике из одного государства в другое. Свободное перемещение капитала считается двигателем экономической глобализации. Однако, согласно Статье 56 Мастрихтского договора о ЕС, запрещается любое ограничение свободного перемещения капитала внутри ЕС или между ЕС и внешним миром. Маастрихтский договор, очевидно, писался по желанию собственника капитала, так как представляет собой декларацию о свободе капитала, а не людей.

В противовес этому, передовые силы всегда стремились укротить огромные аппетиты и интересы дикой мощи капитала. При этом, (если исходить из имеющейся исторической практики) в качестве единственного еффективного аппарата себя проявило независимое государство, где доверие правительству проверяется с помощью голосов избителей.

Есть ли будущее у евро?

Представитель Германии в Совете директоров ЕЦБ Отмар Исинг заявил: «В истории не было ни одного случая, чтобы монетарный союз, который привязан не только к одному государству, мог функционировать»[8]. Национальные монетарные союзы также являются и налоговыми союзами. На своей территории они проводят определенную налоговую политику, которая согласуется с системой общественного потребления и производства. Это означает, что слабее развитые регионы страны в среднем платят меньше налогов, и, в то же время, государство поддерживает в них сохранение рабочих мест. Чувство национальной солидарности здесь проявляется таким образом, что центральная власть частично компенсирует разницу между регионами и областями, посылая туда деньги. Процесс миграции рабочей силы, разумеется, наблюдается из бедных районов в более обеспеченные. Однако если бы не было налоговых льгот, данный процесс протекал бы еще более интенсивно. Таким образом, отдельные регионы остались бы вообще безлюдными. На общеевропейском же уровне такая солидарность не существует. Европейский монетарный союз не является налоговым союзом. Политика налогообложения и общественного потребления остаются в подчинении правительств отдельных государств, и всё указывает на то, что в данной области перемен не будет (хотя и здесь вводятся ограничения со стороны Пакта о стабильности, которым запрещается государствам входить в «годовой минус» больший, чем 3% от ВВП).

Исходя из этого, вряд ли стоит надеяться на то, что богатые государства на много увеличат количество помощи для более бедных государств, особенно тем, которые расположены на Востоке, а также на Балканах, где страны также стремяться войти в ЕС. Таким образом, бедным, в отличие от своих конкурентов, остается смириться с маленькими зарплатами и уменьшением социального обеспечения. Если это произойдет, жителей бедных государств ожидает безработица, и они вынуждены будут мигрировать в поисках лучшей жизни.

К аналогисному выводу пришел и известный экономист Мильтон Фридман, который сделал два интересных заявления: «Евро станет источником больших проблем, вместо того, чтобы быть полезным. Евро - это особый случай. Насколько мне известно, до сегодняшнего момента в истории не было ни одного примера монетарного союза, который бы состоял из независимых государств, и у которого была бы официально прописанная валюта. Известны случаи союзов, основанных на расчетах в серебре или золоте, но не на деньгах, учрежденных декретом, которые склоны к инфляции, и которые выпускают политически независимые государства»[9]. В другой раз он сказал: «Евро - это большая ошибка. Его ввели не по экономическим, а по политическим причинам, потому что эта валюта является шагом к реализации мифа об Объединенной Европе. Я думаю, что его воздействие будет противоположным, нежели то, которое ожидают. Он станет причиной конфликтов, которые лишь усугубят позиции политического союза...Деньги - это весьма серьезная вещь, чтобы её доверили союзным банкирам»[10].

Солидарность, которая исходит из чувства национальной сопричастности, и которая означает консенсус любого налогового союза на уровне всей Европы, не существует[11].Это является структурной причиной, из-за чего евро будет создавать конфликты и споры между разными членами ЕС. Общая процентная ставка и курс никогда не будут удовлетворять всех. Таким образом, люди, в конце концов, узнают, что их правительства передали в руки европейских институтов ключевые политические инструменты увеличения национального благосостояния и процветания. Поэтому евро не может выжить, однако может вызвать множество проблем и крупных международных конфликтов, прежде чем ему наступит конец.[12]

Зоран Милошевич, Институт политических исследований, Белград

Данная работа была написана в рамках научного проекта «Общественные и политические модели построения демократических институтов в Сербии» (149057Д), организованного Институтом политических исследований в Белграде, при финансовой поддержке Министерства науки Республики Сербии.

ЛИТЕРАТУРА

Бунтующая Европа. Массовые беспорядки расползаются по ЕС // http://novopol.ru/text59669.html

Вукчевић Д. Србија и придруживање Европској унији. // Србија, политички и институционални изазови. Београд: Институт за политичке студије, 2008.

Зиновјев А. Запад, феномен западњаштва. Београд: Наш дом, 2002.

Evrotitanik, ekonomski razlogi proti evru. Ljubljana: Skupina Neutro, 2001.

Coughlan А. Temeljna kritična dejstva o Evropski uniji. Ljubljana: Skupina NEUTRO, 1999.

Милошевић З. Између Европске уније и савеза православних Словена. // Јединство православних Словена. Т1. Источно Сарајево: Филозофски факултет, 2006.

Милошевић З. Куповина државе. Есеји о страначкој корупцији, тржишту лојалности у медијима и евроскептицизму. Београд: Институт за политичке студије, 2008.

Ovčina I. Političke stranke i demokratija. Sarajevo: DES, 2007.

The Irisc Times. 5. 9. 2001.

Хефер С. Еврофили против реалности: реалност ће победити. // Нова српска политичка мисао. http://www.nspm.rs/ekonomska-politika/evrofili-protiv-realnosti-ce-pobediti/s...


[1] Evropska protimaastrichtska zveza. Poziv proti evru. // Evrotitanik, ekonomski razlogi proti evru. Ljubljana: Skupina Neutro, 2001. С. 21.

[2] См.: Kovačič G. Evrotitaniku na pot. // Evrotitanik, ekonomski razlogi proti evru. Ljubljana: Skupina Neutro, 2001. С. 32.

[3] Там же.

[4] См.: Wolfson S. Evropska monetarna unija – nepremišljen projekt. //  Evrotitanik, ekonomski razlogi proti evru. Ljubljana: Skupina Neutro, 2001. С.  6

[5] С 1999 по 2001 год евро утратил на четверть свою ценность.

[6] Зиновјев А. Запад, феномен западњаштва.  Београд: Наш дом, 2002 С. 122.

[7] Это не единственный недократический институт в ЕС. См.: Ovčina I.  Političke stranke i demokratija. Sarajevo: . DES, 2007.

[8] Evropska protimaastrichtska zveza. Poziv proti evru. // Evrotitanik. Еkonomski razlogi proti evru. С. 26.

[9] Хефер . Еврофили против реалности: реалност ће победити. // Нова српска политичка мисао. http://www.nspm.rs/ekonomska-politika/evrofili-protiv-realnosti-ce-pobediti/s...

[10] The Irisc Times. 5. 9. 2001.

[11] Споры о возможности отдельных государств-членов ЕС отказаться от евро уже ведутся. Так, бывший немецкий министр иностранных дел Йошка Фишер заявил, что «Германия не хочет в дальнейшем обеспечивать финансовую подпорку отсталым в плане хозяйства странам Европы» См.: Хефер С. Еврофили против реалности: реалност ће победити. // Нова српска политичка мисао. http://www.nspm.rs/ekonomska-politika/evrofili-protiv-realnosti-ce-pobediti/s...

[12] Хотя европейские СМИ не пишут о протестах в ЕС, они приобретают все более массовый характер, особенно в странах-членах ЕС на Востоке (Болгария, Литва, Латвия и Эстония). См.: Бунтующая Европа. Массовые беспорядки расползаются по ЕС. http://novopol.ru/text59669.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме