Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Русский и/или российский?

Священник  Георгий  Селин, Русская народная линия

Проблемы церковной жизни / 01.07.2009

1.


Начало этим размышлениям положили песнопения, поемые за Богослужением всем Русским святым, которое совершается во вторую Неделю по Пятидесятнице.

Тропарь: "Якоже плод красный Твоего спасительнаго сеяния, земля Российская приносит Ти, Господи, вся святыя, в той просиявшия. Тех молитвами в мире глубоце, Церковь и страну нашу Богородицею соблюди, Многомилостиве".

Величание: "Ублажаем вас, святии сродницы наши, землю Русскую добродетельми вашими озарившии и образ спасения нам светоявленно показавшии".

Есть ли разница между "землею Русской" и "землею Российской"? Может, и нет никакой? А если и есть какая-то небольшая разница, то по пословице "хоть горшком назови, только в печь не сажай", стоит ли обращать на неё внимание?

Разница, конечно, есть уже по тому, что это два разных слова. За разными словами стоят разные понятия. Попытаемся разобраться, какие именно? Вместо наукообразных объяснений, приведём укоренившиеся в русском языке словосочетания с тем и другим словом. Сама эта укоренённость свидетельствует об их жизненности, т.е. о том, что они - не отвлечённые философские категории, но выражают собой нечто существующее.

Итак, из словосочетаний со словами "русский" и "российский" привычно русскому уху звучат следующие: "российская империя", "российское государство", "российский император", "российский паспорт", "российский флаг", "всероссийский съезд", "российский производитель", "российская армия", "российский рубль"... И: "русский святой", "русский царь", "русский Бог", "русский мороз", "русская вера", "русское поле", "русская песня", "русский язык"...

Поменять местами многие из них невозможно. Нельзя сказать "российский мороз", "российское поле", "российская вера", "российское небо", "российское ухо"... Также нельзя сказать "русская империя", "русское гражданство", "русский паспорт"... Невозможно сказать "российский святой", потому что нет "российского бога" и "российской церкви". Хотя стало уже совершенно привычным выражение "новомученики и исповедники российские".

Кстати, возникает вопрос: почему в Русской Православной Церкви новопрославленные святые именуются не русскими, но российскими? Если Церковь Русская, то её святые должны именоваться "русскими новомучениками и исповедниками". А если они зовутся российскими, то и Церковь должна носить название "Российской". В именовании Церкви Русской, а её святых Российскими не вбивается ли некий смысловой клин между ними?

В мiру этот клин уже отчётливо виден на примере "российского языка". Такого языка нет, зато есть множество "российских учёных", "российских спортсменов", "российских дипломатов"... На каком же языке говорят все эти "российские люди"? На русском. Почему же тогда они зовутся российскими? Не пора ли, чтобы никакой путаницы и никаких вопросов ни у кого не возникало, и сам русский язык назвать "российским"?

Причём, все словосочетания со словом "российский" наполнялись особыми смысловыми плотью и кровью тогда, когда можно было увидеть и потрогать российского императора. Когда его не стало, но стал российский президент, понятно, что все выражения со словом "российский" стали иметь уже совершенно отличный от прежнего смысл. Они стали иметь, если можно так выразиться, президентское, а не императорское наполнение.

Здесь уместно вспомнить опыт советской жизни и её нововведения. При советской власти были слова "советский человек", "советская родина", "советская земля"... С исчезновением советской действительности исчезло и слово "советский", вернее сказать, осталось лишь в качестве воспоминания о ней.

Итак, какая же разница в словосочетаниях "земля русская" и "земля российская"? "Российской земли" не было до времени императора Петра, как не было "советской земли" до 1917 года и не стало её после 1991-го. Конечно, слово "российский" бытовало и до Петровских новин, но смысл его был отличным от того, каким его наполнило то переломное время. Вернее сказать, слово "российский" потому и понадобилось в своём особом качестве, чтобы, во-первых, отличить выражаемые им понятия от "русских", а во-вторых, слова "русский" явно перестало хватать для той шири, на какую раскинулась Российская империя.

Кстати добавлю, что недавно узнал, что на Гавайских островах сохранились постройки русской (или всё же российской?) крепости. Впрочем, русской (или российской?) могла бы быть и Киркира, она же остров Корфу. Читай об этом историю Средиземноморских экспедиций святого адмирала Феодора Ушакова. Корфу и Гавайи - русская земля. Это звучит весело! Вспоминается из "Слова о полку Игореве": "О русская земля! Ты уже за холмом".

Не знаю, была ли "российская земля" при преподобном Сергие Радонежском? Если и была, то своими смысловыми запахом и вкусом она наверняка отличалась от "российской земли" Екатерининских времён. При преподобных Антонии и Феодосии Киево-Печерских земля была только русской.

- Значит, ты против выражения "российская земля" в тропаре всем русским святым?

- Скажите мне, какая "российская земля" здесь подразумевается: великокняжеская, царская, императорская или президентская? Если российская великокняжеская, то как быть с русскими святыми, жившими вне её географически, как например, благоверная грузинская царица Тамара, или хронологически, как например, святой Феодор Ушаков? Если российская императорская, то как она могла произрастить тех же Антония и Феодосия, когда при них её не было? Если российская президентская, то...

- А русская земля, ты хочешь сказать, все эти годы оставалось одинаковой? И при равноапостольном великом князе Владимире, и при царе Иоанне Грозном, и при президенте Борисе Ельцине?

- Да, русская земля всегда была и будет одинакова для всех русских, от первого и до последнего.

- Но тогда она ещё большая абстракция, чем российская земля. Эту хоть потрогать можно.

- Как раз таки российскую землю потрогать нельзя. Нельзя взять её в ладанку, как берут с собой, словно святыню, русскую землю уходящие за неё в бой защитники. И покидая родные пределы можно взять с собой только русскую землю, а не российскую. Потому что выражение "русская земля" при предельной своей обобщенности остаётся предельно конкретным.

- Это почему?

- Потому что конкретным и вещественным может быть только то, что связано с Богом. Всё несвязанное с Ним есть обман и мираж. Русская земля связана с Богом через православную веру русского человека. Тогда как российская земля с вечностью не связана, потому что "российской православной веры" нет, как нет и "российского человека". Такая порода людей водится только на территории СМИ.

- А если взять выражение "российская земля" безотносительно к истории, но в неком философо-географо-поэтическом смысле? Таковы слова "европа", "азия", "евразия", "азиопа"? Таким смыслом пропитано слово "российский" в книге Н.Я.Данилевского "Россия и Европа". Такой смысл имеет оно в стихотворении С.А.Есенина "Снова пьют здесь, дерутся и плачут...": "Ты, Рассея моя... Рас... сея... Азиатская сторона!"

- Но уместен ли такой смысл, как вообще всякий отвлечённый и вне Бога живущий смысл, в словах молитв? Слова, звучащие в церковных стенах, как и слушающие их люди, должны быть крещены. Все прочие слова и люди должны покинуть церковь при возгласе священнослужителя "Оглашеннии изыдите...". Поэтому, чтобы не вышло кощунства над церковными Таинствами, все слова в них участвующие должны быть крещены и воцерковлены.

- Как понять это странное выражение "крещеные слова"?

- Чтобы сразу всё понять, вообразим себе невообразимое. Вообразим, что советская жизнь простояла бы не 70, а 200 лет, т.е. столько же, сколько прошло времени от императора Петра до святого императора-страстотерпца Николая II. И, придя в 2117 году в православный московский храм во вторую неделю по Пятидесятнице, можно ли бы услышать пение: "Якоже плод красный Твоего спасительнаго сеяния, земля Советская приносит Ти, Господи, вся святыя, в той просиявшия..."? Если бы можно было такое услышать, то что бы это был за храм, что бы это была за земля, и что бы это были за святые? Неужели те самые Владимир, Антоний, Феодосий, Тамара, Сергий, Феодор...? Я думаю, что это были бы другие святые. Почему? Разбирательство с этим вопросом потребует некоторого количества времени, внимания и цитат.

2.


http://elementy.ru/lib/430720. По этой ссылке можно прочитать беседу со школьниками академика А.А.Зализняка, названного, кстати, в аннотации "выдающимся российским лингвистом", что живо напомнило мне те классические выражения "советский учёный", "советский писатель", "советский лингвист", на которых я в своё время учился в советской школе. Беседа интересна вся, но один из выводов привлёк моё особое внимание, цитирую:
"В действительности существует реальная разница не в том, какой язык существует дольше, какой меньше, - этой разницы нет. А существует разница в долготе жизни названий языков. Поразительная вещь: существенным оказывается не сам язык, огромная махина из тысяч, десятков тысяч слов, грамматики и прочего, а всего лишь один маленький элемент: название этого языка".

По мысли академика, главное в языке не сам язык, но его название, потому что тот или иной язык жив до тех пор, пока живо его название. Стоит поменяться названию языка, и он становится мёртвым, а его жизнь наследует вышедший из него язык, имеющий уже новое название, хотя и остающийся по сути прежним языком. Как понять это неожиданное утверждение учёного? Возьмём пример из его же беседы:

"Например, хорошо известно, что романские языки: французский, итальянский, испанский, румынский - происходят от латыни. (...) Для них для всех сохраняется довольно большое количество письменных памятников, так что можно, начиная примерно с III в. до н. э., и даже немножко раньше, читать подряд тексты вплоть до нашего времени. Сначала это будут латинские тексты, потом позднелатинские, потом, например, раннефранцузские, потом среднефранцузские, потом нынешние французские. Таким образом, получится ровный ряд, где вы увидите непрерывное изменение языка".

Итак, исходя из того ровного ряда, в котором можно проследить все превращения латинского языка во французский (или в какой-нибудь другой из романских языков), легко сделать вывод, что не поменяй латинский язык своего названия на французский, то продолжал бы свою жизнь в облике того, что мы сейчас называем французским языком. Но латинский умер, уйдя в разряд классических языков, а жить остался французский, потому что завладел названием языка и, дав ему своё имя, как на питательном бульоне, или, если хотите, как на трупе, произрос на латинском.

Я оставляю в стороне вопросы о том, что едва ли это было возможно в истории, чтобы язык не поменял своего названия, когда "объективные исторические законы", "процесс развития народов", "эволюция", "прогресс" и т.д. и т.п. требовали смены "брэнда". Я всё это хорошо понимаю, но оставляю в стороне эту тему просто потому, что хочу указать на самый принцип, на механизм рождения и умирания языков, который заключается в смене названия и который приводится как научный факт выдающимся российским лингвистом.

Так обстоит дело с языками. Но не то же ли самое происходит с народами? Они живы, пока носят свои имена. Меняется имя, и умирает народ, потому что из него рождается новый народ, давший ему своё имя. Т.е. народ как таковой и все его представители продолжают жить, но, принимая новое имя, они умирают для своего прежнего имени, давая жизнь другому народу, вернее, другому своему именованию. Эти мысли звучат непривычно, но вполне убедительно. Тем более для верующего человека. Потому что Православная Церковь такая общественная организация, которая не отделяет своих умерших членов от живых. Учёные могут спорить о живых и мертвых языках, о живых и мертвых народах, но для верующего человека все - живы. Поэтому верующему человеку ещё легче понять эту мысль, что народ не умирает, когда его нет среди живых, но умирает, когда меняет своё имя. Так умирает живой человек, когда изменяет своей вере.

Конечно, перемена народного имени не может произойти просто так, без таких особо важных причин как завоевания, переселения, передвижения народов, но этих причин мы здесь касаться не будем. Зато коснёмся последствий.

Выше был приведён пример, названный невозможным, но он наглядно доказывает, что переименование народа существенно меняет его взгляды на святость. Можно только догадываться, каким бы был взгляд советских людей на "советских святых" в СССР в 2117 году, но явно, что он был бы по-советски своеобразным. Разумеется, что сами святые на небе остаются прежними, меняется лишь земной взгляд на них.

Мне скажут: "Ты, наверно, забыл, чему тебя учили на уроках по марксистко-ленинской философии"? И напомнят, что причина перемены взглядов народа лежит не в том, что поменялось его название, а в том, что поменялся сам народ, его "производительные силы" и "производственные отношения". "Бытие народа определяет его сознание, - скажут мне, - а ты тут идеализм разводишь, выводя из сознания бытие".

Что тут отвечать? Вернёмся к примеру французского и латинского языков и убедимся, что сколько бы раз не менялся язык, он остаётся самим собой до тех пор, пока не переменит своего названия. И в отношении народа не то же ли самое происходит? Сколько бы раз не менялся народ, он остаётся самим собой до тех пор, пока не переменит имени.

Процитирую ещё раз академика А.А.Зализняка, поставив рядом со словом "язык" в скобках слово "народ". Кстати, весьма любопытный факт, что в русском языке эти слова - синонимы.

"В действительности существует реальная разница не в том, какой язык (народ) существует дольше, какой меньше, - этой разницы нет. А существует разница в долготе жизни названий языков (народов). Поразительная вещь: существенным оказывается не сам язык (народ), огромная махина из тысяч, десятков тысяч слов (миллионов людей), грамматики (государственного устройства) и прочего, а всего лишь один маленький элемент: название этого языка (народа)".

Итак, до тех пор, пока народ не переименован, он связан с собой прежним. Переименованный, он начинает жить в новом качестве и оказывается отрезан своего "умершего", но на самом деле живого народа. Вернее наоборот: умершим оказывается переименованный живой народ.

Значит, русскому надо изо всех сил держаться за своё имя? Но какой смысл называть русским то, что, может быть, давно уже перестало быть русским? Какой смысл французу называть свой язык латинским, когда он для него совершенно чужой?

Напомню мысль лингвиста академика. Язык, (а стало быть, и народ) продолжает жить, пока не поменялось его название. Вот какой смысл называться русским языком-народом тому, что может быть названо "позднерусским" или даже "раннероссийским" языком-народом.

Когда вам показывают фотографии 3-летнего ребёнка и 50-летнего мужчины и говорят, что это один и тот же человек, то поверить этому можно лишь тогда, когда веришь человеку, который эти фотографии показывает. Разве этот малыш и этот дядя - один и тот же человек? Разве французский это постаревший до неузнаваемости латинский? Да, это один и тот же человек. Да, это постаревший до неузнаваемости, но всё тот же латинский. И никакие изменения латинского языка ничего для него не значили бы, если бы не произошла главная перемена - в названии.

Сколько раз за свою жизнь изменился русский язык? Столько же, сколько раз садилось и восходило солнце над горизонтом. Сколько раз изменился я сам? Столько же, сколько прожито мною дней, или для более точной цифры можно посчитать количество прожитых часов. Русский язык, русский народ и я вместе с ними меняемся ежегодно, ежедневно и ежечасно. Но сколько бы раз я не менялся, я неизменно связан с ними и с самим собой до тех пор, пока я не переменю своего имени.

Поэтому кто-то легкомысленный или лукавый сочинил, а многие за ним со вредом для своих душ повторяют эту ядовитую пословицу "хоть горшком назови, только печь не сажай". В том-то и дело, что место горшка - в печи, значит, рано или поздно всё, что названо горшком, в огненной печи окажется.

3.


Первая часть этого сочинения может быть условно названа "плотской", вторая - "душевной", а третью и последнюю назовём "духовной".

В размышлениях священника она должна быть самой длинной. "Ибо живущие по плоти о плотском помышляют, а живущие по духу - о духовном. Помышления плотские суть смерть, а помышления духовные - жизнь и мир, потому что плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут. Посему живущие по плоти Богу угодить не могут" (Рим.8,6).

Но чувствую, что эта часть выйдет самой короткой. Потому что для духовных не за чем цитировать слова апостола Павла, они и сами могут их мне процитировать. А плотским людям духовного не объяснишь, пока Дух Божий, "гласяй безгласне", не коснётся их сердец.
Духовные и без меня знают, что нет земли "русской", "российской", "советской", но вся земля - Божия.

Кстати говоря, с духовной точки зрения нельзя поставить в один ряд перечисленные земли не только потому, что земля русская произрастила веру, а земля советская ушла в пустоцвет, но ещё и потому, что эти земли лежат под разными духовными небесами. Поэтому лучше разбить земли по группам и сказать так. Нет земли "русской", "французской", "китайской"..., как нет земли "российской", "американской", "евросоюзной".... Ну вот, и в "духовной" части я начал сбиваться на географию, политику, экономику и прочую суету. Короче, вся земля - Господня по слову Священного Писания: "Господня земля и исполнение ея, вселенная и вси живущии на ней" (Пс.23,1). Что это значит?

Это значит, что жизнь дана человеку затем, чтобы успел он собрать духовный урожай на той земле, на которую Бог его определил. "Ибо Господь даст благость, и земля наша даст плод свой" (Пс.84,13). И пока человек живёт с этой мыслью и с этой целью, то на какой бы земле он ни жил, он живёт на Божией земле, читая этот стих из Псалтири не телесными, но духовными очами в таком, например, смысле: Господь даст благость, и земля наших душ даст Ему плод свой. Но когда это забывается, когда человек начинает жить по плоти, а не по духу, тогда и получается то, о чём писал апостол Павел в послании к Римлянам, см. цитату выше.

Кстати, о "римлянах". "Вождям третьего Рима" следовало бы прежде всего прочитать и законспектировать продиктованное Святым Духом Апостольское послание к ним. Но они охотнее читают какие угодно книги, книжки и книжонки, только не Священное Писание и не святоотеческие труды, потому что духовную грамоту едва разумеют. Беда, однако, не в том, что не разумеют, а в том, что учиться этой грамоте не хотят.

И напоследок о том, что некоторые духовные лица говорят, что слово "русский" это не существительное, но - прилагательное. Точно, русский это - прилагательное. Некоторые духовные лица "в языкознаньи знают толк".

Но, спрашивается, почему наш "великий и могучий", нашедший для всех народов земли подходящие существительные, не нашёл такового для своего "носителя"? Ведь это не просто так. Наверное, здесь сокрыта тайна. Или не нужно искать никаких тайн, но назвать русский язык по его же пословице "сапожником без сапог"? Всем народам сапоги, т.е. существительные вытачал, а себя без них оставил. Но не может этот факт ничего не значить, поскольку случай совершенно необычный, чтобы богатейший язык оставил своих людей именем прилагательным, раздав всем другим народам имена существительные.

Так не потому ли русский язык оставил свой народ без существительного, что всякое существительное самодостаточно и к другому существительному трудно приложимо, но, существуя в самом себе, наоборот, всюду ищет и собирает себе приложения? Не потому ли народное имя - русский - остаётся прилагательным, что прилагательному проще приложиться? К чему или кому приложиться? Ответ прост - к Богу.

И если уже доводить эту мысль до конца, то ведь и к прилагательному проще, чем к существительному приложиться, чтобы в итоге к главному существительному оказаться присоединённым. Т.е. через прилагательное "русский" всякому другому существительному оказаться к Богу приложенным. Ко Единому Богу Отцу Вседержителю... и далее по тексту символа Православной веры.

Слова "русский" и "православный" всегда были равнозначны, чего нельзя сказать ни о каком другом народе. Если русский, значит православный, а если русский и неправославный, значит, увы, нерусский. Ни к какой другой вере и ни к какому другому богу русский и русские не прилагались и не прилагаются. Это проверено тысячелетием их жизни, это доказано недавними советскими испытаниями, в которых "Бог искуси их и обрете их достойны Себе, яко злато в горниле искуси их, и яко всеплодие жертвенное прият я" (Прем.3,6), в этом убеждает их нынешняя покаянная устремлённость к поиску вечного Царства Божия и правды Его.

А всякому, кто ищет правды Божией, всё потребное земное приложится по неложному обещанию Господа и Бога нашего Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков. Аминь.

Впервые опубликовано в журнале "Благодатный Огонь"



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме