Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Флагман правой казанской периодики

Игорь  Алексеев, Русская народная линия

12.03.2009


Газета "Казанский Телеграф" и её редактор Н.А.Ильяшенко …

В советской историографии иногда случались любопытные казусы, когда в число революционеров за "грехи молодости" автоматически записывали людей, которые в зрелом возрасте не только расстались с прежними "освободительными" иллюзиями, но и превратились в ярых сторонников и пропагандистов монархических идей. К таковым относился и правый казанский журналист Н.А.Ильяшенко - отец-основатель, редактор и издатель гремевшей на всё Поволжье своей бескомпромиссной контрреволюционностью газеты "Казанский Телеграф".

Небольшую справку о нём можно прочитать, в частности, во втором выпуске второго тома биобиблиографического словаря "Деятели революционного движения в России" (г. Москва, 1930 г.), издававшегося "Всесоюзным обществом политических каторжан и ссыльнопоселенцев". При этом "рассказ" о революционных мытарствах Н.А.Ильяшенко обрывался на 1880 г., после чего следовала короткая заключительная фраза: "Сотрудничал в казанской прессе".(1)

Сохранившиеся отрывочные воспоминания о Н.А.Ильяшенко, действительно, свидетельствуют о том, что он был по своей натуре человеком весьма противоречивым, не чуждым корыстолюбивых устремлений и склонным к эпатажу. Но, несмотря на все его "странности" и идейные метания, любимое детище Н.А.Ильяшенко - "Казанский Телеграф" - не только внесло выдающийся вклад в развитие правой русской публицистики и монархического дела в Казанской губернии, но и оказало важное культурно-просветительное воздействие на всё местное общество.

"Казанский Рошфор"


Николай Алексеевич Ильяшенко родился в 1861 г. в православной русской дворянской семье в городе Черкасске (по другим сведениям - Черкассы) Киевской губернии. Известно имя его отца - Алексей Павлович Ильяшенко (в начале 1880-х гг. проживал в Киеве), а также сестры - Любовь Алексеевна Ильяшенко (в замужестве - Мирецкая) (в начале 1880-х гг., вместе с мужем - полковником Мирецким, проживала в Санкт-Петербурге). По сведениям Ю.В.Гуревича, чья бабушка была одной из младших сестёр жены Н.А.Ильяшенко, "кто-то из их (Ильяшенко. - И.А.) рода был участником войны 1812 года".

Согласно материалам, отложившимся в Национальном архиве Республики Татарстан (НА РТ), среднее образование Н.А.Ильяшенко получил в Киевской гимназии, после чего, предположительно, недолгое время учился в Императорском Киевском Университете Святого Владимира.(2) По другим данным, приведённым в словаре "Деятели революционного движения в России", он учился в Симферопольской гимназии, которую так и не закончил.

Продолжению образования помешало увлечение Н.А.Ильяшенко революционными идеями, а точнее - печальные последствия этого опасного занятия. Согласно сведениям из вышеупомянутого словаря, в апреле 1879 г. он был арестован в Киеве. При этом во время обыска у Н.А.Ильяшенко были найдены "заметки" революционного характера. В июне 1880 г. по распоряжению Киевского, Подольского и Волынского генерал-губернатора, "за явную принадлежность его к преступному сообществу", Н.А.Ильяшенко был выслан на жительство под надзор полиции из Киева в Вятскую губернию. Однако уже в октябре 1881 г., в соответствии с удовлетворённым министром внутренних дел ходатайством, "для излечения болезни", а по другим сведениям также - для поступления в Императорский Казанский Университет (ИКУ), он был переведён из города Яранска Вятской губернии, в котором тогда находился, в Казань. Здесь до января 1884 г. Н.А.Ильяшенко состоял под гласным, а затем ещё год - под негласным надзором полиции.

Первоначально Н.А.Ильяшенко проживал в Казани "без всяких занятий", бывая "в театрах, собраниях и проч[их местах]", и, по сведениям Казанского полицмейстера, старался "сводить знакомство более с учащеюся молодёжью крайне неблагонадёжной в политическом отношении". За это в июле 1882 г. Казанский губернатор распорядился даже перевести его под гласный надзор полиции в уездный город Царёвококшайск(3) Казанской губернии, прекратив "отпуск денежного от Казны пособия и настояв за немедленным выездом". Однако, по каким-то, до конца не ясным причинам, Н.А.Ильяшенко всё же был оставлен в Казани.

В это время Николай Алексеевич близко сошёлся с издателями и редакторами местной общественной, политической, литературной и коммерческой газеты "Казанский Биржевой Листок" С.А.Гисси и Д.А.Соколовским, что во многом предопределило его дальнейшую судьбу. В 1882 г. он начал свою журналистскую деятельность с публикаций в этой газете, под различными псевдонимами, фельетонов, очерков и заметок на общие социальные и городские темы ("Из думской залы", "Места не столь отдалённые", "Народное образование в Казанском уезде", "Беседа под шумок" и других). Причём, в последующие годы, согласно отчётам Казанского полицмейстера, политическое поведение Н.А.Ильяшенко стало "безукоризненным". В результате этого он был освобождён от надзора полиции, "как человек, одобренный в поведении и не замеченный во время проживания в Казани ни в чём предосудительном" (но с воспрещением проживания в Киеве). Однако революционное прошлое всё же сказалось на дальнейшей карьере Н.А.Ильяшенко, что нашло своё выражение в осторожном отношении столичных "компетентных органов" к занятию им издательских и редакторских должностей.

В 1885 г., несмотря на свой молодой возраст, он стал соиздателем и вторым редактором, а в апреле 1886 г. - редактором "Казанского Биржевого Листка". В том же 1886 г. Н.А.Ильяшенко, коллежским советником С.А.Гисси и женой надворного советника А.В.Пальчинской "была приобретена и устроена в Казани типография", предназначенная, главным образом, для печатания указанной газеты. К маю 1889 г., выкупив паи компаньонов, Николай Алексеевич сделался единственным её владельцем, но узаконил свои права на типографию лишь в сентябре 1889 г.

К этому времени отношение к нему со стороны местных властей окончательно переменилось. "Поведения [Н.А.]Ильяшенко хорошего; - характеризовал его 31 мая 1889 г. Казанский полицмейстер, - со стороны нравственных качеств о нём ничего дурного сказать нельзя; равным образом в последнее время он не замечался в чём-либо, что бы могло компрометировать его политическое направление, почему, как я с своей стороны полагаю, прежняя судимость [Н.А.]Ильяшенко не могла бы служить препятствием к содержанию им в гор[оде] Казани типографии".(4) Однако и.д. начальника главного управления по делам печати отписал 1 июля 1889 г. Казанскому губернатору, что просьбу Н.А.Ильяшенко о разрешении приобрести право на содержание типографии "представляется желательным отклонить". Однако в сентябре того же года Николаю Алексеевичу всё же удалось получить "добро" столичного начальства (свидетельство на право открытия в Казани типографии было выдано ему 25 сентября 1889 г.).

Одновременно с этим у Н.А.Ильяшенко начали серьёзно портиться отношения с его казанскими коллегами. И вскоре он оказался втянут в череду судебных конфликтов со своим бывшим соиздателем С.А.Гисси, ставших заметным препятствием на пути реализации его издательских планов. В итоге, как отмечал литературный критик П.П.Перцов, "сотоварищи" Николая Алексеевича окончательно вытеснили его из "Казанского Биржевого Листка".

В 1890 г. Н.А.Ильяшенко приобрёл у А.Т.Соловьёва - будущего председателя Совета Казанского отдела "Русского Собрания" (КОРС) - газету "Справочный Листок". При этом он изменил её название на "Казанские Вести" и перепрофилировал издание в ежедневную газету универсального содержания (политическую, общественную, литературную и коммерческую). Первый номер "Казанских Вестей" вышел 11 декабря 1890 г., но из-за судебной тяжбы с С.А.Гисси, по собственному признанию Н.А.Ильяшенко, он "только с грехом пополам" смог довести её издание до конца подписного 1892 г. В мае 1892 г. Николай Алексеевич продал свою типографию "Товариществу "А.А.Печёнкин и К?", оставшись её арендатором. В конце 1892 г. С.А.Гисси предложил Н.А.Ильяшенко выкупить права на издание газеты, но из-за завышенных финансовых притязаний тот отказался от этого заманчивого предложения.

Наконец, после многолетней череды издательских "экспериментов", Николаю Алексеевичу удалось достигнуть по-настоящему весомого результата. В феврале 1893 г. он возбудил ходатайство о разрешении издавать в Казани новую общественную, политическую, литературную и коммерческую газету "Казанский Телеграф". Её программа, включавшая в себя четырнадцать разделов, была утверждена министром внутренних дел 13 марта 1893 г. Первый номер "Казанского Телеграфа" увидел свет 11 апреля 1893 г. в типографии "Товарищества "А.А.Печёнкин и К?". Н.А.Ильяшенко стал редактором газеты, а его жена - А.Г.Ильяшенко - её издательницей (однако на практике издательские обязанности выполнял, главным образом, сам Николай Алексеевич).

За короткое время Н.А.Ильяшенко удалось превратить "Казанский Телеграф" в многотиражное, конкурентоспособное издание лояльной властям направленности, провозгласившее своим основным принципом полную аполитичность. В значительной мере успешности нового издания способствовала и женитьба Николая Алексеевича на А.Г.Ильяшенко (в девичестве - Парамоновой), позволившая ему выправить своё материальное положение, а также - благосклонное отношение к направлению новой газеты со стороны губернских властей (и, в первую очередь, Казанского губернатора П.А.Полторацкого).

Н.А.Ильяшенко с женой, дочерью и тестемЖена Н.А.Ильяшенко Александра Георгиевна (Егоровна) Ильяшенко являлась старшей дочерью первого директора Казанского учительского института(5), действительного статского советника Егора (Георгия) Ивановича Парамонова (1837 - 1914), который в 1892 г. с семейством получил потомственное дворянство (в том же году род Парамоновых был внесён в третью часть дворянской родословной книги Казанской губернии). Известно, что она родилась 16 ноября 1867 г. в Томске. Русская, православная. В 1884 г. А.Г.Ильяшенко окончила с серебряной медалью Казанскую Мариинскую женскую гимназию. В 1895 г. она получило в наследство от дедушки более 160 десятин земли в имении при селе Астраханка Лаишевского уезда Казанской губернии.(6) В 1894 г. у Александры Георгиевны и Николая Алексеевича родилась дочь Нина.

А.Г.Ильяшенко, помимо формального выполнения обязанностей издательницы "Казанского Телеграфа", являлась также автором ряда фельетонов и стихов, публиковавшихся в разное время на его страницах. Роль Александры Георгиевны в "семейном" издании ещё до конца не прояснена, но вряд ли её можно считать существенной и, тем более определяющей, как это пытался представить Ю.В.Гуревич. Судя по всему, она выполняла, главным образом, "представительские" функции.

В последующие годы Н.А.Ильяшенко, совместно с супругой, неоднократно предпринимал попытки реализовать и другие издательские проекты, которые, однако, не возымели успеха. Так, в декабре 1898 г. было получено разрешение на издание в Казани "Биржевой и сельскохозяйственной газеты Волжско-Камского края" экономической направленности. Первоначально газету предполагалось выпускать с периодичностью от двух до пяти раз в неделю, но на деле увидели свет лишь четыре её номера (по одному в 1900 - 1902 и 1904 гг.). В 1903 г. А.Г.Ильяшенко возбудила ходатайство о разрешении издавать под редакторством мужа газету "Телеграф для мусульман" на татарском языке, в которой планировалось публиковать сведения из "Казанского Телеграфа", но эта идея не нашла понимания у властей.

В июле 1908 г. Н.А.Ильяшенко обратился к Казанскому губернатору М.В.Стрижевскому с прошением о разрешении издания в Казани под его ответственным редакторством ежедневной газеты "Волжский Телеграф", дублирующей программу "Казанского Телеграфа". Свидетельство на издание газеты было вскоре получено, но ни один её номер, по неустановленным причинам, так и не вышел. Кроме того, с 15 мая по 31 августа 1909 г. под редакцией Н.А.Ильяшенко выпускалось временное издание Казанской губернской земской управы "Вестник Казанской международной выставки" (увидело свет восемьдесят девять номеров).

Редакция (контора) газеты "Казанские Вести" (в 1890 - 1892 гг.), а затем - и "Казанского Телеграфа" (в 1893 - 1917 гг., с некоторыми перерывами), располагалась в неплохо сохранившемся до настоящего времени двухэтажном "доме Никифорова - В.А.Парамонова", в центре города.(7) Здесь же проживала и супружеская чета Н.А. и А.Г. Ильяшенко, для которых издательская деятельность со временем стала практически делом всей жизни. Указывая в августе 1903 г. в одной из судебных "анкет" сведения о себе, Н.А.Ильяшенко лаконично написал: "[...] имущество - газета "Казанский Телеграф". Средства к жизни - газетный труд".

Редакция "Казанского Телеграфа" в 1905 - 1917 гг. представляла собой один из интеллектуально-силовых центров местного монархического движения. Причём, формирование "питательной среды" для него заняло не одно десятилетие. Так, ещё в январе 1887 г. Н.А.Ильяшенко испрашивал у Казанского губернатора Н.Е.Андреевского разрешение открыть в доме на Малой Лядской под свою ответственность "библиотеку и кабинет для чтения", но, в силу революционного прошлого редактора-издателя "Казанского Биржевого Листка", его прошение департамент полиции МВД в своём секретном "отпуске" рекомендовал оставить "без удовлетворения". Впрочем, Н.А.Ильяшенко умел добиваться своего, и библиотека с кабинетом для чтения всё же появились у него в доме.

Бывший "дом Никифорова - В.А.Парамонова", где находилась редакция "Казанского Телеграфа" (2009 г.).Собственной специализацией Николая Алексеевича, как журналиста, был так называемый "воскресный фельетон", которому, несмотря на видимую лёгкость жанра, он часто придавал острое социальное звучание. Причём, своим именем Н.А.Ильяшенко подписывался очень редко, используя большое количество как хорошо узнаваемых, так и весьма "загадочных" псевдонимов. Среди таковых были, в частности: "Дон Базилио", "Н.А.А.", "Н.А.И.", "Н.-А.-И-о", "Н.А.Н.", "Н.-А.-Н.", а также, предположительно, "Н.А.Яранский", "Сэр Джордж", "С.-Джордж" и другие. Современники отмечали высокие журналистские и редакторские качества Н.А.Ильяшенко, не, забывая при этом указывать и на его недостатки, главным из которых считали предвзято понятую перемену в его политических взглядах.

"Этот Ильяшенко, - вспоминал, в частности, П.П.Перцов, - был бесспорно самой колоритной фигурой казанской прессы. "Казанский Рошфор", как его звали в городе (в провинции любили тогда такие уподобления), он напоминал парижский прототип отчасти уже типичной наружностью журналиста - в тёмном пенсне, с длинной, но легкомысленной бородой, и ещё более своим хлёстким пером и своей беспринципностью. Когда-то попавший в Казанскую губернию с Украины по политическим обстоятельствам, он с годами "остепенился" и занимал благоразумно-нейтральную позицию, дружа больше с городскими воротилами. Позднее, после 1905 г., когда, с лёгкой руки [А.И.]Дубровина, появился спрос на "истинно-русский" журнализм, [Н.А.]Ильяшенко, вполне подобно Рошфору, перешёл на "правое" амплуа".(8) По признанию того же критика, Н.А.Ильяшенко "был человек весёлый" и "охотно печатал начинающих авторов, но гонорары не платил".

Между тем, свойственная Николаю Алексеевичу "весёлость", кажущаяся со стороны легкомысленно-беспринципной, на самом деле, предполагала высокую степень ответственности, так как за многими "шутками" "Казанского Телеграфа" скрывался весьма определённый критический контекст. Как редактор газеты, Н.А.Ильяшенко часто привлекался недовольными фигурантами статей к судебной ответственности по обвинениям в "опозорении" и "оклеветании" в печати. Среди тех, с кем по этим поводам в разное время судился Николай Алексеевич (не считая политических оппонентов) фигурировали, к примеру: уфимский купец С.М.Назиров (1903 г.), дочь казанского купца В.М.Ключникова - владелица типографии И.В.Ермолаева (1908 г.) и другие. Однако, как правило, такие дела закачивались оправдательными приговорами, а некоторые истцы и свидетели вообще не являлись в суд.

Безусловно, П.П.Перцов смотрел на деятельность редактора "Казанского Телеграфа" со своей либеральной "колокольни": отсюда и сравнение Н.А.Ильяшенко с известным французским публицистом и общественным деятелем Виктором Анри маркизом де Рошфор-Люсе (1831 - 1913), эволюционировавшим от яростного "демократа" до откровенного "реакционера" и "шовиниста". Но факт остаётся фактом: именно благодаря Николаю Алексеевичу в 1905 г. "Казанский Телеграф" перешёл от политики лояльного нейтралитета к открытой поддержке консервативных и умеренно-монархических сил.

Правое слово и левое "дело"


К началу двадцатого века "Казанский Телеграф" уже занимал одно из самых видных мест среди повременных изданий Казанской губернии и всего Волжско-Камского края. Всего эта политическая, общественная, литературная и коммерческая газета, основанная Н.А. и А.Г. Ильяшенко, издавалась в Казани без малого двадцать четыре года - с 11 апреля 1893 г. по 11 марта 1917 г. Вначале она выходила ежедневно, а с 25 октября 1894 г. (№ 513) - за исключением послепраздничных дней. Достаточно сказать, что за время существования "Казанского Телеграфа" увидело свет 7103 номера.(9) Постоянным редактором газеты являлся Н.А.Ильяшенко, временными - Г.И.Клепацкий (февраль - октябрь 1911 г.) и Н.А.Александров (октябрь 1911 г. - июнь 1915 г.). В разное время обязанности редактора в отсутствии Николая Алексеевича исполняли также А.Г.Ильяшенко и П.Я.Полетика.

В объявлении о подписке на "Казанский Телеграф" сообщалось, что основная задача газеты - "служить верным, беспристрастным отражением нужд и потребностей Волжско-Камского края и Казани". "Мы желаем, - говорилось в её первом номере, - чтобы "Казанский Телеграф" возможно беспристрастно, точно и своевременно отзывался на все запросы областной и местной общественной жизни; чтобы публика в нашей газете нашла орган, свободный от всякой партийности, служащий не лицам и кружкам, а обществу в его целом". При этом в первое десятилетие существования газеты редакции, действительно, удавалось в целом придерживаться данного принципа, что делало её привлекательной для широкого читателя.

Высокая информативность "Казанского Телеграфа", подробно освещавшего на своих страницах различные стороны общественной, политической, культурной и хозяйственной жизни, а также публиковавшего произведения целого ряда талантливых публицистов, писателей и критиков, позволяет рассматривать его в качестве весьма ценного исторического и литературно-художественного источника. Как писал, в частности, Ю.В.Гуревич: "По этой газете можно изучать историю России с 1893 по 1917 год".(10)

К богатому наследию "Казанского Телеграфа" в разное время обращалось немало исследователей (главным образом, из числа историков и филологов), однако обобщающих работ на сей счёт пока, к сожалению, не создано. Удачным "профильным" исключением является лишь изданная в Казани в 2000 г. монография Л.Ф.Хайрутдиновой "Казанский Телеграф": литературно-критическое наследие (1893 - 1917 гг.)", на информации из которой во многом базируется моя статья. Вместе с тем, общественно-политический аспект деятельности газеты автор детально не раскрыла, так как изначально не ставила перед собой такой задачи.

Основное внимание в "Казанском Телеграфе" уделялось публикации передовых статей, фельетонов, разделов казанской и биржевой хроники, областных известий, заметок "из мусульманского мира", литературной и театральной критике. Значительную часть издания занимали коммерческие, частные объявления и реклама. При этом газета постоянно находилась в центре всех основных городских, губернских и общероссийских событий. В 1902 г. А.Г.Ильяшенко получила разрешение на расширение её программы за счёт открытия отдела "Волжское эхо" (где публиковались материалы о судоходстве в Волжском бассейне), а также - на помещение иллюстраций.

Членами редколлегии "Казанского Телеграфа" в разное время являлись видные общественно-политические и религиозные деятели, известные учёные и педагоги: Н.Ф.Высоцкий, Н.П.Загоскин, А.С.Рождествин, И.Н.Смирнов, И.И.Степанов, П.П.Траубенберг и другие. Причём, в 1893 - 1905 гг. газета публиковала одновременно статьи авторов с либеральными и консервативными взглядами. С газетой сотрудничали: Н.Я.Агафонов (псевдоним: "Я.Посадский"), А.С.Архангельский, Н.И.Ашмарин, Е.Ю.Геркен (псевдонимы: "Е.", "Е.Г.", "-нъ"), профессор Н.Ф.Катанов, П.А.Пономарёв, Н.Н.Урванцов (псевдонимы: "Бертран", "Н.У.", "Нур", "Случайный репортёр", "Эдгар"), Н.А.Фирсов, Е.К.Щепетильникова, Н.Ф.Юшков, А.В.Ястребский и другие. В качестве театрального критика непродолжительное время выступал известный либеральный деятель М.Л.Мандельштам (псевдонимы: "М-м", "М.М."), из лекций которого впервые узнал о марксизме В.И.Ульянов-Ленин.

Однако с началом революционных событий тон газеты заметно изменился, постепенно приобретя охранительную политическую окраску. После кровавых столкновений в Казани в октябре 1905 г., когда либеральная пресса в один голос шельмовала представителей законной власти, казаков и монархистов, "Казанский Телеграф" открыто выступил в поддержку действий и.д. Казанского губернатора А.А.Рейнбота, направленных на решительное подавление любых проявлений революционной активности.

24 февраля 1906 г. в "Казанском Телеграфе", под псевдонимом "Русский", была помещена статья с призывом к организации при содействии и под наблюдением губернаторов вооружённых "царских дружин" для "защиты себя и всего общества от грабежа, смертоубийств и всяких насилий социал-бандитов явных и тайных, каковыми являются, несомненно, конституционалисты-демократы". По причине бездействия самих губернаторов предлагалось инициировать процесс создания дружин посредством отправки Императору Николаю II петиций от монархических организаций.

В ответ на эту публикацию местными кадетами И.И.Бабушкиным и Г.Г.Тельбергом против Н.А.Ильяшенко было инициировано уголовное дело по обвинению в призыве к возбуждению вражды одной части населения Казани против другой, расцененное журналистом А.С.Рождествиным, как "грубое, непристойное посягательство на свободу печатного слова, на ту свободу, которой наша печать так долго, с таким трудом добивалась"(11).

Обвинение в адрес Николая Алексеевича вызвало негодование КОРС, постановившего на одном из своих заседаний направить прокурору Казанского окружного суда заявление с просьбой, в случае привлечения того к ответственности "за его предложение организовать борьбу законными мерами с разбойнической деятельностью революционеров", "привлечь к ответственности и их, так как они вполне сочувствуют предложенной [Н.А.]Ильяшенко законной борьбе с грабителями".(12) Тем не менее, в июне 1906 г. Н.А.Ильяшенко был приговорён Казанским окружным судом к штрафу в размере ста рублей (а при несостоятельности - "к аресту при тюрьме" на десять дней), но вскоре Судебная Палата, рассмотрев его апелляционный отзыв, отменила этот приговор и признала редактора "Казанского Телеграфа" невиновным.

Столь же громкие уголовные разбирательства с политической подоплёкой в отношении Н.А.Ильяшенко (по искам профессоров В.В.Ивановского и Е.Ф.Будде), закончившиеся обвинительными приговорами, имели место в 1910 - 1911 гг. При этом особое возмущение местной правой общественности вызвало дело, возбуждённое кадетом Е.Ф.Будде за непочтительный отзыв Николая Алексеевича в "Казанском Телеграфе" о его брошюре, в которой содержались феминистическая трактовка произведений русской классики и призыв к женщинам бороться за свои права, в том числе - на "выбор любви" (допускавший возможность открытия мужских публичных домов для дам). Процесс закончился осуждением Н.А.Ильяшенко за клевету к сорока дням тюремного заключения. Сам Николай Алексеевич расценил это разбирательство как первый казанский процесс, возникший на почве "литературного произведения", а вставшие на его защиту казанские правые деятели (Н.Ф.Высоцкий, А.Е.Дубровский, Н.А.Засецкий, А.Т.Соловьёв и другие), как покушение на правую прессу, о чём они, в частности, писали в 1911 г. в телеграмме с просьбой о помиловании Н.А.Ильяшенко на имя министров юстиции и внутренних дел.

В январе 1906 г. "Казанский Телеграф" в числе первых провинциальных повременных изданий в России опубликовал также "Протоколы Сионских мудрецов" (под заголовком "Роль евреев и еврействующих в русской революции"),(13) за что его редактор получил анонимное письмо с угрозами. Отвечая на критику политических оппонентов, Н.А.Ильяшенко, в частности, заметил, что: "По моему, у России в настоящий момент гораздо меньше друзей и защитников, чем у еврейства".(14) На протяжении всего своего последующего существования газета занимала по "еврейскому вопросу" непримиримую обличительную позицию, удостоившись за это от противников слева ярлыков "антисемитская" и "погромная". При этом особенно широкое отражение еврейская тема получила в статьях Л.Ф.Воронина (псевдоним: "Гой"), сотрудничавшего также в одной из австрийских газет.

В связи с резким усилением правого политического тона газеты вокруг Н.А.Ильяшенко и "Казанского Телеграфа" возникло огромное количество сплетен и инсинуаций, с завидным постоянством тиражировавшихся революционной и либеральной прессой, которые, к сожалению, до сих пор кочуют по разного рода квазиисторическим "исследованиям". Причём, самое распространённое обвинение (предъявляемое в своё время всей правой прессе) заключалось в том, что деятельность "Казанского Телеграфа" была полностью "проплачена" правительством.

Действительно, имеются веские основания полагать, что "Казанский Телеграф", в числе иных изданий, "отвечающих видам правительства", пользовался рядом преференций и субсидий. Однако по-настоящему большая популярность этой правой газеты в местном обществе, подтверждённая многочисленными свидетельствами, убеждает в том, что своим высоким тиражам газета была обязана вовсе не правительственным деньгам, а грамотной редакторской политике и высокому публицистическому, информационному и общеинтеллектуальному уровню. Судя по всему, это больше всего и раздражало либеральных "коллег" Н.А.Ильяшенко, частенько списывавших своё профессиональное журналистское бессилие на некие баснословные "финансовые вливания".

Указывались даже конкретные лица, исключительно усилиями которых якобы и поддерживался на плаву "Казанский Телеграф". В числе них, применительно к 1905 - 1906 гг., назывался профессор ИКУ К.С.Мережковский (старший брат известного писателя-мистика Д.С.Мережковского) - человек сколь выдающийся в области своих научных знаний - зоологии и ботанике, столь же и отталкивающий в плане нравственных качеств.(15) Повторяя "зады" дореволюционного либерального "чёрного пиара", современный литературовед М.Н.Золотоносов предпринял в своём исследовании о К.С.Мережковском, увидевшем свет в Москве в 2003 г., крайне нелепую попытку "замкнуть" на погрязшем в грандиозном педофильском скандале профессоре всё казанское (и не только) черносотенное движение. В итоге вместо обозначенного "научного издания" получился откровенно неприличный, скабрезный анекдот, не подлежащий пересказу в приличном обществе.

Из рассуждений М.Н.Золотоносова, основывающихся на "фактах" из публицистических "откровений" либеральных газет и поздних высказываниях самого К.С.Мережковского (который, оказавшись к 1914 г. окончательно загнанным в угол, пытался приписать себе в целях обеспечения сочувствия властей, правой прессы и местных правомонархических организаций основные заслуги по поддержке и созданию последних), следует, в частности, что именно он сыграл решающую роль в "перепрофилировании" "Казанского Телеграфа" и получении в 1906 г. в Санкт-Петербурге "субсидий" на его издание. Так, среди прочего, в книге М.Н.Золотоносова приводится текст принадлежавшей перу К.С.Мережковского записки "К сведению", датированной октябрём 1914 г., в которой, в частности, говорилось, что: "[Н.А.]Ильяшенко присуждён был ("по приговору масонов и кагала" - И.А.) к разорению, которое должно было повести его к самоубийству. Под влиянием террора перестали подписываться на его газету и помещать в ней объявления. [Н.А.]Ильяшенко хотел уже закрыть газету и считал себя погибшим. Спас его, благодаря [П.А.]Столыпину, проф[ессор] К.С.Мережковский".(16)

Какова в этом и других подобных высказываниях К.С.Мережковского(17) реальная доля истины, пока остаётся лишь гадать. Вместе с тем, никаких ссылок на документальные свидетельства получения "Казанским Телеграфом" субсидий и участия в этом деле К.С.Мережковского М.Н.Золотоносов не приводит, ссылаясь лишь на такие "аргументы", как, например, на не имеющие ни единой конкретной привязки к данной газете отрывки из воспоминаний С.Е.Крыжановского, "с которым К.С.Мережковский был знаком лично и который, по поручению П.А.Столыпина, ведал выдачей денег "союзникам" из секретного правительственного фонда в период перед выборами в I Думу, да и позже". Ещё более нелепо выглядят "соображения" о роли К.С.Мережковского в качестве главного организатора практически всех казанских черносотенных организаций, которые не выдерживают никакой критики ни в документальном плане, ни даже по части соблюдения элементарной хронологической последовательности событий.

13 апреля 1914 г. Н.А.Ильяшенко опроверг в "Казанском Телеграфе" высказывания о том, что К.С.Мережковский играл важную роль в деятельности правомонархических организаций в Казани в 1905 - 1906 гг. С подобными же опровержениями выступал и профессор В.Ф.Залеский, который долгое время состоял с К.С.Мережковским в весьма близких отношениях и первое время действительно прислушивался к его политическим советам.

Что же касается самого нашумевшего "дела К.С.Мережковского", то "Казанский Телеграф", вначале хранивший выжидательное молчание по этому поводу, со временем вынужден был втянуться в весьма неприятную и утомительную перепалку с оппозиционной прессой, изо всех сил старавшейся экстраполировать обвинения в преступлениях против нравственности, предъявленные одному правому профессору, на всё черносотенное движение.(18) Отмежевываясь как от "негодующей общественности", так и от заявлений самого "свихнувшегося" в половой сфере К.С.Мережковского, 1 января 1915 г. "Казанский Телеграф" писал, в частности, с горьким сарказмом, что: "За шумом горячих речей по адресу правых стушевался даже и сам профессор [К.С.]Мережковский, так что можно было подумать, что не он растлил девочку, а все правые занимаются растлением девиц, и это входит в их политическую программу".

Вместе с тем, несмотря на то, что за самим Н.А.Ильяшенко прочно закрепилась репутация черносотенца, достоверных сведений о его членстве в какой-либо из правомонархических организаций не обнаружено. В разное время он демонстрировал свои симпатии к различным организациям как консервативной, так и умеренно-монархической направленности. Так, в марте 1906 г. во время избирательной кампании в Государственную Думу первого созыва Н.А.Ильяшенко выступил в "Казанском Телеграфе" с призывом беречься кадетов и голосовать за кандидатов "Казанской Партии Манифеста 17 октября". Но, судя по общему тону его выступлений и направлению редакторской политики газеты, взгляды Николая Алексеевича были в то время значительно правее умеренно-монархических.

Сэр Джордж (шарж из журнала: Жизнь /г. Казань/. - 1913. - № 14 /31 марта/. - С. 229.).Соответственно, в "диапазоне" между умеренными и правыми монархистами постоянно "колебалась" и издаваемая им газета. Приблизительно с конца 1905 по 1907 гг. приоритетной для издания являлась поддержка Казанского "Союза 17 Октября" (сначала его "центра", а потом - правого крыла) при одновременной демонстрации симпатий к правым монархистам. В отношении Казанского губернатора, направленном 13 января 1907 г. попечителю Казанского учебного округа, сообщалось даже, что эта газета является "органом союза 17 Октября". Затем издание открыто симпатизировало черносотенцам, а с 1911 - 1912 гг. по начало 1917 г. - "националистам", отчасти правым октябристам и опять же черносотенцам. При этом смена редакцией политических пристрастий являлась одним из поводов для критики газеты со стороны либеральных изданий, называвших её, в частности, "флюгером"(19).

После революционных потрясений октября 1905 г. Н.А.Ильяшенко предоставил широкую возможность выступать со страниц издания членам местных черносотенных организаций. 20 января 1906 г. секретарь Казанского "Царско-Народного Русского Общества" (КЦНРО) С.А.Соколовский писал председателю его Совета В.Ф.Залескому о солидарности Н.А.Ильяшенко с обществом, указав, что "страницы газеты нам открыты". А в сентябре 1907 г. газету, как "в известных пределах" симпатизирующую "идеям монархических организаций" и способствующую "осуществлению таковых чрез печать", рекомендовало (наравне с "Газетой "Правых") своим членам, всем местным "союзникам" и сочувствующим им лицам руководство "Объединённых монархических обществ и союзов при Казанском отделе "Русского Собрания".

В 1905 - 1917 гг. в "Казанском Телеграфе" регулярно помещались статьи, письма, интервью, полемические заметки и стихи авторов консервативного направления, представителей черносотенного лагеря, а также - правого крыла умеренно-монархического движения (правых октябристов и "националистов"), в том числе архимандрита Андрея (в миру - князя А.А.Ухтомского), профессоров Н.Ф.Высоцкого, В.Ф.Залеского и К.С.Мережковского, Ф.С.Гребеньщикова, Р.В.Ризположенского, С.А.Соколовского, А.Т.Соловьёва, князя П.Л.Ухтомского и многих других.

Помимо регулярных сообщений о всероссийских и региональных съездах и конференциях правых монархистов, в газете публиковались отчёты о собраниях, заседаниях Советов, общественно-политических, благотворительно-просветительных, спортивных и иных мероприятиях организаций черносотенцев и "националистов" Казани и Казанской губернии, в том числе: о Первом Волжско-Камском Областном патриотическом съезде в Казани (21 - 25 ноября 1908 г.), приёме П.А.Столыпиным в Казани депутации КЦНРО (10 сентября 1910 г.) и других. Здесь же помещались их заявления, обращения, телеграммы, избирательные платформы, списки выборщиков, сообщения об открытии организаций, их отделов и многое другое. В газете печатались некрологи известных общественных, политических, церковных и научных деятелей, а также - руководителей и видных участников местного правомонархического движения (Н.А.Александрова, Ф.Н.Казина, А.И.Кукарникова, П.Ф.Мойкина, И.С.Перова, Н.А.Петрова и других).

На страницах "Казанского Телеграфа" также активно освещались события церковной жизни, помещалась информация о "пастырских собраниях", полемические статьи по вопросам организации православных приходов, церковного "обновления" и т.д. При этом публикации некоторых из постоянных авторов газеты (например, выступавшего под псевдонимом "Православный") отличались заметной оппозиционностью по отношению к местному епархиальному начальству. Заметное влияние на "церковную составляющую" газеты оказывал известный миссионер и пропагандист возрождения церковно-приходской жизни архимандрит Андрей (в миру - князь А.А.Ухтомский). Не случайно, в декабре 1906 г. общим собранием представителей церковных приходов Казанской епархии Н.А.Ильяшенко была выражена "благодарность за содействие развитию приходских организаций".(20)

В разное время авторами политических статей, помимо вышеозначенных, являлись такие журналисты консервативной и умеренно-монархической ориентации, как: Н.А.Александров (псевдоним: "Волжин"), Б.П.Башинский (псевдонимы: "Алин", "Бэта"), И.А.Британ (псевдонимы: "Б-н", "И.Б.", "Илья Б-н"), Г.И.Клепацкий (псевдоним: "Друг-Анри"), А.С.Рождествин (псевдонимы: "Р.", "А.Р."), П.Я.Полетика (предположительный псевдоним: "П.П."), авторы, выступавшие под псевдонимами "Б.Глебский", "Веди", "Русский", "Русский казанец", "Скиф", и иные. Причём, помимо опытных журналистов, Н.А.Ильяшенко привлекал к работе в "Казанском Телеграфе" молодых, "самодеятельных" авторов, среди которых было немало студентов ИКУ. Одновременно газета публиковала также статьи, речи, лекции и интервью представителей "центра" и левого крыла местного октябризма, в том числе депутатов Государственной Думы разных созывов И.В.Годнева, М.Я.Капустина, о. А.В.Смирнова и других.

С 1905 г. по март 1917 г. "Казанский Телеграф" вёл острую полемику с местной либеральной и революционной прессой, являясь здесь единственным конкурентоспособным повременным изданием консервативного толка. По словам Л.Ф.Хайрутдиновой, "именно "Казанский телеграф" долгие годы был флагманом правой казанской периодики".(21) При этом Н.А.Ильяшенко неоднократно выступал за объединение всех местных правых сил, осознавая, что разобщённость в их рядах играет на руку противникам монархии. В июле 1910 г., когда перебранка между казанскими черносотенными лидерами А.Т.Соловьёвым и В.Ф.Залеским достигла в "Казанском Телеграфе" своего апогея, под очередным "Письмом в редакцию" был помещён редакторский постскриптум: "Дальнейшей полемике места не дадим, глубоко веруя, что ничего кроме вреда общему великому и святому делу она не принесёт".(22)

После учреждения в январе 1910 г. "Всероссийского Национального Союза" Н.А.Ильяшенко активно поддержал курс "националистов", направлявшихся депутатом Государственной Думы третьего созыва от Казанской губернии Н.Д.Сазоновым (старшим братом министра иностранных дел С.Д.Сазонова) и чиновником департамента полиции МВД Б.П.Башинским, на организационно-политическое объединение местных черносотенцев и правых октябристов.

"Казанский Телеграф" был превращён Николаем Алексеевичем в печатный рупор "националистов", а сам он в январе 1912 г. выступил в качестве одного из учредителей "Казанского Русского Национального Клуба" (КРНК), а также был избран одним из его старшин. "Монархизм - родоначальник национализма! - Писала газета 18 апреля 1910 г. - Мы скорбим, что эти два союза до сих пор не могут ещё слиться в единый монархический союз русских националистов, хотя вся их программа требует этого слияния...". 14 сентября 1911 г. в "Казанском Телеграфе" был помещён призыв профессора Н.Ф.Высоцкого ко всем местным монархистам "объединиться в общем деле борьбы с революционным насильем", толчком к которому послужило убийство П.А.Столыпина.

В период подготовки к избирательной кампании в Государственную Думу четвёртого созыва и во время её проведения издание занималось информационным обеспечением деятельности "Казанского Русского Избирательного Комитета", активно критикуя оппонентов местных "националистов" как слева, так и справа. Однако после неудачи казанских "националистов" на выборах тон газеты в отношении "крайне правых" постепенно вновь выровнялся. Соответственно менялось отношение к Н.А.Ильяшенко и со стороны "непримиримых" черносотенцев.(23) Однако критика в адрес Николая Алексеевича с их стороны всегда отличалась большей выдержанностью, чем в отношении других местных лидеров политического "национализма".

Поражение местных "националистов" на парламентских выборах поставило их организацию на грань распада. Предпринятые вскоре после них Н.А.Ильяшенко и его немногочисленными единомышленниками попытки реанимировать деятельность КРНК успехом не увенчались, и уже на рубеже 1912 - 1913 гг. он прекратил своё политическое существование. В январе 1915 г. Н.А.Ильяшенко (вместе с временным редактором "Казанского Телеграфа" Н.А.Александровым) выступил одним из учредителей Казанского отдела "Всероссийского Филаретовского Общества Народного Образования", инициатива создания которого принадлежала В.М. Пуришкевичу.

С началом Первой мировой войны Н.А.Ильяшенко занял радикальную патриотическую позицию, активно выступая в "Казанском Телеграфе" с призывами самым решительным образом бороться с антивоенной пропагандой, ростом либеральных и революционных настроений, забастовками, спекуляцией, "немецким засильем" и еврейским влиянием на экономику и политическую жизнь страны. В "Казанском Телеграфе" освещались события на фронтах, помещалась информация о деятельности Государственной Думы, органов местного самоуправления, чрезвычайных и благотворительных учреждений и организаций, отчёты о патриотических манифестациях и других массовых акциях монархического характера (в том числе - о закладке 14 мая 1915 г. в Казани часовни над могилою митрополита Казанского и Свияжского Ефрема, помазавшего на царство Михаила Фёдоровича Романова), а также - разного рода обращения, заявления и открытые письма правомонархических организаций и их руководителей.

В сентябре 1915 г. в телеграмме за подписью Н.А.Ильяшенко редакция "Казанского Телеграфа" приветствовала назначение на пост министра внутренних дел А.Н.Хвостова, возлагая на него большие надежды по части наведения порядка в государстве. Реагируя на слова последнего о том, что для него существует "один внутренних враг: это - тот, кто поднимает цену", Николай Алексеевич писал 4 октября 1915 г. в "Казанском Телеграфе" о спекулянтах: "Надо применить к ним самые драконовские меры. Надо решительно и твёрдо заявить им, что впредь они будут подлежать военному суду, как враги и предатели отечества. Это пахнет уже виселицей, но что же делать"! Столь же резко он высказывался и о забастовщиках. В эти годы, благодаря непримиримой позиции Н.А.Ильяшенко, за ним окончательно утвердилась репутация крайнего консерватора и "реакционера", возымевшая для него в дальнейшем отрицательные последствия.

Казанский Телеграф (1915 г.).Одновременно Н.А.Ильяшенко обращался с предложениями аналогичного свойства в различные властные инстанции. Так, 5 августа 1916 г. он писал, в частности, председателю Казанского временного комитета по делам печати: "По моим наблюдениям, бумажный товар всецело в руках жидов, которые неистово спекулируют им, но всегда дают крупные льготы дружественной прогрессивной печати и учиняют всяческие прижимки правым, национальным газетам". Н.А.Ильяшенко убеждал власти, что "если Правительству не удастся урегулировать цены на газетную бумагу и если оно не протянет руку помощи провинциальной правой прессе, то ещё до истечения этого года 95 % правых газет прекратит своё существование", и тогда победно "во всей России затрубят исключительно иерихонские трубы радикальной еврейской прессы".(24)

"Казанский Телеграф" выступал также с резкой критикой "прогрессивного блока", одновременно помещая информацию о политических совещаниях представителей консервативных сил различной направленности, в том числе - о проходивших в ноябре 1915 г. Петроградском совещании монархистов и Нижегородском совещании уполномоченных монархических организаций и правых деятелей. При этом газета высказывалась за тесное сплочение всех правых монархистов перед лицом общей угрозы. 26 ноября 1915 г. в ней было помещено письмо председателя Астраханской "Народной Монархической партии" Н.Н.Тихановича-Савицкого, указывавшего на необходимость того, "чтобы оба совещания - петроградское 21 ноября и нижегородское - 29 ноября, как дополняющие одно другое, прошли бы гладко и дали не раздоры, а те благие результаты, для получения которых они и созываются одно после другого".

"Враг народа"


Мрачные прогнозы Н.А.Ильяшенко по поводу "иерихонских труб радикальной еврейской прессы" в целом оправдались: в 1915 - 1916 гг. "Казанский Телеграф" в значительной мере утратил прежние позиции.

На протяжении всего времени издания газеты тиражи "Казанского Телеграфа", как правило, превосходили тиражи современных ему казанских повременных изданий. Так, например, в 1898 г. ежедневно выходило 3,4 тысячи экземпляров, в 1900 г. - более 4,6 тысяч, а к 1915 г. - более 7 тысяч. Однако, начиная с 1915 г., тираж "Казанского Телеграфа" начал резко снижаться, упав в 1915 - 1916 гг. с 7,3 до 4,2 тысячи экземпляров. Причём, это происходило на фоне столь же резкого увеличения тиражей основных местных либеральных газет.

Начавшаяся в феврале 1917 г. революционная смута окончательно похоронила "Казанский Телеграф", продержавшийся после падения монархии всего несколько дней. Последний 7103 номер газеты вышел 11 марта 1917 г. Редакционный архив "Казанского Телеграфа" не сохранился.

Чтобы продолжить своё дело в новых условиях, Н.А.Ильяшенко решил перепрофилировать издание, сменив издание газеты и придав ей "окололиберальную" окраску. С 12 марта 1917 г. в Казани начала выходить ежедневная "политическая, общественная, литературная и коммерческая" газета "Голос Казани". Формально её редактором являлся Ю.(Г.)С.Геркен, а издательницей - А.Г.Ильяшенко, реально же издание газеты направлял сам Николай Алексеевич.

Однако последнее обстоятельство оказалось роковым в дальнейшей незавидной судьбе газеты. Пятнадцать неожиданно "прозревших" типографских наборщиков, припомнив в опубликованном 12 апреля 1917 г. в кадетской газете "Камско-Волжская Речь" открытом обращении к Н.А.Ильяшенко его "погромную, черносотенную деятельность", отказались работать на "одного из врагов народа". После этого издание "Голоса Казани" прекратилось (всего известны двадцать два номера газеты).

Дальнейшая судьба Н.А.Ильяшенко документально не прослеживается. Однако история с его любимым детищем - "Казанским Телеграфом" неожиданно получила своё продолжение уже в "перестроечный" период. В 1990 г. издание газеты (с названием в старом орфографическом исполнении - "Казанскiй Телеграфъ" и продолжением прежней нумерации) было возобновлено в Казани журналистом А.В.Морозовым. С перерывами газета издавалась до 1998 г., единичный номер вышел также в августе 2002 г. Кроме того, попытку возобновления издания газеты под названием "Новый Казанскiй Телеграфъ" предпринял в 2006 г. местный журналист А.Л.Дёмин, но и она, к сожалению, закончилась неудачей. Любопытно, что оба "новодела" представляли собой оппозиционные издания с претензиями на продолжение публицистических традиций дореволюционного предшественника. Всё это оставляет надежду на то, что "Казанский Телеграф", память о котором ещё теплится в сердцах патриотов России, когда-нибудь вновь возродится к жизни.
Игорь Евгеньевич Алексеев, кандидат исторических наук, г. Казань

Сноски:

(1) Деятели революционного движения в России. От предшественников декабристов до падения царизма. Биобиблиографический словарь/ Под ред. И.А.Теодоровича, Ф.Я.Кона, А.А.Шилова, В.И.Невского и Б.П.Козьмина. - Том II. Семидесятые годы. Выпуск 2 (Ж - Л)/ Сост. А.А.Шилов и М.Г.Карнаухова. - Москва: Издательство Всесоюзного общества политических каторжан и ссыльнопоселенцев, 1930. - Стб. 513.
(2) См., например: НА РТ. Ф. 1. Оп. 3. Д. 5230. Л. 25.; Ф. 41. Оп. 2. Д. 2440. Л. 10 об.
(3) Ныне - город Йошкар-Ола - столица Республики Марий Эл. - И.А.
(4) НА РТ. Ф. 1. Оп. 3. Д. 7884. Л. 3 и об.
(5) В настоящее время - Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет. - И.А.
(6) См.: Гуревич Ю.В. Первый директор Казанского Учительского института Действительный Статский Советник и кавалер Парамонов Егор Иванович. 1876 - 1896 гг. - Казань: Издательство "Идел-Пресс", 2007. - С.с. (92) - 102.
(7) На бывшей улице Малая Лядская, ныне - угол улиц А.М.Горького и А.С.Пушкина. - И.А.
(8) Перцов П. Литературные воспоминания 1890 - 1902 гг./ Пред. Б.Ф.Поршнева. - Москва - Ленинград: "ACADEMIA", 1933. - С.с. 11 - 12.
(9) Погодовая статистика номеров "Казанского Телеграфа": 1893 г. - 247, 1894 г. - 326, 1895 г. - 324, 1896 г. - 293, 1897 - 1898 гг. - по 322, 1899 г. - 321, 1900 г. - 286, 1901 г. - 282, 1902 г. - 279, 1903 г. - 282, 1904 г. - 324, 1905 г. - 269, 1906 - 1907 гг. - по 287, 1908 г. - 290, 1909 г. - 287, 1910 г. - 290, 1911 г. - 288, 1912 г. - 289, 1913 г. - 286, 1914 г. - 290, 1915 - 1916 гг. - по 288, 1917 г. - 56 номеров. - И.А.
(10) Гуревич Ю.В. Указ. соч. - С. 95.
(11) См.: Казанский Телеграф. - 1906. - № 3957 (13 апреля).
(12) См.: Там же. - № 3958 (14 апреля).
(13) В №№ 3895 (22 января), 3899 (26 января) и 3901 (29 января). - И.А.
(14) Казанский Телеграф. - 1906. - № 3928 (5 марта).
(15) Применительно к 1911 - 1912 гг. в качестве главного "добытчика" субсидий для "Казанского Телеграфа" в различных источниках фигурировал чиновник особых поручений департамента полиции МВД Б.П.Башинский, что не лишено серьёзных оснований. - И.А.
(16) Цит. по: Золотоносов М.Н. Братья Мережковские: Книга 1: Отщеpenis Серебряного века. - Москва: Научно-издательский центр "Ладомир", 2003. - С. 337.
(17) Через несколько лет бесплодных обращений за поддержкой в высшие правительственные сферы, к лидерам черносотенного движения, Г.Е.Распутину и другим авторитетным фигурам К.С.Мережковский пришёл к выводу, что: "Правые бросили меня, тяжело раненного, на поле битвы, не подобрали, не помогли. Левые так не поступают со своими честно и самоотверженно борющимися товарищами". Указывая на это в датированном 20 сентября 1916 г. самоуничижительном письме "с просьбой исходатайствовать от Государя Императора повеление прекратить моё дело" к "своему политическому врагу" - члену Государственного Совета, бывшему профессору А.В.Васильеву, он упоминал, в частности: "Я осознаю всю тяжесть своей вины перед Вами, левыми. Уже одно то, что я спас антисемитический "Казанский телеграф", который совсем погибал, требовало кары". (Цит. по: Золотоносов М.Н. Указ. соч. - С. 343.)
(18) Левые и либералы настолько увлеклись этим занятием, что умудрились оклеветать даже некоторых из представителей "прогрессивного" лагеря. Так, например, в датированном 13 апреля 1914 г. секретном донесении агента Казанского губернского жандармского управления, скрывавшегося под псевдонимом "Казанцев", помимо прочего, сообщалось, что: "Казанские ка-де и более левые стремятся использовать как дело [К.С.]Мережковского, так и номера "Франция" (где якобы происходили педофильские оргии с участием профессора, а также целого ряда правых по своим убеждениям чиновников от образования. - И.А.) в целях возможно больше скомпрометировать правых деятелей; в этом случае не стесняются пускать в ход всякие сплетни".
При этом "фактический редактор" либеральной газеты "Камско-Волжская Речь" В.К.Самсонов, с которым вёл полемику на повышенных тонах Н.А.Ильяшенко, так "сильно зарвался", что обвинил в покрывательстве К.С.Мережковского его лаборанта В.Е.Иванова. "Между тем, - отмечал "Казанцев", - [В.Е.]Иванов - состоятельный человек, известен, как яркий прогрессист, подвергавшийся раньше обыскам и сидевший в тюрьме, почему многие люди его лагеря сильно возмущены выпадом [В.К.]Самсонова. [В.Е.]Иванов решил привлечь [В.К.]Самсонова к судебной ответственности за клевету и уже по этому поводу говорил с присяжным поверенным Михаилом Буховым /бывший социал-демократ/, который берёт на себя защиту [В.Е.]Иванова и обещает засадить [В.К.]Самсонова в тюрьму месяца на полтора. Он тем более охотно берётся за это дело, что у него есть какие-то счёты с [В.К.]Самсоновым. О выпаде последнего в газете против [В.Е.]Иванова говорят, что "своя своих не познала". (НА РТ. Ф. 199. Оп. 1. Д. 922. Л.л. 42 об. - 43.)
(19) См.: Газета Казанская Копейка. - 1912. - 12 октября.
(20) См.: Казанский Телеграф. - 1906. - № 4155 (16 декабря).
(21) Хайрутдинова Л.Ф. "Казанский телеграф": литературно-критическое наследие (1893 - 1917 гг.). - Казань: Издательство "Мастер Лайн", 2000. - С. 25.
(22) Казанский Телеграф. - 1910. - № 5174 (4 июля).
(23) Так, во время прощального обеда в честь отъезжавшего на Дальний Восток П.Я.Полетики, который был дан казанскими монархистами 18 марта 1910 г. в номерах "Франция", В.Ф.Залеский назвал Н.А.Ильяшенко "могучим русским богатырём". А уже 28 июня 1912 г. в "конфиденциальном сообщении" на имя Казанского губернатора В.Ф.Залеский обвинил Н.А.Ильяшенко в корыстолюбивых мотивах поддержки "националистов", заявив, что его цель весьма проста - "даром получить 25 тысяч". (См.: НА РТ. Ф. 1. Оп. 6. Д. 750. Л.л. 73 - 74.; Казанский Телеграф. - 1910. - 21 марта.)
(24) См.: НА РТ. Ф. 420. Оп. 1. Д. 302. Л.л. 28 - 29.

Источники и литература:

НА РТ. Ф. 1. Оп. 3. Д. 5197. Л.л. 172 об. - 173, 199 и об., Д. 5230. Л.л. 1, 4 и об., 6, 8, 12, 18, 22, 25, 27, 29, 31 - 34, 37., Д. 7352. Л.л. 1, 5 - 9., Д. 7884. Л.л. 1, 3 об., 5 и об., 7, 8, 16 - 17.; Ф. 41. Оп. 2. Д. 2240. Л.л. 3 - 5 об., 10 об., Д. 2625. Л.л. 4 об., 66, 80 - 81 об.
Алексеев И.Е. "Казанский Телеграф" // Русское национальное движение в Казанской губернии и Татарстане: конец XIX - начало XXI веков (опыт словаря). - Казань: "Мастер Лайн", 2004. - С.с. 102 - 107.;
Заманова Г.Р. "Казанский Телеграф" // Татарская энциклопедия: В 5 т./ Гл. ред. М.Х.Хасанов, ответ. ред. Г.С.Сабирзянов. - Казань: Институт Татарской энциклопедии АН РТ, 2006. - Т. 3: К - Л. - С. 111.;
Хайрутдинова Л.Ф. "Казанский телеграф": литературно-критическое наследие (1893 - 1917 гг.). - Казань: Издательство "Мастер Лайн", 2000. - 188 с.
Хайрутдинова Л.Ф. Редакторы "Казанского телеграфа" // Казанскiй Телеграфъ. - 1998. - № 110 (7195).

Подписи к иллюстрациям:

1. Н.А.Ильяшенко с женой, дочерью и тестем (фото из книги Ю.В.Гуревича "Первый директор Казанского Учительского института Действительный Статский Советник и кавалер Парамонов Егор Иванович. 1876 - 1896 гг.").
2. Бывший "дом Никифорова - В.А.Парамонова", где находилась редакция "Казанского Телеграфа" (2009 г.).
3. Сэр Джордж (шарж из журнала: Жизнь /г. Казань/. - 1913. - № 14 /31 марта/. - С. 229.).
4. Казанский Телеграф (1915 г.).



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме