Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Калининградская область - не "помойная яма" реформаторов

Людмила  Рябиченко, Русская народная линия

Народ против игорной зоны / 17.02.2009


Запись передачи на радиостанции "Русский край" (Калининград) …

Ведущая: Здравствуйте! В студии Анастасия Никитина и программа "Территория веры". Сегодня у нас в гостях Людмила Аркадьевна Рябиченко - руководитель общественного движения "Народ против игорной зоны". Здравствуйте, Людмила Аркадьевна!

Рябиченко Л.А.: Здравствуйте Анастасия, здравствуйте уважаемые радиослушатели.

Ведущая: Мы знаем, что активисты движения "Народ против игорной зоны" подали кассационную жалобу в верховный суд России. Заседание состоится 18 февраля. Людмила Аркадьевна, поподробнее расскажите об этом.

Рябиченко Л.А.: Да, действительно к нам пришла телеграмма о том, что слушания нашей кассационной жалобы состоится 18 февраля, и нас приглашают принять в нем участие. Обсудив на совете движения это приглашение, мы приняли решение им воспользоваться, приехать в Москву и там рассказать о том, почему мы считаем решение Областного суда незаконным. А оно, я хочу напомнить вам, касалось инициативы проведения референдума в Калининградской области, и, несмотря на то, что несколько попыток было предпринято нами, это уже была пятая или шестая, я уже сбилась со счёта, наши местные власти не считали возможным дать нам осуществить наше право на власть, то, которое прописано в нашей конституции. Мы всё время получали отказ в нашей просьбе зарегистрировать инициативную группу и провести референдум. Поводы для отказа были разные, все сводились к тому, что вопрос, который мы предъявляем для проведения референдума, содержит некие постулаты, которые посягают на федеральные нормы, федеральный закон. Последняя наша попытка не касалась федеральных законов, она была полностью расположена в поле областного закона и касалась только полномочий Областной думы. И поэтому, я понимаю, что мы никаким образом не касались той сферы, которой касаться, как субъект Российской Федерации, мы не можем. Мы не касались федерального закона и рассчитывали, что на этот раз наша попытка провести референдум и определиться с тем, насколько нам нужна зона, - эта попытка увенчается успехом. Мы предлагали Областной думе принять решение и обратиться с законодательной инициативой в Государственную думу. И вот то, что мы предлагали, как раз почему-то было признано Областной думой незаконным, и мнение Областной думы было поддержано Областным судом. С этим мы не согласны: произошла подмена понятий в решении Областного суда, - о чём мы написали в кассационной жалобе и направили эту жалобу в Москву. В общем-то, она быстро была рассмотрена и это, наверно, о чём-то свидетельствует. То, что нас приглашают, то, что дело принято к рассмотрению, тоже о чём-то говорит, поэтому мы намерены идти до конца. Это, конечно, очень важно.

Ведущая: Верховный суд. Он может что-то кардинально изменить, что от него требуется, если говорить в вашу пользу

Рябиченко Л.А.: В нашу пользу... Верховный суд рассматривает кассационную жалобу, то есть наш протест на решение Областного суда. Если суд, рассмотрев нашу жалобу, решит, что решение суда было неполным, неправильным, еще какие-то основания найдет для того, чтобы принять решение, не поддерживающее решение Областного суда, то дело вернётся на дополнительное рассмотрение, либо будет отменено решение Областного суда. Тогда, естественно, оно будет принято в нашу пользу, и тогда мы будем иметь право на проведение референдума на тему полномочий Областной думы. Вообще, Областная дума могла бы сэкономить деньги, обратиться с этой инициативой самостоятельно в Государственную думу и, наконец, поставить точку в этом вопросе. Вообще, жизнь показывает, что несмотря на какие-то несбыточные перспективы, она иногда меняется так, что они становятся совершенно реальными. Будем надеяться на здравомыслие депутатов, может быть, когда-то мы порадуемся за них.

Ведущая: Феодора Ивановна, здравствуйте. Мы вас слушаем.

Слушательница Феодора Ивановна: Мое мнение такое. У нас в Калининградской области очень много всего негативного, и эта игорная зона ничего нам хорошего не добавит. Она нам только сделает жизнь сложнее, и жизнь нашей молодёжи - о чём я особенно беспокоюсь. Хочу сказать, что это просто не приемлемо. Для нашей области, в которой мы как в кольце, и тут к нам, конечно, пойдут все... Я понимаю и вы, наверно, понимаете, что хорошего нам ничего тут не светит. И хочу выразить свое недовольство по этому поводу, не только мое, моих окружающих, моих детей, моего семейства. Извините, пожалуйста, если я что сказала не так

Ведущая: Спасибо за звонок.

Рябиченко Л.А.: Спасибо вам за звонок, конечно, большое. Я думаю, что вы все сказали так и извинятся, я думаю, не за что. Извиняться, наверно, нужно тем людям, которые заставляют нас вообще тратить время и свою жизнь на то, чтобы остановить плоды их совершенно безответственных решений. И я думаю, может, когда-то придёт такое время, когда кто-то извинится. Может быть, даже не перед нами, но всё равно придётся ему держать ответ перед совестью или ещё перед кем-то за то, что он делает.

И я думаю, что любой здравомыслящий человек, если он здравомыслящий, он прекрасно понимает, что зло, порок, что людские несчастья не могут служить причиной обогащения, поэтому кризис, который сейчас навяз у всех в зубах, который стал притчей во языцех, является такой замечательной иллюстрацией того, что путь был ошибочным. Начнём с того, что в Лас-Вегасе кризис точно также бушует, как и везде во всем мире. Это означает одно, что этот проект совершенно не выигрышный, и совершенно не панацея от всех бед, и совершенно он не "запасной вариант для экономики". И скажем о том, что, в то время, когда люди не имеют зарплаты, они и в игорные заведения не идут. Игорные заведения сейчас тоже сворачивают свою деятельность: они работают на холостых оборотах, сколько уже доработают до конца, и потихонечку сворачиваются. Это замечательная иллюстрация, еще раз повторю для тех, кто никак не мог понять и говорил нам об инвестиционной привлекательности области.

А сейчас жизнь рассудила и показывает, что наши слова о том, что инвестиционная привлекательность области должна складываться, в первую очередь, из промышленности, производства, сельского хозяйства, хотя бы того уровня, на каком уровне это было в 1980-е годы.

В 1949 году у нас уже сельское хозяйство было на таком высоком уровне - сейчас просто нет времени цифры приводить, - что нам сейчас, если вспоминать об этом, только плакать, обливаться горючими слезами, что никогда мы уже, наверное, - сегодня видела статью в газете, что "никогда аграрный сектор не станет таким, как был". Не хочется, конечно, в пессимистические прогнозы верить, ведь на самом деле всё решается легко - волевым решением, как у нас всё в стране делается. Только волевое решение должно приниматься не относительно того, чтобы переводить всю страну на колею эксплуатации пороков, потому что как только мы сейчас провозглашаем порок источником доходов, легализируя тем самым то, что всегда порицалось в обществе, то следующим этапом у нас должна быть легализация проституции - это очень закономерно.

Может, мы к этому подходили, если бы кризис нас так не сбил с такого наезженного пути, потому что уже школы стриптиза просто размножаются как клоны какие-то. Их уже четыре официальных, которые рекламируются в центре города, не говоря о всех школах танцев, в которых идут курсы стрип-данса, не говоря об оздоровительных комплексах, где в шейпингах всяких тоже вставляются элементы обучения, целые циклы обучения стрип-дансу... Я думаю, что всех нас готовили - не знаю, как насчет готовят ли, но готовили - к тому, что постепенно-постепенно приучив нас к тому, что мы лояльно относимся к стриптизу, мужскому и женскому, может быть, детскому - я не знаю, как там ещё фантазия людей, имеющих на этом деньги, разыграется, - возможно, что и детскому, потому что без ограничения возраста принимают детей в эти школы... А ещё есть танцы живота, которые являются восточной разновидностью этих стриптизов: там люди не раздеваются догола, но те движения, которые там представляются, являются движениями, которые призваны вызывать сладострастие у мужчин, если женщина танцует.

И туда, в эти школы, набирают девочек с четырёх лет. Ну, куда это годится? Куда смотрят все остальные? Куда смотрит прокуратура, когда большими буквами на плакате в центре города написано: "Курсы танцев живота. Набор девочек с четырех лет" или "Школа эротического танца. Набор с 13 лет"? У нас что, уже отменили прокурорский надзор? У нас что, уже никто не следит за тем, что творится с несовершеннолетними? У нас что, можно растлевать детей абсолютно спокойно, и никто не должен об этом говорить, и никто не должен об этом думать?..

Значит, нам готовили, ещё раз повторю, вот этот путь: легализация сначала игорного бизнеса, этого порока, страсти азартной, потом - легализация проституции, потом - легализация легких наркотиков, - у нас есть много лоббистов, - потом можно легализацию торговли людьми - всё это то, что подпольно делается во всем мире, и, наверно, на этой точке, в этом месте, которое очень удобно, по мнению некоторых, расположено в окружении других государств, вся эта зараза не будет, якобы, пересылаться, распространяться на Россию, мы свалим всё это в помойную яму, которая называется Калининградская область.

Но не так будет, как люди хотят, а как Бог, да? Поэтому "кризис" в переводе с греческого вовсе не какие-то там иероглифы, а означает "суд". И как только наступает кризис, тогда думайте, за что нас судят. А судят за то, что мы смотрим сквозь пальцы на эксплуатацию порока, на то, что игорные заведения открываются бесконечно, что реклама спортивного покера по городу висит, чемпионат прошел... Чемпионат! Спорт - покер, игра в карты. Скажите: "Чемпионат по игре в карты". Плакаты висят уже два месяца, непонятно, за это же платятся деньги: чемпионат уже прошел, плакаты висят. А мы закрываем на это глаза. На стриптиз, который бесконечен везде, не знаю, может быть, уже скоро в школы пойдут обучать стриптизу, на рекламу азартных игр, которая запрещена законом, антимонопольный комитет спит, совершенно не видя, не понимая ничего. Даже изображения мастей не должны размещаться на витринах этих заведений, не должна звучать музыка из этих заведений, не должна бегущая строка привлекать туда людей - это все нарушения закона. У нас все это происходит, мы закрываем глаза.

Тогда мы ждем того, что за это придёт. За это и приходит суд, то есть кризис. Всё закономерно. Поэтому нас сейчас останавливают кризисом от того пути, который вел нас в большую пропасть. Нам нужно сейчас остановиться, открыть глаза и посмотреть, а где же мы, а что вокруг, а почему вообще мы здесь оказались. Я думаю, что все это закономерно и замечательно, значит, у нас есть шанс, шанс выжить.

Ведущая: Спасибо. У нас есть телефонный звонок. Лев, здравствуйте. Мы слушаем ваше мнение.

Слушатель Лев: Мое мнение, как и многих высказавшихся товарищей, однозначно негативное. И вот почему. Игорная зона, может быть, и хороша в том случае, когда мы все, люди в своем регионе, обеспечены работой. После плодотворного труда можно и развлечься. На сегодняшний день, что у нас твориться? Что мы производим? У нас безработицы сколько, а мы игорные зоны... Мы дороги строим не туда, куда надо. До той же Литвы два направления хотя бы основных взять - это что, дороги? Это что, первостепенное значение на Балтийск строить дороги? Значит, строят это те, кому это выгодно - вложить денежки. Но я думаю, что это инвесторы - не калининградцы, а раз они не наши, то пусть у себя развивают эти игорные зоны. Хороший хозяин, хороший работодатель или хозяин даже области, наверно, искал бы возможности создать рабочие места, истинные рабочие места, а потом уже игры всякие предусмотреть и отдых для людей. На что люди пойдут развлекаться? Местных таких людей очень мало найдется, а приезжие нам не нужны. Это мое мнение.

Ведущая: Спасибо за звонок.

Рябиченко Л.А.: Спасибо большое за звонок. Я думаю, что мнение народа, высказанное в таких выступлениях, в таких звонках, я думаю, что оно лучше любых слов иллюстрирует необходимость или не необходимость, оно является таким судьёй, таким рефери, в споре народа и власти о том, как строить нашу жизнь и как строить нашу политику. Вообще беда вся, - сейчас как раз говорилось о том, что если народ поработает, можно пойти и поразвлечься, - беда вся в том, что вот эти две части - "поработать" и "поразвлечься" - у нас поменялись местами. Мудрость народа - она в пословицах и поговорках, вы помните, да? Вот очень простая такая начальной школы пословица, для детского сада: "Делу время, потехе час" - это простой алгоритм нормального существования. Время - это много, а час - это мало, поэтому всегда в первую очередь должна быть какая-то деятельность, созидательная, которая позволяет человеку расти духовно, обеспечивать себя и обустраивать то пространство, которое вокруг него находится. Причём делать это творчески, потому что человек - творец, это нужно использовать.

У нас сейчас, к сожалению, под влиянием многих факторов, о которых сейчас нет времени говорить, в нашей стране, также как и во всём мире, меняется общественное сознание в сторону изменения вот этой пропорции "труда" и "отдыха" и в сторону изменения мотивации жизни. Сейчас мы трудимся не для того, чтобы жить, а трудимся в паузах между отдыхом. Акцент идет на отдыхе, и не просто на отдыхе, а на поиске удовольствия. Это явление в психологии получило название гедонизма. И наше общество сейчас - гедонистическое, общество удовольствия, общество поиска удовольствия, и если этих удовольствий нет, мы испытываем дискомфорт, нас к этому приучают. Можно, конечно, себя обезопасить тем, чтобы не включаться в общее информационное пространство, не слушать и не смотреть, - это, наверно, сейчас самый продуктивный путь, но основная масса так не поступает. Основная масса вскормлена на сериалах, вскормлена на рекламе и на глянцевых журналах. Она стремиться внутри себя, в своих внутренних побуждениях, стремится постоянно догнать, перегнать, обогнать тех, кого она видит как образец, которые отдыхают, постоянно отдыхают, постоянно получают удовольствия. Помните, первые рекламы, которые нам навязывали: "Не дай себе засохнуть", "Ты этого достойна" и так далее - говорилось только все время о человеке, о его потребностях, о том, что он должен все время какие-то удовольствия получать.

Поэтому наша игорная зона - продукт вот такого воспитания тех людей, которые получили в это время власть, пришли ко власти, те люди, которые, может быть, даже не видят ничего дурного в этом проекте, в том, что они предлагают людям создать нечто, которое будет давать им удовольствие. Совершенно за кадром остается другая сторона вопроса: и нормальная работа, и обеспечение этой работой людей - акцент на работе, на труде. Вы начните с того, какая в игорной зоне будет работа, какие там будут конкретные рабочие места, как вы трудоустроите это место. Ведь сколько мы не беседовали на эту тему и сколько мы не анализировали материалов, мы кроме 20 тысяч рабочих мест - вот этого просто словосочетания - ничего нигде ни находили, мы ничего другого не обсуждали. В общем-то, это итог того, что общество настроено сейчас только на поиск удовольствия. Поэтому этот проект и появился, поэтому он из совершенно нереального стал таким реальным предложением.

Почему я говорю - нереального? Потому что лет 20 назад предложить обществу строить место, где будут бесконечно развлекаться, было бы совершенно нереально, и можно было бы за это не просто социальные санкции получить в виде какого-то там неодобрения, а может быть, и какое-то вполне заслуженное уголовное наказание. А сейчас у нас это есть и предлагается. Посмотрите, сколько желающих все время развлекаться существует, но это не совсем правильно или, скажем, совсем не правильно. Это порочный путь. В общем-то, опять я подхожу к итогу нашего предыдущего сюжета, о чем мы говорили, что этот путь, который приводит нас к тому, что мы сейчас именуем кризисом. Вот мы и пришли. Мы пришли, потому что если бы мы строили, наоборот, промышленность, производство, сельское хозяйство, то ничего бы этого не было. Имели бы рабочие места, имели самостоятельность от мира, и мы совершенно спокойно, как Китай, который не испытывает кризиса, потому что экономика изолирована, мы бы так и существовали, совершенно спокойно, совершенно нормально.

Ведущая: Вновь мы заговорили о кризисе. Людмила Аркадьевна, вы сами говорили, что игорный бизнес сворачивается. Это действительно не выгодно в условиях кризиса. Так, может быть, не стоит вам тогда так напрягаться, в Верховный суд ездить и так далее. Так сильно переживать по поводу создания игорной зоны в Калининградской области? Может она тоже сама собой свернётся, если уже так всё складывается?

Рябиченко Л.А.: Свернётся или рассосётся, да? Спасибо за вопрос. Хочу сказать, что такие настроения уже появились у людей, они говорят: "Ну вот, кризис. Всё равно уже ничего не строят. И вообще всё, наверно, как-то закроется". Я хочу такой пример привести: саванна - это такая географическая территория, место, климат которого предполагает разные периоды - периоды дождей и периоды засухи. В период засухи она представляет собой пустыню, когда все растения отмирают, там безжизненные пески и так далее. Вот прошел период дождей, и она превращается в море зелени, причем за несколько дней. Почему так происходит? Потому что семена растений, которые там произрастают, имеют спорообразную форму, они так устроены, что в неблагоприятных условиях жизнь в этом семечке замирает, но не прекращается и обладает большим запасом прочности и может так лежать до дождей 10, 20, 30, 100 лет, сколько угодно, в ожидании. Этот пример я привела для того, чтобы дать понять, что если мы не доведём до логического завершения нашу ситуацию, то она будет подобна этой споре, этому семечку, которое, находясь в неблагоприятной сейчас для неё ситуации, просто тихо ждёт, а когда пройдут дожди инвестиций, когда кризис закончится, ей ничто не помешает произрасти.

Нам нужно сейчас довести ситуацию до логического конца, добившись законодательного результата, законодательного закрепления этой ситуации: нет, не построена, отменить, - как диктует закон. Мы должны обязательно сказать своё мнение о том, что мы против, что мы всё время против и будем против, и мы не дадим эту зону здесь строить, как бы ни старались несколько человек, которые это все задумали. Поэтому я думаю, что, и соратники мои разделяют мое мнение, нам нужно идти до логического завершения, до конца и добиваться его.

Ведущая: Владимир, здравствуйте, мы слушаем ваше мнение.

Слушатель Владимир: Очень приятно, что есть у нас люди, которые еще понимают эту проблему, понимают всю важность того, что хотят здесь сделать. Кто сюда хлынет, какие люди сюда поедут и для чего этот игорный бизнес, на что он рассчитан? Он замешан на криминале. Мы что, хотим в конечном итоге собрать у себя в Калининградской области криминальный авторитет всех видов - и карманников, и шулеров и так далее, и так далее, причем не только наших местных, но и всех с ближнего зарубежья, с дальнего зарубежья? Вы же представляете себе, чем это грозит? Чем это окажется для нашего местного населения? Вся наша молодежь пойдет работать в этот игорный "бизнес", так называемый, или крутиться вокруг него в криминальных структурах. И получится у нас в конечном итоге наш российский Лас-Вегас, калининградский, и вокруг одни сплошные зоны криминальных разборок и криминальных дел. Поэтому я считаю, что это очень, очень опрометчивое решение, граничащее с государственным преступлением, можно даже сказать, с изменой нашей молодежи. Спасибо за внимание.

Ведущая: Спасибо за звонок.

Рябиченко Л.А.: Спасибо большое. Спасибо вам, Володя, за то, что вы так вот коротко и очень ёмко изложили все то, что мы излагаем уже третий год, передаём людям. Большое вам спасибо за резюме, за то, что вы сказали. На самом деле это так и можно расценивать - как измену, измену и предательство нашей молодежи, и в этом мы с вами согласны. Если вы присутствовали при начале передачи, то слышали: я уже сказала о том, что возможно придут времена, когда кто-то кому-то предъявит счет за то, что принимались такие решения. И вовсе, может быть, счет будут предъявлять не люди, но от этого этот счет не станет меньше. Поэтому, я думаю, мы пожелаем людям, которые принимали это решение, быстрее понять это, быстрее почувствовать это и быстрее изменить эти ужасающие последствия, к которым это решение привело уже и к которым приведёт в дальнейшем, если не будет остановлено. Спасибо вам за ваши слова.

Ведущая: У нас уже больше десяти программ прошло по игорной зоне в течение трех лет. Когда еще начиналась вся эта история, опрашивались различные авторитетные общественные деятели. В том числе высказывала свое мнение по поводу игорной зоны Церковь. Тогда активным противником создания игорной зоны выступил наш митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Сейчас эксперты, да и обычные люди наблюдают такую картину: владыка Кирилл уже не просто митрополит, он избран на Патриарший престол, и получается, что противник игорной зоны уже - Патриарх. И тем, кто ратует за создание игорной зоны, наверно, может, уже стоит как-то умерить пыл: все-таки на новый уровень выходит вся эта затея. Людмила Аркадьевна, как вам кажется, может измениться ситуация в связи с избранием нового Патриарха Русской Церкви?

Рябиченко Л.А.: Митрополит Кирилл до избрания на Патриарший престол, действительно, выступал с категорическим неприятием идеи игорной зоны, строительства её в Калининградской области. Мы получали поддержку со стороны таким образом. Мы порадовались за то, что митрополит Кирилл избран на Патриарший престол и очень надеемся на то, что его новое положение изменит расстановку сил в этом вопросе и поможет защитить детей. Мы очень на это надеемся. Я думаю, что это все понимают, и наверно что-то при этом откорректируют и сами эти создатели. Я думаю, что не считаться с таким авторитетом как Патриарх, наверно, трудно, если ты находишься в здравом уме. Поэтому в этом тоже состоит наша надежда на то, чтобы мы смогли остановить это безумие. Как оно сложится, мы естественно, не заглядывая вперед, не можем ничего сказать, как бы мы ни пытались заглянуть вперед, это не в наших силах. Но мы очень надеемся на то, что с помощью Патриарха Кирилла, в том числе, и с помощью всех остальных людей, которые разделяют нашу точку зрения, мы всё-таки добьемся того, чтобы наши дети не стали заложниками утопических и очень опасных идей, чтобы у них было будущее и, значит, чтоб было будущее у нашего края. Поэтому мы все уповаем, конечно, на эту помощь.

Ведущая: Людмила Аркадьевна, время нашей программы уже почти окончено. Еще что-то будете добавлять?

Рябиченко Л.А.: Да, конечно. Я хочу всем пожелать не опускать рук никогда - ни в кризис, ни вне кризиса. Всегда знать, что есть у нас помощь и заступничество, если путь наш правый и если мы в ладу со своей совестью, и тогда мы можем и слабыми усилиями добиваться больших результатов. Также сейчас, в нашем деле защиты наших детей от игорной зоны, я желаю вам всем не терять бодрости духа и правильного понимания того, что этот процесс нужно все равно остановить. Не расслабляться и не переходить сейчас, испугавшись кризиса, на конкретные, свои только, проблемы конкретного семейного бюджета, это, конечно, очень важно, может быть, сверхважно, когда денег просто в семье нет, но не забывать о том, что деньги не самое главное, что деньги не спасут вашего ребёнка, если игорная зона будет построена, от духовной гибели - это страшнее. Всем я желаю оптимизма и веры, тогда у нас, наверно, будущее не станет безрадостным и таким, которое заставит нас потом жалеть о нём, когда оно станет прошлым. Всем желаю здоровья и удачи.

Ведущая: Спасибо. Пусть это будут взаимные пожелания. Спасибо за программу.

Эфир - 6 февраля 2009 года



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. юджин : полностью согласен с Людмилой Аркадьевной
2010-02-19 в 22:48

Переселенцев пустили сюда, тут трава высокая, не как в казахстане. Выращивай, не хочу. тэц дает пар, а он улетает в воздух вместо того чтобы направлять эту бесплатную энергию в теплицы и выращивать свои помидоры, огурцы. Переселенцам больно смотреть на такие земли и бесхозные. Дайте хотя бы земли, но те которые хотя бы не используются сейчас для будущих игорных зон. Одни только мы поднимем вам экономику процентов на 10 как минимум
бюджет
. Чего вы теряете каждый год? травы меньше станет? Может быть меньше снега будет? или мы испортим нетронутый пейзаж запущеных земель. Может быть мы ограбим местное ленивое население? Кусок травы выдернем со рта может быть? Или мы, русскоговорящие, если на то пошло то мы русские, не накормим мясом, овощами народ? что теряется, объясните нам безграмотным потомкам людей, поднимающих целину в пустынных и неплодоносных степях! Почему у нас и там все росло? Неужто неоттого что мы отсюда приехали туда? и приехали насильно, а теперь мы едем добровольно, чтобы работать, пахать эту заброшенную землю во имя того что мы окажемся дома, в России. Не нужно отвечать на эти вопросы, нужно думать и делать! Дать своей земле снова расти

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме