Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Будущее невысказанное Слово

Игорь  Журавлев, Русская народная линия

15.11.2008

Достоевский, казалось бы, вопреки логике и реальным фактам, утверждает, что именно растерзанная и поруганная Россия скажет миру новое, спасительное слово. "Знаю, слишком знаю, что слова мои могут показаться восторженными, преувеличенными и фантастическими. Пусть, но я не раскаиваюсь, что их высказал. Этому надлежало быть высказанным... Да и высказывалась уже эта мысль не раз, я ничуть не новое говорю. Главное, всё это покажется самонадеянным: "Это нам-то, дескать, нашей-то нищей, нашей-то грубой земле такой удел? Это нам-то предназначено в человечестве высказать новое слово?" Что же, разве я про экономическую славу говорю, про славу меча или науки? Я говорю лишь о братстве людей и о том, что ко всемирному, ко всечеловечески-братскому единению сердце русское, может быть, изо всех народов наиболее предназначено, вижу следы сего в нашей истории, в наших даровитых людях, в художественном гении Пушкина. Пусть наша земля нищая, но эту нищую землю "в рабском виде исходил благословляя" Христос. Почему же нам не вместить последнего слова Его?".[1]

Сторонники европейской теории общественного прогресса утверждали, что "новое слово" несёт Европа России, и это новое слово - социальная революция, которая вырвет Россию из средневекового варварства на путь к построению общества социальной справедливости и всеобщего благоденствия. Достоевский показывает, что это "новое слово" европейской науки и социальной практики - не созидающее, а разрушающее, и разрушает оно не "застаревшие социальные структуры", а живую душу народа, духовную атмосферу общества. Новое европейское слово - это ложь и искушение сатанинское. Новое слово, которое должен высказать русский православный народ, - это истина Православия, которая обязательно станет плотью, живой тканью социального универсума. Но эту истину Россия ещё должна будет выстрадать. Говоря о том, что он не выдумывал эту идею, Достоевский имеет в виду, что она постепенно вызревала в душе русского народа как некое неосознанное стремление и конкретизировалась духовными руководителями народа, оформляясь как "русская идея".

Идею независимости русской земли от Византии, получения Православия непосредственно от Бога и подотчётности только Богу высказывал киевский митрополит Иларион (XI век). В "Слове о законе и благодати" он критикует космополитические идеи католической и византийской церкви о необходимости "вселенской" империи и церкви. И после Илариона русская православная церковь никогда не стремилась к мировому господству, но призывала к духовному единству всех христианских церквей на основе истинной православной религии. Об этом же заботилось и государство российское, являющееся гарантом сохранения православия в его истине и благодати. Идею Святой Руси, получившей покровительство Матери Божией, высказывал преподобный Сергий Радонежский (XIV век), благословивший на ратный подвиг Дмитрия Донского. В XVI веке старец Филофей сформулировал идею "Москва - Третий Рим". Старец писал: "Яко вся христианская церква приидоша в конец и снидошася во едино царство нашего государя. Два убо Рима падоша, а Третий стоит, а Четвёртому не быти... вся христианская царства потопишася от неверных. Токмо единого государя нашего царство благодатию Христовою стоит...". [2]

Идея "Москва - Третий Рим" имеет как позитивную, так и негативную сторону. Позитивная сторона заключается в том, что Третий Рим рассматривается как третье царство Христово, Православие, которое будет стоять вечно, ибо четвёртому не быть. Негативная же сторона - возможное прочтение этой формулы как относящейся прежде всего к государству, и только потом - к Православию. "Так идея Третьего Рима высказывалась как мессианская. Теория мирового призвания России как теория отдельного народа или, точнее, государства, поскольку у Филофея эта теория теократична, явилась следствием и применением более общей теории, обнимающей собою жизнь всего человечества под Божьим Промыслом. Тем самым идея Филофея не фаталистична и не могла быть таковой... И, наконец, идея Филофея не националистическая; принцип национализма, утверждающий в виде преимуществ одного народа перед другими какие-либо исторические, географические, психологические и другие черты, свойства, моменты как признак последнего царства - носителя христовой веры - такой признак был неприемлем". [3]

Римская империя, а затем и Византийская империя, пали в наказание за грехи. Дело не в том, что после их падения Русь оказалась единственным православным государством, а в том, что она, восприняв Православие, отказалась от грехов двух предыдущих православных царств. Исторически сложилось так, что правители России слишком часто укрепляли государство за счёт ослабления церкви, а это есть повторение греха Византии, за который Византия поплатилась. Достоевский в связи с этим предупреждает, что с Россией может повториться то же самое, если ослабевшая и отстранённая от духовного руководства обществом церковь православная не сможет дать достойный отпор нашествию на Россию бесов сатаны, прежде всего европейского происхождения. Бесы сатанинские поражают не только души отдельных людей, но и государство, как это произошло с Римом и Византией. И тогда "государственное православие" отделяется от народного. Именно народ, являющийся Богоизбранным, даже несмотря на многочисленные грехи, является подлинным носителем православной идеи и православных идеалов, ими живёт и с ними проходит школу жизни, школу неисчислимых страданий, выдвигая из своей среды подвижников и святых людей именно тогда, когда Россия переживает тяжёлые времена, являющиеся результатом непрекращающихся происков бесов сатанинских, не желающих смириться с появлением нового Богоизбранного народа, грозящего уничтожением многовекового царства сатаны. И сатане удалось с помощью великих соблазнов расколоть Россию на русскую и противоестественную европейскую. Достоевский показывает, что в результате и русская идея раскололась на "две половинки истины", так что полная истина уже никому не принадлежит.

Страдания народные можно было бы избежать, если бы в русском обществе не было трагического разделения на западников и почвенников. Почвенники зовут к примирению, помня евангельскую истину, что если дом разделится в себе, то падёт. Однако западники на примирение не согласны. "Но в чём же, однако, заключалось "событие"-то, как выразился Иван Сергеевич Аксаков? А вот именно в том, что славянофилами, или так называемой русской партией (Боже, у нас есть "русская партия"!), сделан был огромный и окончательный, может быть, шаг к примирению с западниками; ибо славянофилы заявили всю законность стремления западников в Европу, всю законность даже самых крайних увлечений и выводов их и объяснили эту законность чисто русским народным стремлением нашим, совпадаемым с самим духом народным. Увлечения же оправдали - историческою необходимостью, историческим фатумом, так что в конце концов и в итоге, если когда-нибудь будет он подведён, обозначится, что западники ровно столько же послужили русской земле и стремлениям духа её, как и все те чисто русские люди, которые искренне любили родную землю и слишком, может быть, ревниво оберегали её доселе от всех увлечений "русских иноземцев". [4]

Однако западники не желают быть русскими, поскольку уже чувствуют себя просвещёнными европейцами, чем и гордятся. "Знайте, что мы направлялись Европой, наукой её и реформой Петра, но уж отнюдь не духом народа нашего, ибо духа этого мы не встречали и не обоняли на нашем пути, напротив - оставили его назади и поскорее от него убежали. Мы с самого начала пошли самостоятельно, а вовсе не следуя какому-то будто бы влекущему инстинкту народа русского ко всемирной отзывчивости, и к всеединению человечества... В народе русском, так как уж пришло время высказаться вполне откровенно, мы по-прежнему видим лишь косную массу, у которой нам нечему учиться, тормозящую, напротив, развитие России и прогрессивному лучшему, и которую всю надо пересоздать и переделать, - если уж невозможно и нельзя органически, то, по крайней мере, механически, то есть попросту заставив её раз навсегда нас слушаться, во веки веков. А чтобы достигнуть сего послушания, вот и необходимо усвоить себе гражданское устройство точь-в-точь как в европейских землях. Собственно же народ наш нищ и смерд, каким он был всегда, и не может иметь ни лица, ни идеи. Вся история народа нашего есть абсурд, из которого вы чёрт знает что выводили, а смотрели только мы трезво. Надобно, чтоб такой народ, как наш, - не имел истории, а то, что имел под видом истории, должно быть с отвращением забыто им, всё целиком. Надо, чтобы имело историю лишь одно наше интеллигентное общество, которому народ должен служить лишь своим трудом и своими силами... мы гуманны, мы европейцы... мы намерены образовать наш народ помаленьку, в порядке, и увенчать наше здание, вознеся народ до себя и переделав его национальность уже в иную, какая там сама наступит после образования его... Он застыдится своего прежнего и проклянет его. Кто проклянет своё прежнее, тот уже наш, - вот наша формула!... Если же народ окажется неспособным к образованию, то - "устранить народ"... Ибо что же тут делать: в интеллигенции и в Европе лишь правда, а потому... все эти миллионы должны прежде всего послужить этой европейской правде, так как другой нет и не может быть... Не можем же мы, приняв ваш вывод, толковать вместе с вами, например, о таких странных вещах, как le Pravoslavie и какое-то будто бы особое значение его. Надеемся, что вы от нас хотя этого-то не потребуете, особенно теперь, когда последнее слово Европы и европейской науки в общем выводе есть атеизм, просвещённый и гуманный, а мы не можем же не идти за Европой". [5]

Что это, если не программа великого инквизитора, пытающегося предложить миру новую религию, в которой нет места Богу? Русская революционная интеллигенция отрицает "русский дух", не понимая, что это Святой Дух, воплощённый в Богоизбранном народе, подобно тому как Он воплотился в Матери Божией, защитнице России. Православной правде западники противопоставляют правду Европы, "правду атеизма", которая есть лжеправда сатаны. Они намерены служить европейской правде, т.е. служить сатане. Они убеждены, что гуманизм может быть только безрелигиозным, что можно любить человека, не признавая Бога. Достоевский напоминает им, что без любви к Богу невозможна любовь к человеку, который создан по образу и подобию Божию. "Власть мечты, или одержимость идеей, - это одна из главных тем в творчестве Достоевского... Одной симпатии или жалости ещё недостаточно для братства. И нельзя любить человека, просто как человека, - это означало бы полюбить человека в его данной случайности, не в его свободе. Но ещё опаснее полюбить человека в его идеальном образе, - здесь всегда кроется опасность "наклеветать" живому человеку его мнимый идеал, удушить его мечтою, оковать выдуманной или надуманной идеей". [6]

Именно по "прогрессивной программе" великого инквизитора большевики создавали "новую Россию", приобщая народ к европейскому образованию, прежде всего к атеизму и безрелигиозному гуманизму и запрещая поклоняться Богу. Коммунистическое общество, которое большевики вслед за "прогрессивной европейской мыслью" провозгласили идеалом общественного устройства, на поверку оказался "вавилонской башней", которая строилась в Советском Союзе почти целое столетие, но была закономерно разрушена Провидением, в результате чего произошло сильнейшее социальное землетрясение, похоронившее надежды на возможность построения общества социальной справедливости, в котором нет места Богу. Об этом и предупреждал Достоевский, напоминая, что общество, несправедливо и без благодарности отнесясь к Создателю, утрачивает последнюю надежду и на справедливые отношения между людьми. Это и есть часть той великой истины, которую Россия должна будет открыть миру, прежде всего европейскому, соблазнённому обещанным сатаной безрелигиозному прогрессу. Высказать эту истину Россия должна не теоретически, а своими практическими действиями, проверив ложную истину Европы на собственном опыте и отбросив её как несостоявшуюся, чтобы весь мир увидел её губительную сущность.

Пророчества Достоевского потому и верны, что в его лице русский православный народ пророчествует о себе. И в этих пророчествах о себе готовится новое слово, которое Россия скажет миру. Это слово ещё не созрело, но уже сейчас можно предугадать некоторые его моменты, которые затрагивает Достоевский. Прежде всего он предвидит, что национальное возрождение России станет началом духовного возрождения мира. Это будет означать падение нового Вавилона, которым Достоевский считает западный мир, не только европейский, но и американский. Вавилон - великая блудница. "И восплачут и возрыдают о ней цари земные, блудодействовавшие и роскошествовавшие с нею... И купцы земные восплачут и возрыдают о ней, потому что товаров их никто уже не покупает". [7]

Их товары - не только золото, серебро и драгоценные камни, но и ценности европейской цивилизации, выдаваемые за духовные: атеизм, безрелигиозный гуманизм, европейские демократические традиции (рыночная демократия) и т.д., которыми бессовестно торгуют сильные мира сего, одержимые бесами сатанинскими. Этот товар не будет более востребован и потому сгниёт, и купцы земные, политтехнологи и менеджеры будут, обливаясь слезами, подсчитывать убытки. Востребованы же будут ценности духовные, за которые нужно будет расплачиваться не деньгами, а святостью и благодатью.

Новое слово России - это слава Божия, идущая с Востока, как и сказано в писании. "И вот, слава Бога Израилева шла с востока, и глас Его - как шум вод многих, и земля осветилась от славы Его". [8] С этим пророчеством Иезекииля перекликаются идеи Достоевского о спасении европейского мира Россией. "Итак, две цивилизации, две духовные стихии. Запад с его церковью, преследующей земную власть и земное величие..., занятый "правами человечества", возобладавшими над верой и Христом; отсюда утрата целостности духа и духовного существования, отсечение разума и рационализма, всё усиливающийся индивидуализм и т.д.; с другой стороны, Россия с её православием. Осенённая мессианской идеей спасения других народов, способная бы поэтому стать строительницей нового духовного мира... и мы догадаемся все сознательно, что никогда ещё мир, земной шар, земля - не видали такой громадной идеи, которая идёт теперь от нас с Востока на смену европейских масс, чтоб возродить мир. Европа и войдёт живым ручьём в нашу струю, а мёртвою частию своею обречённою на смерть, послужит нашим этнографическим материалом. Мы несём миру единственно, что мы можем дать, а вместе с тем единственно нужное, православие, правое и славное вечное исповедание Христа и полное обновление нравственное Его именем". [9]

И ещё важный момент. Достоевский даёт понять, что Россия готовит себя стать невестой Христовой и потому настанет момент, когда она сбросит с себя рубище нищенское и облачится в виссон чистый и светлый, который есть праведность святых. Эту тему Достоевский раскрывает в романе "Идиот".

Примечания:

1 - Достоевский Ф.М. Избр. соч. М., 1990, с. 546 - 547.
2 - Пономарёва Г.Б. Достоевский: Я занимаюсь этой тайной. М., 2001, с. 273 - 274.
3 - Пономарёва Г.Б. Достоевский: Я занимаюсь этой тайной. М., 2001, с. 287.
4 - Достоевский Ф.М. Объяснительное слово по поводу печатаемой ниже речи о Пушкине // Русская идея. М., 1992, с. 133.
5 - Достоевский Ф.М. Объяснительное слово по поводу печатаемой ниже речи о Пушкине // Русская идея. М., 1992, с. 134 - 135.
6 - Прот. Георгий Флоровский. Пути русского богословия. Вильнюс, 1991, с. 299.
7 - Откровение, гл. 18, ст. 9, 11.
8 - Иезекииль, гл. 43, ст. 2.
9 - Пономарёва Г.Б. Достоевский: Я занимаюсь этой тайной. М., 2001, с. 297 - 298.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме