Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Босния реальная и виртуальная

Мирослав  Лазанский, Русская народная линия

10.07.2008


По поводу решения суда о невиновности Насера Орича …

Решение Апелляционной палаты Гаагского трибунала о том, что Насер Орич невиновен, учитывая тот факт, что одновременно бывшая президент Республики Сербской (РС) 78-милетняя Биляна Плавшич продолжает отбывать свой 11-тилетний срок, вызывает серию серьезных вопросов. Избирательна ли гаагская справедливость? Как теперь правительство в Белграде ответит на следующие запросы из Гааги? Как лицам, которых трибунал в Гааге еще разыскивает теперь объяснить, что «нужно туда отправляться добровольно, и если невиновен, доказывать эту невиновность»? При условии, естественно, что Вы находитесь в Сербии и доступны компетентным органам Сербии.

Как окончательно узнать всю правду о событиях в Сребренице и вокруг нее? Кто из так называемого «международного сообщества» позволил, чтобы эта «зона под защитой ООН» стала базой военных подразделений армии Боснии и Герцеговины (БиГ). Базой, используя которую, эти «бойцы» нападали на окрестные сербские селения. А по правилам «защищенных зон», Сребреница должна была быть демилитаризована. Была ли Сребреница «приманкой» для окончательного распределения на «плохих» и «хороших» парней в этой балканской войне? Кто-то и в Пале («военная» столица РС, в отличие от «гражданской» Баня Луки - прим. переводчика) уверовал в то, что они могут свободно войти в Сребреницу? Почему НАТО не ответило на просьбы голландцев в Сребренице о поддержке с воздуха? Как это Насер Орич накануне нападения сербских сил на Сребреницу был вызван для «консультаций» в Тузлу?

И наконец! Верна ли история о том, что генерала Младича едва не убили в Сребренице бойцы одного из подразделений Дринского корпуса в тот момент, когда он только хотел им что-то сказать как следует поступать по правилам с военнопленными. Говорят, на него направили несколько стволов местные сербские бойцы.[1] Охрана Младича схватила его, затолкала в джип и увезла. Источник этой истории слишком серьезен, но генералу Младичу тот случай на вероятном процессе в Гааге скорее всего ничем бы не помог.

Ответы на все эти вопросы мы вероятно, так никогда и не узнаем, но решение суда по Насеру Оричу несомненно будет иметь последствия для будущей жизни в БиГ. Жизни, которая еще со времен Дейтонских соглашений, колеблется между реальностью и виртуальностью. Потому что и по приговорам трибунала выходит, что в БиГ были и настоящие, и виртуальные преступления, что лишь реанимирует логику войны. Осуществить историческое примирение в БиГ в таких условиях будет очень тяжело. Впрочем, это показал и недавний чемпионат Европы по футболу, то как «болели» за «своих» в БиГ. Именно футбол лучше всего показывает всю неопределенность легитимного политического сообщества в БиГ, растущее расхождение между некоей виртуальной Боснией, которую символизируют ее общие институты государства и реальной Боснией, состоящей из разделенных сообществ.

Этот разнобой тем серьезней, что к нему присоединился длительный кризис отдельных территорий, в которых многонациональное боснийско-герцеговинское общество хоть немного уже отжило. Это города. Что касается хорватско-боснийских отношений, то здесь подлинным зеркалом является Мостар, а для сербско-боснийских отношений, естественно, Сараево. Иначе говоря, мир, установившийся после Дейтона, не сумел в этих городах предотвратить распад их городской многонациональной ткани, даже более того: некоторые утверждают, что он ему способствовал. Уже в мае 1996 года Мостар был разделен на две части, западную - хорватскую, и восточную - боснийскую. Все последующие попытки международного сообщества преодолеть этот раздел не удались, а временами дело доходило до жестокого насилия. После подписания мирного договора в Дейтоне РС передала Боснийско-хорватской Федерации некоторые кварталы и пригороды Сараева, которые до того были под контролем РС. Переговаривающиеся стороны любой ценой старались избежать «мостаризации» столицы БиГ. Однако быстро проведенное объединение города привело к массовому исходу из него около 100 тысяч сербов.

Символичные примеры Мостара и Сараева показывают всю двусмысленность и неустойчивость Дейтонского соглашения, обременяя местную реальность в течение многих лет после завершения войны. Они также показывают, насколько война глубоко и прочно изменило общество. До войны в БиГ местная разношерстность способствовала ослаблению этнических различий. Сегодня, эти разделения кристаллизуются именно на локальном уровне. Такое превращение возвращает пространство БиГ к насильственной «территориализации» сообществ и к уничтожению добрососедских отношений...

В послевоенной БиГ «метаполитическая» и «инфраполитическая» неуверенность и нестабильность, как коллективная, так и личная, очень тесно связаны. Именно в этом контексте идея о новом историческом примирении в БиГ могла появиться только в головах тех, кто ничего не знает о динамике боснийско-герцеговинского общества...

[1] Факт вполне вероятен. Т.к. бойцы из местных жителей своими глазами видели, что вытворяли оричевы боевики. Многие потеряли своих близких. Всего банды Орича убили и замучили не менее трех тысяч двухсот мирных сербских жителей из окрестных деревень.

«Политика», 5 июля 2008 года
http://www.politika.co.yu/pogledi/Miroslav-Lazanski/STVARNA-I-VIRTUELNA-BOSNA.sr.html
Перевод с сербского Михаила Ямбаева


От переводчика:

Еще раз об Ориче
Бывший близкий соратник Насера Орича, депутат Партии демократического действия и председатель Исполнительного совета Сребреницы Ибран Мустафич выпустил в этом году книгу «Запланированный хаос», в которой он отрицает официальную мусульманскую доктрину о «крупнейшем послевоенном преступлении в Европе» и «геноциде, устроенном сербами в Сребренице».

Самые шокирующие моменты в книге это свидетельства о зверствах, совершенных лично Оричем. Но, как мы уже знаем, все факты о зверствах Орича для «цивилизованного» Запада это не факты, т.к. жертвами выступают сербы.

Мустафич приводит свидетельство Орича:
«Когда мы эту группу пленных... снова повели ко входу в тюрьму и начали их резать, мне достался этот Слободан Илич. Я залез ему на грудь. Он был бородатый и косматый, как животное. Он смотрел на меня и не говорил ни слова. Я достал штык и ударил его прямо в глаз, а затем провернул там ножом. Он не закричал. Затем я ударил ножом его в другой глаз. Я не мог поверить, что он не реагирует. Искренне говорю, тогда я в первый раз испугался. И тогда я сразу после этого его зарезал!»
Отрывок опубликован: «Глас jавности», 4 июля 2008 года
http://www.glas-javnosti.co.yu/clanak/tema/glas-javnosti-04-07-2008/oslobodjen-krvnik-naser-oric


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме