Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Израильское лобби и внешняя политика США

Русская народная линия

08.09.2007


Часть 1 …

Авторы предлагаемой вниманию читателей работы являются очень известными и уважаемыми американскими специалистами. Стивет Уолт - профессор международных отношений престижнейшего Гарвардского университета. Джон Миршаймер - политолог, профессор Чикагского университета, считающийся одним из отцов теории "агрессивного реализма" во внешней политике. В марте 2006 г. ими была опубликована большая статья под названием "The Israel Lobby and U.S. Foreign Policy" ("Израильское лобби и внешняя политика США"). По словам Миршаймера, идея провести исследование на столь деликатную тему возникла в 2002 г. - вскоре после печально известных терактов 11 сентября. Характерно, что статья увидела свет не в Америке, где ни одно издание не решилось на публикацию, снимающую печать молчания с "запретной" темы отношений США и Израиля, а в британском журнале "London Review of Books". Уолт и Мершаймер прекрасно знали, какую цену им придется заплатить за свой неординарный поступок, потому для них не стали неожиданными регулярные обвинения в антисемитизме или подстрекательствах к антисемитизму, клеветническая кампания в прессе, гнев Антидиффамационной лиги, публичные намеки сильных мира сего на полную научную некомпетентность. Работу двух профессоров даже назвали попыткой имитации "теории заговора", хотя в ней отражены факты, сведения о которых почерпнуты главным образом из крупнейших американских и израильских изданий, а также других открытых и общедоступных источников. В центральных американских СМИ публикация вызвала довольно вялую дискуссию; тем не менее, благодаря интернету авторам удалось донести свою обеспокоенность ситуацией, сложившейся на политическом Олимпе единственной в мире сверхдержавы, до широкой общественности, которая, в целом, с большим пониманием отнеслась к позиции ученых. Несмотря на то, что резонанс, связанный с появлением статьи, несколько стих на Западе, проблемы, затрагиваемые Уолтом и Мершаймером, будут оставаться актуальными на протяжении еще длительного времени. Потому знакомство с заинтересованных русскоязычных читателей с работой крупнейших американских специалистов, представляется, будет не напрасным.
Дмитрий Павлов


На протяжении последних нескольких десятилетий, особенно после Шестидневной войны 1967 г., системообразующим элементом американской политики на Ближнем Востоке были отношения с Израилем. Безоговорочная поддержка Израиля в сочетании с регулярными попытками продвижения "демократии" в регионе крайне негативно сказалась на общественном мнении в исламском мире в целом и арабских странах, в частности. Такая политика ставит под удар не только американскую национальную безопасность, но и общемировую стабильность. В американской политической истории подобное положение не имеет аналогичных прецедентов. Какой смысл в том, что США пренебрегают собственной безопасностью и безопасностью многих своих союзников ради обеспечения интересов третьей державы? Теоретически можно было бы предположить, что отношения между двумя странами основываются на взаимных стратегических интересах или абсолютных моральных императивах. Но подобное объяснение не дает ответа на вопрос о причинах столь массивной материальной и дипломатической поддержки, оказываемой США.

Вектор американской политики в регионе практически полностью определяется внутренней конъюнктурой. Речь идет прежде всего об активности "израильского лобби". Другим лоббистским структурам также удавалось оказывать влияние на внешнюю политику, но ни одно из них не имело и не имеет возможности направлять ее в столь далекое от обеспечения национальных приоритетов русло и одновременно внушать американцам идею о том, что интересы США абсолютно идентичны интересам другого государства - в нашем случае Израиля.

Со времени окончания войны Судного дня в октябре 1973 г. Вашингтон оказывал поддержку Израилю в объемах, которые несопоставимы с аналогичными показателями у остальных стран. С 1976 г. Израиль стал крупнейшим получателем прямой ежегодной экономической и военной помощи. После второй мировой войны Тель-Авив получил более 140 млрд. долларов (по курсу 2004 г.), что также является абсолютным рекордом. На израильские счета каждый год поступает около 3 млрд. долларов только прямой помощи, что составляет примерно пятую часть всех средств, предусмотренных в бюджете на содействие иностранным государствам; на каждого гражданина Израиля, таким образом, приходится около 500 долларов в год. Столь большие суммы вызывают еще больше вопросов, если принять во внимание тот факт, что современный Израиль является достаточно богатой индустриальной державой с таким же уровнем дохода на душу населения, как в Южной Корее или Испании.

Всем государствам мира финансовая помощь выделяется в виде ежеквартальных выплат, что не мешает Израилю получать весь объем ассигнований в начале очередного финансового года вместе с возможностью дополнительно заработать на процентах с этой суммы. В то время, когда большинство стран обязано тратить субсидии на военные нужды в Соединенных Штатах, Израилю разрешено переводить около 25% соответствующих ассигнований на развитие собственной оборонной индустрии, и только Израилю позволено не давать отчет о том, на какие цели расходуется американская помощь. Это делает практически невозможным воспрепятствовать использованию денег в целях, которые противоречат интересам США, - например, строительству поселений на Западном берегу. Более того, США выделили Израилю около трех миллиардов долларов на модернизацию вооружений и поставляют ему такие первоклассные образцы техники, как вертолеты "Blackhawk" и реактивные самолеты F-16. Наконец, США обеспечивают Израилю доступ к разведданным, которые не раскрываются даже союзникам по НАТО, и сквозь пальцы смотрят на наличие у Тель-Авива ядерного потенциала.

Вашингтон оказывает твердую дипломатическую поддержку Израилю. С 1982 г. США наложили вето на 32 резолюции Совета Безопасности ООН, содержавших его критику; это превышает общее число всех случаев применения вето остальными членами СБ ООН, вместе взятыми. Соединенные Штаты блокируют все усилия арабских стран поставить израильский ядерный арсенал под контроль МАГАТЭ, оказывают помощь во время войны и занимают строну Израиля в ходе мирных переговоров. Администрация Никсона защищала его от угрозы советского вмешательства и осуществляла дополнительные военные поставки во время конфликта 1973 г. После его окончания Вашингтон принимал активное участие в мирных переговорах и последующем длительном "пошаговом" мирном процессе; он играл ключевую роль в подготовке и подписании соглашений в Осло. Во всех упомянутых случаях между представителями США и Израиля возникали периодические трения, но в целом американцы твердо отстаивали позицию своего ближневосточного партнера. Один из участников переговоров в Кэмп-Дэвиде в 2000 г. впоследствии вспоминал: "Слишком часто мы выступали... в качестве адвоката Израиля". Стоит добавить, что стремление администрации Буша изменить ситуацию на Ближнем Востоке по крайней мере частично направлено на улучшение стратегического положения Израиля.

Такую невероятную щедрость можно было бы понять, если бы Израиль имел жизненно важное стратегическое значение или поддержка США была бы связана с серьезными моральными обязательствами. Но ни одно из таких объяснений не представляется убедительным. Кто-то может заметить, что значение Израиля было очень существенным в дни холодной войны. Этот союзник США с 1967 г. оказывал помощь в сдерживании советской экспансии в регионе, он же нанес унизительное поражение сателлитам СССР - Египту и Сирии. Временами Израиль оказывал содействие другим американским союзникам (например, иорданскому королю Хусейну), а его военные успехи вынуждали Москву тратить больше денег на нужды собственных друзей. Он также предоставлял важные сведения о советском военном потенциале.

Между тем, поддержка Израиля обходилась недешево и, сверх того, осложняла Америке отношения с арабским миром. Например, решение об оказании срочной военной помощи размером в 2,2 млрд. долларов в разгар конфликта 1973 г. привело к тому, что ОПЕК ввело нефтяное эмбарго, которое нанесло серьезный ущерб экономике западных стран. Между тем, израильские вооруженные силы сами по себе были неспособны защищать интересы США в регионе. Так, США не могли положиться на Израиль, когда Иранская революция 1979 г. поставила вопрос о безопасности добычи и транспортировки нефти, и потому приступили к созданию собственных сил быстрого развертывания. Первая война в Персидском заливе показала, насколько очевидно Израиль стал превращаться в стратегическую обузу. США не могли использовать израильские военные базы, не расколов антииракскую коалицию... История повторилась в 2003 г.: хотя Израиль очень жаждал начала американской атаки на Ирак, Буш не мог обратиться к нему за содействием, так как последнее вызвало бы сильное недовольство у арабов. Итак, Израиль снова остался не у дел.

Начиная с 1990-х гг. американская поддержка мотивировалась тем, что оба государства находятся под угрозой со стороны террористических группировок, существующих в арабском и мусульманском мире, и "стран-изгоев", которые оказывают поддержку этим группировкам и стремятся заполучить оружие массового поражения. Эта мотивировка стала декларироваться с еще большей интенсивностью после 11 сентября. Подобная посылка должна означать не только то, что Вашингтон должен закрывать глаза на действия Израиля в Палестине и не оказывать давление на Тель-Авив до тех пор, пока все палестинские террористы не будут схвачены или убиты. Она содержит и другой смысл: США следует вступить в конфронтацию с такими странами, как Иран и Сирия. Таким образом, Израиль рассматривается как ключевой союзник в борьбе с терроризмом, ведь враги Израиля суть враги Америки. Однако на самом деле, Израиль является обузой в борьбе с терроризмом и только мешает диалогу со странами-изгоями.

"Терроризм" - это не только враг, но и целая тактика, используемая широким спектром политических сил. Террористические организации, несущие угрозу Израилю, не представляют опасности для США, если только последние не вступают с ними в непосредственное столкновение (как было в Ливане в 1982 г.). Более того, палестинский терроризм - это не оголтелая агрессия, направленная против Израиля или "Запада". В значительной степени, это ответ на затянувшуюся на десятилетия еврейскую колонизацию Западного берега и сектора Газа. Важно отметить еще и другой момент. Когда мы говорим, что Израиль и США одинаково подвержены террористической угрозе, то это утверждение имеет обратную причинно-следственную связь, ведь Соединенные Штаты имеют проблемы с терроризмом именно по причине наличия близких союзнических отношений с Израилем, а не наоборот. Произраильский курс - не единственный, но чрезвычайно значимый стимул для антиамериканского терроризма, и он снижает эффективность антитеррористических мероприятий. Не вызывает сомнений, что израильское присутствие в Иерусалиме и тяжелое положение палестинцев оказывает на многих лидеров Аль-Каиды, включая самого Осаму бен Ладена, отнюдь не умиротворяющее воздействие. Безоговорочная поддержка Израиля облегчает экстремистам задачу мобилизации масс и вербовки боевиков.

Что касается так называемых "стран-изгоев" на Ближнем Востоке, то они не представляют страшной опасности для жизненных интересов США и даже самому государству Израиль. Если им удастся овладеть ядерным оружием, возможностей для шантажа Америки или Израиля у них не прибавится: приведение угрозы в исполнение вызовет несоизмеримый по силе ответный удар. Столь же незначительной представляется опасность передачи ядерного оружия террористам, поскольку страна-изгой не может быть уверена в том, что такое действие останется незамеченным и за ним не последуют санкции и возмездие. Зато особый статус отношений с Израилем препятствует диалогу США с такими государствами. Наличие у Израиля ядерного арсенала служит для его соседей важным стимулом к обретению собственного атомного оружия, а попытки произвести смену режимов только усиливают подобные желания.

Наконец, есть еще одна причина, которая ставит под сомнение стратегическое значение Израиля. Дело в том, что эта страна отнюдь не ведет себя как верный союзник. Израильские высокопоставленные чиновники часто игнорируют требования США, отказываются от ранее данных обещаний (включая обязательства не строить поселения и воздержаться от "целевого уничтожения" палестинских лидеров). Израиль передавал засекреченные военные технологии потенциальным противникам США, например Китаю. Инспектор Государственного департамента заявил в связи с этим о "систематической участившейся практике незаконной передачи информации". По данным Главного Бюджетно-Контрольного Управления США, Израиль "проводит наиболее агрессивные шпионские операции против США среди всех их союзников". После дела Джонатана Полларда, который передал Израилю огромные объемы секретной информации в начале 1980-х гг. (согласно ряду источников, она была затем предоставлена СССР в обмен на увеличение квоты на репатриацию советских евреев), в 2004 г. возник новый конфликт. Тогда было установлено, что высокопоставленный чиновник Пентагона Лари Франклин передал закрытую информацию израильскому дипломату. Израиль вряд ли является единственной страной, которая ведет шпионскую деятельность против Америки, но готовность заниматься шпионажем в ущерб ключевому союзнику ставит под вопрос его собственную стратегическую ценность (Авторы статьи по неизвестным причинам обошли вниманием случаи прямого терроризма Израиля против США. В 1954 г. разразилось "дело Лавона". Пинхас Лавон занимал пост министра обороны Израиля и вынужден был уйти в отставку после того, как агенты МОССАД совершили ряд террористических атак на американские учреждения в Египте, но перед проведением более крупных подрывных акций были схвачены. Целью взрывов было столкновение Египта и США. В 1967 г., за несколько дней до начала Шестидневной войны, самолеты израильских ВВС и торпедные катера атаковали американское разведывательное судно "Liberty", курсировавшее в нейтральных водах. В результате нанесенного удара погибли 34 и был ранены 171 моряк. Госсекретарь Дин Раск и Председатель комитета начальников штабов адмирал Томас Муккер назвали инцидент преднамеренным нападением на корабль ВМС США - прим. переводчика).

Сомнительная стратегическая ценность Израиля - не единственная проблема. Адвокаты Израиля утверждают, что он имеет право получать помощь в неограниченных масштабах потому, что он слаб и окружен со всех сторон врагами, потому что это демократия, потому что еврейский народ сильно пострадал в прошлом и заслуживает особого отношения. Указывают также и на то, что Израиль отличается гораздо более достойным поведением, нежели его противники. Однако под пристальным взглядом такие аргументы теряют убедительность. Существуют твердые моральные основания для поддержки самого существования Израиля, но ему нельзя помогать в ущерб собственным интересам. Если смотреть объективно, то его действия в прошлом и настоящем не дают повода для привилегированного отношения.

Израиль часто представляют в образе Давида, сражающегося с Голиафом, однако обратное сравнение будет ближе к истине. Вопреки широко распространенному стереотипу, сионисты обладали преимуществом в живой силе, военной технике и эффективности управления войсками во время Войны за Независимость (1947-1949). Армия Обороны Израиля без особых усилий разгромила Египет в 1956 г. и коалицию в составе Египта, Иордании и Сирии в 1967 г. - и это все до того, как в страну потекла рекой американская помощь. Сегодня Израиль является крупнейшей военной державой на Ближнем Востоке. Его обычные вооруженные силы намного мощнее, чем у соседних стран; только он на всем Ближнем Востоке обладает ядерным оружием. Израиль подписал мирные договора с Египтом и Иорданией; сделать то же самое предлагает и Саудовская Аравия. У Сирии больше нет покровителя в лице Советского Союза, Ирак лежит в руинах после трех разрушительных войн, а до границы с Ираном сотни километров. У палестинцев нет даже дееспособных полицейских формирований, не говоря уже об армии, представляющей какую-то реальную силу. Согласно оценкам Центра стратегических исследований Тель-Авивского университета (2005 г.), "стратегический баланс сейчас явно в пользу Израиля, который продолжает увеличивать качественный отрыв от своих соседей в области военного потенциала и средств сдерживания". Если бы поддержка слабых была бы подлинным стимулом для оказания помощи, Соединенным Штатам следовало бы поддержать противников Израиля.

Часто указывают на то, что Израиль - это дружественный демократический режим, окруженный со всех сторон враждебными диктатурами. Однако такое объяснение не помогает понять необходимость сохранения нынешних объемов помощи: во всем мире есть множество стран с демократической формой правления, однако ни одна из них не пользуется столь мощной поддержкой. В прошлом США свергали демократические режимы и сотрудничали с диктаторами, если это считалось полезным для обеспечения национальных интересов. Да и сегодня Соединенные Штаты поддерживают хорошие отношения с целым рядом диктатур. Некоторые аспекты израильской демократии противоречат фундаментальным американским ценностям. В США считается, что люди обладают равными правами независимо от расы, религии или национальности. Израиль, напротив, с самого начала был основан как еврейское государство, а возможность получения гражданства напрямую связано с наличием у человека определенных кровнородственных связей. Не удивительно, что 1 млн. 300 тыс. арабов находятся на положении граждан второго сорта, а результаты исследования, которое недавно провела израильская правительственная комиссия, говорят о "пренебрежительном и дискриминирующем отношении" государства к указанной группе населения. Отказ от предоставления палестинцам возможности создания собственного государства и нежелание наделять их полными политическими правами ставит под сомнение демократический характер режима.

В качестве третьего оправдательного довода приводятся страдания евреев на христианском Западе, особенно в период холокоста. Исходя из того, что евреи подвергались преследованиям на протяжении столетий, и чувствовать себя в безопасности они могут только в собственном государстве, многие люди полагают, что Израиль имеет право на особое отношение со стороны Соединенных Штатов. Несомненно, появление на политической карте в 1947 г. новой страны явилось адекватным ответом на долгую историю преступлений против евреев, но это же событие открыло целую серию злодеяний против невиновной третьей стороны - палестинцев. Это хорошо понимали основатели Израиля. Давид Бен Гурион как-то сказал Науму Гольдману, президенту Всемирного Еврейского Конгресса: "Будь я арабским лидером, я бы не искал компромиссов с Израилем. Ничего удивительного: мы отняли у них страну... Мы произошли из Израиля, но с тех пор прошло две тысячи лет - какое им до того дело? Мы повидали антисемитизм, нацистов, Гитлера, Освенцим, но в чем была их вина? Они видят только одно: пришли мы и украли их землю. С какой стати они должны мириться с этим?"

С тех пор израильские лидеры неоднократно пытались игнорировать чаяния палестинцев. Будучи премьер-министром, Голда Меир сделала свое знаменитое замечание: "Никаких палестинцев не существует". Под влиянием насилия, провоцируемого экстремистами, и роста численности палестинского населения израильское правительство вынуждено было вывести поселения из сектора Газа и приступить к обсуждению других территориальных уступок, но даже Ицхак Рабин не был готов пойти на создание полноценного Палестинского государства. "Выгодное" предложение, сделанное Эхудом Бараком в Кэмп-Дэвиде, сводилось лишь к созданию некоторого числа демилитаризованных бантустанов под фактическим контролем Израиля. Трагическая история еврейского народа не обязывает Соединенные Штаты помогать Израилю независимо от действий последнего. Адвокаты Израиля пропагандируют образ страны, неизменно стремящейся к миру и проявляющей большую выдержку даже в случае провокаций. Арабов, напротив, изображают злобными агрессорами. Тем не менее, при более тщательном анализе мы увидим, что репутация Израиля не лучше, чем у его противников. Бен-Гурион признавал, что первые сионисты, мягко говоря, недоброжелательно относились к палестинским арабам, которые оказывали сопротивление атакам против них (нечему удивляться, ведь евреи стремились создать собственное государство на арабских землях).

Образование Израиля в 1947-48 гг. сопровождалось этническими чистками, казнями, резней и изнасилованиями, совершавшимися евреями. Действия Израиля в дальнейшем также часто отличались жестокостью, которая отвергает всякие претензии на моральное превосходство. Например, с 1949 по 1956 гг. израильские силы безопасности уничтожили от 2700 до 5000 арабов, нарушивших границу. Подавляющее большинство из них не было вооружено. Армия Обороны Израиля повинна в убийстве сотен египетских военнопленных в войнах 1956 и 1967 гг. После Шестидневной войны от 100 до 260 тысяч палестинцев были вынуждены бежать с территории только что оккупированного Западного берега, а 80 тысяч сирийцев были изгнаны с Голанских высот. Во время первой интифады военнослужащим ЦАХАЛ выдавались дубинки, которыми те ломали кости палестинским участникам акций протеста. По данным шведского филиала организации "Спасите детей", "за период интифады от 23600 до 29900 детей нуждались в медицинской помощи в результате травм, ставших следствием избиений". Треть из них была в возрасте 10 лет и младше. Реакция на вторую интифаду была еще более жесткой; как отмечала газета Га-Арец, "ЦАХАЛ... превращается в орудие убийства, которое внушает ужас и приводит в состояние шока". Военнослужащие ЦАХАЛ выпустили миллион пуль в первые дни восстания. С тех пор на каждого убитого израильтянина приходится 3,4 погибших палестинца, большинство из которых были просто сторонними наблюдателями; соотношение убитых израильских и палестинских детей еще более внушительно: 1:5,7. Не следует также забывать, что сионисты помощью бомб стремились изгнать британцев из Палестины, а Ицхак Шамир, террорист, ставший впоследствии премьер-министром, заявил, что "ни еврейская этика, ни еврейская традиция не осуждают терроризм как одно из средств ведения боя".

Использование палестинцами террористических методов является ошибкой, которая, тем не менее, легко поддается объяснению. Палестинцы просто не видят других способов добиться уступок от Израиля. Как однажды признался Эхуд Барак, если бы он родился палестинцем, то "стал бы членом террористической группировки".

Итак, ни стратегические, ни моральные доводы не объясняют причин американской поддержки Израиля. Тогда какое объяснение можем дать мы?
Перевод Дмитрия Павлова специально для meast.ru
Впервые опубликовано на сайте Санкт-Петербургского центра изучения современного Ближнего Востока

Продолжение следует



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме