"Я бо родился в Диком Поле..."

11-го февраля на "Малой сцене" Харьковского дома актера состоялся вечер известного писателя Ю. Г. Милославского.

На вечере в Харьковском доме актера: Ю. Милославский и С. МинаковТе, кто читал прозу Милославского - роман "Укрепленные города" (1980), повесть "Лифт" (1993) и несколько циклов рассказов, получивших широкую известность сперва в эмиграции (сборник "От шума всадников и стрелков", ARDIS, 1984), а с начала 90-х годов - в России (Сборник "Скажите, девушки, подружке вашей", ТЕРРА, 1993), были заинтригованы приездом мэтра. Напомним, что это к его книгам "Urban Romances, selected stories" (ARDIS, USA,1994 и 1997) лауреат Нобелевской премии Иосиф Бродский написал в предисловии: "Словно не пером написано, а вырезано бритвой".

Последний раз художественной прозой писатель на родине "отметился" лишь в 2004 г. в альманахе "Двуречье. Харьков - Санкт-Петербург" - рассказами "Последний год шестидесятых" и "Ombra Аdоrata".

Юрий Милославский не только известный прозаик и поэт, но и историк литературы, журналист. Учился он не только в Харьковском университете, но и в Мичиганском (США), где в 1994 г. защитил докторскую диссертацию "Лексико-стилистические и культурные характеристики частной переписки А. С. Пушкина". Милославский - почетный член Айовского Университета (США) по разряду изящной словесности (1989) и член Американского PEN-центра. Книги рассказов Ю. Г. Милославского были также опубликованы во французском и английском переводах.

Стихи Милославского лишь единожды были собраны автором в книгу "Стихотворения", которую выпустил в свет в 1983 г. известный пропагандист русской культуры в эмиграции, ныне покойный И. Малер - владелец единственного в те времена русского книжного магазина (и издательства при нем) в Иерусалиме. Начиная с 1977 г. стихи Ю. Г. Милославского входили во все сколько-нибудь значительные антологии русской поэзии за рубежом и в Отечестве ("Антология Голубой Лагуны" К. К. Кузминского, "Самиздат Века" и др. Вошли стихи Милославского и в готовящийся к выходу в Москве большой том "Русская поэзия ХХI века" (составитель Г. Красников).

В Харькове стихотворения Милославского были опубликованы в сборниках "Дикое поле. Стихи русских поэтов Украины конца ХХ века" (2000, составители А. Дмитриев, И. Евса, С. Минаков) и "Звучащий свет" (Стихи участников Международного фестиваля памяти Чичибабина, 2005).

В этом нет случайности, поскольку именно Милославский посещал в середине 60-х студию, которой руководил Б. Чичибабин, и именно Милославский спустя четыре десятилетия написал: "...У нас на Слобожанщине, в Области расселения Слободских Полков, на земле Дикого Поля жил - и обрел во блаженном успении вечный покой поэт Борис Чичибабин, - он же товаровед-счетовод Борис Полушин. Ему дано было ведать товары добрые - и свои итоговые счета он вел верно. Вчитаемся же вновь и вновь в оставленные нам книги сего великого русского счетовода. Бог даст, считать научимся - глядишь, и поумнеем".

На вечере в Доме актера, куда пришли десятки поклонников литературного дарования известного писателя, люди разных поколений, Юрий Милославский читал стихи и прозу.

В первом ряду - В. Соколова (мать известного скрипача В. Соколова), А. Пичахчи (художник), Ю. Цаплин (писатель)Начал гость с уже ставшего классическим рассказа "Скажите, девушки, подружке вашей...", в связи с которым (в числе других) американская критика сравнила сочинения этого автора с прозой Гоголя. Приведем стилевой образчик из вышеназванного рассказа: "А со стороны лодочной станции поднимались на бульвар местные молодые люди в припасенных у утра белых шелковых соколках-безрукавках. Вот падет солнце - и загар местных молодых людей станет инфракрасным мраком. Но осталось пять минут жизни у багровизны за синим морем, - и покамест видать, что загар создан из прозрачного черного хрусталя, простеленного на самосветящееся скользкое золото. Так загорают все детство, отрочество и юность - за одни курортные сезоны не успеешь..."

Гость прочел стихи последних лет, и даже - встав - спел сочиненную им недавно "слободскую народную песню" "Все государства Российскаго Царствия", которая начинается такими строфами: "Эх-да никуда я не поеду, / Эх-да не пойду я никуда, / Ни в Понизовье, ни в Задонье, / Ни в Замосковны города, // Ни во Немецкую украйну, Ни во Заоцкие края - / Я бо родился в Диком Поле / И тамо, знать, и сгину я..."

Ответив на вопросы слушателей, касавшихся в основном харьковской ретроспективы 60-х и новейшей литературной жизни Нью-Йорка, писатель прочитал также два отрывка из новой большой повести, ради завершения которой и прибыл на 4 дня в свой родной город, где последний раз был в 1991 г. (эмигрировал в 1973).

И в новой, и в известной прозе Милославского Харьков, названный и неназванный по имени, упоминается постоянно.

Занимательным оказалось такое совпадение места: именно в помещении Дома актера прежде находился Харьковский театр кукол, и именно сюда в 1963 г., еще в эпоху знаменитого кукловода Афанасьева, имя которого театр носит сейчас, 15-летний Юрий Милославский пришел устраиваться на работу электриком. Однако судьба распорядилась иначе. Незаурядность его личности сразу была оценена в труппе, куда Юрий и был принят актером, прослужив в этой должности в итоге 5 лет.

Организовала вечер-встречу редакция литературно-художественного журнала "@оюз писателей" (соредакторы А. Краснящих, Ю. Цаплин, К. Беляев). Вечер провел писатель Станислав Минаков, представивший публике не только живого классика, но и издания, где публиковались сочинения Ю. Г. Милославского. В частности, ставшие уже чуть ли не библиографической редкостью исследовательские книги питерского издательства "Царское Дело": "Знамение последних времен. О чудотворном образе Божией Матери Иверской-Монреальской (2000) и "Странноприимцы. Православная ветвь Державного ордена рыцарей-госпитальеров Св. Иоанна Иерусалимского (2001).

Дав интервью телекомпании "Первая столица", которая записывала весь полуторачасовой вечер, пообщавшись с литературной молодежью города, а затем надев темно-серое пальто с длинным черным шарфом и свою стильную кепку, сшитую из разноцветных кусков твида и купленную, по его словам, "лет двадцать назад в Дублине", мэтр покинул "Малую сцену".

Юрий Милославский

ВСЕ ГОСУДАРСТВА РОССИЙСКАГО ЦАРСТВИЯ


Эх-да.
Эх-да никуда я не поеду,
Эх-да не пойду я никуда,
Ни в Понизовье, ни в Задонье,
Ни в Замосковны города,

Ни во Немецкую украйну,
Ни во Заоцкие края -
Я бо родился в Диком Поле
И тамо, знать, и сгину я.

Тамо, где струится Ворскла,
Где пылит Муравской Шлях,
Тамо каменныя девки,
Эх-да с письменами на грудях,

Пялят очи ледяные
Эх-да на ту закатну медь.
Знать, меня Господь сподобил
Tе письмена - уразуметь.

Тамо, где Царев-Борисов
На Осколе-на реке,
Тамо скачет мертвой рыцарь
С черной раной на виске.

И таково он тихо скачет,
И таково он крепко спит,
Что ни кольчугой не возгрянет,
Ни костьми не возгремит.

Тамо, где птицы возгнездятся,
Да воспоют Польскую Русь,
Тамо в Поле, в Диком Поле
Я белым саваном завьюсь.
Эх-да тамо в Поле, словно в море
Я солью белой растворюсь.

НА ПАМЯТНИК ТАРАСУ ШЕВЧЕНКЕ В ХАРЬКОВЕ

Станиславу Минакову



Тем, кто помнил меня молодым
дурогоном застольным в пельменной:
забывайте. - Исчез, яко дым,
яко воск от лица автогенной

сварки Божией, - тако дотла
расточился, до бренного пара -
и завис над Московской - с угла
на Сумскую, где мама упала,

оскользясь на камнях каблуком
босоножки немецкого лака;
но меня удержала.
Потом
все дивилась, что я не заплакал.
.............................................
Любо мне замирать на весу,
по плеча выходя из тумана
и хулить, что увидел внизу
на манер усача-хохломана. -

Сей застыл, обалдев с бодуна,
где велел иудейский ваятель,
а к нему простирают со дна
металлический трупик дитяти,

багинеты, серпы да снопы,
безкозырки, папахи да шлемы;
так и нам.
Уклонясь от судьбы
страха ради - под мрамор емблемы,

в черный щебень забив якоря,
пребывать бы в понуром дозоре,
и глядеть - как житейское море
воздвизается зря.

НА 70-ЛЕТИЕ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В.М. МОТРИЧА

Чем владел - не оценил и в грош.
Грянул в угол тяготу постылу.
Хрен догонишь! - то ли хрен найдешь! -
Красным дегтем начертал я с тылу.

Долг уплачен хлебу и ножу,
И тюрьме-суме неизносимой.
Оттого и дерзостно гляжу
В гипсовые очи Мнемозине.

Быть тому, чего не миновать. -
Мне в бегах, Владычице, споборствуй:
Наглой смерти смрадная кровать,
А над нею - светлячок Фаворский.

В небесах - златая чешуя
Отлетает известью лепнинной.
А внизу - гуляем ты да я
Вдоль по главной, мостовой, любимой.

В Петербурге дальнем не убит, -
Только тронут пулею шальною,
Алексан'Сергеевич стоит
К Николай'Васильичу спиною

(В сюртуке, что - помнишь? - прободен
В той февральской неутешной вьюге).
Ты высок и строен, - и согбен,
И дрожишь от лютой похмелюги.

Но в земле отецкой - ни твоя,
Ни моя вина не виновата.
И стаканом крепкого питья
Здесь утешат страждущего брата.

Чти ж стихи нам, как бывало встарь,
Где слова - в улете безотрадном,
Где недаром уличный фонарь
Назван был - усталым оркестрантом,

Где надменья дымного и слез
Тайная сумесица излита -
Аж под самый Живоносный Крест,
Обличая Русского Пиита.
.................................................

Твой эспрессо - горек был и густ.
Язвы плоти - вычернены йодом.
И взлетел ты - словно пух от уст
Ангела с подствольным огнеметом.

НА СЕДЬМУЮ ГОДОВШИНУ СМЕРТИ БРОДСКОГО
(New York Underground Transportation)


Скажи мне, кто ты есть - неладный мой сосед:
Бакинский сутенер? пекинский побродяга?
Ростовский каннибал? - Ты спишь, ответа нет,
И застит лик тебе газетная бумага.

Усталость - нам от Господа Живаго
Блаженный дар: - кто сатанинский свет
В глазах смирит? кто голову пригнет
Жестоковыйному? И ты устал - во благо.

Взгляни: вот ефиоп играет на ведре,
а пьяный папуас в обильном серебре
и рваном бархате - ему внимает с плачем.

Вот где б тебе, Поэт, проехаться хоть раз.
Но ты в иную даль, в иной подспудный лаз, -
чистилищным огнем, скользишь, полуохвачен.

НА ХАМСИН ВО СВ. ГРАДЕ

Так солон прах во Иерусалиме,
Так золотой хребет его щербат,
Что ни шербет в зеленом каолине,
Ни тяжкий кофе - нас не отрезвят,
Но жажду подчеркнут неутолимей.
Нам очи застит слюдяной закат.
Не видят гор ни кади, ни аббат,
Ни пилигрим в дырявой пелерине.

Коснись камней - и высохнет рука.
Глава дурная - ком известняка
С гашишною цыгаркою в провале
Чумного рта, - а ну-ка, покатись!
По Городу, где верх - под самый низ,
Где жизнь и смерть мы равно потеряли.

НА 65-ЛЕТИЕ НАЧАЛА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ: ЭПИТАФИЯ

Громъ победы раздавайся,
Веселися, храбрый Россъ!..



Еще немного - и мы здесь никого не застанем
В живых. Но тайну сию велику Единый ведает Бог:
Се, Росс, веселый и храбрый. Вышед на поле брани,
Принял он бой неравный - и победил. Как мог.

Се Росс - и его победы гром, вдали замирая,
Не оскорбляет слуха соседского, ибо сроки прошли.
Се Росс - и его могила, черная и сырая.
В ее изголовье - чекушка. В ногах ее - костыли.

А на груди у Росса - медали, медали, медали.
А на плечах у Росса - пара солдатских погон,
Или штаб-офицерских. Майора ему не дали:
Он победил, встряхнулся - и тотчас же вышел вон.

Теперь его не догонишь. Да если кто и потщится,
Да если вдруг и догонишь - то все равно не возьмешь
И не поймешь его, дерзкий: се - Росс, кавалер и рыцарь.
Стой, где стоишь, злополучный! - Да и решится кто ж

Настичь его, уходяща? Кто возомнит, что достоин
Взойти во смоленское пламя - и выйти на невский лед?
Се - Росс, врагов победитель, христолюбивый воин
Глядит на тебя, потомок, и в морду твою плюет.

22 июня 2006 года

УТРЕННИЙ JOGGING

1

Хоть грунт еще влажен, да иней - бел.
Хоть клен еще полон, да лист его - ал.
Хоть не помню я толком, чего хотел,
Зато знаю твердо, - что не поймал,

Не словил. Ни денег, ни славы, ни черных крыл,
Распростертых над сонмами вражьих рыл.

И покойный Иосиф на Morton Street
Нечто в этом роде мне говорит.

Он все чаще и чаще приходит ко мне,
Хоть гони его в дверь, он влетит в окно:
- Ты прости, старик! Передай жене,
Что, мол, вот какое был я говно, -

Как в том анекдоте. И тебя утопил,
И меня оприходовал медный таз.
Я любил твою прозу, а тебя - не любил:
Ты был наглый - и нарвался на этот раз.

Но зато - я в аренду размер тебе сдал:
С перебросом слов и приплясом крыш,
И наделом нью-йоркским тебя поверстал -
Ибо твердо знаю, что ты простишь

За тот раз, что я, словно Вечный Жид
Бортанул тебя крепко, да еще как!.. -
...Вот он - рядом со мною трусцой бежит,
Оправляя мокрый гнилой пиджак.

2

Что могло - облетело само с дерев.
Что осталось - только весной,
На морозе Введенском обледенев,
Переломится на Страстной.

Ливень лил всю ночь и что мог, он смыл,
Пощаженное до сих пор.
Тот, кто врет, будто время имеет смысл,
Не врубается в разговор.

Тот, кто врет, будто времени нужен счет -
Тот не знает, о чем и речь.
Ничего в нашем деле он не сечет
И позволено им - пренебречь.

...На десной кроссовке проверь шнурок -
Развязался. Разуй глаза:
Кто сказал, что разлуке положен срок,
Тот не смыслит в ней ни аза.

На что другим отведен был - час.
Нам - вся жизнь, что немалая честь.
Тот, кто мнит, что разлука смирила нас,
Тот не ведает - кто мы есть.

Отдохни, дорогой - и труси в поворот.
Задержись на последнем кругу.
Тот, кто врет, что разлука его не берет -
Тот напрасно гонит пургу.

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Петр Маслюженко:
Последний бездопинговый спринтер
Валерию Борзову, выдающемуся советскому спортсмену, исполнилось 70 лет
22.10.2019
Преступление и воздаяние
В последние дни раскольники усилили атаки на храмы УПЦ
19.04.2019
Все статьи автора
Последние комментарии
Нельзя осуждать суррогатное материнство
Новый комментарий от Виктор Васильевич
09.12.2019
«Слова "ад", "смерть без покаяния" нас не прошибают»
Новый комментарий от Советский недобиток
11.12.2019
Александр Проханов: «Это день волшебный!»
Новый комментарий от Oldman1312
09.12.2019
Еще раз о могиле «екатеринбургских останков»
Новый комментарий от Наталия 2016
10.12.2019
Модернистские потуги или обыкновенное невежество?
Новый комментарий от София7
05.12.2019
Убогая кураевская методология
Новый комментарий от Oldman1312
09.12.2019
Заработала авторизация и форум
Новый комментарий от Разработчик РНЛ
04.12.2019