Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Русское сопротивление на войне с антихристом

Олег  Платонов, Русская народная линия

27.01.2007


Из воспоминаний и дневников. Глава 57 …

Предисловие
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Глава 39
Глава 40
Глава 41
Глава 42
Глава 43
Глава 44
Глава 45
Глава 46
Глава 47
Глава 48
Глава 49
Глава 50
Глава 51
Глава 52
Глава 53
Глава 54
Глава 55
Глава 56
Глава 63

В Аргентине по местам жизни Башилова. - Встречи с его друзьями и знакомыми. - Первый фундаментальный свод по истории русского масонства

Работая в Аргентине, мне удалось собрать ценные материалы о жизни и творчестве одного из самых интересных и загадочных историков русского масонства Бориса Башилова, личность которого меня давно и очень сильно интересовала.

В Буэнос-Айрес я попал в Пасхальную неделю. Поэтому на всех моих встречах с людьми, знавшими Башилова, наложился какой-то восторженный отпечаток духовной приподнятости. Со смерти Башилова прошло более четверти века, но те, кто знал его, вспоминали о нем, как будто только вчера расстались.

Первое, о чем мне рассказали тогда, это то, что фамилия Башилов является псевдонимом. Долгие годы многие думали, что настоящее его имя Михаил Алексеевич Поморцев. Скрываясь от преследования с одной стороны советских спецслужб, а с другой - иудейско-масонских организаций, Башилов после войны сменил свое имя, путем подчистки документов, на фамилию Тамарцев. Под этой фамилией он был известен официальным властям. До гробовой доски Башилов не раскрыл никому свое настоящее имя. Даже своим близким друзьям Андрушкевичу и Макотченко он не выдал своей тайны. Ибо они, сообщая мне сведения о Башилове, повторили известный миф о том, как он подчистил свою старую фамилию. Оно стало известно только через 30 лет после его смерти. В 2001 году я познакомился с дочерью Башилова, которая живет в Курске. Она сообщила мне, что настоящее имя отца Борис Платонович Юркевич.

Так же, как свое настоящее имя, Башилов скрывал свои настоящие мысли и занятия историей масонства. Он в буквальном смысле слова вел подпольную жизнь. До тех пор, пока он почти полностью не написал свою "Историю русского масонства", никто, кроме нескольких близких друзей и соратников, ничего не знал о его занятиях историей масонства.

Обладая располагающей к себе внешностью, с открытым выражением лица, Башилов был внутренне замкнут, недоверчив, тщательно скрывал свои сокровенные мысли, мало рассказывал о своем прошлом.

Даже те скудные сведения о первых десятилетиях его жизни с момента рождения в 1908 до бегства в Аргентину после Великой Отечественной войны, позволяли судить о глубокой трагедии, которую ему пришлось пережить.

Борис Башилов родился в г. Златоуст Челябинской обл. Отец его был директор учительской семинарии, статский генерал, умерший от голода во время революции. Фамилия Башилов, которую он взял себе как творческий псевдоним, носил один из его предков с материнской стороны. У дочери писателя до сих пор хранится старинный картон с графическим изображением кабинета Александра Александровича Башилова - флигель-адъютанта императора Павла I. По отцовской линии Башилов был в родстве с выдающимся русским философом П. Д. Юркевичем.

Башилов начал писать с 16 лет, дважды получал премии за свои рассказы. В 1929 он участвовал в переписи населения на северных окраинах России. В 1930 был специальным корреспондентом журнала "Вокруг света" и архангельской "Правды Севера" на пароходе "Седов". В начале 30-х гг. под псевдонимом Борис Норд он выпустил три книги о путешествиях по северным окраинам России - "17 000 000 собачьих шагов. Книга об агитпробеге от Свердловска до Москвы", "Льды и люди", "Флейта бодрости". Книги имели большой успех. Тираж в 50 тыс. разошелся в полгода. Он женится на Лидии Анатольевне Шелест, поэтессе и журналистке, трогательно и верно любившей его до конца жизни. Рождаются двое детей - сын и дочь.

Предвоенные годы были для Башилова менее удачны. Темы, за которые ему хотелось бы взяться, не устраивали власти. Будущий историк масонства постепенно осознает антирусский характер большевизма, посвящая все свободное время изучению русской истории и революционного движения в России. Незадолго до войны он начинает писать исторический роман из жизни XVIII столетия, который закончил уже в эмиграции.

С начала Великой Отечественной войны Башилов в действующей армии. В октябре 1941 его часть попала в окружение, и он вместе с другими бойцами оказался в плену. Почти три месяца до конца декабря 1941 Башилов провел в фашистском концлагере под Смоленском. Впоследствии он вспоминал: "Лютая морозная ночь летит над полузамерзшим Смоленском, над бараками лагеря, где мучаются на ледяном цементном полу, в сорокаградусный мороз, мои несчастные товарищи; над Дорогой Смерти, ведущей из Смоленска в Вязьму; на которой немецкие конвоиры пристрелили десятки тысяч ослабевших, не имевших больше сил идти, военнопленных; над страшным Вяземским лагерем; над линией фронта, озаренного вспышками разноцветных ракет, пламенем орудийных залпов, фиолетовыми, синими, красными гирляндами светящихся пуль.

А там, за линией фронта лежит моя Россия, которую я люблю больше всего на свете. Лишенный крови мозг работает с трудом, мысли ползут медленно и неуклюже, как ползут по полю сражения люди с перебитыми ногами и руками. Я был в царстве смерти, мои глаза видели десятки занесенных снегом мертвецов, лежащих около покрытых снегом ванн. Из ванн нам, пленным, выдают ржаную похлебку. Занесенные снегом трупы принадлежат пленным, которых забили насмерть лагерные полицейские - "украинцы", узбеки, азербайджанцы. Пленные убиты за то, что они попытались второй раз стать в очередь и получить второй черпак водянистой похлебки.

Я тоже должен был бы уже несколько недель лежать около одной из ванн. Я ведь тоже не раз получал второй раз теплую ржаную бурду. Если бы я был пойман узбеком или "украинцем", я бы не сидел сейчас в этом подвале. Но меня избил солдат немец, избил сравнительно милостиво, а потом я попался на глаза русскому немцу Вальдемару Нейману. Почему Вальдемар Нейман пожалел меня, почему он выделил меня из числа нескольких тысяч живых скелетов, мало отличающихся от трупов, которые каждое утро вывозят на трех, четырех повозках - этого я не знаю.

А вывоз умерших за ночь, это неприятное зрелище для нас, потерявших способность удивляться и ужасаться чему-нибудь. Каждое утро одна за другой с медленным скрипом, двигаются военные двухколесные повозки, доверху нагруженные трупами умерших от голода. Трупы навалены беспорядочной грудой. Со всех сторон свисают руки, ноги, головы. Каждую из колесниц смерти тянут десять, двенадцать человек, тоже уже полутрупов, завтрашних ездоков на этой повозке. Сзади каждую повозку подталкивают еще несколько человек с зелеными лицами, с горящими лихорадочным блеском глазами. Около их землистого цвета лиц синие худые ноги умерших.

Живые тянут мертвых медленно. Колесница останавливается через каждые несколько шагов. По бокам и сзади идут здоровые толстые полицейские из украинцев и нацменов, в большинстве это бывшие коммунисты и комсомольцы. Немцы кормят их лучше, чем остальных и, стараясь для своих новых хозяев, коммунистические Иуды безжалостно бьют своих завтрашних мертвецов нагайками, любовно сплетенными из проволоки".

Только случай спас Башилова от неминуемой гибели в фашистском аду. Как журналиста его выделили из общей массы военнопленных и направили в распоряжение отдела пропаганды "В" германской армии, действующей на среднем участке фронта. На положении военнопленных Башилова и других подобных специалистов держали под замком в подвале с железной дверью. Но это уже был шанс на спасение.

В этом подвале ночью в сочельник 1941 Башилов принимает главное в своей жизни решение: всеми возможными способами бороться с врагами России, какое бы обличье они ни принимали.

Через двадцать лет после этой ночи в подвале Башилов вспоминает свои мысли и чувства, подтолкнувшие его принять главное решение: "Над Россией нависла черная грозовая туча. Вот-вот ударят из нее яркие молнии, которые окончательно испепелят истерзанную большевиками страну. Кто враг и кто друг? Если друзей у России нет, то какой враг менее опасен?

И в ночной морозной тишине начинают созревать решения. Редкий из нас уверен, что принятое им решение единственно правильное. Но где те мудрые, которые знают это единственно правильное решение, которое спасет захлебывающуюся кровью Россию, стиснутую между кровавыми прессами большевизма и национал-социализма.

Мы все знаем только одно. Мы чувствуем это инстинктивно, бессознательно, что Россия гибнет. Не СССР, а именно Россия. Мы знаем, что надо немедленно действовать. Надо решить немедленно, надо скорей занимать свое место в гигантской борьбе, идущей на бескрайних просторах России.

Сыны и дочери России правильно или неправильно, но в большинстве случаев, искренне, занимали свои места в гигантской борьбе, завязавшейся между двумя зверями, зверем большевизма и зверем национал-социализма. Многие ошибались, но за эти ошибки они платили и готовы были платить своей жизнью. И кто их посмеет упрекнуть.

Шла не только битва России с Германией. Шла борьба также между большевизмом и национал-социализмом. Одновременно с обычной войной шла война политическая. И внутри России снова шла война гражданская.

В эту же декабрьскую ночь, за два дня до Рождества, окончательное решение принял и я. Я решил, что все то время, которое мне подарит судьба, я посвящу борьбе за свободу и счастье России, против всех врагов, которых она имеет.

Я решил пойти работать в Центральную пропаганду немецкой армии, чтобы иметь возможность разоблачать очередные обманы большевистской пропаганды во время войны и быть в курсе замыслов гитлеровской пропаганды, чтобы иметь возможность разоблачать и их. И в годы войны, и после нее, я неуклонно выполнял клятву, данную мной в сочельник 1941, в подвале пропаганды "В":

И снова черные тучи собираются над Россией. И я каждый сочельник повторяю клятву, которую я дал в сочельник 1941 года.

"Я до последнего дыхания буду бороться с большевиками и теми, кто пытается, под предлогом борьбы с большевизмом, снова поработить Россию!"

Башилов сделал свой выбор. Конечно, в чем-то он был ошибочен. Работая в отделе пропаганды немецкой армии, он тем самым вступал в ряды врагов русского народа. Вместе с тем он как раньше в советское время чувствовал себя борцом в тылу у врага. Ему в равной степени были ненавистны и еврейские большевики, и гитлеровский антирусский режим. Вероятно, он переживал те же чувства, которые испытывали разведчики, заброшенные на вражескую территорию.

Примерно в это время с Башиловым произошел странный случай, о котором он впоследствии рассказывал друзьям в Буэнос-Айресе. Однажды в бараке он впал в летаргический сон. Врач признал его мертвым и дал разрешение похоронить. Перед самым спуском Башилова в вырытую могилу он, к счастью, очнулся.

В 1942 Башилов на короткое время забежал в родной дом в Курске. Простился с детьми и женой, сказав ей, что идет бороться за Россию.

По сведениям, полученным мной в Свято-Троицком монастыре (Джорджанвилль, США), в первой половине 1943 Башилов оказался в Школе пропагандистов Дабендорф, около Берлина. Дабендорф называли "свободной республикой", ибо там, в своем кругу, дискутировались все вопросы, включая даже и отношение к немцам. Школу Дабендорф прошло 13 групп, каждая сроком примерно в два месяца. Всего закончило школу более 3000 человек. Учебный план этих групп составлялся руководителями школы и только на занятиях для контроля присутствовали иногда связные офицеры-немцы, которые и являлись сдерживающим моментом открытых антинемецких выступлений, царивших в настроениях руководства и курсантов. Большее влияние немцы могли оказывать на прессу, которая была сосредоточена также в школе Дабендорф. К этому времени издавались две газеты: "Доброволец" - для воинских частей и "Заря" - для военнопленных.

По сведениям слушателей этой школы, "большинство преподавателей были настроены антинемецки, и это невольно передавалось, а зачастую сознательно переносилось, слушателям". Главное внимание уделялось темам, воспитывавшим национальное самосознание. Особенно заметно это проводилось на групповых занятиях. Нередко доносчики из числа слушателей сообщали об этом немцам, и тогда преподавателей арестовывали. Видное место в подготовке пропагандистов занимало изучение материалов, относящихся к преступной деятельности иудейских, сионистских и масонских организаций. По этим темам читались целые курсы. Видимо, именно здесь Башилов впервые заинтересовался историей масонства, т. к в советский период его жизни эта тема была полностью закрыта.

Окончив школу пропагандистов, Башилов, по данным П. Савелова, некоторое время служил в рядах Бригады Каминского. Имел звание капитана РОА. После разгрома гитлеровской Германии длительный срок находился в лагере для перемещенных лиц. В 1946, по данным КГБ СССР, Башилов состоял в НТС и был секретарем издательства "Посев".

Во второй половине 40-х гг. в Мюнхене Башилов завершает работу над романом "Юность Колумба российского", начатым еще до войны, а также над книгой, написанной во время войны, "В моря и земли неведомые" (Историческая повесть из жизни XVII столетия). Здесь же, в Германии, выходит его повесть "Необычайная жизнь и приключения Аристарха Орлова".

Эмигрантская критика первоначально с большой теплотой встретила книги Башилова. Писатель Борис Зайцев писал Башилову: "У Вас есть свой мир, своя любовь, пишете Вы хорошо и умеете рассказать о том, что сердцу близко. Дарование несомненно и очень русское. Вы, конечно, русак насквозь, это сразу видно..."

Изучая историю и быт России, Башилов-писатель превращается в историка и мыслителя, начинает осознавать, что спасение страны возможно только на основе возвращения к историческим и духовным ценностям Руси, к общенациональным идеалам, способным объединить весь народ. Для этого предстоит тяжелая борьба за духовное объединение нации вокруг чисто русских национальных идей. Вокруг идей, которые были бы одинаково святы и дороги всему народу.

Для этого необходимо очистить миросозерцание русского народа от того мусора, которым засорили его поколения фанатичной и невежественной русской революционной интеллигенции.

Перед русскими стоит задача разбить ореол политической и социальной мудрости, который накопился вокруг имен заклятых врагов русского национального прошлого, русской национальной государственности, русской духовной самобытности: бесконечной плеяды русских европейцев - большевистских предков, начиная от Радищева.

Лжезнаниям, принесенным русскими европейцами, русские должны противопоставить истинное знание, а не перелицованные на русский образец европейские и социальные идеи. Предстоит утвердить свои русские точки зрения на русское национальное прошлое, на русскую форму государственности, на причины национальной катастрофы, постигшей русский народ, и на пути преодоления этой катастрофы.

К этим выводам Башилов приходит в конце 40-х гг. Именно тогда он начинает серьезно изучать литературу по истории масонства, постепенно осознавая, что именно оно стало школой создания целых поколений русской интеллигенции, ненавидевших историческую Россию и мечтавших перелицевать ее на западноевропейский лад, подчинив власти иудеев и масонов.

С конца 40-х Башилов становится твердым православным монархистом, принципиальным противником иудаизма и масонства. Конечно, с таким мировоззрением ему нечего было делать в рядах НТС, во многом состоявшем из различных мастей демократов и республиканцев, ненавистников исторической России, к тому же существовавшем на деньги ЦРУ и нередко выполнявшем разведывательные задачи в пользу США.

В 1948 он порывает с НТС и переселяется из Германии в Аргентину (Буэнос-Айрес), где в то время живет другой выдающийся деятель русского монархического движения И. Л. Солоневич. Башилов начинает сотрудничать в его газете "Наша страна". По свидетельству издателя "Нашей страны" В. К. Дубровского, Башилов был автором девиза, обозначенного на первой странице над "шапкой" газеты - "после падения большевизма только царь спасет Россию от нового партийного рабства". В начале 50-х Башилов составляет политический справочник "Монархия, республика, диктатура", где на основании анализа трудов И. А. Ильина, Л. А. Тихомирова и И. А. Солоневича показывает преимущества православной монархии перед другими формами государственного управления.

Жизнь в Буэнос-Айресе была нелегкой. Первые годы Башилов жил очень бедно, приходилось постоянно искать заработки, заниматься всем вплоть до разноски и продажи книг в эмигрантских семьях, одно время он работал даже электриком. Люди, помнившие это время, рассказывали мне, какой "худой, щуплый" был Башилов, но его "чудные голубые глаза" излучали внутреннюю силу. Многие его тогда не любили за бескомпромиссность, недоверчивость и жесткость в обращении. Друзей у него было немного, но если он с кем-то сходился, то был верным и преданным другом. Ближайшим другом Башилова был епископ (монах?) катакомбной церкви Леонтий, бежавший во время войны из СССР.

Вместе с друзьями, в складчину, Башилов купил старый дом на берегу моря, который был превращен в гостиницу-пансионат для одиноких русских людей. Позднее Башилов стал единоличным собственником этого пансионата, на доходы от которого он жил и издавал свои книги.

В Буэнос-Айресе он завел новую семью. Первой его избранницей, в которую он в конце 40-х, по словам знавших его, был сильно влюблен, была "первая красавица русской колонии в Буэнос-Айресе" Тамара Анатольевна Семилетова, с которой Башилов встретился еще во время войны. В 1997 мне удалось с ней поговорить. Башилов сделал ей официальное предложение выйти за него замуж, а она, подумав некоторое время, отказала ему. Как я понял из нашего разговора с ней, избранницу Башилова пугала "одержимость, фанатичность и неугомонность" писателя. Через некоторое время после этого отказа Башилов делает предложение Людмиле Николаевне Чудиновой, дочери полковника царской армии, жившего до Аргентины в Югославии и Германии, которая в начале 50-х становится "верной и любящей женой" до конца его жизни, недолго пережив его. Детей у них не было. Женитьба на Чудиновой ввела Башилова в среду первой русской эмиграции, заметно отличавшейся от второй (послевоенной). По рассказам знавших его - и по манерам, и по языку Башилов стал похож на эмигранта первой волны.

Поселившись с женой в скромном домике (две комнаты, кухня) на тихой улице Вижа Бажестер Буэнос-Айреса, Башилов большую часть своего времени отдает исследованию истории масонства. Он изучает все доступные ему источники. Не имея возможности работать в масонских архивах, Башилов стремится познакомиться с людьми, знавшими масонскую деятельность изнутри. Получает сведения от лиц, порвавших с масонством. Один его знакомый Морозов с целью изучения деятельности "вольных каменщиков" еще в конце 30-х гг. в Китае проник в масонскую ложу и даже с целью упрочения своего положения в масонских кругах собирался жениться на еврейке. Этот Морозов имел большую библиотеку по истории масонства, которую он предоставил в распоряжение Башилова. Морозов был убит, его тело бросили на провода высокого напряжения. Вскоре после похорон в неизвестном направлении были вывезены его библиотека и архивы.

В течение 50-х Башилов создает семь книг "Истории русского масонства", а в 60-е еще две: восьмую и девятую (последняя так и не увидела свет при его жизни). Опираясь на серьезные исторические материалы XVII-XX вв., Башилов показывает "вольных каменщиков" как страшную антинациональную силу, стремящуюся погубить и расчленить Россию. С Петра I правящий класс и интеллигенция подпали под влияние масонской идеологии и, таким образом, подготовили антирусскую революцию.

Башилов рассматривал масонство не просто как западническую организацию, а как идеологическое оружие, направленное против России. Свое повествование о борьбе русской и масонской идеологии он начинает с Древней Руси. В целом авторский план истории русского масонства был таков:

книга первая - Московская Русь до проникновения масонов;

книга вторая - Тишайший царь и его время (царствование Алексея Михайловича), Робеспьер на троне (Петр I и исторические результаты совершенной им революции);

книга третья - Русская Европия (Россия при первых преемниках Петра I; начало масонства в России); "златой век" Екатерины II;

книга четвертая - Павел и масоны. Александр I и его век;

книга пятая - Масонство в царствование Александра I; масоны и заговор декабристов;

книга шестая - Почему Николай I запретил в России масонство;

книга седьмая - Пушкин и масонство;

книга восьмая - Масонство и русская интеллигенция;

книга девятая - Легенда, оказавшаяся правдой (масонство в царствование Николая II).

Содержание "Истории русского масонства" гораздо шире ее названия. Фактически в ней существуют две параллельные самостоятельные части. Одна часть является собственно историей русского масонства, вторая - подробной историей развития русского мировоззрения.

С самого начала у Башилова возникли серьезные проблемы с публикацией его труда. Даже дружественно настроенные к историку издательства, в том числе "Наша страна", в целях своей безопасности отказали ему. Башилов вынужден создать собственное издательство "Русь", где он в одном лице совмещал несколько издательских профессий. Продолжая вести до предела напряженную жизнь, Башилов, тем не менее, не перестает печататься в русских патриотических изданиях: "Наша страна", "Знамение России", "Жар-Птица", "Владимирский вестник". Выходят и его другие книги - "Пламя в снегах", "Мифы о русской душе и русском характере", "Миф о русском сверхимпериализме", "Незаслуженная слава (Мысли об антинациональной роли русской интеллигенции)", "Унтерменши, морлоки или русские" и др. В этих книгах Башилов раскрывает величие России, разбивает мифы иудейско-масонской пропаганды о "реакционности" и "бескультурности" русского народа.

В 50-е Башилов принимает участие в работе Российского Имперского Союза-Ордена. В 1955 он вместе с Н. И. Сахновским, А. Н. Макотченко и Сарматовым выпускает книгу "Всемирный тайный заговор" (протоколы Сионских мудрецов по тексту С. А. Нилуса) с комментариями, а в 1957 исследования В. М. Мокшанского "Сущность еврейского вопроса". В рамках Российского Имперского Союза-Ордена Башилов содействует выходу книг о русской монархии (труды Л. А. Тихомирова и Н. П. Казакова) и убийстве царской семьи (труды Н. А. Соколова и М. К. Дитерихса). Несмотря на небольшие тиражи (300-700 экз.), книги эти оказали большое влияние на идеологию русской монархической эмиграции. Информацию об издательской деятельности Башилова сообщил мне сам Макотченко, единственный живой свидетель этих лет. Он же рассказал мне о больших планах Башилова по изучению тайных сил, разрушивших Россию.

Башилов стремился собрать и систематизировать как можно больше материалов о подрывной деятельности иудейских и масонских организаций. С этой целью он издает альманах "Былое и грядущее". Вышло десять номеров.

Простое перечисление содержания этих альманахов, которые Башилов составлял фактически один, показывает энциклопедический подход и разностороннюю одаренность автора в разных областях исследования тайных организаций. "Былое и грядущее":

N 1. Важные признания о роли масонов в организации Февральского предательства. Масоны в русской политике. (О том, что сказал Г. Аронсон и о чем он счел нужным умолчать). Г. А...ко. Русские масоны и революция. Масон Керенский, масон Ленин и миф о "народной Октябрьской революции".

N 2. О "фантастичности" замыслов Тайных Сил. О первичном и вторичном добре. Б. Башилов. Тайные силы первичного зла и большевизм. В. В. Иванов. "Фантастический" план Альберта Пайка. Короли, президенты и... тайные общества. "Масоны говорят" (57 выдержек из масонских документов о позиции масонства к христианству и к культу Люцифера). Что нас интересует?

N 3. М. М. Спасовский. Братья Мистической Петли. В. В. Иванов. Два "фантастических" плана порождают СССР (Самую Страшную Социалистическую Реальность). А. В. Добрынин. Масонство в России. Б. П...ч. "Фантастический" план А. Пайка накануне завершения. Христианство "Свободного Мира" сдает свои последние позиции. "Врачу, исцелися сам". Борис Башилов. Масонство в царствование Имп. Николая II. (I. Легенда, оказавшаяся правдой. II. Первая попытка восстановления масонства. III. Одержимость идеей революции). Возрождение масонства в Германии.

N 4. М. М. Спасовский. Братья Мистической Петли (окончание). Б. Башилов. Масонство в царствование Имп. Николая II. (IV. "Теоретически раздраженное сердце". V. На путях превращения в... толпу. VI. "Эпоха национального самоубийства". VII. Второй период развития масонства в 1905-11 гг.). Критика и библиография.

N 5. В. В. Иванов. Масонство и эмиграция 20-х годов. В. Ф. Иванов. Масонство в эмиграции и другие материалы. В первой статье освещается, как эмиграция 20-х годов стала подданной масонского детища - Лиги Наций. Во второй статье перечисляются масонские ложи, созданные в эмиграции, приводятся имена возглавителей лож и рядовых масонов.

N 6. Сколько антихристианских интернационалов? В. В. Иванов. Одни ли коммунисты стремятся к мировому господству? Б. П...ч. Кто ближе к мировому господству: коммунисты или их покровители? Б. Башилов. Русское масонство в царствование Имп. Николая II. VIII. Было ли русское масонство наивным и бутафорным? IX. Умели или не умели хранить свои тайны русские масоны? X. Какие масонские организации действовали в России? И др. материалы.

N 7. Б. Башилов. Русское масонство в царствование Имп. Николая II. XI. Сколько масонских лож было в России? XII. Попытки легализации масонства в России. XIII. Евреи в русском масонстве. Борис Башилов. Масонские и интеллигентские мифы в Петербургском периоде Русской истории.

N 8. Б. Башилов. Русское масонство в царствование Императора Николая II. XIV. Секрет могущества масонства и его успехов. XV. Политические, национальные и культурные организации, деятельность которых использовалась русским и мировым масонством. В. В. Иванов. Масоны говорят... (Выдержки из масонских документов, книг и журналов. N 58-93). Критика и библиография. М. М. Спасовский. История русского масонства. "Александр I и наше время". М. М. Спасовский. Царь правды и милости.

N 9. В. Мержеевский. С кем и за что? "Что будет в 1987 году?" (Политические прогнозы Бен-Гуриона) Тайные силы развивают наступление против США. Цели американского консерватизма. Тайные силы действуют. Кто управляет миром? Что такое Совет Иностранных Отношений? В. В. Иванов. Масоны говорят... (Выдержки из масонских документов и литературы N 94-123 на темы: Масоны и пропаганда республиканской формы правления. Масонство и революции. Масонство и революция 1905 года. Роль масонов в организации военного переворота в 1917 году и другие материалы).

N 10. Б. Башилов. Русское масонство в царствование Императора Николая II: политические, национальные и культурные организации, деятельность которых использовалась масонством (окончание). XVI. Деятельность розенкрейцеров и мистического масонства. В. В. Иванов. Масоны говорят (Выдержки из масонских документов и литературы N 123-152 на темы: Масонство и антихристианские идеи. Какие идеи поддерживает масонство. Демократия и масонство. Масонство и политические партии. Масонство, оккультизм и теософия).

Очерки о масонстве в царствование Николая II, опубликованные в альманахе "Былое и грядущее", впоследствии составили девятую книгу "Истории русского масонства".

Книги и публикации Башилова расходились по всему миру, принося ему много друзей и почитателей, но еще больше врагов. Еврейская и либерально-масонская печать установила вокруг историка и писателя блокаду молчания. На страницах еврейской газеты "Новое русское слово" было опубликовано клеветническое письмо. Автор открыто призывал осудить Башилова. В адрес писателя несутся угрозы. На него устраиваются нападения. В начале 60-х Башилов был зверски избит возле Русского дома в Буэнос-Айресе двумя громилами, нанятыми масонской ложей.

Как выяснилось впоследствии, все годы эмиграции Башилов находился под колпаком советских спецслужб. Несмотря на все старания скрыть свое настоящее имя, оно было известно в КГБ. Более того, один из наборщиков в издательстве "Русь" был агентом советской разведки и сообщал на Лубянку о деятельности Башилова. Обо всем этом стало известно из переписки первой жены и детей Башилова с КГБ. В середине 50-х годов они пытались выяснить его судьбу и направили запрос в компетентные органы. В ответ им пришло письмо, в котором сообщалось, что их муж и отец живет в Аргентине под именем Борис Башилов. В ответе указывался его адрес в Буэнос-Айресе. Первая жена и дети направили Башилову письмо, на которое получили теплый, но уклончивый ответ. Башилов опасался за судьбу своей первой жены и детей, категорически отрицал, что он есть тот самый Борис Платонович Юркевич, но вместе с тем предложил продолжить переписку, чтобы помочь им найти отца и мужа. В письме были приведены некоторые семейные выражения, используя которые Башилов давал понять своим близким, что он именно тот, кого они искали. Переписка продолжалась вплоть до его смерти.

Последние годы Башилов сильно болел. Здоровье, подорванное в фашистском и американском концлагерях, все сильнее давало о себе знать. Он реже выходил из дома. Сидел, думал и писал. Друзей угощал виноградом в сиропе, который он готовил сам. В дружеском кругу, рассказывал мне близкий друг Башилова Алексей Никанорович Макотченко, он любил сидеть в кресле, закрывая глаза руками. "Когда вы сидите, - говорил он друзьям, - мне легче думается". А иногда спрашивал: "Я вам еще не наскучил?".

А. Н. Макотченко был свидетелем последних месяцев жизни Башилова, на его руках он и умер.

В 1970, незадолго до кончины, Башилов продал свою гостиницу-пансионат, рассчитывая на вырученные средства издать полное собрание своих сочинений. Однако денег не хватало. Кто-то посоветовал ему вложить всю свою наличность в "очень прибыльную фирму" "Билдинг корпорейшн", обещавшую своим клиентам 27% прибыли. Ради издания книг он решил рискнуть. Однако вскоре фирма лопнула, и ее руководители бежали с остатком денег вкладчиков. Для Башилова это стало крушением надежд издать свои книги, и прежде всего многотомное исследование "Русское мировоззрение". Когда писатель получил известие, он был один, его хватил удар, и никто не мог ему помочь вызвать врача. Некоторое время он лежал один. Когда сумели вызвать врача, было уже поздно, Башилов умирал. Смерть произошла 2 ноября 1970. Макотченко вспоминает, что жена Башилова в отчаянии кричала: "Кончено, кончено, на час бы раньше!" Она не могла поверить, что он в самом деле умер. Думала, что у него летаргический сон, как это раз случилось во время войны. И не разрешала его хоронить. Только после специальных надрезов, которые сделал доктор, она смогла поверить, что муж действительно умер.

Хоронили Башилова очень скромно на кладбище Сан-Мартино. Отпевал писателя его друг владыка Леонтий. Во время службы слезы текли из его глаз, народу на похоронах было немного.

Когда возвращались с кладбища на машине, один за другим спустили два колеса. Владыка Леонтий сказал: "Это знамение!"

Вернувшись из Аргентны, я на основе найденных мною материалов и первых публикаций Башилова подготовил новое издание его книги "История русского масонства".



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме