Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Русское сопротивление на войне с антихристом

Олег  Платонов, Русская народная линия

24.01.2007


Из воспоминаний и дневников. Глава 56 …

Предисловие
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Глава 39
Глава 40
Глава 41
Глава 42
Глава 43
Глава 44
Глава 45
Глава 46
Глава 47
Глава 48
Глава 49
Глава 50
Глава 51
Глава 52
Глава 53
Глава 54
Глава 55
Глава 63

По Латинской Америке. - Уникальная цивилизация угнетенных народов. - Золото и геноцид. - Аргентина - один из мировых центров русской эмиграции.- Буэнос-Айрес. - Поиски архивов и книг деятелей русской культуры. - Путешествие в Патагонию к русским старообрядцам

Поездки по Латинской Америке принесли мне немало новых открытий и интересных встреч. Знакомство с Аргентиной, Перу, Бразилией, Венесуэлой, Мексикой утвердили меня в мнении, что кроме русской, западной, китайской, японской, индийской, мусульманской и некоторых других существует еще одна, не похожая ни на одну из них, цивилизация. Эта цивилизация, которую условно можно назвать латинской, по-своему уникальна в лучшем смысле этого слова, интернациональна, так как этнический состав ее вобрал в себя сотни ранее угнетаемых племен и народов.

С XV века народы и племена, населявшие эти территории, подвергались чудовищному геноциду со стороны представителей западной иудейско-масонской цивилизации. Установив новый мировой порядок, западные европейцы уничтожали целые народы, безжалостно убивали не только мужчин, но и женщин и детей.
История Латинской Америки с XV по XIX век это бесконечный список самых чудовищных преступлений и зверств, совершаемых новыми хозяевами этих земель, преимущественно иудеями, ради золота.

Добывалось это золото принудительным трудом порабощенных жителей колоний, а чаще всего просто отбиралось у них. Уже в XVI веке потоки золота и серебра из Америки в Европу находятся под полным контролем еврейских купцов. Пионерами в разбойничьем бизнесе становятся торговые дома немецких евреев Фуггеров и Вельсеров, богатейших финансистов тогдашней Европы. Вельсеры, например, одолжили испанскому королю Карлу (когда он еще был претендентом на трон) огромные суммы денег, с помощью которых они и проникли во дворец. Взойдя на престол, Карл в благодарность за это в 1528 году предоставил Вельсерам в качестве частновладельческой колонии обширную территорию Южной Америки, которая включала всю территорию нынешней Венесуэлы.

Еврейским купцам принадлежит приоритет в развитии рабовладельческого хозяйства и торговли рабами. Опираясь на богатый опыт своих соплеменников, развивавших работорговлю еще с глубокой древности, еврейские купцы эпохи освоения Америки придали ей невиданный прежде размах. По всей Африке организуется сеть факторий по захвату в рабство негров. Схваченных и закованных в цепи чернокожих везли через океан и продавали в Америке.

В 1492 году большое количество евреев поселилось на острове Сан-Томас (Св. Фомы). Они организовали здесь около 60 рабовладельческих плантаций по выращиванию сахарного тростника и производство сахара. На плантациях в ужасных условиях работало свыше 3000 негров-рабов. Человеческий материал на Сан-Томасе рекрутировался "почти исключительно из евреев и преступников", привозившихся два раза в год на кораблях из Португалии. Евреи становятся вскоре господствующей кастой: значительная часть самых богатых бразильских купцов состояла из "новых христиан". Евреем был даже генерал-губернатор, приведший в порядок администрацию колонии. Фактически эти новые владения особенно расцвели с тех пор, как туда был послан (в 1549 г.) Томе де Суза, "человек выдающихся качеств". Но своего полного расцвета колония достигает лишь с переходом в руки голландцев (в 1624 г.), когда туда начинают стекаться богатые голландские евреи. В 1624 году многочисленные американские евреи объединяются и основывают в Бразилии колонию, в которую переселяются 600 именитых евреев из Голландии. В первой половине XVII века все крупные сахарные плантации находятся в руках евреев, о всесторонней деятельности и богатстве которых сообщают путешественники той эпохи. Так, Нингофф, объезжавший в 1640-1649 годах Бразилию, рассказывал следующее: "Из свободных обитателей Бразилии, не находившихся на службе (голландской Вест-Индской) компании, самыми многочисленными были евреи, переселившиеся сюда из Голландии. Торговля их превосходила своими размерами торговлю остального населения; они имели сахарные мельницы и строили богатые дома в Ресифе. Все они были купцами; это могло бы иметь большое значение для голландской Бразилии, если бы они держались в должных границах торговли".

Другой путешественник, Ф. Пайрард, сообщает: "Барыши, которые они получают за 9-10 лет пребывания в этих странах, должны быть огромны, ибо все они возвращаются назад богачами".

Это господство еврейских элементов на плантаторских предприятиях пережило эпизод политического господства Голландии над Бразилией; оно тянулось - несмотря на "изгнание" евреев в 1654 году - вплоть до XVIII столетия. Во всяком случае, в материалах, относящихся к 1-й половине XVIII века, встречаются следующие сведения: "Когда однажды многие из именитейших купцов Рио-де-Жанейро попали в руки святого ведомства (инквизиции), то производство прекратилось на таком множестве плантаций, что промышленность и торговля провинции (Багии) оправились от этого удара лишь спустя долгое время". Декретом от 2 марта 1768 года все списки о "новых христианах", т. е. евреях, предаются уничтожению; законом от 25 марта 1773 года "новые христиане" были совершенно уравнены в правах с христианами.

По-видимому, уже и после того, как португальцы в 1654 году овладели страной, большое число крещеных евреев удержались на местах и продолжали владеть тысячами рабов на сахарных плантациях; к этому они присоединили торговлю драгоценными камнями, вскоре также очутившуюся в их руках.

Жестокое, бесчеловечное обращение с рабами неграми и индейцами на еврейских сахарных плантациях, естественно, сопровождалось страшной смертностью. Особенно много умирало индейцев. Но евреи-рабовладельцы смотрели на это очень спокойно. При относительной дешевизне рабов умерших быстро заменяли новыми. Рабовладельцам было выгоднее купить или захватить новых рабов, чем улучшить им условия жизни.

В XVII веке крупнейшие рабовладельческие плантации евреев находились на Барбадосе и Ямайке. На этих островах долгое время вся экономика была во владении или под контролем еврейского дельца Т. Модифорда, имевшего в собственности тысячи рабов. Этот иудей притеснял христианских купцов, которые, не выдержав, обратились к правительству с просьбой изгнать евреев с Ямайки. Однако английские власти, развращенные еврейским золотом, ответили, что в лице евреев они имеют "полезных подданных", которые обладают крупными капиталами и влиятельными связями. Вскоре эти полезные подданные "стали главными купцами и торговцами английской колонии".

Из других английских колоний евреи особенно предпочитали Суринам. Здесь они водворились с 1644 года и вскоре были наделены особыми привилегиями английского правительства, которое официально заявило, что "еврей¬ская нация оказалась полезной и благотворной для колонии". Это привилегированное положение не прекратилось и тогда, когда Суринам (в 1667 г.) перешел от Англии к Голландии. В конце XVII века соотношение евреев с остальным населением равняется 1:3. Из 344 суринамских плантаций, на которых главным образом производилась культура сахарного тростника, евреям в 1730 году принадлежало 115.

Та же картина, как в английских и голландских владениях, наблюдалась и в важнейших французских колониях на Мартинике, Гваделупе, Сан-Доминго. И здесь сахарные рабовладельческие плантации служили источником еврейского благосостояния и евреи являлись доминирующим элементом.

На Мартинике первая большая плантация и сахароварня была основана в 1655 году Беньямином Дакостой, бежавшим туда из Бразилии с 900 единоверцами и 1100 рабами (1655). На Сан-Доминго сахарные плантации возникли уже в 1587 году и благодаря евреям достигли высокой степени прибыльности. Могущество евреев в Центральной и Южной Америке стало особенно велико с конца XVII столетия, когда установилась тесная связь между английскими колониями Северной Америки и Вест-Индии. Не является преувеличением утверждение Зомбарта, что значительная часть английской колониальной торговли за морем в течение долгого времени находилась в руках евреев.

Через жестокое порабощение, ограбление и истребление целых народов создавались основы иудейско-масонской цивилизации, главными идеологическими составляющими которой были мировоззрение талмудического иудаизма и растленный дух отпавшей от Православия Западно-христианской церкви (папизма) и различных толков протестантизма. В работе по строительству иудейско-масонской цивилизации и одной из ее главных составляющих - создания колониальной системы мирового господства и порабощения - рука об руку шли иудей (в том числе крещеный), католик-папист и протестант. Возможность такого союза была обеспечена иудизацией общественного сознания значительной части населения западноевропейских государств, о которой я уже говорил в предыдущих главах. Такой тесный союз создателей иудейско-масонской цивилизации принес человечеству страшные плоды. Трехсотлетнее строительство колониальной системы мирового господства в Латинской Америке (Южная и Центральная Америка, Мексика) привело к сокращению ее коренного населения на девять десятых. Если, например, к началу завоевания Мексики ее индейское население составляло около 11 млн. человек, то к середине 60-х годов XVI века - 4,4 млн., а к середине XVII века - 1,2 млн. Еще в большей степени было истреблено индейское население Северной Америки.

В плавильном котле латинской цивилизации превратились в одно целое остатки уничтоженных племен, народов и бывших рабов. Возникло очень несправедливое общество, в котором маргинальные слои составляют чуть ли не его основу, а ненависть к угнетателям носит генетический характер. В больших городах Латинской Америки много роскошных улиц, домов и дворцов, шикарных клубов и магазинов, а рядом в предместье и в провинции царит ужасающая нищета, настоящий пауперизм, люди живут в хижинах, построенных из картонных коробок, накрытых пальмовыми листами. Рядом с роскошным Рио-де-Жанейро километры трущоб, от одного вида которых приходишь в ужас. В Буэнос-Айресе я однажды неправильно сел в поезд с тепловозом, и он меня увез за 50 км от города. Выйдя на станции и оглядевшись, я увидел необъятное поле, разбитое на участки примерно по 1-й сотке, на каждом из которых стояли сколоченные из картоны и фанеры будки, раза в 3 больше собачьих. В них жили целые семьи. В изумлении я стоял на платформе. Для этих мест я был одет очень хорошо, ехал в гости. Вокруг меня стали кучковаться какие-то подозрительные личности. Откуда-то появившийся полицейский выручил меня. Он объяснил мою ошибку, купил билет на станцию пересадки и некоторое время, пока я не сел в поезд, постоял рядом со мной, с благодарностью приняв 5 долларов за "спасение".

Для многих молодых людей в этих странах нет работы, а голливудские фильмы и местные сериалы рассказывают о "красивой жизни". Ради нее молодежь сколачивается в банды и буквально терроризирует население. В Сан-Паулу у меня на глазах проезжающий мотоциклист, совсем парнишка, на полном ходу вырвал сумочку у женщины и скрылся. Ограбления банков совершаются каждый день. Для того, чтобы обезопасить себя, банки пропускают в свое помещение по одному чрез двойную дверь, предварительно "просветив" посетителя и проверив его документы. В Бразилии, Перу и Венесуэле значительная часть населения живет беспорядочной, безалаберной жизнью. Работать не хотят, да и нормальной работы мало. Бананы, кокосы, манго, кофе растут повсюду. Жилище легко устроить из использованной тары и пальмовых ветвей. Пьют море кофе, рома, текилы и пива. Много красивых юношей и девушек, в основном в возрасте 12-20 лет, после 30 лет подавляющая часть населения маргинальных слоев похожа на стариков. Половые отношения носят беспорядочный характер, в браке живет только небольшая часть населения, остальные сходятся и расходятся как попало. Многие молодые женщины занимаются проституцией, днем договариваются с клиентами, а ночью приходят на пляж... за небольшую плату. В Венесуэле я два дня провел в поселке Окумара на берегу Карибского моря. Пляж не хуже, чем в Рио-де-Жанейро. Много маленьких дачных домов вперемежку с хижинами и лачугами. Рыбные рестораны на берегу моря - свежеподжаренная рыба и кукурузные лепешки, стакан текилы или рома с кока-колой. Как стемнеет, пальмы на берегу моря становятся местом небескорыстных свиданий молодых креолок со своими клиентами. Дети незамужних женщин получают фамилии матерей.

Православные христиане осуждают легкие нравы местного населения, особенно его поведение во время так называемых карнавалов. Знаменитый карнавал в Рио-де-Жанейро, получивший всемирную известность, по своему духу - апогей разврата, Содома и Гоморры, покруче гей-парадов в Сан-Франциско, о котором я уже рассказывал. Многие жители во время его проведения покидают город - "не хотят принимать участие в непотребстве". Карнавал длится неделю и предшествует Великому посту, как у нас Масленица. Начинается он у "карнавальных школ", где публика "разогревается". На помостах на автомобилях устраиваются двигающиеся представления. К вечеру все жители, оставшиеся в городе, и многочисленные туристы - "любители клубнички со всего мира" выходят на улицы, кричат, поют, пьют, танцуют. Некоторые женщины раздеваются во время танца догола.

В клубах устраиваются настоящие сатурналии, свальный грех, по местным традициям в этот день супруги могут согрешить, если даже придерживались верности в течение года. В ряды проституток на это время вливается множество "честных" девушек, помогающих обслуживать туристов...

Главной целью моих поездок по странам Латинской Америки было исследование о подрывной работе тайных иудейских организаций и масонских лож. Наши общие друзья сообщили мне координаты некоторых наших соотечественников в этих странах, располагающих ценной информацией. Кроме того, меня интересовали личные архивы и сведения о жизни выдающихся деятелей русского патриотического движения И. Л. Солоневича, Б. Башилова, В. Д. Мержеевского, Н. И. Сахновского.

Перелет из Москвы в Аргентину с одной посадкой в Африке (14 тыс. км) занял у меня 20 часов. Русские эмигранты, хлынувшие в Латинскую Америку после Второй мировой войны, добирались сюда месяцами. В эти страны в отличие от США можно был легко получить визы. Однако помощи переселенцам там почти не было. Хорошо устраивались инженеры и врачи. Остальные бедствовали. В Бразилии, например, выделяли участки земли в отдаленных районах страны, фактически посылали осваивать джунгли, большинство эмигрантов там погибало.

В Буэнос-Айресе я останавливался у Светланы Ивановны и Владимира Дмитриевича Беликовых. Православные патриоты, они практически по всем вопросам были моими единомышленниками. С их помощью я вышел на тех людей, которые располагали ценной информацией. Начал я с аргентинских знакомств Ивана Лукьяновича Солоневича, автора книги "Народная монархия", ставшей классикой русской национальной мысли. В Аргентину Солоневич приехал в 1948 году вместе с сыном Юрием, внуками и своей второй женой немкой Рут. Здесь он основал международную монархическую газету "Наша страна", выходившую под лозунгом: "После крушения коммунизма только Царь спасет Россию от нового партийного рабства". Главной задачей газеты было не просто патриотическое просветительство, но создание монархической интеллигенции, способной повести за собой русский народ. Программной установкой газеты были труды Солоневича. За время своего существования газета сыграла выдающуюся роль в сохранении русского национального сознания.

Солоневич недолго прожил в Аргентине. В 1950 он был выслан в Уругвай по доносу нескольких русских эмигрантов президентом Пероном. Рассказывают, что Перону было доложено, что Солоневич получает деньги за газету от американских спецслужб. В то время это, возможно, было правдой. Начиналась холодная война, и многие видные представители русской эмиграции стали получать деньги от американцев. Например, брат И. Солоневича, Борис, это делал почти открыто. В своих публикациях он предлагал подвергнуть атомному удару Москву или, как он выражался - "атомкой по Кремлю". Перон был сильный президент, ему не нравилось, когда на территории его страны работали чужие спецслужбы. По этой причине он, например, запретил масонство.

Пытаясь разобраться в событиях этих давних лет, я отправился к одному из старейших русских эмигрантов, кстати, представителю русских в Совете национальностей Аргентины Николаю Михайловичу Седляревичу, который жил в своем доме на станции Темперли. Седляревич с женой Ольгой Фоминичной встретили меня очень радушно. Я много расспрашивал их о Солоневиче, Башилове, Сахновском. Сам Николай Михайлович был человеком легендарной судьбы. В 20-е годы он был активистом русских скаутов, а затем и их руководителем на западнорусских землях, оккупированных тогда Польшей. После прихода Красной армии его вместе с братом Михаилом арестовали за "контрреволюционный скаутизм" и приговорили к расстрелу. Это было за день до начала Великой Отечественной войны. Заключенных погнали в Гродно, откуда они во время бомбардировки тюрьмы немцами бежали. Некоторое время братья жили в лесу. Затем записались в армию Власова, но в военных действиях не участвовали, а Николай Михайлович был представителем Власова в Силезии. После разгрома Германии жили в Париже, Люксембурге, Швейцарии, пока в 1948 году не переехали в Аргентину, где стали издавать национальную газету "Русская газета". Судя по некоторым недомолвкам Николая Михайловича, здесь тоже не обошлось без американских спецслужб. Позже братья открыли строительную фирму, купили дом в 400 кв. метров с 15-ю комнатами. Одна из комнат - своего рода музей русского скаутизма в Аргентине - портреты, дипломы, значки, альбомы и книги, архивные материалы Седляревича и даже древний томагавк из Перу. В этом музее-архиве я провел полтора дня, просматривая разные архивные материалы. Собрав четыре больших коробки книг и материалов, я на такси увез их к Беликовым, а потом вместе с другими моими аргентинскими "трофеями" их переправили мне в Москву.

Очень плодотворной была встреча с Ю. А. Лукиным, представителем Толстовского фонда (США). Лукин жил на широкую ногу в большом особняке. Мы много спорили о Солоневиче и Башилове. Лукин Башилова не любил, хотя рассказал о нем много интересных деталей. Его жена дружила с женой Башилова, и они передали мне некоторые сохранившиеся фотографии. Страстный поклонник И. С. Глазунова, Лукин в одной из комнат повесил множество репродукций художника.

Обедать поехали в ресторан "Стойло", размещенный в перестроенной конюшне. Биф по-аргентински (кусок говядины в 500 г) с красным вином придал мне бодрости, а хозяевам - откровенности. На обеде к нам присоединился И. А. Андрушкевич, один из бывших редакторов газеты "Наша страна". Старички, поклевав немного, с вежливым изумлением смотрели, как я с аппетитом доедаю свой 500-грамовый биф, обильно запивая его вином. Кстати, следует отметить, что "с точки зрения мяса" Аргентина уникальная страна. Там коровы и прочий скот в течение всего года пасется на лугах, а ночью там же спят. Мясо качественное и очень дешевое - около 1 доллара за килограмм. После обеда доверия друг к другу у нас прибавилось, и мы отправились в Скаутскую школу, в которой хранились остатки библиотеки Башилова. Там мне разрешили отобрать все нужные для работы книги и материалы.

Посещение газеты "Наша страна" в Буэнос-Айресе меня разочаровало. И дело не в том, что находилось она в маленькой неубранной комнатке, а в том грустном чувстве, которое меня охватило при знакомстве с сотрудниками газеты Н. Л. Казанцевым и Киреевым. Сами по себе они вызвали у меня симпатию. В современных условиях выпускать газету, основателем которой был сам Солоневич, уже подвиг. Однако, поговорив с сотрудниками газеты, я с горечью понял, что жизнь из нее уже ушла. Идеология газеты сузилась до пересказа замшелых истин времен холодной войны и бесконечно далека от национальных проблем современной России. Казанцев, как главный редактор газеты, России современной, впрочем, как и России исторической, почти не знает, на родине предков почти не бывает. В мой приезд в Аргентину он делил свое время между основной работой на каком-то американском телеканале и редактированием "Нашей страны". Впрочем, все это неудивительно. Задачи, которые ставил перед собой Солоневич, в настоящее время исчерпаны. Возрождение монархии же будет решаться не за рубежом, а в самой России. А подсказывать и учить русских, как им это сделать, не в компетенции редакции.

Несколько интересных встреч у меня было с бывшим редактором "Нашей страны" Игорем Николаевичем Андрушкевичем. Его родители эмигрировали из России после Гражданской войны. Он родился и учился в Югославии, а с 1948 года обосновался в Аргентине. Истинный русский патриот, мыслитель, он в 1970 году опубликовал в газете "Наша страна" статью "Монархия будущего", в которой творчески развивал идеи Солоневича. Именно ему следовало продолжать издание газеты, но в результате интриг он был из газеты "выдавлен". Андрушкевич хорошо знал Башилова, с 1948 года некоторое время был при нем переводчиком, пока тот не овладел испанским языком.

От Алексея Никаноровича Макотченко я узнал, что с 50-х годов (а может быть, и раньше) в Аргентине существовала русская монархическая организация "Российский Имперский Союз-Орден". В этой организации принимали участие многие видные деятели русской культуры в эмиграции, в том числе Башилов, Сахновский, Мержеевский. Деятельность этой организации велась тайно. У Макотченко сохранялась часть архивов монархического ордена. Я старался убедить его передать их на хранение в Государственный архив Россий¬ской Федерации.

Одним из центров русской эмиграции в Аргентине с конца 40-х годов был Корпусной дом в Буэнос-Айресе. Первоначально в нем жили те, кто воевал в Русском корпусе. В нем устраивались вечера и концерты. Первоначально в нем жило 60 человек, а с середины 90-х годов всего несколько стариков. Однажды меня пригласили туда на обед. В большой комнате, где раньше собирались до 100 человек, мы все уместились за одним столом. Я рассказывал о своих книгах, старики - о своей жизни. На обеде была Тамара Антоновна Семилетова, которую любил Башилов и просил ее руки. Она ему отказала, а сейчас явно гордится своим близким знакомством с ним. С ней я проговорил часа два. Она помнит много деталей жизни, много рассказывает о 50-х - начале 60-х годов, которые считает лучшим временем своей жизни. В Корпусном доме меня повели в маленькую комнату, где в свое время хранилась основная часть библиотеки Башилова.

Чуть ли не каждый день приходилось встречаться с потомками известных дворянских и княжеских родов.

Службу в Кафедральном соборе вел священник отец Владимир Скалон (внук петербургского градоначальника), князь Горчаков стоял за свечным ящиком, после службы на трапезе с вином познакомился с князем Волконским.

При посещении субботней русской школы при церкви Сергия Радонежского познакомился с внуками генерала М. В. Алексеева, главнокомандующего русской армией в 1917 году. Они пригласили меня в гости. Это дети (брат и сестра) дочери генерала Веры. Живут в маленькой тесной квартирке. Внук, Михаил Михайлович Борель, лет 70-ти, с усами, как у старых русских генералов. Его сестра Мария Михайловна благообразная, доброжелательная дама с седыми волосами. Угостили по-русски - водочка на рябине под селедочку и холодец, настоящий борщ и котлеты, напекли пирогов. После того, как хорошо угостили и о многом поговорили, они высказали мне недовольство в связи с тем, что я в свою книгу "Тайная история масонства" включил сведения об их деде как о масоне. Они против масонства и согласны с моими оценками роли масонства в России, но считают, что их дед не был масоном, а стал жертвой обмана. Они утверждали, что их дед до конца жизни не мог себе простить свое участие в отстранении от власти Николая II.

В одной из комнаток своей тесной квартиры внуки генерала Алексеева устроили музей. Они показали мне альбом генерала Алексеева, письма царя к нему, его личную переписку, фото, документы, ордена.

Внуки генерала Алексеева вызвали во мне глубокую симпатию своей неподдельной искренностью и верой в непричастность своего деда к масонству. У них была какая-то особенная внутренняя выдержка и стойкость, рожденные годами тяжелой жизни, которые позволяли им сохранять вежливость и доброжелательность при обсуждении самых острых вопросов. Мне было очень жалко, что я не мог ничем им помочь, снять душевную боль, которая тревожила их всю жизнь. Даже если бы их дед и не был масоном, членом Военной ложи, это не изменило бы в общем его преступную роль в отстранении царя о власти...

Интересной страницей моей поездки стало посещение русских старообрядческих поселений в Патагонии. Организовали поездку Беликовы. От Буэнос-Айреса до Патагонии около тысячи километров по узкой Трансамериканской дороге. Вокруг бесконечные пастбища, разделенные легкими оградами, стада пасутся круглый год на подножном корму. Ближе к Патагонии до сих пор существует обычай, если едешь по этой территории и проголодался, можешь поймать в стаде овцу, зарезать и зажарить ее на костре, никого не спрашивая. Наевшись досыта, ты, по обычаю, должен все, оставшееся от зарезанной овцы - кожу, остатки свежего мяса - положить на изгородь пастбища. Если же ты это забрал с собой, то ты - вор.

Три дня мы провели в районе Рио-Негро. Здесь живут 20 семей русских старообрядцев-беспоповцев. В одной семье мы ночевали, в другие - ходили в гости. В каждой старообрядческой семье 8-12 человек детей. Мы остановились в доме Антона и Ульяны, у них 9 детей (5 из них девочки). Живут в тесном доме скученно, хотя у Антона в банке 200 тыс. долларов. Телевизор не признают. В школу пускают только мальчиков, девочки все время дома. Все удобства у них во дворе.

Режим в семье таков: рано утром в 4.30 все, кроме самых маленьких, идут молиться в молельню, возвращаются, завтракают - и за работу. У каждого свое дело. Обедают все вместе. После обеда короткий сон и снова - работа. После ужина обсуждают дела и рано ложатся спать. В саду у них растут грецкие орехи, персики, яблоки. В огороде огурцы, помидоры, арбузы, капуста, дыни.

Кормили нас, гостей, за отдельным, как у них называется, "поганым" столом, из "поганой" посуды, вытирая стол "поганой" тряпкой. Слово "поганый" на их языке относится ко всем предметам, которым пользуются люди, не принадлежащие к их вере. Ничего оскорбительного они в это слово не вкладывают, но есть им с "иноверцем" из одной посуды запрещено. С этим обычаем старообрядцев я уже сталкивался на Печоре.

Самая большая проблема у старообрядцев в Аргентине - воспитание детей, молодежь притягивает телевизор, напичканный американскими программами. Я сам видел, что некоторые дети старообрядцев тайком от родителей пробирались в один из домов, в котором был телевизор, и с большим интересом смотрели его.

Дети старообрядцев из Рио-Негро разбредаются по свету. Многие живут в Уругвае, Боливии, Парагвае, Чили, Бразилии (особенно много). Наиболее удачливые пробираются в США. Некоторые живут на помощь богатых единоверцев в США.

В целом чувствуется, что старообрядчество разлагается, молодежь постепенно теряет связь с родителями, порывает со своей верой. Как мне сказал один из жителей Рио-Негро: "Скорее всего в течение двух поколений старообрядчество исчезнет". Многие старообрядцы считают источником своих бед США, которые "оказывают вредное влияние на молодых". Разговаривал о христианской вере с наставником (нечто вроде священника у старообрядцев-беспоповцев) Киприаном Самуиловичем, могучим мужчиной около 50 лет с окладистой бородой, отцом 9 детей. Он самый главный авторитет среди местных старообрядцев, считает, что "надо возвращаться в Россию, где еще можно сохранить веру".



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. Герасимов Фёдор : Старообрядци
2009-12-28 в 13:22

Пусть седят дома. В России ещё хуже. Если надо съездиют за женихами и невестами и в подальше в лес. Помогите связатся с ними. Простите Христа ради!

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме