Чудеса в сказках и наяву

О "Сказке о верности да о вечности" матушки Зинаиды Грозовской

Со "Сказкой о верности" Зинаиды Грозовской я познакомилась несколько лет тому назад, работая редактором в одном петербургском издательстве. Автора мне охарактеризовали не как писательницу, а, в первую очередь, как жену священника и маму девятерых детей. Такая характеристика несколько смущала: возможно ли это - нести столь тяжкий крест, да еще и сказки сочинять? И, самое главное: можно ли их читать?

Матушка Зинаида ГрозовскаяНо в сказку я ушла с головой с первых же строчек, и, когда прожила ее до конца, поняла, что это нужно издавать. Стихи показались мне несколько наивными, но искренними и вдохновенными, сюжет был романтическим и захватывающим и, что особенно приятно, сказка была лишена каких бы то ни было нравоучений. А это не так часто встречается в православной литературе для детей! И еще, как ни дерзко это звучит, сказка Зинаиды Грозовской напомнила мне сказки Пушкина...


Мы не успели опубликовать сказку матушки Зинаиды: очень скоро наша православная редакция, существовавшая в составе огромного издательского дома, была закрыта. Как этого и следовало ожидать, издавать православную литературу оказалось коммерчески не выгодно.

...Теперь я держу в руках "Сказку о верности да о вечности", изданную в прошлом году Александро-Невской Лаврой и издательством "Logos". Это подарочное издание: большой формат, глянцевая бумага, прекрасные иллюстрации М. Кузнецовой и Ю. Киргизова... Чтобы раззадорить будущих читателей, я не стану пересказывать сюжет сказки, а лучше приведу здесь захватывающий рассказ матушки Зинаиды о том, как она писала эту книгу
.

- Началось все с того, что в 2001 году Господь благословил нам с батюшкой поехать на Валаам. Я-то никогда нигде не была, все время дома да дома. Поехали как раз на праздник старцев валаамских, Сергия и Германа. На корабле разговорились с батюшкой Александром Степановым, который заведует радиостанцией "Град Петров". Когда эта радиостанция только организовывалась, я там немножко помогала - читала сказки для детей. Отец Александр мне говорит: "Матушка, нам все время звонят слушатели и нас ругают: где русские, православные сказки, почему вы читаете иностранщину?". Я отвечаю: "У меня дети тоже на классических зарубежных сказках выросли, братьев Гримм, например, Андерсена. Но когда они были маленькими, и я замечала у них какие-нибудь недостатки, например, жадность или драчливость, то сама придумывала небольшие сказочки и по вечерам рассказывала. Два-три вечера рассказываешь - и все, ребенок перестает так поступать. Я эти сказки сочиняла и тут же забывала. А на другой день они просили: "Мама, расскажи еще раз сказку, которую ты вчера рассказывала!". - "А что там было?". Они начинают мне пересказывать, я вспоминаю, добавляю еще что-нибудь..."

Отец Александр меня тогда попросил: "Не могли бы вы где-нибудь поискать православные сказки?" "Мне, конечно, некогда особо читать, потому что я в домашнее хозяйство погружена по полной программе. Но если вы меня благословите, я вам через год принесу какую-нибудь православную сказку".

И вот я стала то вечером позже ложиться, то утром пораньше вставать и писать сказку. Писала-писала, уже следующее лето наступило, был август месяц... Батюшка мой приехал к нам на дачу на денек. Я говорю: "Батюшка, посмотри, что я тут написала, может, я какую-нибудь ересь сочинила? Ты мне подправь". Он взял сказку, начал читать, прочитал пять страниц и говорит: "Никуда не годится". Я говорю: "Как - не годится? Я же так старалась!" - "Предложения длинные, много славянских слов, требующих сносок, а детям нужно писать так понятно, чтобы они не заглядывали в сноски. И вообще, - говорит, - напиши в стихах". - "Я ж не умею!" - "А благословляется попробовать!"

Помолясь, написала первые две строчки: "Жили-были в град-столице царь бездетный со царицей", а дальше - как будто мне открылись небеса! Как будто мне кто-то диктует! Мне оставалось просто записывать! Записывала семь дней с утра до ночи первую часть сказки. Дети были заброшены. Хорошо, что у меня внимательные, отзывчивые и добрые соседи, они моих детей спрашивают: "Что мама делает?" - "Пишет". - "Ну, садитесь, завтракайте". Опять: "Что мама делает?" - "Пишет". - "Ну, садитесь, обедайте". Днем напишу, вечером мы читаем. Дети спрашивают: "Мама, что дальше?" "Дальше я еще не знаю, что".

Написала, принесла на радиостанцию, как обещала, первого сентября, через год. И думала: я запишу все женские роли, а Георгий Корольчук, он прекрасный артист, запишет все мужские. Георгий прочитал сказку и просит: "Матушка, я хочу, чтобы это был моноспектакль, отдайте сказку мне! Я сам все прочту". - "Ну, берите". Он все-таки профессионал настоящий, я-то теперь уже такой профессионал... домашний. Сказка звучала в эфире четыре вечера, перед Новым годом. Мои ребята стали раздавать копии этой записи своим друзьям в семинарии. Одна копия попала к келейнику отца Назария, наместника Александро-Невской лавры. Келейник сидел и слушал сказку, а отец Назарий подошел сзади и застал его врасплох: "А что это ты тут делаешь?!" - "А я тут сказку слушаю". - "Ну, давай, послушаем". Послушал и говорит: "Так ее ж нужно издавать! Ты найди автора и ко мне позови".

А я-то понимала, что сказка полезная, что она учит самым простым правилам: например, тому, что надо за все благодарить, что Господь посылает. Люди, которые в Церкви, это знают, а те, которые вне Церкви? Мне хотелось, чтобы это прочитали именно они, чтобы и им показать, как Господь милостив, как Он помогает, как это все грандиозно. Особенно если ты просишь с верой, надеждой и любовью. В общем, сказка на радио прозвучала, я была довольна, вроде бы, все.

И вдруг... проходит месяца два. В феврале месяце, ночью, слышу чей-то голос непонятный: "Зинаида, вставай". Думаю, что ж такое? Я одна в комнате. Открываю глаза: никого нету. "Ну, наверное, приснилось!" Закрыла глаза. Тот же голос, но более требовательно: "Зинаида, вставай! Ты написала "Сказку о верности"?" "Ну, написала, а что?" "А теперь пиши о вечности". Думаю: "Бесы. Лукавые меня искушают! О вечности! Попробуй, напиши такое! Что я, богослов, о вечности писать? Нет-нет, это бесы окружают!" Перекрестилась, повернулась на другой бок, задремываю. "Зинаида, вставай! Бери бумагу, пиши". Я встаю, включаю свет - никого! Ручка на столе лежала и письмо из жилконторы о том, что нам будут ремонтировать окна, а то они у нас еле держались, страшно мыть. Я письмо перевернула на другую сторону и пишу, что мне диктуется. Пункт первый, пункт второй... Всего тринадцать пунктов. Это был план. Я поняла, что это план продолжения, второй части сказки. И после того, как я его записала, у меня возникла какая-то внутренняя дрожь. Я думаю: да что же это такое! И понимаю, что уже не усну. Меня прямо аж трясет!

Обложка книгиНу, хорошо, что это было пять часов утра, я собралась и поехала в Лавру. Взяла эту бумажку, прихожу на исповедь и говорю: так и так, батюшка, голоса слышу, под диктовку пишу, может, меня отчитывать надо? Он прочел и говорит: "Спрячьте это подальше. Если это от Бога, то вам будет дан еще какой-нибудь знак". Я эту бумажку свернула, запихнула в потайной карманчик сумочки, и действительно, как забыла. И все это волнение, внутренняя дрожь, - пропали. Я причастилась и как на крыльях домой полетела.

А в июле или в августе приезжает на дачу мой сын Родион и спрашивает: "Мама, ты чего делаешь?" - "Каши варю да в огороде копаюсь". А он говорит: "Сказку пора писать". У меня - рраз! Как будто внутренний щелчок! Я вспомнила, что у меня, действительно, где-то есть план. А Родион продолжает: "Отец Назарий тебя зовет. Я ему рассказал, что ты уже картинки для сказки по воскресным школам собираешь, чтобы подешевле книжка была. Так что бери свои картинки и приходи к нему".

Я обрадовалась, побежала в последнюю школу, где я еще не взяла картинки. Пришла в Иоанновский монастырь на Карповку, к монахине по имени Галина, которая заведует воскресной школой. Спрашиваю: "Собрали ли вы детские рисунки для сказки?" Она отвечает: "Матушка, простите! Мы рисовали к трехсотлетию Петербурга картинки. Так что для вас у нас ничего нет". Мне сказали, что она художник по образованию, говорю: "Ну, тогда посмотрите хоть те рисунки, что я с собой захватила". Она посмотрела: "Только четыре рисунка годятся, а все остальное - нет. Надо книжку профессионально оформлять. Так что вам нужно искать спонсора". "А где ж его найдешь?" Она говорит: "А вот знаете, когда мне что-нибудь нужно, а оно никак не получается, я пишу свою просьбу на бумажке, прикладываю ее к иконе Богородицы и прошу: "Пресвятая Богородица, помоги мне в этом деле!" И не было случая, чтобы мне Она не помогла". И вот я с этой сказкой, с этими картинками весь монастырь обошла, ко всем иконам их прикладывала, только бы Господь помог и Пресвятая Богородица. И вниз спустилась, к раке праведного отца нашего Иоанна Кронштадтского, там помолилась.

Верующий скажет - чудо, а неверующий - случайность. В тот же вечер звонит отец Назарий, зовёт в Лавру. Я говорю: "Обязательно прибегу, отец Назарий, завтра же!" С утра оставила младших детей на старших, и поехала к отцу Назарию. Говорю ему: "Я рисунки принесла". Он посмотрел-посмотрел... "Нет, не годятся. Я уже представил себе такую красочную, яркую, подарочную книгу". - "Так она ж сразу станет дороже намного!" - "Ну, это уж не ваша проблема. Кому нужно - тот купит. А потом: что это за детская книжка без картинок? Я все беру на себя, ваше дело - молиться". Ну, я ему возьми да и расскажи про вторую часть, про то, что у меня план есть и как он у меня появился. Он говорит: "А попробуйте! Благословляется! Получится - хорошо, нет - выбросите в корзину".

Он меня благословил, и я побежала домой. Откуда-то вдохновение взялось, или как это называется... Правда, эта часть мне давалась труднее, потому что, во-первых, сложнее тема, а во-вторых, у меня же умения нету! Если б я профессионалом была... Вторую часть я писала целых четырнадцать дней. Батюшка приехал, я ему почитала, он говорит: "Ну, у тебя прямо не книга, а киносценарий". - "Почему это?" - "А так киносценарии пишут. Идет, идет какая-то часть, потом бах! - и идет совсем другое. И человек все полностью понимает, только когда весь фильм просмотрит. А в книжке так не должно быть. В книжке должно так быть, чтобы все было ясно, чтобы читатель мог понять, что откуда течет. Тебе нужно организовать связки между этими частями". Ну, еще над связками дней семь потрудилась.

И тут к нам в Благовещенскую церковь митрополит Владимир приехал. А я знала, что он прослушал по радиостанции "Град Петров" первую часть сказки. Когда служба закончилась и он спускался по лестнице, я ему сопроводительное маленькое письмецо протянула и вторую часть сказки с просьбой благословить присоединить ее к первой. И буквально через два или три дня ребята приносят от митрополита Владимира мое письмо с резолюцией: "Благословляется". Я - бегом с этим благословением к отцу Назарию! "Отец Назарий, у меня вторая часть получилась, мне благословение дал митрополит Владимир". Он говорит: "Как же так, у меня ведь уже смета готова, работа идет! Но раз благословение..." И отдал вторую часть художникам.

Позже меня вызвали в издательство "Логос". А там профессионалы как начали кромсать мою сказку! Как стали ее переделывать! Вернее, они меня заставляли ее переделывать. Считаю, что зря они выбросили две главы. Хотя, может быть, я и ошибаюсь. Но раз сказка вышла в таком, немножко надрезанном, виде, значит, пока так и надо. Господь лучше знает, как лучше для спасения душ наших... Божией милостью, вот так все и получилось.

- А больше вы ничего не пишете? - спросила я у матушки Зинаиды.

- Если бы меня освободили от домашних дел... Нет, вообще-то я пишу, но только когда меня попросят. Просто так не могу писать, помню смиряющее меня выражение: "Если можешь не писать - не пиши". Но когда что-то надо... Например, к этому Рождеству в музыкальной школе, где учится моя дочка, будут ставить оперу "Красная Шапочка". Дети пишут музыку, а родители - стихи. Мне поручили написать либретто. Конечно, у меня сказка получилась не такой, как у Шарля Перро, я постаралась ее повернуть на православный лад. Сначала ничего не выходило, но потом, с Божией помощью, получилось. Господь дал мысль, что бабушка - верующая. Она помолилась со своими друзьями, и волк ее не съел, и внучку не съел, и все закончилось благополучно.

Уже прощаясь с матушкой Зинаидой, я спросила ее:

- Матушка, когда-то вы окончили театральный институт, чуть не стали актрисой... Не мучительно это было для вас - перестать заниматься любимым делом и полностью погрузиться в семейные заботы?

- Нет! Не мучительно. Во-первых, я мужа своего очень люблю. Во-вторых, когда я в первые дни нашей совместной жизни прочитала книжку "Жизнь после смерти", все мое марксистско-ленинское мировоззрение с ног на голову перевернулось. Я поняла, что истинное призвание женщины - растить таких вот деток... - и она улыбнулась моему маленькому сыну, которого муж поднес ко мне на руках.

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Ольга Надпорожская:
Искусство требует жертв
11 сентября - Усекновение главы Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна
10.09.2018
«Нет нам дороги унывать...»
Рядом с преподобным Серафимом
15.08.2018
При две́рех Спас, да вот беда...
Новые стихотворения
23.07.2018
Стихотворные притчи иеромонаха Романа
О стихотворениях 2017-2018 годов, опубликованных в книге «Лазурь святая» (СПб.: Пальмира, 2017) и на сайте «Ветрово»
26.06.2018
Все статьи автора
Последние комментарии
«Стирается грань между Церковью и расколом»
Новый комментарий от Неизвестный
06.12.2019
Заработала авторизация и форум
Новый комментарий от Сант
04.12.2019
Защитим семью вместе!
Новый комментарий от Александр Копейкин
05.12.2019
Асмолов и Реморенко против Министерства просвещения
Новый комментарий от Коротков А. В.
02.12.2019
Модернистские потуги или обыкновенное невежество?
Новый комментарий от Александр Тимофеев
05.12.2019
Лукашенко дезавуирует создание Союзного государства
Новый комментарий от Юрий Светлов
06.12.2019
Георгий Франциск Скорина
Новый комментарий от Здравый
05.12.2019