Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Архангел Михаил - хранитель Святой Троицы

Олег  Ульянов, Русская народная линия

23.11.2006


Из наследия преподобного Андрея Рублева …



О чюдный архистратиже страшный Михаиле
архангеле, хранителю неизреченных таин


(Молитва царя Ивана Грозного
ко святому Архангелу Михаилу)


     Имя иконописца московского Спасо-Андроникова монастыря преп. Андрея Рублева известно во всем мире, в первую очередь, благодаря чудотворной иконе «Живоначальной Троицы», которая стала символом Православия. В мрачные годы гонения на Церковь к ней призывал обратиться священник Павел Флоренский в работе «Иконостас» (1922 г.): «Есть Троица Рублева, следовательно, есть Бог» (Флоренский П.А. Иконостас. М., 1995. С. 67). К вящему сожалению, в искусствоведческой литературе с легкой руки Н.П. Кондакова (Кондаков Н.П. Лицевой иконописный подлинник. Иконография Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Т. 1. СПб., 1905. С. 77) за иконой рублевской «Троицы» закрепилось наименование «Ветхозаветной», которое распространилось ныне даже в церковной среде.

     Между тем в церковных описях подобного термина никогда не употреблялось, а чаще всего упоминается образ «Живоначальныя Троицы». Более того, сама иконография Живоначальной Троицы существенно отличается от извода Гостеприимства Авраама и построена на иных богословских основаниях (подробнее см.: Ульянов О.Г.  «Филоксения Авраама»: библейская святыня и догматический образ // Богословские труды. Т. 35. М., 1999. С. 225; Ульянов О.Г. Гостеприимство Авраама // Троицкие чтения 1998. Большие Вяземы, 1999. С. 63). Столь странная подмена коснулась не только знаменитой рублевской иконы, но и всего творческого наследия преп. Андрея Рублева, которое было подвергнуто в перестроечное время беспощадной ревизии. Казалось бы, нигилистический напор не оставил от всего, что связано с именем святого иконописца, камня на камне, но … есть Бог, следовательно, есть Троица Рублева! 

          В год 575- летия со дня блаженной кончины преп. Андрея Рублева (= 17 октября 1428) была найдена и опубликована единственная сохранившаяся прорись бесспорного рублевского творения – раннего иконостаса из Благовещенского храма Московского Кремля. Это научное открытие позволило датировать создание благовещенского «Деисуса Андреева писма Рублева» 1392 годом, когда было завершено строительство домового храма на великокняжеском дворе. Как удалось установить, весь цикл работ был посвящен памяти св. блгв. князя Димитрия Ивановича, который на Благовещение 1389 г. смог учредить новый порядок престолонаследия, закреплявший легитимные права московского великокняжеского дома (Ульянов О.Г. Деисус Андреева писма Рублева из Благовещенского храма Московского Кремля // Новая книга России. М., 2004. № 10. С. 44).

     Почти одновременно с Благовещенским храмом был возведен Благовещенский придел у Ю-В угла собора Св. Архангела Михаила в митрополичьем Чудовом монастыре. Ранее нам приходилось отмечать, что именно в связи со строительством данного придела и была создана местная храмовая икона «Архангел Михаил с деяниями» по специальной программе святителя Киприана (Ульянов О.Г. Изучение семантики древнерусской миниатюры // Макариевские чтения. Можайск, 1996. Вып. IV, ч. II. Почитание святых на Руси. С. 109). После сноса большевиками в 1929 г. Чудова монастыря его местный образ чудом уцелел благодаря тому, что давно находился в Архангельском храме Московского Кремля (Музеи Московского Кремля, Арх. соб., № 22 соб., высота 235, 5 см - на 5-7 см доска наращена позднее). Время переноса неизвестно, но вероятнее всего это произошло после кремлевского пожара 1547 г., когда «в Благовещение и во Архангеле (и у) Вознесения новыя иконы царь и государь велел поставляти» (ААЭ. Т. 1. С. 240, 247).

     Вслед за церковным историком Лебедевым принято связывать создание иконы с преданием о вдове св. блгв. кн. Димитрия Донского – прп. Евфросинии (= 1407), в миру Евдокии, вел. кн. Московской, которая незадолго до своего преставления заказала икону Архангела Михаила и повелела поставить ее в домовой церкви Рождества Богоматери (ПСРЛ. Т. 21. М., 1913. С. 410; Лебедев А. Московский кафедральный Архангельский собор. М., 1880. С. 158). В ряде работ кремлевскую икону связывают с именем Феофана Грека, который в 1399 г. расписал снаружи Архангельский собор, где якобы изначально находился этот образ, чему нет никаких документальных подтверждений. Напротив, создание иконостаса Архангельского собора возможно относить ко времени возведения Алевизом Новым нового церковного строения в 1505-1509 гг. (Брюсова В.Г. О времени написания икон иконостаса Архангельского собора // Материалы и исследования ГММК. Вып. II. М., 1976. С. 101).

Небесный страж у врат рая


Бог поставил как некое всесильное оружие
и сохранение Михаила архистратига
против силы дьявола

(Великие Минеи Четии)


     Архангел Михаил с деяниямиПримечательно, что все восемнадцать клейм кремлевской иконы лишь отчасти следуют известному литературному тексту, озаглавленному «Пандолеонта диакона и хартофилака великиа церкве сказание чудес превеликого и преславного Михаила, Архистратига», где все повествование выдержано в строгой библейской последовательности событий (Великие Минеи Четии, собранные митрополитом всероссийским Макарием. Ноябрь. Дни 1-12. СПб., 1897. Стлб. 280). Ввиду отсутствия определенного источника одной из главных проблем является выявление программного замысла столь уникального памятника московской иконописи. По мнению Плугина В.А., это произведение «до сих пор не получило убедительной художественной интерпретации и атрибуции» (Плугин В.А. Мастер Святой Троицы. М., 2001 . С. 354 прим.).

     Между тем только икона «Архангел Михаил с деяниями» сохранила самый ранний и полный цикл деяний Св. Архистратига Михаила. Последовательность сцен на иконе следующая: 1. Троица. 2. Собор архангелов и прочих сил бесплотных. 3. Пророчество Иезекииля о гибели Иерусалима (Иезек. IX). 4. Видение четырёх зверей (четырёх царств) (Дан. VII, 2-8). 5. Борьба за тело Моисея. 6. Лествица Иакова. 7. Три отрока в пещи огненной. 8. Явление Архангела Иисусу Навину. 9. Архангел Михаил изводит Св. ап. Петра из темницы. 10. Явление ангела в облачении великого схимника преп. Пахомию Великому. 11. Борьба Иакова с ангелом. 12. Разрушение Содома и изведение семьи Лота. 13. Ангел поражает войско ассирийского царя Сеннахирима (Ис. XXXVII, 36). 14. Всемирный потоп. 15. Наказание Навуходоносора. 16. Явление ангела во сне царю (Александру Македонскому?). 17. Покаяние Давида. 18. Чудо в Хонех.

     Само число клейм 18 должно было послужить, по замыслу иконописца,  ключом к раскрытию смысла иконы. Это число имеет апокалиптическое значение (6+6+6=18) и указывает на Антихриста, ибо «число его шестьсот шестьдесят шесть» (Откр. 13, 8). Интерес к числовой символике особенно характерен для времени создания кремлевской иконы, о чем позволяет судить послание иконописца Феофана Грека, включенное в «Слово о житии и о преставлении великаго князя Дмитрия Ивановича, царя Рускаго»: «Бог двойственности не имеет, душевной тройственности ни одной, телам приобщается, не бегущей четверки, вне устремления двойной пятерицы чувств, нне страдает от шестерицы, имеет честь лучшую седмерицы» (БЛДР. Т. 6, СПб., 1999. С. 223). Подобный интерес был вызван приближением очередной круглой годовщины в 6900 (1392) году, перед которым заканчивался 15-й индикт Миротворного круга. Ожиданием неминуемого прекращения постоянного вращения «Великого Миротворного Круга» исполнено, например, «Слово о житии и учении святаго отца нашего Стефана, бывшаго в Перми епископа», написанное в 1390-е гг. XIV в. Епифанием Премудрым. Именно счет лет по индиктам был принят для расчета русских пасхалий, которые еретики пытались подменить ко времени их истечения таблицами «Шестокрыла», составленного тарасконским евреем Имамнуилом Бен-Якобом в 1356 г. и состоявшего из колонок метоновских циклов по 19 лет, как об этом свидетельствует список этого еврейского трактата, полученного новгородским архиепископом Геннадием от уличенного в ереси попа Наума, который вел свои таблицы с 1389 г. (Плигузов А.И., Тихонюк И.А. Послание Дмитрия Траханиота новгородскому архиепископу Геннадию Гонзову о седмеричности счисления лет // Естественнонаучные представления Древней Руси. М., 1988. Сс. 53, 55).    

     «Видение четырёх зверей (четырёх царств)» на 4-м клейме кремлевской иконы, которое не встречается ни в одном более раннем памятнике, (Габелиh С. Циклус Арханhела у византиjскоj уметности. Београд, 1991, Сс. 36-49) вместе с соседним 3-м клеймом, посвященным пророчеству Иезекииля о последних днях Иерусалима, 5-м клеймом  со сценой борьбы за тело Моисея и 12-м клеймом, изображающим гибель Содома, входило в состав развёрнутой эсхатологической программы. Композиция 4 клейма, в основу которой легло видение пророка Даниила, с изображением огненных языков, вырывающихся из-под лап апокалиптических зверей, служила напоминанием о неминуемой гибели нечестивых, которые полностью охвачены пламенем в 3-м клейме. Как верно заметила К.Г. Тихомирова, «Архангел как бы попирает ногами отступников.., и не случайно верхний уровень позема иконы - это грань, разделяющая мир благоволения от мира наказания» (Тихомирова К.Г. Героическое сказание в древнерусской живописи // Древнерусское искусство. Художественная жизнь Москвы и прилежащих к ней княжеств XIV-XVI   вв. М., 1970. С. 20).

     В то же время на грядущую судьбу праведных указывал образ в среднике иконы: при внимательном изучении иконы «Архангел Михаил с деяниями» удалось заметить, что нимб Архангела украшает стилизованный растительный орнамент, стилистически близкий декору фасадной ленты Никольского собора в Можайске конца XIV в. и криновидному орнаменту на белокаменных фрагментах, найденных в 1933 г. при разборке кремлевской церкви Спаса на Бору. Общим мотивом орнамента служат «пучки» стеблей, перехваченных широкой петлей у основания, причем боковые лепестки «пучка» завершаются волютообразными завитками, обращенными вверх (Гращенков А.В. Резные пояса белокаменных храмов Ивана Калиты в Московском Кремле // Памятники русской архитектуры и монументального искусства: Столица и провинция. М, 1994. Сс. 42-43).

     Этот мотив целесообразно соотнести с описанием рая в «Житии Василия Нового», где повествуется о златолиственных деревах и «насажденном Богом винограде, от него же Адам изгнан бысть» (РГБ, ф. 299/4. Лл. 49, 217). Стилизованный растительный орнамент в среднике мог восприниматься как символическое изображение райского сада, а сам архангел Михаил в таком случае действительно представал как небесный страж, стоящий у врат рая (Плугин В.А. Мировоззрение Андрея Рублева. М., 1974, Сс. 43-45). В «Сказании Пандолеонта» это призвание Архангела Михаила выражено особенно ярко: «И такового и божественного Архистратига Михаила…постави оттоле нам избранным христианам великого предстателя и Спаса» (Великие Минеи Четии, собранные митрополитом всероссийским Макарием. Ноябрь. Дни 1-12. СПб., 1897. Стлб. 251). На иконе «Архангел Михаил с деяниями» самое первое клеймо изображает Пресвятую Троицу, а на сопочанской фреске XIII в. сербской школы в приделе св. Стефана сохранилось даже изображение архангела Михаила с надписью «Архангел Михаил хранитель Святой Троицы».

Первый образ «Живоначальной Троицы» преп. Андрея Рублева

   


Крепость от Бога приим яко державну вари ныне,
Архангеле, славе Божии Божиями просвещаем троическими зарями

(Последование архангелу Михаилу из Ильиной книги)


     На 6-м клейме кремлевской иконы с изображением «Лествицы Иакова» лествица перекинута по диагонали к правому верхнему углу, где изображен небесный проем. В соседнем верхнем первом клейме «Троица» помещен один из самых ранних рублевских изводов Троицы, причем правый ангел помещен непосредственно над открытым проемом, что позволяет точно идентифицировать его с Иисусом Христом, сказавшим: «Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется» (Ин. 10, 9) и «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14, 6). При этом необходимо принять во внимание особенности богослужения пасхальной недели, когда во время всей службы остается открытой дверь в алтарь, т.е. в Рай, «его же Бог насади на востоце», как отмечено, например, в «Житии Василия Нового» (по списку РГБ, ф. 229/4. Л. 49). Литургическую значимость всей композиции подчеркивают изображения восходящих по лествице «дариносивиих» ангелов, доставляющих «честные дары» на небеса. В «Поучении правыя веры», получившем распространение со времен Киевской Руси, строго предписано литургисать в третьем часу, дабы ангелы с дарами не опоздали, иначе им придется дожидаться следующего третьего часа, когда снова «отворяются врата небесная».      

     Оригинальная иконография Троицы с обращенным вправо (от зрителя) средним ангелом, как в клейме иконы «Архангел Михаил с деяниями», встречается также на псковских печатях XV в. Более того, на псковских памятниках столь редкая иконография Троицы появляется уже в первой половине XIV в., в бытность пребывания на новгородской кафедре свт. Василия Калики (1330-1352). Именно при этом архиепископе были изготовлены для притвора собора Св. Софии «двери медяны золочены», где на пластине «Успение Богоматери» помещен в верхнем сегменте образ Живоначальной Троицы с обращенным вправо (от зрителя) средним ангелом, над которым изображен престол с двумя крестами и между ними голубь, также обращенный вправо, как и средний ангел! В высшей степени символическая композиция, выполненная в духе «великого Дионисия» (сщмч. Дионисия Ареопагита), не оставляет никаких сомнений, что средний ангел олицетворяет собой Святого Духа, и такая же идентификация присуща клейму «Троицы» на кремлевской иконе.

     Следует отметить, что создание «Васильевских врат», на одной из пластин которых помещен столь редкий извод Троицы в композиции «Успение», датируется 1335/1336 гг., когда новгородскому владыке был принесен из Константинополя белый клобук «от царя Константина и папы Силвестра». В том же 1336 г. архиепископ Василий Калика выстроил в Новгороде церковь Входа Господня в Иерусалим, о которой в «Написании архиепископа Геннадия» к «Повести о белом клобуке» говорится как о «церкви святаго Иерусалима», куда совершалось шествие на осляти из Софийского собора (ПСРЛ. Т. 3. СПб., 1841. С. 226; Новгородские летописи (т.н. Новгородская вторая и Новгородская третья летописи). СПб., 1879. С. 218; Розов Н.Н. Повесть о новгородском белом клобуке как памятник общерусской публицистики XV века // ТОДРЛ. Т. 9. Л., 1953. С. 219). Примечательно, что все указанные события церковной жизни Новгорода пришлись на 1336 г., когда в Константинополе состоялся патриарший собор против «жидовствующих» еретиков. В связи с этим правомерно рассматривать данные мероприятия свт. Василия Калики как широкомасштабную программу по борьбе с еретической пропагандой. Об этом же свидетельствует текст молитвы, сочиненной самим архиепископом Василием и написанный на «Васильевских вратах» под образом Пресвятой Богородицы (Оранты): «а иже на црквь твою (ер)есь (…)ть тех Владычице лица посрами и крестом спаси» (Николаева Т.В. Прикладное искусство московской Руси. М., 1976. С. 62).

     Уже в середине XIV в., во время архиепископства свт. Василия Калики, в Новгород, как показывают специальные исследования, проникла ересь стригольников (Казакова Н.А., Лурье Я.С. Антифеодальные еретические движения на Руси. М.-Л., 1955. С. 35). Стригольники отвергали не только институт Церкви, но и проповедуемые ею таинства, а некоторые из них отрицали воскресение мертвых и необходимость заупокойных служб (Клибанов А.И. Духовная культура средневековой Руси. М., 1996. С. 135). В конце XIV в. для опровержения стригольнической пропаганды была написана в Новгороде икона «Отечество» (ГТГ, № 22211) в противовес еретическим нападкам на тринитарный догмат, божественность природы Христа и Богоматери со стороны стригольников (Ретковская Л.С. О появлении и развитии композиции «Отечество» в русском искусстве XIV- XVI вв. // Древнерусское искусство XV- начала XVI века. М., 1963. Сс. 235-262; Лазарев В.Н. Об одной новгородской иконе и ереси антитринитариев // Культура древней Руси. К 40-летию научной деятельности Н.Н.Воронина. М., 1966. Сс. 101-112). Образ Бога Отца на иконе «Отечество» (Paternitas), восседающего в белых одеждах с клавием на престоле, подножие которого окружено огненными колесами с глазами и крыльями, обязан своей иконографией тексту видения пророка Даниила: «престоли поставишася, и Ветхий денми седее, и одежда Его бела аки снег, и власы главы Его аки волна чиста, престол Его пламень огненный, колеса Его огнь палящ» (Дан. VII, 9). Иллюзия видения искусно усилена иконописцем с помощью изображения подножия престола, которое едва касается позема, и фигур столпников по краям престола, чьи колонны представлены без всякой точки опоры, в то время как фигура самого пророка Даниила крепко стоит на поземе справа внизу от престола. Надписи «Отец и Сын и Св. Дух» по сторонам от главы Бога Отца и «IC XC» над спинкой престола и над голубем были призваны подчеркнуть равносущие и единосущие божественных ипостасей и таким образом защитить тринитарный догмат от нападок стригольников, возводивших хулу на Св. Троицу. Примечательно, что именно одежды Бога Отца на иконе «Отечество» украшает клавий, что позволяет безошибочно идентифицировать левого (от зрителя) ангела в клейме «Св. Троица» на близкой по времени иконе «Архангел Михаил с деяниями». Нимбы Ветхого Деньми и Христа новгородского памятника украшены канфаренным орнаментом их трех- и пятилистников, что также созвучно узорному нимбу архангела Михаила на кремлевской иконе.    

     На рубеже XIV-XV вв. также в Новгороде была написана для Георгиевской церкви четырехчастная икона (ГРМ), где объединены композиции «Воскрешение Лазаря», «Св. Троица», «Сретение» и «Евангелист Иоанн, диктующий Прохору», что осталось неясным для В.Н.Лазарева (Лазарев В.Н. Новгородская иконопись. М., 1981. С. 26). Между тем программный замысел этой иконы легко раскрывается в контексте борьбы с антитринитарной ересью стригольников, отрицавших воскресение мертвых, догмат о Св. Троице, божественность природы Христа и Богоматери и второе пришествие Спасителя.    

     Особое внимание необходимо уделить серафимам, которые фланкируют изображение Св. Троицы в клейме «Успение» Васильевских врат, как и образ Св. Троицы в новгородской иконе «Отечество» конца XIV в., а на кремлевской иконе «Архангел Михаил с деяниями» они изображены в правом от Св. Троицы клейме «Собор архангелов и прочих сил бесплотных». Столь устойчивая традиция обусловлена, по всей видимости, литургической практикой исполнения «серафимской» песни во время евхаристической молитвы Анафоры: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф». Эти слова взяты из видения ап. Иоанна Богослова серафимов у престола Господня, которые непрестанно приносят Трисвятую песнь Св. Троице: «Свят, Свят, Свят Господь Бог Вседержитель, иже бе и сый и грядый» (Ап. 4, 8). Согласно толкованию свт. Андрея, архиепископа Кесарийского, «словами: иже бе и сый и грядый означается Святая Троица» (Толкование на Апокалипсис святого Андрея, архиепископа Кесарийского. М., 1901. С. 39).

     Именно данный текст наиболее точно отражает богословский смысл иконографии Св. Троицы, при которой последовательно слева направо (от зрителя) идентифицируются Бог Отец («иже бе», т.е. Который был), Св. Дух («и сый», т.е. Который есть) и Бог Сын («и грядый», т.е. Который грядет). Тот же богословский эпитет сопутствует Св. Духу в молитве «Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняй». В связи с этим вполне закономерно размещение греческой надписи <…> (т.е. «сый», Который есть) на венце среднего ангела, как например,  на лаврской пелене со Св. Троицей начала XV в. (СПИХМЗ, № 361), что получило подробное истолкование в сочинении преп. Максима Грека «О надписи на венце Спасителя и об имени Пресвятыя Богородицы» (Сочинения преп. Максима Грека. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1911. Ч. 3. С. 76; в статье Г.И.Вздорнова вкрался искаженный перевод данной надписи как «сын» вместо «сый» - Вздорнов Г.И. Новооткрытая икона «Троицы» из Троице-Сергиевой Лавры и «Троица» Андрея Рублева // Древнерусское искусство. Художественная культура Москвы и прилежащих к ней княжеств XIV-XVI вв. М., 1970. С. 148. прим. 84).

     Неслучайно цветовая семантика одежд ангелов в клейме иконы «Архангел Михаил с деяниями» полностью соответствует исключительно этой идентификации с уже заданными внутренними отношениями Триипостасного Божества. Так, средний ангел, символизирующий Святого Духа, облачен в соответствущий красный хитон, в то время как правый (от зрителя) ангел изображен в зеленом гиматии, словно указывающем на земное естество, вознесенное Сыном к престолу Отца (Ульянов О.Г. «Филоксения Авраама»: библейская святыня и догматический образ // Богословские труды. Т. 35. С. 229). Примечательно, что крилия среднего ангела – Святого Духа и левого (от зрителя) ангела – Бога Отца – взаимно пересекаются, но между крилиями среднего ангела и правого (от зрителя) ангела, символизирующего Бога Сына, - совершенно отчетливый промежуток. Подобная тенденция станет характерна и для иконы «Живоначальной Троицы» преп. Андрея Рублева.    

     Главенство Св. Духа в таинстве Евхаристии подчеркивают слова священнического благословения в начале анафоры: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любы Бога и Отца и причастие Святаго Духа буди со всеми вами» (2 Кор. 13, 13). В богословском сочинении свт. Филарета (Дроздова) «Рассуждение о времени преложения Св. Даров» (1847 г.) прямо указано, что «призывается Дух Святый, как совершитель пресуществления» (Письма Московского митрополита Филарета к А. Н. Муравьеву (1822-1867 гг.). Киев, 1869. Сс. 233-236). При митрополите Киприане в эпиклезис русского богослужебного чина вошел тропарь третьего часа, который призван был акцентировать особую роль Св. Духа и участие всей Троицы в таинстве освящения Св. Даров (подробнее см. наше последнее исследование: Ульянов О.Г. Митрополит Киприан и тропарь третьего часа. // Материалы ежегодной Богословской конференции ПСТБИ. М. 2001. Сс. 98-101). Крайне важен в данном контексте жест среднего ангела, благословляющего чашу, ведь Св. Дух именуется «жизни Подателю» и «животворящей силой» (из тайносовершительной молитвы Литургии Василия Великого; подробнее см.: Ульянов О. Г. «Филоксения Авраама»: библейская святыня и догматический образ //  Богословские труды. Т. 35. М., 1999. Сс. 225, 229).

     Многовековая путаница с идентификацией ангелов Св. Троицы у различных исследователей была отчасти продиктована некритичным использованием некорректных переводов богословских текстов, прежде всего, сочинений сщмч. Дионисия Ареопагита. Целый ряд авторов придерживался трактовки правого ангела как Св. Духа на основании зеленого цвета его гиматия, что означает, по толкованию сщмч. Дионисия Ареопагита,  «молодое, находящееся в полноте сил» и «определенно указывает на свойства все обновляющего и возрождающего к новой жизни третьего лица Св. Троицы» (впервые без ссылки на источник в книге: Ouspensky L., Lossky W. Der Sinn der Ikonen. Bern-Olten, 1952. P. 207; последнее цитирование также без ссылки у Плугина В.А. в предсмертной публикации монографии «Мастер Святой Троицы». М., 2001. С. 309). Как удалось установить, данное толкование зеленого цвета приводится в сочинении свт. Дионисия Ареопагита «О небесной иерархии» (De coelesti hierarchia 15, 7), которое в большинстве переводов существенно искажено, в том числе в русских переводах, где искомый текст воспроизводится в следующем виде: «А многоцветные камни открывают, надо думать, или как белые – световидность, или как красные – огневидность, или как желтые – златовидность, или как зеленые – юность и цветение (в другом случае – “нежный цветущий возраст”)».

     Однако на самом деле оригинальный текст свт. Дионисия Ареопагита <…> должен переводиться иначе: «как зеленый – своевременную отрасль (побег)», что сразу же заставляет вспомнить эпитет Бога Сына «отрасль от корня Иессева» («И произойдет отрасль от корня Иессева, и ветвь произрастет от корня его» Ис. 11, 1), как об этом исчерпывающе изложено в толковании св. апостола Павла: «Разумею то, что Иисус Христос сделался служителем для обрезанных – ради истины Божией.., а для язычников – из милости, чтобы славили Бога как написано…Исайя также говорит: будет корень Иессеев, и восстанет владеть народами» (Рим. 15, 8-12). В том, что именно данная трактовка текста, впервые предложенная нами, подразумевалась в эпоху преп. Андрея Рублева, убеждает композиция «Корень Иессеев», которую Феофан Грек «в каменной церкви во святомъ Благовещении…также исписавый», согласно сообщению Епифания Премудрого в его послании к схиархимандриту тверского Спасо-Афанасьевского монастыря Кириллу 1415 г., сохранившемся в единственном списке конца XVII в. (РПБ, Солов. собр., № 1474/15, лл. 130-132).

     В свете ареопагитской семантики зеленого цвета правый ангел на клейме «Троица» иконы «Архангел Михаил с деяниями» также облачен преп. Андреем Рублевым в зеленый гиматий, на фоне которого отчетливо отчетливо выделяется крест навершия его красного посоха, не оставляющий никакого сомнения в идентификации этого ангела со Спасителем (на посохах двух других ангелов нет креста в навершии; в свое время на данную особенность обратил внимание Н. Грешный, комментируя изображение серебряной позолоченной ризы XVIII в. на рублевской «Троице» (Greschny N. L’icône de la Trinité d’André Roublev. Nouan le Fuzelier, 1986. P. 62).

     Пристальное внимание к творениям сщмч. Дионисия Ареопагита во время борьбы с антитринитарной ересью, которую пришлось вести митрополиту Киприану и по его благословению иконописцу преп. Андрею Рублеву, в значительной степени было продиктовано тем, что именно этот богословский корпус рекомендовал для борьбы с ересью св. равноап. Кирилл (Константин), учитель Словенский: «Если бы святые, а именно наши первые наставники, которые с трудом и как бы дубиной обезглавливали еретиков, располагали написанным Дионисием, то, без сомнения, они рубили бы их острым мечем…тогда они значительно легче, действеннее и быстрее заставили бы замолчать тех, чьи рты они заграждали с большим трудом и значительно медленней» (Monumenta Germaniae Historica. Epistolarum tomus VII. Karolini aevi V. Berlin, 1928. P. 433).

     Опираясь на традиции новгородского архиепископа Василия Калики по борьбе с антитринитарной ересью «жидовствующих» стригольников в начале XIV века, митрополит Киприан благословил распространение новой иконографии Живоначальной Троицы. С этим новым иконографическим изводом ему довелось познакомиться на Святой Горе Афон, где к тому времени получило известность изображение Живоначальной Троицы над двойным портретом Иоанна VI Кантакузина, заказавшего в 1375 г. данную миниатюру для украшения рукописи (Парижская Национальная библиотека, cod. 1242) своих богословских сочинений (Spatharakis I. The Portrait in Byzantine Illuminated Manuscripts. Leiden, 1976. P. 131-132; Djurič V.J. Les miniatures du manuscript Parisinus graecus 1242 et le hesihasme // L’art de Théssaloniques et de pays balcaniques et les courants spirituals au XIVe siecle: Recueil des rapports du IVe colloque serbo-grec, Belgrade, 1985. Belgrade, 1987. P. 89-94). О сознательной ориентации свт. Киприана на духовное наследие новгородского архиепископа Василия Калики свидетельствует икона «Спаса на престоле с припадающим митрополитом Киприаном» из Успенского собора во Владимире, которая была написана по образцу свт. Василия Калики, изображенного слева у подножия Христа Вседержителя на клейме «Васильевских врат» (эта же многовековая святительская традиция нашла свое отражение и в новоиерусалимской иконе патриарха Никона). Возможность личного Богообщения (реального обожения), согласно паламитскому учению о сущности и энергиях Божества и связанной с ним аскетической практике монахов-исихастов, служила для христианских подвижников залогом грядущего единства праведных с Богом в Царствии Небесном и делала особенно отчётливым образ ожидающего их небесного блаженства.    

     В клейме «Троица» воспроизведен также непременный аксессуар византийских тринитарных изображений – салфетки перед каждым из ангелов (Машнина В.П. Архангел Михаил. Икона «Архангел Михаил с деяниями» из Архангельского Собора Московского Кремля. Л., 1968. Табл. 2). У левого (от зрителя) ангела, олицетворяющего ипостась Бога Отца, плат всегда развернут вдоль всего края престола, у среднего ангела, олицетворяющего ипостась Святого Духа, полукружие плата словно окутывает благословляющую десницу, наконец, плат правого (от зрителя) ангела, олицетворяющего ипостась Сына, как правило, свернут в знак совершенного действия.

     Нельзя не обратить внимание также на то, что на клейме «Троица» иконы «Архангел Михаил с деяниями» подножие левого (от зрителя) ангела – Бога Отца явно выше подножия правого (от зрителя) ангела – Бога Сына, как сказано в Евангелии: «ибо Отец Мой более Меня» (Ин. 14, 28). Архитектура правого (от зрителя) здания в клейме «Троица» обладает значительным сходством с изображением палат на рублевской «Троице». Как и на новгородской пластине, на кремлевском клейме сохранены дополнительные смысловые атрибуты, только на месте прежних крестов над боковыми ангелами возвышаются небесные чертоги, а над средним ангелом вместо голубя стремится ввысь райское древо.

     Вместе с тем столь явная псковская традиция в изображении ангелов Св. Троицы на клейме иконы «Архангел Михаил с деяниями» заставляет вновь вернуться к мнению о псковском происхождении самого преп. Андрея Рублева. В пользу данного мнения служит запись второй Псковской летописи под 1484 и 1486 гг. о боярине Андрее Семеновиче Рублеве, участнике новгородского посольства в Литву и Москву, что перекликается с интитуляцией «Андрей Иванов сын Рублев» на иконе «Преображение» (ГТГ), поскольку «принадлежность к определенному роду, родовая «честь» оберегалась особенно тщательно» (Псковские летописи. Вып. 2. М., 1955. Сс. 63, 69; Плугин В.А. Мастер Святой Троицы. М., 2001. С. 407).    

     Подытоживая статью, должны еще раз подчеркнуть, что с иконографией Св. Троицы неразрывно сопряжено евхаристическое таинство, поэтому глубоко ошибочно присваивать наименование «Ветхозаветной Троицы» иконам с изображением Гостеприимства Авраама, где совершителем заклания жертвы выступает только праотец Авраам, а не Св. Троица. Сам чин Божественной Евхаристии предопределил иерархическое расположение («по великому Дионисию») Лиц Св. Троицы вокруг престола при  совершении великого таинства.

     Такое строгое различение божественных ипостасей было детерминировано задачами борьбы с «жидовствующими» еретиками, которые использовали недостаточную разработанность иконографии Св. Троицы и неимоверную сложность богословского истолкования тринитарного догмата с тем, чтобы возвести хулу на учение Церкви о Св. Троице и Евхаристии и прельстить неискушенных в вопросах православной догматики верующих. Вот почему Русской Церкви жизненно необходимо было дать наглядное представление о тринитарном догмате, чему и послужила богословская разработка иконографии Св. Троицы при свт. Василии Калике, которая продолжилась при свт. Киприане, благословившем создание митрополичьим иконописцем преп. Андреем Рублевым уникальных икон «Архангел Михаил с деянием» и «Живоначальная Троица».  Как показывает наша работа, икона «Архангел Михаил с деяниями», ставшая местным образом собора Св. Архангела Михаила в митрополичьем Чудовом монастыре после строительстве Благовещенского придела в 1390-1392 гг., создана по фундаментальной богословской программе с полемической целью противодействовать антитринитарной пропаганде еретиков-караимов и по праву возвращена в наследие преп. Андрея Рублева.

Олег Германович Ульянов, Заведующий Сектором церковной археологии Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени преподобного Андрея Рублева


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме