Не дает нам Господь беспамятства. И слава Богу!

К выходу в издательстве Марфо-Мариинской обители книги подвижника ХХ века Священноигумена Белогорского монастыря Серафима (Кузнецова) "Мученики христианского долга"

Издание Марфо-Мариинской обителиТак было: в морозном начале декабря 1999 года, ранним утром праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы, я стояла неподалеку от межной дороги, ведущей в поселок старого железоделательного завода в Верхней Синячихе. Снег, чистый саван, сосны вокруг углубления, скрывающего вертикаль выработанной уже к концу ХIХ шахты. Веточки, упавшие на снег. Поднимаю несколько иголок: на память. И вдруг улавливаю тончайший, прежде незнаемый - запах? нет... амбре? нет же! Слишком грубы слова, которыми пытаюсь осмыслить и запечатлеть происходящее на маленьком пространстве вокруг Алапаевской Шахты. Промыслом Божиим было назначено ему стать местом святого подвига сонма Христовых мучеников и исповедников России в 1918 году.

Благоухание! Небыстро приходит на ум слово, которым христианство знаменует чудесное благодатное явление. А ведь было подумалось: кто же ранним морозным утром не поленился духами-ароматами кропить здешний снег? Так скудно устроены порой мы бываем...

Иголочки благоухали в моем пристанище еще два дня. Они и сегодня со мной. Как и воспоминание о другом явлении, связующем события Алапаевской Шахты с дорогими сердцу православного христианина именами Царственных Страстотерпцев.

...В 2001 году дорога привела меня на Псковщину, где в алтаре воинского храма во имя св. Благоверного Князя Александра Невского хранится Библия. Внешне ничем не отличающая от респектабельных изданий начала ХХ века: дореформенный русский язык, бумага английского производства, формат, позволяющий читать Святое Писание и размышлять на его темы в походах и на путях Державного Служения. И - пометы, оставленные рукой Императора России Помазанника Божия Николая Александровича в судьбоносные дни 1917 года. Пометы, свидетельствующие о напряженной и (думаю) блаженной духовной работе сердца Государя, завершавшего в те дни подвиг земного царственного служения России.

Довелось мне (по снисхождению и в уважение к моему екатеринбургскому обитанию отца-настоятеля храма протоиерея Олега Теора) с трепетом листать страницы Царской Библии. Стоя на коленях перед аналоем, вчитываюсь в строки, подчеркнутые карандашом Государя. И вдруг... то же, уже знакомое, благоухание! Осторожно смотрю на батюшку: "Библия... батюшка... благоухает!" Внимательно смотрит на меня духовник Псковской воздушно-десантной дивизии. "Да... Иногда она благоухает". И это все, что услышала от отца Олега.

Но благоухание Царской Библии было точно таким же, как и благоухание ранним утром у Алапаевской Шахты два (за небольшим) года назад!

Я осторожно отношусь к информации о всякого рода необычных явлениях, циркулирующей в среде новообретаемых ныне Православной Церковью пасомых. Но знаю: небогоугодна и другая крайность - опускать из внимания, по боязни впасть в прелесть или по страсти человекоугодия, такого рода духовную очевидность. Замечу, что и внешнее подтверждение неложного чуда было: приехала-то в Псков я в поезде, вагон которого претерпел варварское порушение, окно над моей полкой было разбито, и неминуемая простуда ко времени моего прихода в Александро-Невский храм разразилась температурой, от которой меня буквально качало! Но после, сойдя с солеи, на которой батюшка поставил меня перед Царской Библией, я уже не ощущала себя простудившейся некстати паломницей. Я даже вовсе забыла о ней. Не было и признаков температуры, при иных обстоятельствах уж точно уложивших бы меня на больничную койку. И в оставшиеся дни путешествия я никоим образом не чувствовала последствий начинавшейся было хвори. Милость эта проявленная ой как нужна мне была тогда!

А тут замечу: впоследствии, по моему наблюдению, обнаружилась характерная особенность (если можно говорить о духовном явлении в таком непривычном, возможно, не богословском, но доступном обычному сознанию термине) - особенность, повторюсь, чудесного служения принадлежащих уже Церкви Торжествующей наших святых - как Царственных Страстотерпцев, так и Алапаевских Мучеников, - самое их служение нам, земным, немощным и неутверженным, - всегда происходит по великой надобности евангельского милосердия. От вразумления, порой строгого и даже строжайшего и решительного - в назидании иных, до - спасения от гибели в жестоких обстояниях. Все они - эти знамения - на моей памяти.

Есть и еще черта этого Служения из Вечности. Помощь наших Алапаевских Мучеников и Царственных Страстотерпцев всегда подобна божественному служению Христа и показывает свойства Личности Христа... Речь-то идет о Пре-Подобии - Ему, Священномученичестве и святом претерпении Страстей Христовых - подобно Ему! В них-то этот подвиг состоялся!

Помощь от них идет - святая, свободная от сиюминутности. Помните? Господь приходил всегда по необходимости - соблюсти Промысл Бога-Отца, о котором знал Он, Господь-Сын. И не всегда и не в сию же пору это понимали те, кому помощь назначалась! Иногда приходил нежданный. Иногда к недоумевающим. И отказавшемуся от нее - тоже ведь пришел - явлением природы, наклонением ветки! Иногда, как последнее высказывание Божественной Надежды о Своем творении. И ни разу - на развлечение, на потребу суетного или удовлетворения испорченной страсти. Ни разу! Вот в чем благодатность этого Служения нам - святых. Знать и ценить и извлекать урок такого Служения - смысл нашего памятовании подвига и Алапаевских Мучеников, и Царственных Страстотерпцев.

И здесь именно мы видим, как и кто трудится в подвиге служения Божией Заповеди "Нет большей любви как если кто душу свою положит за други своя". Друг во Христе. Друг на пути со Христом. Как и кто - это о человеке, исполнившем до конца эту великую заповедь. И исполняющем до сего дня эту заповедь. Ведь что иное - книги, написанные им для нас, как не продолжающееся служение?

О Священноигумене Святого Белогорья Серафиме (Кузнецове)


Священноигумен Серафим (Кузнецов)Чтобы осознать меру его подвига, надо не только и не столько обложиться книгами и проследить путь из Белогорья в Москву, далее - в Алапаевск, далее - в Иерусалим. Надо войти в свое сердце и попытаться жить - все то, что потребовалось жить этому человеку. Надо пойти путем апофатии (как ходили наши восточно-христианские святые к главной цели - обожению). Тогда - да. Тогда мы будем достойны и тайны святого его подвига и плодов этого подвига. Мы ведь не существуем раздельно с ним - в вечности. Кто решится усмотреть в своем сердце черты подвига священноигумена Серафима и желание его повторять, тому, думаю, Господь и откроет все радости внешне скорбного пути друга Алапаевских Мучеников. Друга и исповедника Христовой Заповеди. По той святой необходимости, какую свидетельствуют сонмы наших святых, рассказывая - приточно или в духовных явлениях, по успениии - о дарах, которыми реально удостаиваются в веке ином за святые труды, понесенные во время прохождения земной юдоли.

О нем не сказано пока в наших Святцах Страдающей Церкви. Пока не названо имя. Но в сонме неведомых миру исповедников Христа имя это, безусловно, вписано.

О том, что совершил этот чернец, он рассказал сам. Книга, которую в ближайшее время предложит издательство Марфо-Мариинской Обители Милосердия внимательному читателю, написана священноигуменом Серафимом, когда его личный подвиг уже приобрел черты исполненности. Нет необходимости уходит в комментарий или пересказ им написанного. Каждому по его сердцу.

И еще. Неправда есть в мотиве: вот, мол, виноваты, потому и не приближается к нам Святое - и останки-то Царственных Страстотерпцев, по мнению некоторых, недоступны... и Алапаевские Мученики-то не в России обрели место упокоения! Наказал Господь... и - точка. Навек. Но! А послужили ли мы - Им? Как послужили? Как Господь - омывая раны их страданий - от клеветы, непочтения к их высокому Державному Кресту, от равнодушия и небрежения к судьбе святого наследства, оставленного нам? А разве наше отношение друг ко другу можно назвать следованием их заповедям, примеру? Мы сделали к этому достойное усилие? А "открыв", наконец-то в себе нерадивость к подвигу, не "зависаем" ли в этом состоянии, рассчитывая, что кто-то иной станет подвижником, и от его праведных трудов наделят и нас? Ждем Преображения, не вразумляясь притчей о том Преображении!

Вот где начало. Сделать усилие. Расчистить источник сердца. Дать ему спасительную влагу Источника вечности. О котором от Самарянки до насельника Святого Белогорья дерзко трудились поколения христиан.

Пожалуй, единственный смысл знакомства с подвигом святости есть знакомство с методом жизни, которым и нами обретается святость. По-иному - так не стоит и браться за безхитростное изложение событий почти уже столетней давности. Это как прикасаться к святыне не для исцеления, а по любым иным мотивам.
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Раиса Ильина:
Доброхотная жертва
На северной окраине Псковщины, у самого подбрюшья Ленинградской области, восстанавливается трёхпрестольный храм святителя Николая Мир Ликийских чудотворца
19.12.2017
Дмитрий Зеленин. Из забытья
Памяти русского этнографа
14.10.2013
Юрий Липатников - любимый сын русского народа
Раиса Ильина предлагает вспомнить талантливого журналиста и пламенного патриота
21.08.2012
Не забыть!
Адрес милосердия: семья Вотинцевых
26.03.2010
Все статьи автора
Последние комментарии
Еще раз о могиле «екатеринбургских останков»
Новый комментарий от казак.бел
10.12.2019
Нельзя осуждать суррогатное материнство
Новый комментарий от Ксения Балакина
09.12.2019
Модернистские потуги или обыкновенное невежество?
Новый комментарий от София7
05.12.2019
Убогая кураевская методология
Новый комментарий от Oldman1312
09.12.2019
Заработала авторизация и форум
Новый комментарий от Разработчик РНЛ
04.12.2019
Протодиакон Кураев примеряет мундир апологета нацизма?
Новый комментарий от Ортодоксос
07.12.2019
«Полуправда хуже лжи» нужно адресовать самому Ю.А. Григорьеву
Новый комментарий от Николай Волынский
28.11.2019