Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Лабиринты патриотической мысли

Михаил  Дунаев, Русская народная линия

25.04.2006


К пониманию истинного патриотизма …

О патриотизме время от времени возникают весьма яростные споры - дискуссии и отдельные высказывания в прессе, разного рода "ток-шоу" (вот гадкое слово!) на телевидении, даже в официальных кругах... Либеральная мысль заметно пытается склонить всех к убеждённости, что патриотизм понятие нехорошее, отжившее, последнее прибежище негодяев. Идеи глобализма, нет сомнения, победят в конце концов, хотя им и противятся активно некоторые бузотёры и бездельники, именующие себя антиглобалистами.

Беда наших многочисленных диспутов (не только о патриотизме, но и вообще) в том, что мы изначально не догадываемся установить объём понятий. Сначала нужно договориться о терминах, а затем уж подискутировать всласть. Правда, когда смысл терминов окажется определённым, тогда сами собою отпадут и многие поводы для споров - истина давняя.

Но всё же: что есть патриотизм?

Странный вопрос. Патриотизм есть любовь к родине, о чём говорит сама этимология слова.

Ответ справедливый, но безсодержательный. Потому что с неизбежностью возникнет хотя бы в некоторых умах новый вопрос: а что есть родина? Каков объём этого понятия?

Ответы начинаются с банального: родина это место, где ты родился. Кто-то и возразит: где родился, это случайность, родина же там, где хорошо. Спорить безполезно: если человек не испытывает любви именно вот к этому месту, с которым связан происхождением, ему ничего не объяснить.

"В современном мире, - писал о том И.А.Ильин, - есть множество таких несчастных безродных людей, которые не могут любить свою родину потому, что инстинкт их живёт лично-эгоистическим или эгоистически-классовым интересом, а духовного органа они лишены. И вот идея родины ничего не говорит их душе. Идея родины предполагает в человеке живое начало духовности. Родина есть нечто от духа и для духа, а в них - духа нет: он или безмолвствует, или мёртв... Орган духа атрофирован в них, как же они могут найти и полюбить родину?...Духовно мёртвый человек не будет любить свою родину и будет готов предать её потому, что ему нечем воспринять её и найти её он не может".

Ныне, заметим, усилия многих направлены именно на то, чтобы атрофировать в русских людях этот духовный орган.

Чувство родины совершенно иррационально: мне именно хорошо здесь, и не потому, что текут тут молочные реки в кисельных берегах, а просто здесь началась моя жизнь, здесь я вырос, начал постигать красоту мира, любовь, начатки счастья, свою корневую и невыразимую словами связь вот с этой землёй, с этими людьми, с бытием мира вообще.

"Родина есть священная тайна каждого человека, так же как и его рождение, - писал С.Н.Булгаков. - Теми же таинственными и неисследимыми связями, которыми соединяется он через лоно матери со своими предками и прикрепляется ко всему человеческому древу, он связан через родину и с матерью-землёй и со всем Божиим творением. Человек существует в человечестве и природе, и образ в его существовании даётся в его рождении и родине".

Не имеющие ощущения этой связи и стараются опорочить патриотизм, ибо со времён Эзопа известно: что недоступно, то нужно оболгать и отвергнуть. Спорить с таковыми и доказывать что-либо - безсмысленно.

Булгаков же утверждал: "Любовь свойственна лишь духу, я, и любовь к родине есть всё-таки духовное самоопределение я, и поскольку она требует от него жертвенности, однако без обращения предмета любви в кумир, в мнимое божество".

Последнее замечание особенно важно, ибо оно напоминает об истинной иерархии ценностей. Достоевский точно выразил эту иерархию, когда утвердил: правда выше России. Важно лишь: для него правда есть не некая истинная идея, рождённая человеческим опытом и рассудком, но Правда Христова - и ничто иное. Поэтому и понятие родины лишь тогда священно, когда осмысляется через Божью мудрость.

Само понятие отечества (синонима родины) в Новом Завете раскрывается как сакральное:

"Для сего преклоняю колени мои пред Отцом Господа нашего Иисуса Христа, от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле..." (Еф. 3:14-15).

Противопоставление такого понимания отечества (родины) и истины есть отрицание истины, единственным критерием которой может быть лишь слово Священного Писания.

"Отечество, - писал С.Н.Булгаков, разумея под этим словом именно родину, - есть только расширенное понятие отцовства и сыновства, собрание отцов и матерей, породивших и непрерывно порождающих сыновство. Эта идея нации как реального, кровного единства получила пластическое выражение на языке Библии...".

Для И.А.Ильина это была одна из задушевных его мыслей:
"...Любовь к родине есть творческий акт духовного самоопределения, верный перед лицом Божиим и потому благодатный".

Однако не все возносятся мыслью столь высоко. Многие сопрягают с понятием родины то, что непосредственно соединено в их сознании именно с местом рождения: земля, природа, люди, тут живущие... А.Т.Твардовский в своё время предложил понятие малой родины, входящей в состав чего-то большего, объёмного, неохватного взором и умом. Не обязательно каждый расширяет своё умозрение до этого понятия большой Родины (которая уж непременно с большой буквы должна быть начертана), но когда расширение в сознании происходит, то начинается с родных знакомых представлений, только земля мыслится теперь не маленьким обозримым клочком, а громадным пространством, в каком человек и не бывал-то никогда. Не только вот этот город или деревня, а и далёкая Сибирь, и Курильские острова - тоже моя Родина, и никому я её отдавать не хочу. И близок теперь мне и весь народ, заселяющий это пространство, и он лучший народ во всём мире. И нет ничего лучше нашей природы. Потому что нет ничего лучше того, что любишь.

Неизбежно начинают проявлять себя в сознании и новые понятия, без которых мыслить большую Родину уже нельзя: страна, государство, культура, наука, история, военная слава. Всем этим тоже можно гордиться: мы самая большая страна, у нас создана великая культура, мы наследники славной многовековой истории. Иногда к понятию Родины прибиваются и курьёзные понятия, например: идеология, спорт. Были же люди (и до сих пор остаются), гордящиеся тем, что мы стали первой в мире страной победившего социализма, и побеждали на многих чемпионатах и олимпиадах.

И вот обнаруживается: нет никакого единого патриотизма, поскольку человек может своевольно выбирать для себя любой набор ценностей, относящихся к пониманию Родины. Можно любить природу и культуру, но быть равнодушным к политическому устройству страны. Или: мало ли таких, кому нет дела ни до истории, ни до культуры, но мнящих себя патриотами, поскольку жарко болеют за судьбу национальной сборной по футболу? Однажды так и прозвучало в какой-то телепередаче: русская национальная идея - это достижение мирового футбольного чемпионства. А кому безразличны все спортивные победы - он что же, не патриот?

Ладно, не станем морочить себя и других подобным вздором, но задумаемся всерьёз: где критерий патриотизма? Какой необходимый набор ценностей необходимо признать, чтобы истинно быть патриотом? Задумавшись над этим, можно впасть в растерянность.

Вспомним знаменитое стихотворение Лермонтова "Родина". Уже в первой строке автор утверждает: "Люблю отчизну я..." - то есть сразу объявляет себя патриотом, но тут же называет этот патриотизм странным. Почему? А потому, что его любовь не втискивается в сложившиеся шаблонные рамки: ему безразличны военная слава, государственная мощь, история, но дороги облик родной земли и народ, эту землю населяющий. "Чета белеющих берёз" и "изба покрытая соломой" оказываются важнее всех военных побед вместе взятых.

Другому же важно именно государство, самое обширное и самое могущественное (хотя бы в мечтах). Третий ради торжества коммунизма готов был искорёжить всю землю, "менять течения рек и высокие горы сдвигать". Четвёртому государство ценно именно тем, что его составляет самый одарённый в мире народ. Пятому подавай мировое господство...

Всего количества сочетаний и соединений из различного числа составляющих элементов (а каждый из них может ещё и по-своему толковаться), трудно обозреть. Многообразные патриотические идеи создают такие затейливые лабиринты, из которых как выпутаться?

Всё порою трагически усугубляется тем, что каждое из понятий, составляющих идею патриотизма, превращается иными лихими умами в самодостаточную ценность, превозносятся, а в итоге создаётся почва для национальной фанаберии, шовинизма, даже фашизма и прочих прелестей извращённого патриотизма. Именно отсюда черпают свои доводы ненавистники патриотического национального самосознания.

Большую часть наших патриотов составляют государственники. Те, для кого идея могучего государства представляется высшей ценностью народного бытия. Всё остальное должно, по мысли этой категории патриотов, подчиняться государству, служить ему. Когда, например, у одного из таких государственников, генерала Макашова, спросили о его отношении к Церкви, он ответил: "Мы будем поддерживать её в той мере, в какой она будет полезна государству". (Это значит: государство выше Истины.)

Но куда деться от вопроса: а в чём ценность государства? Для чего оно нужно? Какова цель его бытия?

Самый точный ответ дал недавно А.И.Солженицын (обобщая многих и многих предшественников): важнейшее - сбережение народа. Писатель сформулировал это как подлинную национальную идею нашего времени, ту самую, отысканием которой ныне так озабочены беспокойные умы.

Вот это утверждение обнаружило тупиковость одного из серьёзнейших направлений патриотической мысли. Сбережение народа необходимо, но это не может стать национальной идеей. (А так могут сказать мыслители и иных народов, и чем тогда русская идея будет отличаться от польской?) Национальная идея должна выявить смысл бытия нации, цель исторического движения народа. Сбережение же - средство, но не цель. Оно есть средство для какой-то иной цели. Для какой? Ради чего существуют эта земля, этот народ, государство? Для чего сберегать народ? Чем моя Родина может быть необходима всему миру? Если такой необходимости нет, то существование моего народа не имеет ценностного обоснования, ничем не обеспечено в историческом развитии человечества. Народы приходят и уходят, сменяются цивилизации, исчезают могущественные империи - стоит ли жалеть о том? Так и мы уйдём, если не осмыслим собственное бытие. Мы, конечно, ещё поборемся, помужествуем, но не будет ли это бессмысленными судорогами агонизирующего организма?

Мы всё время озабочены тем, как бы нам в этом времени устроиться поудобнее и поприятнее. И все понятия мыслим узко прагматически - вот наша беда. Мы забываем о вечности, которая только и должна дать нам верную точку воззрения на наше бытие. Сказано же и повторяется многажды: "Ищите прежде Царства Божия и правды Его, и это всё приложится вам" (Мф. 6:33). Мы же об этом всём печёмся, его ищем. Мы ищем царства земного, и только земного.

Мы не хотим разглядеть конечные цели истории. А смысл бытия народа вне исторического движения не постигнуть. Следовательно: прежде чем говорить о патриотизме, нужно определить: имеет ли тот или иной патриотизм ценность для истории. Для подлинной истории, а не для исторической суеты.

Но что есть история?

История есть процесс движения отпавшего от Бога человека (в его всечеловеческом единстве) к новому соединению с Творцом через череду повторных отступлений, ошибок, падений, совершённых в силу повреждённости натуры грехопадением, и восстаний, побуждаемых стремлением к спасению, - в конкретных обстоятельствах воплотившихся.

Этому движению препятствует тот, кто и спровоцировал само отпадение, богоотступничество, поэтому можно сказать и так:

"История есть перенесённая в земной мир борьба дьявола против Бога - проявляемая через борьбу поддавшихся бесовскому соблазну и противящихся ему. Борьба эта может совершаться открыто и прикровенно. Каждая эпоха облекает основное содержание истории в конкретные религиозные, культурные, этические, эстетические, социальные, экономические, политические, этнические, идеологические и какие угодно иные формы. Но они не должны вводить в заблуждение: борьба тьмы против света, зла против добра и справедливости, лжи против правды... - всегда просвечивает сквозь любой конкретно-исторический камуфляж. Эта борьба в социально-историческом мире есть производное той внутренней невидимой брани, какая совершается в каждой душе человеческой и в которой внешние события черпают энергию для своего развития - энергию добра как и энергию зла".

Всё, что остаётся за рамками этого процесса - историческая суета. Любопытная сама по себе, завлекательная для наблюдения, кишащая обилием событий, каждое из которых представляется нередко весьма важным, сущностным. Но для исторического процесса, движимого Промыслом Божиим, она безсмысленна. И лишь затемняет понимание истории.

И значит: подлинное историческое сознание - это сознавание того, как то или иное событие, деяние, персонаж участвуют в таком историческом процессе. Противление же Промыслу есть антиисторическое саморазрушительное деяние. Ведь нередко бывает и так: какое-то действие весьма выгодно для неких сиюминутных целей, но губительно для подлинной истории. (Например, взаимоотношения Петра Первого или Екатерины Второй с нашей Церковью.)

Ныне безсчётны споры о ходе исторического развития, о судьбах той или иной страны, экономической системы, цивилизации. При этом учитываются мельчайшие факторы, определяющие таковые судьбы, - вплоть до мелочности партийных склок и амбициозности государственных деятелей. А забывается первостепенное: главный субъект истории - Творец Вседержитель. Он направляет ход исторического процесса Своею волею. Но человек - не пассивный наблюдатель, он, по слову апостола, соработник Божий (1 Кор. 3:9). Он должен постигать волю Творца и следовать ей, ибо она направлена к его высшему благу. Но человек может и противится исторической истине, утверждать самовластную волю ради утверждения собственных представлений о смысле бытия. И вот от этого-то зависит, должным ли образом идёт историческое движение человечества.

Повторим: в истории человечества действует промыслительная воля Божия, а также и воля человеческих и национальных стремлений. Только тогда вся нация может достичь благого результата, когда подчинит свою волю воле Промысла, станет соработником Божиим в домостроительстве спасения. Осуществлять дело Божие на земле - вот смысл бытия человека и бытия нации в этом мире. В этом судьба народа и судьба каждого отдельного человека тождественны.

И.А.Ильин дал глубокое осмысление содержания нашей жизни:
"Христианство учило, что Божественное выше человеческого и духовное выше материального и земного. Но Божественное не противостоит человеку в недосягаемом удалении; оно таинственно вселяется в человеческую душу, одухотворяет её и заставляет искать подлинного совершенства на всех земных путях. Что бы ни делал христианин, он ищет прежде всего живого единения с Богом. Он ищет Его совершенной воли, стараясь осуществить её как свою собственную. Поэтому жизнь христианина не может быть ни бесцельною, ни страстно-слепою: он во всём обращён к Богу, поставляя Его выше всего прочего, подчиняя Ему всё и в себе и в делах своих. Его внутренняя направленность оказывалась религиозною; его религиозная направленность становилась всепроникающею".

Неучастие в деле собственного спасения есть также противление воле Творца. Не стоит забывать: в историческом процессе имеется ещё один субъект, действующий ради собственных целей, - дьявол. И человек следует либо воле Промысла, либо лукавой воле врага - третьего не дано, как бы мы ни обманывали себя хитроумными рассуждениями.

Уже не раз обращалось внимание на важную мысль Вл.Соловьёва: "...Идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности". Вот из чего требуется исходить. Поэтому подлинный патриотизм можно определить как сознавание и следование той предназначенности, которую Промыслитель устанавливает для твоего народа, твоей земли.

(Правда, немало таких сыщется осмыслителей бытия, кто примется утверждать, будто нам неизвестно, что Бог думает о нас в вечности. Печально. Ибо узнать о том нетрудно: достаточно открыть Евангелие. Но уж если не знаешь, то отойди не навязывай домыслов своего ума как истину, достойную всеобщего внимания.)

Промысл же Божий направлен именно ко спасению и обожению человека, то есть к нашему высшему благу в вечности. Поэтому мы верно осмыслим свою национальную идею, смысл патриотизма, лишь если сознаем своё место в истории, предназначенное нам Промыслом.

Творец даровал человечеству дар любви к родине, чтобы через эту любовь постигать и смысл истории (а большинство такой дар успели отвергнуть). Ильин утверждал недаром:
"Родина есть нечто от Духа Божия: национально воспринятый, взращённый и в земные дела вработанный дар Духа Святого".

Глобализм потому и победит, что у народов Европы уже нет подлинно патриотической национальной идеи. И антиглобалисты обречены, потому что и у них нет настоящей основы для противостояния глобалисткому обезличиванию человечества. Они все, и те и другие, мнят, будто живут уже в постхристианском обществе, и от своих христианских основ уже отреклись. Они не мыслят Бога решающей силой истории, но рассчитывают лишь на собственные усилия и притязания. Большее, на что способен западный человек - реализовать патриотизм посредством восторга перед спортивными победами или через почитание национального флага, как американцы. (Для сравнения: арабы, эта своеобразная религиозная нация, живут собственной исторической идеей, фальшивой, роковым самообманом - но они преданы ему фанатично и оттого держат в трепете весь "постхристианский мир".)

А если Бога нет? Тогда вообще всё безсмысленно и дискуссии могут иметь лишь две цели: время провести да себя превознести. (Что мы, к слову, и наблюдаем сегодня, особенно в телеспорах.)

Творец Вседержитель избирает и призывает для служения Себе как отдельные личности, сообщая им Свою волю, так и нации, должные следовать этой воле, сохраняя в недрах народной жизни идеи и ценности, без которых человечество неизбежно заблудится на земных путях, не отыщет путей Небесных.

В ходе истории разным народам Промыслитель уготовал разную долю участи в ней, различную степень ответственности за неё.

Повторим известное. Грехопадение, отпадение человека от Творца - привело и ко всеобщему дроблению мироздания, природы человека, его состава, его сознания, привело к разъединению всей твари. В этот период необходимо было с самого начала, дабы предотвратить всеобщую гибель, сохранять хотя бы в бытии одного народа идею Единого Бога, вне которой не могло быть осуществлено явление в мир Сына Божия, Спасителя. Для хранения этой истины был избран еврейский народ. В том заключалась его великая национальная идея на дохристианском этапе мировой истории. Постоянно ли верны были евреи этой идее своей? Нет. Как и всякий человек, народ может быть соблазняем временными или ложными целями, неверно понимая и самоё избранность свою. Вся ветхозаветная история полна упоминаний об отклонениях мессианского народа от прямого пути, попытках национальную предназначенность переосмыслить (ну, например, в служении златому тельцу), полна рассказов, как Промыслитель через народных вождей, пророков направлял избранных Своих на пути к истинной цели.

С приходом в мир Христа Спасителя эта избранность исчерпала себя. Но сами евреи с тем не согласились. Соблазнённые ещё прежде (что для немощной природы человеческой отчасти свойственно) пониманием избранности своей как этнической выделенности ради господства над всеми прочими народами, евреи утвердили это в национальном самосознании и пребывают в таковой соблазнённости и поныне. Отвергнув Спасителя и ожидая собственного Мессию, который должен, по их убеждённости, принести им окончательную власть над миром, евреи тем явили крайнюю степень богоотступничества, ибо совершил такую измену народ, прежде богоизбранный. Этот народ создал себе собственную веру, уже лишь внешне совпадающую с ветхозаветной, веру, которую можно наименовать талмудической. Однако то уже иная проблема.

В христианскую эпоху важнейшей необходимостью для человечества стало сохранение и всеобщее утверждение полноты Христовой Истины. Уже не отдельный этнос, но народ Божий, Новый Израиль, Церковь, в которой едины перед ликом Божиим и бывший язычник (еллин) и бывший иудей, - вот кто был теперь призван служить этой идее. Однако в ходе истории от такого единства отделилась часть соблазнённого церковного народа, и ответственность за Истину сосредоточилась в Восточной Церкви. Около четырёх веков эту ношу несла на себе Византия, но и она пала, ослабевшая изнутри и сокрушённая внешними враждебными силами.

И вот тогда обнаружилось, что основную тяжесть ответственности за судьбы Православия, то есть за хранение полноты Истины Христовой, должна взять на себя та земля, которая недаром получила название Святой Руси. Ещё раз скажем, что это название обозначает вовсе не всеобщую святость русских людей, но сознавание ими идеала святости как высшей ценности, которой призван служить человек и весь народ. (Давно замечено, что это уникальное явление в мировой истории, ибо и в голову никому не могла придти идея ни святой Франции, ни, допустим, святого Китая, ни уж, тем более, святой Америки - а Святая Русь была.) Нация ощутила себя избранной, и избранность эту свою поняла не как залог будущего мирового господства или наиболее выгодного места возле сладкого пирога, но - повторим и повторим - как еле подъёмную тяжесть сугубой ответственности за дело Христово. Национальная предназначенность к тому вскоре отпечатлелась в идее Москвы - Третьего Рима. Эта идея не есть продукт национального чванства, как трактуют лукавые противники Православия, но отражение трагического сознавания, что конечные судьбы мира скрестились с судьбою Руси, и не на кого будет переложить ответственность, ибо "четвёртому Риму - не быть".

Именно в сопряжении с этой идеей можно осмыслить то место из апостольского Послания, которое так привлекает ныне многие умы: "Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь, - и тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего, того, которого пришествие, по действия сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения" (2 Фес. 2:7-10).

В этих словах - квинтэссенция христианской исторической концепции. Две силы определяют мировое развитие - Истина Божия и апостасия, богоотступничество. Действие апостасийных беззаконных сил слишком явно ощущается ныне. Удерживающий - несомненно Православие, полнота Христовой Истины, и та сила, что связана с хранением этого животворящего начала истории человечества. Такою силою в разные эпохи мог быть Император Византии или русский Государь (не просто как конкретная личность, но как персонификация удерживающего), ныне это Русская Церковь, составляющий её народ Божий.

Обозревая историю нашу, мы можем назвать много случаев, когда народ русский, хотя бы в части своей, изменял своей предназначенности, забывал собственную национальную идею. Промыслом Божиим мы были не раз наставляемы на истинном пути - и явлением великих чудес, и словом и делами великих святых наших, и тяжкими испытаниями. И важно: тогда народ победно выходил из бедствий, ниспосланных ему, когда, пренебрегая всеми суетными стремлениями, он возносил над всеми ими сокровище дарованной ему веры, Православие. Недаром Достоевский называл русским решением вопроса необходимость и возможность поставить правду выше собственной корысти. Правда выше России, то есть: Божие выше кесарева.

Вот что невподъём для большинства теперешних наших патриотов-государственников. Для них всё в истории прежде всего предмет неуёмной гордыни и повод для превознесения русского начала над всеми ценностями бытия. Для них - Россия превыше всего.

Эту проблему осмыслил полтора столетия назад великий патриот А.С.Хомяков.

Противопоставление понятий смирения и гордыни - едва ли не важнейшая тема философии Хомякова, его духовной лирики. Он ставит проблему особенно остро в связи с судьбою России, богоизбранного народа. Поэт противостал имперскому чванству, гордыне государственников! - за что не мог не навлечь на себя неприязни тех льстецов, которые в самообольщении несут, по убеждению православного мыслителя, пагубу истинной крепости народной жизни:

"Гордись! - тебе льстецы сказали. -
Земля с увенчанным челом,
Земля несокрушимой стали,
Полмира взявшая мечом!
Пределов нет твоим владеньям,
И, прихотей твоих раба,
Внимает гордым повеленьям
Тебе покорная судьба.
Красны степей твоих уборы,
И горы в небо уперлись,
И как моря твои озёры...
"

И на это-то вознесение гордынного самодовольства (столь знакомого и человеку рубежа ХХ-XXI столетий) Хомяков отвечает твёрдо:

Не верь, не слушай, не гордись!
..................................................
Всей этой силой, этой славой,
Всем этим прахом не гордись!


Пали многие и славные империи, ибо:

Бесплоден всякий дух гордыни,
Неверно злато, сталь хрупка...


Но что же верно и нетленно?

Но крепок ясный мир святыни,
Сильна молящихся рука!


Бог избирает не гордых, но смиренных (1 Пет. 5:5):

И вот за то, что ты смиренна,
Что в чувстве детской простоты,
В молчанье сердца сокровенна,
Глагол Творца прияла ты, -
Тебе Он дал Своё призванье,
Тебе Он светлый дал удел:
Хранить для мира достоянье
Высоких жертв и чистых дел;
Хранить племён святое братство,
Любви живительный сосуд,
И веры пламенной богатство,
И правду, и бескровный суд.
Твое всё то, чем дух святится,
В чём сердцу слышен глас небес,
В чём жизнь грядущих дел таится,
Начало славы и чудес!..


Хомяков определённо ставит вопрос о внутреннем соответствии современного ему состояния России - её богоизбранности, какое для него несомненно:

Тебя призвал на брань святую,
Тебя Господь наш полюбил,
Тебе дал силу роковую,
Да сокрушишь ты волю злую
Слепых, безумных, буйных сил.


Но у кого из ненавистников Руси найдутся столь жёсткие обличения российских неправд и пороков? Такие обличения, каких и нынешние патриоты принять не в силах. Богоизбранность предполагает особо строгий суд над собою:

Но помни: быть орудьем Бога
Земным созданьям тяжело.
Своих рабов Он судит строго,
А на тебя, увы! так много
Грехов ужасных налегло!

В судах черна неправдой чёрной
И игом рабства клеймена;
Безбожной лести, лжи тлетворной,
И лени мёртвой и позорной,
И всякой мерзости полна!


И.А.Ильин писал о том же:
"Принимать свой народ за воплощение полного и высшего совершенства на земле было бы сущим тщеславием, больным националистическим самомнением. Настоящий патриот видит не только духовные пути своего народа, но и его соблазны, слабости и несовершенства. Духовная любовь вообще не предаётся беспочвенной идеализации, но созерцает трезво и видит с предметной остротой. Любить свой народ не значит льстить ему или утаивать от него его слабые стороны, но честно и мужественно выговаривать их и неустанно бороться с ними. Понятно, что здесь необходимы: зоркость, правдивость и гражданское мужество. Одним из соблазнов национализма является стремление оправдывать свой народ во всём и всегда, преувеличивая его достоинства и сваливая всю ответственность за совершённое им на иные "вечно-злые" и "предательски-враждебные" силы. Никакое изучение враждебных сил не может и не должно гасить в народе чувство ответственности и вины... Национальная гордость не должна вырождаться в тупое самомнение и плоское самодовольство, она не должна внушать народу манию величия".

Что можно противопоставить всему дурному, что нельзя не увидеть и в нашей нынешней народной жизни? Чем искупить эту "всякую мерзость", о которой писал Хомяков? Православный человек иного не может сказать, как только: покаянием.

О недостойная избранья,
Ты избрана! Скорей омой
Себя водою покаянья,
Да гром двойного наказанья
Не грянет над твоей главой!

С душой коленопреклоненной,
С главой, лежащею в пыли,
Молись молитвою смиренной
И раны совести растленной
Елеем плача исцели!


Чтобы следовать воле Промысла, потребно избыть собственные пороки - в покаянии. А чтобы их избыть, необходимо их сознать - в смирении. Мы же ныне своих пороков сознать не желаем. Мы отвергаем и смирение и покаяние, важнейшие духовные ценности Православия. Вольному воля, но не следует тогда именовать себя православным народом.

Своего рода тестом на православность может стать восприятие именно православного ответа на вопрос "кто виноват?", какой дал святитель Филарет, митрополит Московский, отвечая Пушкину на то смятенное сомнение в смысле бытия, какое захватило поэта при сознавании тёмного злого начала в собственной душе. Святитель сказал жёстко и недвусмысленно: "Сам я своенравной властью зло из тёмных бездн воззвал...".

Нам же приятнее свалить всё на внешние силы. Враги они и есть враги, однако мы не сможем противостоять им как должно, если не избавимся от собственных слабостей, пороков, обличив их в себе. Вот этому в нынешней патриотической среде идёт заметное противление. По истине: многие наши патриоты сегодня - подлинные союзники наших врагов.

Служение Православию, сохранение его полноты, смирение перед Истиной - вот русская национальная идея. Ибо ничто иное не соединяет человека с вечностью. Осмысляя историческую предназначенность русского народа, Достоевский выразил это идеально ёмко и точно:
"Не в Православии ли одном сохранился Божественный лик Христа во всей чистоте? И может быть, главнейшее предызбранное назначение народа русского в судьбах всего человечества и состоит лишь в том, чтоб сохранить у себя этот Божественный образ Христа во всей чистоте, а когда придёт время, явить этот образ миру, потерявшему пути свои!"

Вот национальная идея народа русского. И сохранять этот народ необходимо, если он тому следует. А не следует - сохраняй, не сохраняй - всё равно сойдёт с путей истории на беспутье исторической суеты, где будет блуждать, пасомый тайной беззакония, слепо служа её вожделениям. Да это уже и не абстрактное гадание, а отчасти живая практика последних лет русского бытия.

Назначение России - нести в себе удерживающее начало и противостоять тайне беззакония. Ибо в том решаются судьбы мира.

При этом патриотизм подлинный вовсе не исключает любви и к земле, и к народу, и к государству. Он соборно включает в себя все составные понятия как необходимые ценностные составляющие любви к Родине. Но, повторим: смыслом и оправданием народного бытия может быть только служение Православию как делу Христову.

Это становится камнем преткновения для националистической гордыни некоторых идеологов национального самоопределения. Ещё Вл.Соловьёв проницательно указал путь вырождения всякой национальной идеи: от сознавания народа как носителя вселенской правды - через поклонение народу как носителю некоей стихийной силы, независимо от вселенской правды, - к поклонению тем национальным односторонностям и аномалиям, которые отделяют данный народ от человечества.

Именно так деградировала и русская идея. Когда Православие ставится ниже народа, национальное самосознание обессмысливается.

У нас же вера понимается иными патриотами лишь как атрибут народности, религия как часть культуры. Если же это лишь часть культуры, то и безразлично, какова именно будет эта часть. Поэтому столь активно пытается кое-кто возродить сегодня языческие верования древних славян, видя в них "исконное" русское начало. Такое движение от Бога к бесовщине - не что иное, как полная духовная деградация русского начала.

Неудивительно, что именно проявлением такой деградации стало тяготение к союзу с коммунистами, тянущимися к власти (правда, к счастью, слишком как-то вяло). Коммунисты ведь тоже своего рода государственники (и язычники), не надо лишь забывать, что их идеал - социалистическое интернационалистское (космополитическое) отечество, а не национальная русская держава. Державники, не задумываясь о подлинном предназначении Державы, готовы вознести даже фигуры Ленина и Сталина за их якобы заботу о государственной мощи России. Как-то забывается, что Ленин, откровенный русофоб, убеждённо искоренял русский народ, лучшие его силы, что само государство было необходимо ему как вспомогательное средство для раздувания пожара мировой революции, в котором он был готовы спалить всю русскую жизнь. На это были истрачены коллоссальные средства, перекаченные из ограбленной большевиками России в бездонную пропасть революционной преисподней.

Мощное государство для Сталина же - средство самоутверждения и торжества личной власти, а вовсе не благо русского народа, который он не уставал грабить и гробить ради этой самой власти. Он имел державное мышление, ясно сознавая, что его собственное величие только тогда станет несомненным, когда будет опираться на мощь страны, в которой он осуществлял своё всевластие. Русский народ для него был опять-таки не более чем средством, и расходовать его, когда это мнилось необходимым для достижения личных целей, Сталин не колебался. А что Сталин всё же начал заигрывать и с патриотизмом, и с Церковью, так потому лишь, что понял: без такой поддержки его власти несдобровать - а власть для него была поважнее всех революций вместе взятых (фразеологию же всерьёз, как известно, принимать не стоит). Не стоит забывать и того, что уже и после всех реверансов власти в сторону Церкви репрессии против духовенства и верующих не прекратились и при жизни Сталина.

Тут всё так прозрачно для уяснения, что диву даёшься: как наши радетели государственной идеи во имя народное того не видят? Но не видят же? Само соединение патриотической идеи с космополитической коммунистической идеологией, ныне кое-кем утверждаемое, является обыденным недомыслием.

Питательной почвой для самодостаточной государственно-националистической идеи становится психология ущемлённого и ощущающего свою ущемлённость "маленького человека". Ещё Достоевский (в "Записках из подполья") отметил, что этот человечек внутренне чует себя "штифтиком", и страдает от того. И мстит, хотя бы в мыслях: пусть мир провалится, а вот чтобы мне каждый день чай пить. В середине прошлого века этому человечку вновь напомнили: он винтик. (А проговорившийся о том и сам ведь комплексовал безнадёжно.) Но зато и дали почувствовать: винтик в очень большой-большой машине. Катится большая-большая машина, всё сминая на своём пути, а с нею и маленький винтик: все с дороги, не то раздавлю! Банальное самоутверждение.

Путь не создастся, однако, ни у кого впечатление, что идея Империи нами должна быть отвергнута. Имперское мышление - одно из достоинств русского национального самосознания. (А что западники нам его в вину вменяют - пусть их. Зачем на всякий окрик оборачиваться?) Не надо лишь ставить телегу впереди лошади. Помнить: великая держава нужна нам ради осуществления того, что Бог думает о русской нации в вечности. А не ради того, что мы мним о себе во времени.

Противостояние (если не раскол) внутри патриотического движения сводится, как уже не раз отмечалось, к противостоянию двух идей: Святой Руси и Великой России. Только Святая Русь соответствует Замыслу, идеал же Великой России в отрыве от промыслительного движения истории - обречён. Снять такое противоречие можно лишь - признав назначение Великой России в служении Святой Руси (правда выше России).

Вот критерий при оценке всякого исторического деятеля. Этого не сознают ныне даже видящие себя православными. Иначе не стали бы возносить, например, такие фигуры, как Иван Грозный или Пётр Первый, или всё тот же Сталин. Ведь именно Иоанн нанёс первые сокрушительные удары по Святой Руси, Пётр же едва ли не целью своей имел вытравить из национальной жизни всё, что связывало народ с его прошлым. О Ленине и Сталине что говорить? Подобные исторические заблуждения лишь извращают наше национальное самосознание.

Мы должны быть не пассивными свидетелями исторического процесса, но ведущей его силою. Этот процесс промыслительно направляется Вседержителем, и наша предназначенность - сознавание воли Промысла и соработничество ей.

Вдумаемся: отвергающие волю Творца - уподобляют себя тем евреям, что отвергли Христа. И даже хуже того: поскольку евреи, при всех отпадениях своих, всё же исполнили Завет и отступили окончательно от Бога лишь после осуществления своей национальной идеи в ветхозаветной истории. Иные русские же (и часто как раз те, кто подвержен антисемитизму в крайних проявлениях) изменяют предназначенности своей в самый критический момент, когда речь идёт о судьбах мира, ибо не на кого переложить ответственность за Удерживающего.

Вообще при подавлении подлинного национального самосознания всегда объявляется его суррогат - крайний национализм и шовинизм. Мы видим то и в наши дни. "Оказывается, - писал Ильин, - что в сердце человека живёт не любовь к родине, а странная и опасная смесь из воинственного шовинизма и тупого национального самомнения или же из слепого пристрастия к бытовым пустякам и лицемерного "великодержавного" пафоса, за которым нередко скрывается личная или классовая корысть".

И это тем более опасно, что при обнаружении дурных проявлений русского шовинизма противники православной национальной идеи начинают без разбору обвинять всякое русское слово в "черносотенстве", приравнивая его к фашизму несомненному. Националисты же в отчаянии обороняются, бранятся, говорят много и верного, но так неумело, что, глядя на них, думаешь, как прав был дедушка Крылов: услужливый дурак опаснее врага. Нагнетание истерии, впадение нередко в удручающее кликушество, неумение и нежелание сознавать историческую вину народа - лишь усугубляют и без того нерадостное ощущение времени.

Правда, здесь не обходится без многих провокаций - это несомненно. Например, трудно с уверенностью сказать, откуда направляются нынешние скинхеды, объявленные воплощением "русского фашизма". И в том, что эмблемой своей они избрали знак, слишком похожий на свастику, - результат собственного недомыслия или лукавой подсказки извне?

Важнейший вопрос: сохранились ли те силы, которые способны сохранять Истину и явить миру образ Христов? Повторим: это судьбоносный вопрос для всего человечества. И он теснейшим образом сопряжён с проблемою истинной веры.

Должно признать: идёт деградация патриотического сознания, замена его дешёвыми суррогатами. Ибо: "Сын Человеческий пришед найдет ли веру на земле? (Лк. 18:8).

И всё же это не значит, что следует услаждать врага унынием, отчаянием: он того и ждёт. Но необходимо смотреть на всё трезво. Начать с признания собственной слабости.

Мы обязаны на первых порах познать смысл подлинного патриотизма и жить его идеалом. Вспомним ещё раз: Святая Русь была свята не оттого, что большинство были святыми, но оттого, что жила идеалом святости.

Смысл нынешней истории в том, чтобы хоть в ком-то, хоть в немногих сохранялся идеал, соответствующий Замыслу Творца о мире.

Для начала и того достаточно. И это может дать надежду.

Но что же делать? Устремиться на поиски врагов? Искать их особенно и не нужно: они и так на виду. Но главное-то не в том. Вл.Соловьёв, осмысляя Достоевского, сумел дать ответ на терзающие нас вопросы:
"Пока тёмная основа нашей природы, злая в своём исключительном эгоизме и безумная в своём стремлении осуществить этот эгоизм, всё отнести к себе и всё определить собою, - пока эта тёмная основа у нас налицо - не обращена и этот первородный грех не сокрушён, до тех пор невозможно для нас никакое настоящее дело, и вопрос что делать? не имеет разумного смысла. Представьте себе толпу людей, слепых, глухих, увечных, бесноватых, и вдруг из этой толпы раздаётся вопрос: что делать? Единственный разумный здесь ответ: ищите исцеления; пока вы не исцелитесь, для вас нет дела; а пока вы выдаёте себя за здоровых, для вас нет исцеления".

Вот что нужно понять: гуманизм (первородный грех, эгоистическое тяготение "всё отнести к себе и всё определить собою") есть болезнь, несущая все беды нашему страдающему эгоизму. Но чтобы стремиться к подлинному исцелению, необходимо именно понять, что мы больны. А чтобы это понять, нужен верный критерий здоровья. Этот критерий можно обрести только в Откровении Божием, и не в человеческих искажениях этого Откровения, а в полноте Христовой Истины, то есть в Православии. Отвержение Православия неизбежно приведёт к прогрессированию болезни и к гибели. Оно (но не абстрактное, а осуществлённое в воцерковлённом сознании и типе поведения) есть удерживающий. Средоточием этого удерживающего начала ныне является Россия. Именно на Россию Божиим Промыслом была возложена ответственность за судьбу Православия, что русская мысль сознала достаточно полно.

Теперь эта идея подвергается яростному высмеиванию со стороны либеральных носителей зла.

В интервью А.Терца О.Николаевой (февраль 1990 г.) тот утверждал:
"Ну а что касается национальной идеи, мне это не представляется по-настоящему серьёзным; все эти разговоры о том, что русские или французы, итальянцы, американцы и так далее считают, что они лучше, что у них настоящий Бог. Во-первых, это оскорбительно для Бога, во-вторых - для самих этих наций. Для меня русский национализм среди верующих - это профанация религии, это унижение религии".

Тут столько путаницы, что распутать мудрено. Попробуем. Национализм - действительно, плохо. Национальное самосознание необходимо. Будем точны в словах, если уж мы филологи. Подлинно православные никогда не могут считать, что они лучшие. Худшие. И не скажет русский православный человек, что у него настоящий Бог. Ибо Бог един и нет настоящих и не настоящих богов. Но есть верное и неверное понимание Бога - в различных религиях. Полнота Христовой Истины - в Православии. Но никакого национального чванства основать на том невозможно: Православие существовало тогда, когда русскому народу ещё тысячу лет оставалось ждать своего исторического бытия. Православие - дар нам от Бога, хоть мы того и недостойны. Тут не кичиться следует, а скорбеть о недостоинстве и стараться хоть ненамного избыть его. Сознание же своего служения Православию - как может оскорблять Бога и нацию? Вот отказ от такого служения нас и впрямь оскорбляет. Бог же поругаем не бывает (Гал. 6:7).

Вот что мы видим: православный тип мироосмысления всегда будет чужд и ненавистен гуманистическому мышлению, потому что заставляет отвергнуть основные его принципы.

Мы же обязаны повторять и повторять: назначение России - нести в себе удерживающее начало и противостоять тайне беззакония. Ибо в том решаются судьбы мира.

Так осуществляется Промысл Божий. Он осуществляется посредством синергии, соработничества человека с Богом, через соединение воли человека, познавшего смысл своего бытия, с волею Творца - в деле спасения. Христос Спаситель восстановил в Себе, как в Новом Адаме, разорванное единство человеческого бытия. Но человек должен сознательно совершить волевое движение к соединению со Христом. Если он откажется от того, удерживающий будет взят. Для соединения же со Христом необходимо пребывание в Православной Церкви.

Этого ныне не желают сознавать многие, взявшие своего рода монополию на русский патриотизм. Они готовы отстаивать что угодно, только бы утвердить амбициозные притязания на высшую ценность самодовлеющего русского начала, в котором они видят абсолютную самодостаточность. Собственно, это есть национальная (и националистическая) разновидность гуманизма, в котором теперь место человека занимает этническое множество. Идеологами такого мышления являются писатель А.Проханов, скульптор В.Клыков, публицист М.Антонов и др. Их credo - Россия превыше всего. При этом даже тогда, когда иные из этих "патриотов" заявляют о своей православности, их вера колеблется на зыбкой грани между абстрактным христианством и язычеством. Таково творчество В.Личутина, например, никогда не понимавшего подлинно не только Православия, но и смысла веры вообще. Есть писатели, самый яркий среди них С.Алексеев, которые соединяют патриотическую идею с языческим оккультизмом (впрочем, это тавтология).

Россия превозносится этими людьми как мощное государство, как всемогущая империя. И это мыслится как самодостаточность русского бытия.

Подлинно же выразил русскую идею Достоевский, когда утвердил: "Правда выше России".

Правда Христова - вот что важно.

Великий смысл бытия русского начала - в служении этой Правде. Иначе вся история наша обессмысливается, русские самозамкнутся в националистическом чванстве и погибнут со всем миром, спасти который призваны.

Мировое зло обрушивается на Россию именно потому, что в ней ещё не угасла православная вера. Не против России просто, но против Православия в России направлена вражда мирового зла.

"Именно удерживающим аспектом русской цивилизации и объяснялась ненависть к нам антихристианской "мировой закулисы": эта финансовая олигархия видела в России главное препятствие своему мировому господству", - пишет М.Назаров.

Западный мир ныне ясно сознаёт себя вышедшим за рамки христианства (формальные моменты не в счёт, важно, что самосознающее начало на Западе именно таково). Выработано даже специальное понятие - постхристианство. Этот термин вызывает у многих отторжение внутреннее: христианство не может быть уничтожено, избыто, врата ада не одолеют Церкви (Мф. 16:18). Но сам термин экзистенциален по природе своей: он отражает внутреннее самоощущение человека, его принимающего: ощущение "преодолённости" христианских истин в личной и общественной жизни. Истинно или ложно такое ощущение - вопрос иной, но оно есть, и поэтому термин "постхристианство" вполне характеризует процессы, происходящие в американо-европейской жизни на рубеже тысячелетий. Главный вопрос: включится ли русское сознание в эти процессы? Искусство постмодернизма прямо отражает начало вхождения России в постхристианский мир.

Пророчески предупреждал И.А.Ильин:
"...Всякая соблазнительная и разлагающая пропаганда безбожия и противодуховности есть не что иное, как систематическая работа над выкалыванием духовных очей у людей наивных и доверчивых".

Это и совершается успешно: духовно слепыми легче манипулировать.

Нельзя утверждать, что кризисное, катастрофическое состояние жизни на Земле - не сознаётся многими из тех, кто не утратил способности к трезвому мышлению. Но меры, предлагаемые для предотвращения окончательной катастрофы, мыслятся как следствие собственных рассудочных усилий человечества. Как будто человек живёт в безбожном пространстве и должен рассчитывать только на себя. Отвергая Бога-Спасителя, человек всё тешит себя иллюзией, что сам сможет стать как боги и - спасти себя сам. Тем человечество обрекает себя на верную гибель. Ибо в безбожном мире - всё бессмысленно.

Многие "патриоты" винящие во всех бедах разного рода внешние силы, вывод делают простой: устранить чужеродные воздействия - и жизнь устроится сама собою. Забывается: дьявол силён только там, где человек удаляется от Бога. Не избывши внутренней вины, исправить ничего не удастся: взамен одних недругов, даже если их удастся одолеть, придут иные - и всё начнётся сначала. На это и рассчитывает враг, заставляя русских играть по его правилам. А поскольку "патриоты" отвергают Православие и соблазняются язычеством, понять такой простой истины они просто не в состоянии.

Отвратиться от этого можно только через покаяние. Но нужно верно сознать смысл этого покаяния. Нужно согласиться с М.Назаровым:
"...Русскому народу надо каяться не перед другими народами и не в "империализме" или "русском коммунизме", к чему нас принуждает "мировая закулиса", стремясь тем самым затушевать свои преступления перед человечеством. Покаяться нам следует перед Богом в измене своему православному призванию, важному для всего человечества. Из этой нашей вины и вытекают все возможные прегрешения перед окружающим миром, которые были от нашего имени нанесены ему нашими поработителями".

Через такое покаяние и укрепление в Православии только и может русский народ повлиять на свою судьбу и на судьбы мира.

Михаил Михайлович Дунаев, доктор филологических наук, магистр богословия, профессор Московской Духовной академии


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 6

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

6. : комментарий от ВГ
2006-05-02 в 16:57

1.Очнись народ РУССКИЙ. Очнись русский народ, проснись ,подними веки посмотри на РУСЬ из глубины твоего падения за сто лет, посмотри что твое поколение сделала с ней. Что плохого вам сделала РУСЬ. Покайся и обратитесь, чтобы загладить грехи своих дедов. Очисть душу свою и тело от скверны. Соделай СВЯТУЮ РУСЬ и возвеличь ее девственность и целомудрие. Не делай из нее развратную девицу. Верь ГОСПОДУ но людям доверяй –а не наоборот. Твоя доброта и мужество в веках проистекает, и все ее страшатся ибо они боятся твоей мощи и любви. Сколько чудес явлено на земле РУССКОЙ. Ты все видишь и неверишь, но веришь в людей которые показывают ум(чей он ум), но не мудрость. . Вернись на путь который нужен Господу. Не будьте иудами земли РУССКОЙ. Убери все что оскверняет и порочит мудрость твою, что извращает ум твой и развращает тело твое .Вернись к заветам князя Владимира. Тело твое очистится от скверны и избавишься от болезней. И будет велик и славен во все времена народ Русский. Святость и безупречная праведност высота которого в день суда Божьего . Встанем по правую руку его. Праведность веры,догм - это примирение с Богом, а нравственность - это примирение с человеками. Российское общество, по многим признакам, созрело для осознания того, что жить дальше с нынешним самоощущением нельзя. Нельзя творить беззаконие и разврат, что кто у власти и народу и в семье. Нельзя паразитировать на земле Русской, на народе и унижать его. Предатели в любых чинах и званиях которыми сами себя наградили в государстве в народе и семье на веки останутся мерзостью как-бы они себя не выгораживали и какие высшие цели (в ихом уме, ибо это их миропонимание) они не преследовали. Но они не хотят и не могут слышать о воскресении России и Русского народа Божьего! Сам Иисус Христос предупреждал: Не всякий, говорящий Мне: "Господи! Господи!", войдет в Царство Небесное, но лишь исполняющий волю Отца Моего Небесного (Мф. 7,21)





2.Диктатура морали
Кто-то нас, доверчивых, все время ловко убеждает, что мы недотепы, совсем пропащие и все у нас не как у людей. Они мелят языком представляя все в радужных цветах а посмотрите на дела их и последствии их чудовещьны, дела корысти своей подлости своего невежества и они защищают свою трусость боясь наказания. Кричат у нас ужасное прошлое, кошмарное настоящее и никаких надежд на будущее. Подобные настроения устраивают многих из власти наученные философскими учениями взятыми из учения талмуда. Вся новая философия проистекает от талмуда. (Все философы европы посмотрите на настоящие фамилии). Все это хотят закрепить в молодом поколении и добродушном народе что он нравственно отсталый, убогий, бездарный, безнравственный и им надо управлять что бы вошел в стезю с западным (так называемым (цивилизованным) народом который по своей жестокости превзошел все народы в истории земли (все великие войны прошли по европе и из европы) а с 1950 годов под воздействием гуманизма власти свои страны отдал другим народам, вдумайтесь в цифры за 40лет(франция- арабская, голондия -африканская, германия перождается в азиатов )все стало подобием сша- сброд всех культур). Нас Русских хотят превратить в венигред без души с извращенной истории и без нации. Ради веротерпимости они извращают веру. С 1917г они уничтожали ВЕРУ.С 1980г уничтожали НАДЕЖДУ.С 1990г ЛЮБОВЬ. При этом сейчас уничтожают мудрость БОЖЬЮ СОФИЮ смешивая с бездарным умом. Ум поднят на вершину но не МУДРОСТЬ. Великая Русь знаем что ничто человеческое тебе не чуждо; знаем, что много было у тебя недостатков. Но и то мы ведаем и видим, что ты соделала Русь Святою, а народ свой – богоносцем, если не в осуществлении, то хоть в вечном, неумирающем идеале народной души; ты породила и воспитала великий народ, сохранив его в горькой доле, в горниле исторических испытаний чрез целый ряд веков; ты породила и воспитала сонм святых и праведных и воинов защитников ; ты не погибла под ударами судьбы, окрепла в них, сильная верою; с сею верою, в великой мощи духа, ты перенесла все тяготы и все же создала, и нам завещала и оставила великое царство. За все это тебе земной благодарный поклон. Кто сказал что Империй недолжно быть -это бред больного человека. Возрождение нашей Родины и Всеславянского царства будет не по физической культуре, не мышечной силе которая бесплодна, не по экономическим причинам или идеей разума, а по Духу, который оживотворяет и лечит тело от всех болезней, дает силу слабому человеку низвергнуть великана, знание тех заветных идеалов, коими жива народная душа в веках, которые являются стихией его духовной жизни, без которых немыслима самая личность народная. Русский народ, восприняв православное христианство, отдался ему всецело, не допуская никаких сделок с совестью, не допускает ереси. Нельзя зло уничтожить злом. Нельзя прощать намеренное зло и уподобляться Толстовству . БЛАЖЕННЫ ТЕ,КОТОРЫЕ СОБЛЮДАЮТ ЗАПОВЕДИ ЕГО,ЧТО-БЫ ИМЕТЬ ИМ ПРАВО НА ДРЕВО ЖИЗНИ И ВОЙТИ В ГОРОД ВОРОТАМИ.А вне псы и чародеи, и любодеи, и убийцы ,и идолослужители, и всякий любящий и делающий неправду (откровение, 22-15,16) Для этого надо прежде всего вернуть Руси и народу его историческую память. И показать историю не преувеличивая и кто есть кто в истории. Национальную осознанность и уважение к историческому нравственному закону. Возвеличить закон духа морали . Только вспомнив, "откуда есть пошла русская земля", где, в какой почве окрепли благодатные корни, в течение десяти веков питавшие народную жизнь, можно правильно ответить на вопросы, не ответив на которые, не жить нам дальше, а догнивать. На этом пути не обойтись без Православной Церкви, древнейшего хранилища живой веры и нравственной чистоты. Еще святитель Феофан Затворник предупреждал: 'чающие без [правой] веры сохранить у себя, по крайней мере, нравственный порядок напрасно ожидают этого. [Ибо без любви к Богу и Его учению, невозможно соблюсти заповедь любви к ближнему своему.] Без ее любовного, отеческого окормления - запутаемся и заблудимся, утонем в пучине противоречивых стремлений, честолюбивых амбиций, лукавых советов. Кто первый виновник его? Святая вера Православная. Она соединила воедино разрозненные племена славянские, уничтожила племенные их отличия, княжеские дрязги, поставляющие преграду их общению, и образовала один многочисленный, сильный и единодушный народ русский. Кто соблюл и сохранил нашу народность в течение стольких веков, после стольких переворотов, посреди стольких врагов, посягающих на нее? Святая вера Православная. Она очистила, освятила и укрепила в нас любовь к Отечеству, сообщив ей высшее значение в любви к вере . Она воодушевляла народ на подвиг и шли на этот подвиг не жалея живота своего. Она вдыхала и вдыхает воинам нашим непоколебимое мужество в бранях и освящает самую брань за Отечество как святой подвиг за веру Христову..." Не за веру каким -то мифическим идеалам, партиям ,кланам ,груперовкам. Не за веру отдельным личностям находящимся в определенный отрезок времени во власти(что сейчас нам хотят насадить) или (гениям ) но еще более противным это идеям -но шли В бой и отдавали жизнь -ЗА ВЕРУ ,ЦАРЯ И ОТЕЧЕСТВО . '
Остается неясным почему-же наконец эти, несомненно существовавшие тогда или еще и в наши дни существующие, причины послужили возвеличению как раз Русского народа, а например не финнов, не литовцев, не татар и никакого иного из многочисленных племен и народов находившихся на тех-же местах и бывших не менее могущественными. Как отдельные люди, так и целые народы, редко руководствуются в своих действиях только экономическими и материальными соображениями. Обычно играют не только большое, но и решающее значение соображения отвлеченного, чисто идеологического и духовного, характера. Почему отдельные люди бросаются в воду желая спасти утопающего, с явным риском для своей собственной жизни? Зачем другие посвящая себя служению Богу, сами себя подвергают разным лишениям? Действия эти идут в разрез с животным материалистическим интересом. Также и в жизни народов. Религиозными войнами наполнена история человечества, когда за правильно или даже ошибочно понятый идеал отвлеченной правды и справедливости, целые народы принимали участие в действиях ничего общего с материалистическими соображениями не имеющих. Как раз этого порядка соображения являются главной основой исторического прошлого нашей Родины. Русское Православное Царство сложилось, устояло и развилось в Империю мирового значения в первую очередь потому, что русский народ с самоотвержением служил наиболее высокому абсолютному идеалу — идеалу Правды Божией. Эта служба Правде Божией, если и не всегда воплощавшаяся в реальной действительности, тем не менее всегда жила в сознании народном и покоряла соседние племена сливая их всех воедино. Только это, ясно и всенародно осознанное служение позволило нам создать государство по праву называемое "СВЯТАЯ РУСЬ. Нравственное богатство РУССКОГО народа наглядно исчисляется памятниками деяний на общее благо, памятями деятелей, внесших наибольшее количество добра в свое общество. С этими памятниками и памятью срастается нравственное чувство народа; первая зовется Верою, вторая — Духом, третья — Мощью, четвертая — Терпимостью. Внутри души Простота, Невинность, ЦЕЛОМУДРИЕ , Радость, Правдивость, Разумение, Согласие и Любовь. Они — его питательная почва; в них его корни; оторвите его от них — оно завянет, как скошенная трава. Они питают не народное самомнение, а мысль об ответственности потомков перед великими предками, ибо нравственное чувство есть чувство долга. Долг перед Родиной, перед Матерью, перед Отцом, перед нашими предками давшими нам жизнь. Они все смотрят на нас с небес и какой отчет возлежащий на нашей совести мы им принесем по окончании земного пути. Что им скажем о своих семьях, детях, как продавали землю Русскую, как мы исказили и извратили все основы жизни народа, догматы церкви, жизнь отдельной семьи, и государства о той стране, которую они создали и нам дали на содержание для передачи следующим поколениям. Священство отвергает основные догматы Церкви Христовой о Царской власти Вот что о догматах сообщает нам Православный богословский энциклопедический словарь: ' Догматы - суть богооткровенные умозрительные истины, содержащие в себе учение о Боге и Его отношении к миру и человеку, хранимые, определяемые и преподаваемые православной Церковью, как непререкаемые, неизменные и обязательные для всех верующих правила веры, ... Все другие христианские истины - нравственные, богослужебные, канонические - имеют значение для христианина [ только] в зависимости от догматов. ... [ Они (догматы) имеют] наивысшее значение.' Вдумайтесь в эти слова, при этом обратите внимание: догматы обязательные для всех, и для священства (оно должно их знать и разъяснять их мирянам), и для мирян (они должны их знать и своей жизнью исповедовать их, а не надеяться, что их знают батюшки)! Ну, а теперь ответьте себе на вопрос: где-нибудь вам, рядовому мирянину или рядовой мирянке, разъясняли эти самые ' непререкаемые, неизменные и обязательные для всех верующих правила веры', но не только веры а что вообще есть православие – 99% мирян вообще не понимаю и вырастают ереси и секты. Догматы веры в высшей степени удовлетворяют потребности человеческого разума, отвечают на все его вопросы и запросы и имеют могущественное влияние на религиозно-нравственную жизнь человеке. И в разумение своей нравственной немощи побуждает человека стремиться к исправлению. Когда это стремление к чистоте и святости овладевает целым народом, он становится носителем и хранителем идеи столь высокой, столь сильной, что это неизбежно сказывается на всем мироустройстве. Уважая все добродетели; но ни одна из них не возбуждает в нас такого уважения, как великодушное терпение переменчивости земного счастья. На поле битвы человек часто бывает героем от кипения в нем крови; – в переворотах жизни можно быть героем только от величия души. Муж доблестный, оставивший поприще подвигов воинских, перековывает на плуг или соху булатный меч свой, меч – грозу отечества; а всякий истинный муж, а за ним История и потомство, с почтением взглянут на этот плуг, потом кинут взор презрения и негодования на знаки отличия, которыми усеяна грудь какого либо подлеца: на ней каждый знак – памятник интриги, низости, бездельничества. Наши предки принимали все от Божественного ( от Горнева)и подрожали Христу и искали правду его, но запад низвел Христа до своего низкого прозябания до человеческого убожества, когда учение Христа дерзко искажается и перетолковывается для прикрытия низменных страстей человеческих. Вот почему перед Россией ныне стоит задача утилизации западных социально - культурных трофей. Одно внешнее улучшение материальных условий жизни, без предварительного нравственного улучшения самих людей, явилось бы полным торжеством зла, так как такое сытое благополучие закрепило бы безнадежное плотское состояние его участников, парализуя всякую возможность нравственного исправления и духовного совершенствования. Евангелие осуждает лишь попытки угождения плоти при полном забвении Бога, осуждает намерение сделать людей материально счастливее, при этом не делая их нравственно совершеннее. Господь предупреждает нас: "Внемлите же себе, да не когда отягчают сердца ваша объедением и пьянством" (Лк. 21, 34), — ибо в последнем случае мы теряем нравственную свободу, становимся рабами своих низменных потребностей и убиваем свою душу вечной смертью. Чтобы нам Россию не уничтожить изнутри и не превратится в хищников, именно по этому нам нужно всем объединится в одну семью где богатый и нищий явили целое и были друг ,другу защитниками, поднять Русскую культуру и стать своей культурой непохожей на западную и азиатскую и тем более американскую, не подражать другим странам или народам но брать лучшее а всей мерзости соделать запрет и объявить преступлением а в будущем кто намеренно совращает изгонять из государства –то есть сделать государство с диктатам совести и морали. Наш век, отмеченный не только исключительным расцветом хозяйственной деятельности, но и экономизмом в качестве духовного самосознания, вместе с тем отличается и напряженным хозяйственным эсхатологизмом. Последний затемняет религиозное сознание не только уединенных мыслителей, но и народных масс, мистически оторванных от земли: таковы социалисты, либералы, ставшие жертвою неистовой и слепой лжеэсхатологии, по исступленности своей напоминающей мессианические чаяния еврейства в христианскую эру. Ныне рушится эта вавилонская башня экономизма и продажности, им нужно зрелище, им нужен эффект- ибо все это исходит из плотского разума. Всякому, имеющему очи, чтобы видеть, становится ясно, что здесь терпит неудачу самая грандиозная из бывших до сих пор попыток ее сооружения. Превознося человеческое творение(картины ,сооружения, ( у китайцев нет вообще понятия подделка и копируют тысячами, в следствии этого сильно занижают их величие и в последствии ценность) выше БОЖЕСТВЕННОГО СОЗИДАНИЕ МИРА .В безумной вражде против Бога и люди могут дойти до осатанения и потерять здравый разум уничтожая все на своем пути природу. Создают новую религию но без БОГА но возвеличивают мамону. Европа и америка ведет новые крестовые походы и создала новую инквизицию. Еще раз не удалось магическое царство от мира сего и преобразовать дух в материю, и как хорошо, что оно не удалось! Самым ходом исторических событий понуждаются люди хотеть иного царства, царства не от мира сего. "Новая история" не удалась, но именно этой неудачей, углубленным опытом добра и зла, подготовляется общий кризис истории и мироздания. И неудача всей мировой истории есть и самая большая ее удача, ибо цель ее не в ней, а за ее пределами, - туда зовет и нудит историческая стихия. Искоренить из жизни деградирующую западную мораль с ее вавилонской башней. И соделать Россию с одним духом и одним телом как земная единая Воинствующая Церковь во главе с Монархом быть Царством Православным подобия Царства Небесного. РОССИЯ! БУДЬ ТАКОЮ, КАКОЮ ТЫ НУЖНА ХРИСТУ! Как дух животворит всю нашу планету ,так величие духа очищает тело от болезни и скверны. Посмотрите на все планеты они все без духа и мертвы, так и тело без души мертво.




3. Быть СВЯТОЙ РУСИ

Святая Русь требует, чтобы у власти было православное мировоззрение и философия, чтобы власть, а за нею и вся руководимая ею общественная жизнь, ясно сознавала цель борьбы со злом. Святая Русь хочет власти, создающей добро и чуткой к нему: ей дорого, чтобы носитель власти понимал и чувствовал, какое настроение, какой воздух жизни нужен или полезен или вреден для христианина, где и в чем для него препятствия и соблазны. «Монархия, – отмечал в одном из своих докладов в 1989 г. выдающийся русский ученый, академик Ф. Я. Шипунов, – это чудо природы, чудо духа, чудо нравственности, это самая совершенная социальная и общественная форма правления. Она есть верховная власть, как верховенство народной веры и духа. Давайте вдумаемся с вами вот в какой факт. Если отец погибает, что остается от семьи? Семья, теряя своего отца, распадается. Каждый народ только тогда живет радостной жизнью, если он имеет отца своего Отечества. А что такое Отец Отечества? Он не только следит за историческими традициями, но и является провиденциальным символом, то есть это тот наш соотечественник, которому вверена судьба нашего народа, кто видит больше, чем отдельные люди. Он видит и знает, куда должен двигаться народ и как взаимодействовать ему с другими народами. Монарх стремился передать свое государство и его хозяйство наследнику в улучшенном состоянии. Хотя в истории и бывали случаи, когда этого не происходило, но в принципе движение являлось именно таковым. Поэтому монархическая государственность, олицетворяемая отцом Отечества, если мы собираемся выжить, должна быть восстановлена Монархия. Наша первоочередная задача сегодня – донести до русского человека понимание того, какие силы и какими средствами превращают наш народ, как и другие народы мира, в безсловесное стадо. Если русский человек осознает, что к нему относятся как к животному, как к зверю, то уже одно это может вывести наш народ из состояния духовной спячки, заставит его очнуться, выпрямиться и скинуть со своего тела присосавшегося к нему огромного талмудического клеща.
Нам необходимо вернуться на родную почву истинного патриотизма и национального самосознания, вернуться в Отчий Дом – Церковь, чтобы обрести себя и сказать, как святой князь Владимир, креститель Руси, сказал о себе: «Господи! Был я как зверь, жил по-скотски, но Ты укротил меня. Слава Тебе, Боже!»
С верой в конечную победу добра над злом и в духовную мощь и воскресение нашей великой Российской Державы будем бороться с царством зверя! И Господь нам обязательно поможет – если сохраним сознание высокого достоинства человеческого, а не будем уподобляться скотам несмысленным. «Ночь прошла, а день приблизился; итак, отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света» (Рим. 13, 12).
Философ И. Н. Ильин назвал монархический строй, в противоположность демократическому (привычка всегда следовать за общественным мнением неизбежно приведут на ложный путь развития страны), самым трудным видом государственности: он требует от народа духовной глубины, а не механического соблюдения прав и обязанностей, то есть исполнения законов придуманных людьми и используемых в личных целях. Для спасения и воскресения России необходимо понять:

1) за какой грех Господь наложил на Россию епитимью в виде ига жидовского, лишив ее соборности, но попустив пародию соборности в виде съездовского единогласия и замена народа партиями. Замена Царя -- каширным президентом.
2) за какой грех Господь наложил епитимью и на земную воинствующую Церковь в виде лишения Ее Главы Ее и попущения автократизма "соборных" решений архиерейских соборов или личных решений Великих и малых бесчинных и богатых Господ и облачениях православных священнослужителей.
3) с чего начинать покаяние.

Поэтому Святая Русь хочет власти не партийных кланов, не аппарата, не системы, не нравственно безответственного анонима-большинства, не духовно мертвой юридической личности, а хочет власть человека, нравственно ответственной живой личности. Для выживания России и выполнения ее исторической миссии “удерживающего” нам необходимы свои правила игры, своя православная стратегия сопротивления мировому правлению. Ей дорого верное сознание, живое сердце и воля носителя власти. Святая Русь наоборот - отбрасывает все юридические и конституционные приемы воздействия на власть: вместо юридических норм контроля и ограничения она устраивает духовные и нравственные условия, гарантирующие желанную ей власть: она дает носителю власти полную свободу и налагает на него нравственную ответственность без этой свободы немыслимую. Она хочет власть свободную и самодержавную и ставит одно условие этого самодержавия: свободный самодержавный носитель власти должен царственно свободно исповедовать свою веру и дать обещание осуществлять свою власть, руководствуясь этой его Православной верой. Царь есть Богом данный отец народа, беззаветно любимый, облеченный от Самого Бога, Божьей милостью, всеми правами отца, законодателя, как бы во образ Бога Вседержителя. "Бог, – говорит митрополит Филарет Московский, – по образу Своего Вседержительства дал нам Царя Самодержавного", которого и помазал в великом таинстве миропомазания, даровав ему и силы, и мудрость для управления народом. Все здания политической системы (все это левые) ничего этого не признают: для них Царь – такой же человек, как и все "президенты", с которым можно входить в договоры о разделении власти, условия, а следовательно, которого, в известных им случаях, можно и не слушаться; это само собою вытекает из учения об ограниченной царской власти. Отсюда – мечты о конституции, то есть захвате власти, о превращении Царя в какой-то безвольный фетиш типа всех царствующих особ европы, который только "царствует, но не управляет", Церковь учит и правые веруют, что сердце царево в руке Божией; левые никогда этого не скажут: они совершенно чужды этого мистического элемента в народной душе. И пока Россия православна, дотоле она будет и самодержавна: это отлично понимают вожди левых, стараются всемерно ослабить православие, предоставляя всякие льготы для инославных религий, для раскольников и еретиков. Поэтому один из основных законов (ст. 64) Российской Империи прямо гласит: 'Император яко Христианский Государь, есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей веры и блюститель правоверия и всякого в Церкви Святой благочиния. В сем смысле И Монарх ... именуется Главою Церкви' Вот почему связь власти Государя с его верой настолько глубока, что дала основание митрополиту Антонию сказать: "моя верность Царю определяется его верностью Христу". С того момента или события носитель власти собственно и становится Царем - Помазанником Божьим: он не только глава государства, но и слуга Божий. "Царь" и "царствование" - есть не только чин государственный и служение его, но и чин Церковный, и служение Церковное. На Царе благословение Божие и через Царя или, лучше сказать, в Царе благословляется и государство: Царь получил благословение потому, что принес свою готовность посвятить свою власть на служение правде Божией, но он мог это сделать потому, что Святая Русь в свободной любви к святости захотела царского служения Царя и благословения Божия на свою государственную жизнь:. "Царь Божией милости и монархия волею народа, который участвует в создании государства, христианской власти и возможности царского служения".«Русский Государь не есть Царь боярский, не есть Царь денежных воротил, Он не есть даже Царь общенародный. Он есть Помазанник Божий,» Царь земной царствует над наследием Божьим, направляемый Духом Святым. Милость и истина срастется, правда и мир облобызаются. В этом смысл что любые денежные отношения при этом не имеют смысла. Все богатства мира ничто. Они вообще становятся ни чем. Он не ищет славы, не ищет своего обогащения или друзей, родственников, возвеличивание кланов, партий. В монархии самодержавной есть обязательные нравственные начала, которые ограничивают юридическое верховенство вообще. Никакой положительный закон не может связывать Верховную власть так, чтобы она не могла его изменить и в полноте своей, выше положительных закона и конституций. Свобода Царя, его свободное исповедание веры и целей своего служения, нравственные отношения Царя и народа -- их общая цель создания христианской государственности, нравственная ответственность Царя, Его посвящение себя на Царское служение, освящение власти и помазание Царя на Царство и подвиг - таковы основные законы государства, создаваемого Святой Русью, таковы основы этого действительно "sui generis" государства. Когда преподобный Авель Тайновидец говорил Павлу Первому о трех игах, которые Господь наложил на русский богоносный народ, то он объяснил Императору за что, за какой грех народа Божия -'будет жид скорпионом бичевать Землю Русскую' 'Сие есть попущение Божие, гнев Господень за отречение России от своего Богопомазанника! Причем, эта измена Богу росла и умножалась в двух направлениях: и в Государстве Российском, и в Русской Православной Церкви! Народ Русский как и вся православная церковь должна принести покаяние. За измену, предательство, нарушение присяги на верность Царю и отхождения от вселенских Соборов. Покаяние наше должно быть полное, без всякого самооправдания, без оговорок, с осуждением себя и всего злого дела от самого его начала. Тогда Царь-Мученик и его сострадальцы станут новыми небесными защитниками Святой Руси.
Невинно пролитая кровь возродит Россию и осенит ее новой славой! Россия ждет Бога! Русскому народу нужен только вождь, пастырь - Царь, избранный от Бога. И он пойдет с ним на любой подвиг! Только Помазанник Божий даст высшее и сильнейшее единение русскому народу!"




] Сто раз я призывал вас, сейчас кричу
Вам, раскиданные по всему миру Славяне,
Будем единым целым, а не раздробленными,
Будем или все, или ничто.
Коллар. Дочь Славы
Отрывок из поэмы «Дочь Славы» чеха Яна Коллара (1793-1852)


4. Нельзя изменить судьбу Русского народа .

В 1916 году старец Анатолий (Потапов) беседовал с князем Н. Д. Жеваховым. «Нет греха больше, как противление воле Помазанника Божия,— сказал Батюшка.— Береги Его, ибо Им держится 3емля Русская и Вера Православная... Но...» Помедлив, все-таки докончил мысль: «Судьба Царя — судьба России, Радоваться будет царь, радоваться будет и Россия. 3аплачет Царь, заплачет и Россия... Как человек с отрезанной головою уже не человек, а смердящий труп, так и Россия без Царя будет трупом смердящим .Такова судьба русского народа. Русскому народу нужен только вождь, пастырь - Царь, избранный от Бога. И он пойдет с ним на любой подвиг! Только Помазанник Божий даст высшее и сильнейшее единение русскому народ. Великая судьба России зависит ныне от нашего произволения. «Кто посажает на престол царей земных? — пишет о. Иоанн Кронштадтский.— Тот, Кто един от вечности сидит на престоле огнезрачном и один царствует над всем созданием — небом и землею... Царям земным от Него единого дается царства держава... посему царь, как получивший от Господа царскую державу... должен быть самодержавен. Умолкните же вы, мечтательные конституционалисты и парламентаристы! Отойди от меня, сатана! Только Царю подается от Господа власть, сила, мужество и мудрость управлять своими подданными... И чем бы мы стали, россияне, без Царя? Враги наши постараются уничтожить и самое имя России, так как Носитель и Хранитель России, после Бога, есть Государь России, Царь Самодержавный; без него Россия — не Россия... Через посредство державных лиц Господь блюдет благо царств земных и особенно благо Церкви Своей. И величайший злодей мира, который явится в последнее время, Антихрист, не может появиться среди нас по причине самодержавной власти..» .Имея пророчество величайшего угодника Божьего св. Серафима Саровского о том, что Россию, ради чистоты православия, ею исповедуемого, Господь помилует от всех бед и она будет существовать до скончания века, как сильная и славная держава... Господь восстановит Россию, и Она вновь сделается великой и будет самым могущественным оплотом в мире для грядущей борьбы с самим антихристом и всеми его полчищами" Царь там будет, избранный Самим Господом. И будет он человеком горячей веры, глубокого ума и железной воли. Это то, что о нём было нам открыто. И мы будем ждать исполнения этого откровения… Оно приближается".На костях вот таких мучеников, помни, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая, - по старому образцу; (и) крепкая своей верою в Христа Бога и во Святую Троицу; и будет по завету св. князя Владимира - как единая Церковь. Перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть подножие престола Господня. Русский человек должен понять это и благодарить Господа за то, что он русский"
Россию надо “крестить”. Только наново крещенная Русь может снова стать Православным Царством. Предстоит тяжкий труд, соединенный с самоотвержением. Для совершения подвига нужен человек способный, образованный теоретически и практически, человек, которому ничего не было бы нужно, кроме блага отечества и царственных мужей с крепкой верой, одухотворенного разума, глубокого благочестия, помнящих, что семя свято – стояние мира, что "праведность возвышает народ, а беззаконие – бесчестие на родов. России предназначено огромное значение. Она будет преобладать над вселенной. Она достигнет этого, когда народа население ея будет соответствовать пространству. В 38-ой и 39-ой главах пророка Иезекииля описаны могущество, многочисленность северного народа, названного Россом; этот народ должен достичь огромного вещественного развития пред концом мира, и заключить концом своим историю странствования на земли человеческого рода. На упомянутые главы Иезекииля делается ссылка в 20-ой главе Апокалипсиса; многочисленность войска, которое будет в Государстве, уподоблена песку морскому. Святой Андрей Критский, церковный писатель 7-го века, объясняя 20-ую главу Апокалипсиса и находя пророчество ея тождественным с пророчеством Иезекииля, говорит: "Есть на севере народ, скрываемый от прочих народов рукою Божиею, народ, самый многочисленный и воинственный. Пред концом мира он внезапно откроется и преодолеет все народы". Точно! Европа узнала Россию после Америки, почти только со времен Петра I-го. Петр I-ый пожаловал в Париж гостем в 1714-м году, а в 1814-м пожаловала туда русская армия. Какая быстрота событий! Нынче, на встречу грозящимся на нас врагам, можно сказать словами 2-го псалма: Вскую шаташася языцы, и людие поучитася тщетным. Враги разбудят, потрясут Россию, произведут в ней невольное развитие силы, но не унизят России: они возвысят ее, таково ее предопределение.
Призывая на Вас обильное благословение Божие, с чувством отличного уважения и совершенной преданности, имею честь быть Вашего Высокопревосходительства покорнейшим слугой
Епископ Игнатий,14-е мая 1863-го года.

Осталось НАМ возвысить РОССИЮ мощью ДУШИ и величием .Если нет то будет -Азиаты сами придут к нам незваные, как некогда приходили монголы, и, пользуясь междоусобием, овладеют нашей страной и будут водворять в ней порядок по-своему закону именно по своему закону ,запомните нельзя применять нашу мораль с их ней ибо они воспитаны по другому и мораль у них другая вообще непохожа на нашу. Нельзя сравнивать РУССКИЙ НАРОД с другими народами ни по характеру ,не по морали ,они даже мыслят по другому. А мы Русские еще раз увидим гнев Божий покамест не образумимся, не войдем в первоначальное состояние.



5.Сколько скверны. В России невыносимо тяжки ее внутренние враги – взяточники, воры, слуги без чести и без совести, водимые глупейшим эгоизмом, интригам неблагонамеренных. Игра в демонизм идет к концу; началось трагическое осуществление сатанизма-революций (ибо первый революционер был сатана). Приготовлявшееся в искусстве вошло в души и стало осуществляться в жизни вы смотрите что нам навязывают фильмы ,мультфильмы, спектакли и какой разврат наше население кидают. Целые народы порабощены и стаят у власти люди сатанинского нрава и дьявольской политики. И всюду - лучшие гибнут, а худшие жадные с эгоистическими нравами всплывают на поверхность и губят саму душу и любовь и доверие к ближнему. Но смысл этого процесса... улавливают пока немногие. Энтузиасты оккультной революции наиболее активно вербуют кино и телевидение. В души выливаются потоки ужасов и извращений ,убийств и они предвестники деградации общества. Такова виртуальная инициация, инстоляция. В оккультной традиции она имеет своим элементом шок, когда потрясенный чем-либо человек меняется кардинально уничтожая мир в своей душе. Общество людей, отступивших от Бога; духовное озверение (звероподобие, звериность). И в этом оказывается способны преступить черту. Стать преступником. Нельзя не поразиться сходством, существующим между этим учением фарисеев, имеющим за собой уже двадцатипятивековую давность и учением, исповедуемым в наши дни учениками Алан Кардека или госпожи Блаватской. Существенная разница между ними заключается в том, что вечное блаженство по талмуду предназначено лишь евреям, тогда как спириты и теософы утверждают, что все существа его достигнут. И в этом случае, быть может, нет определённого между ними противоречия, ибо талмуд допускает что некоторые не евреи путём самоусовершенствования могут перевоплотиться в тело еврея; следовательно, цель существ, которую теософы начинают с существ неодушевлённых, чтобы закончить человеком, насчитывает по талмуду одно лишнее звено: еврея или сверхчеловека. Теософы и спириты временно могут и не признавать этого дополнительного звена; от этого они не станут духовно менее зависимыми от философского учения евреев, и лишь подготовляют умы своих последователей к переходу в еврейство, которое в один прекрасный день поглотит умнейших из них.
Революции заразны, эти партийные работники всюду ищут и взывают о своих правах, нередко забывая даже о долге. Но долг требуют с народа. Если не обуздать их благовременном, то они погубят отечество, заболтают. Они готовят все на распродажу в угоду интернационализма (Во славу иудейских банкиров) и хотят соделать оплотом их идей объединения религий и позывы пошли с верху . Здесь не последнее место занимают попытки доказать необходимость объединения Православия с католицизмом, которое мыслится не просто как добрые отношения церквей, а как проникновение католического духа, образа мышления и жизни в среду православных. ...Это стремление к внешней деятельности в мире, к влиянию на ход чисто мирских дел, к мировому могуществу Все реформировать и исказить, извратить .Чтобы люди не понимали что это Родина и что есть Русский народ, что есть Русская нация. Слово Русский, нация под запрет -это по их нему наученному еврейством -фашизм. Здорово как все извратили поставили для себя и своих идей.





5. Разделение царства, как отделении души от тела

Православие, кроме чистоты догмата, в глубочайшей своей сущности состоит в правильном понимании церковности. В этом состоит отличие Церкви православной от Римско-католической и протестантской. Православна и оживотаоряюща та Церковь, которая представляет организованное единство иерархии и мирян, причем миряне составляют живую часть церкви, но в то же время нравственно неразрывны с иерархией" Но русские в своем церковном существовании не умели разобраться в вопросе об этих соотношениях. В иерархии явились тенденции господства над мирянами. Церковь отделяется от народа и становится неприкасаемой кастой. Отсюда, действительно, шло обессиление Церкви и смута мировоззрения, отсюда податливость на подражание. В этом явился даже вопрос о том, какая власть выше - светская или духовная? С другой стороны, миряне, несомненно, не сумели уважать авторитета пастырей, и, чтя ризы да благословения (раболепие), не чтили достаточно самого учительного слова, начинает меняется мировоззрение народа –вера в человека перешла, иерархия стала не помощницей а властью. Среди высших низшему возможно только ученичество. Греко-российская иерархия, помимо народного согласия и даже против воли народной, изменяя прежний образ благочестия и жестоко преследуя всех непокорных этому изменению, тем самым заявила, что вся сила Церкви сосредоточивается в ней одной, что власти церковной принадлежат безусловно и исключительно все права, а народу только обязанность послушанья" Отсюда возник раскол на небывалой в христианстве почве: вопрос о исправлении книг и обрядов, казалось бы, столь простой, и во всяком случае не такой, чтобы из-за него расходиться, вызвал ожесточенный раскол, взаимные проклятия и т. п. В русском народе, как православной, так и старообрядческой стороны, проявилось здесь очень грубое понимание веры. На первом месте поставили не догмат, веру, любовь и единение, а ту или иную формулу, знак, материальный элемент вообще. Сложение перстов или число просфор сочтено более важным, нежели вера и любовь. Это, конечно, было проявлением страшной религиозной неразвитости. Насильственное же изменение того, что следовало бы терпеть, пока умы не просветятся, - это, конечно, означало забвение того, что иерархия вовсе не "начальство" и неприкасаемая каста, как у римско-католиков, и не может требовать бессознательного повиновения мирян. Апологеты обеих сторон стараются теперь оправдать, одни новообрядных, другие старообрядных, от обвинения в религиозной неразвитости. Они стараются вложить в ссоры того времени более осмысленную идею. И догмат, и обряд совершенно одинаково составляют достояние всей Церкви. А между тем раскол раздробил силы православного народа как раз в самое трудное время, когда Россия сошлась лицом к лицу с европейскими влияниями так близко, так интимно, как никогда. Вместе с тем плачевный раскол в церкви не мог не отразиться очень вредными последствиями и на характере государственной власти. Самодержавная власть имеет свой источник в вере; ее нравственным регулятором является только вера, которая свой голос оформливает в церкви. И вот русские именно в вере увидели в себе рознь, то есть потеряли бесспорное, абсолютное мерило правды. (Монархическая государственность)--Тихомиров Л.А.


Стремление незаконно господствовать - это свойство жида или католика мыслящие не по христиански. Священство, по замыслу , должно воспитывать раболепие мирян перед "избранниками Божьими", с тем, чтобы они беспрекословно повиновались.


Священник в вопросах мирской жизни является для мирян братом во Христе, а не святым отцом . Земная Церковь является духовной лечебницей, то есть Православная Церковь, можно сравнить с госпиталем, который занимается духовным целительством. Апостол Петр, когда писал: Пастырей ваших умоляю я:: пасите Божие стадо какое у вас, надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду (1Пет. 5,1-3).
Следует помнить слова Царя Иоанна Грозного, которые очень созвучны наставлениям святителя Игнатия Кавказскому духовенству: « Нигде ты не найдешь, чтобы не разорилось царство, руководимое попом » , не подобает священникам творить царские дела !
М.А. Бабкин, кандидат исторических наук, и что очень важно, глубоко верующий человек, убедительно доказывает: основная масса священства и, в первую очередь, Синод принимали активнейшее участие в свержении в феврале 1917 года монархии и узаконивании "народовластия". Михаил Анатольевич приходит к очень прискорбному выводу: 'Основной мотив революционности духовенства заключался даже не в получении каких-либо свобод от Временного правительства, в которых ранее отказывал Император, не в "освобождении" Церкви от Государственного "порабощения". А в первую очередь - в желании свергнуть Царскую власть как харизматического "соперника": чтобы священству быть единственной властью, обладающей Божественной природой, чтобы обеспечить себе монополию на "в?дение", "обладание" и "распоряжение" "волей Божией". И, вместе с тем для того, чтобы на практике доказать свой тезис: 'священство выше Царства священство - вечно, божественно и непреложно, а Царство земное - изменчиво, бренно и преходяще'.
Именно по причине противостояния священства Царству вопрос даже о теоретической возможности установления в России хотя бы конституционной монархии официальными органами церковной власти в 1917 г. не рассматривался.
Жизнь убедительно показала, что 'как человек с отрезанной головою уже не человек, а смердящий труп, так и Россия без Царя является трупом смердящим'. Каково же состояние земной Церкви, ведь от нее отъят Удерживающий (2Фес. 2,7), который защищал бы ее чад от внешних врагов и от растления внутренними еретиками?
Итак, кровавый эксперимент, поставленный безбожниками при активнейшем участии некоторых из священства спустя немного времени после февраля 1917 года, практикой доказал: 'Не будет Царя, не будет и России'; не будет Царя, не будет и чистоты веры Православной. Священство, возжелав доказать, что оно 'вечно, божественно и непреложно', посеяло в народе Божьем, вопреки обету 1613 года, семя отвержения самодержавия, а пожало на свою голову бурю кровавого террора безбожной власти, которая в своих лагерях очень убедительно доказала ложность ереси папизма: без державной руки Царя-Богопомазанника священство не вечно, а смертно; не божественно, а подвержено большим соблазнам и грешнее мирян; не только не самодостаточно, но абсолютно беспомощно. Возвращаясь к истории Русской Церкви XX века, мы видим, как большинство иерархов и церковной общественности, отравленное ядом различных либеральных учений, совершенно не понимало значения Царя как "Удерживающего". Вся энергия этих людей была направлена на борьбу за «отделение Церкви от государства», за «восстановление соборности и патриаршества», а то и прямо на борьбу против самодержавия. Бездумно повторялся лозунг итальянского масона Кавура: «Свободная Церковь в свободном государстве». Как в Италии этот лозунг использовался масонами против Римской церкви, так и в России он немало послужил разрушению вокруг Церкви внешней ограды и преданию ее на расхищен ие врагам.
Недооценивали значение "Удерживающего" и те иерархи, которые, будучи свободны от крайностей либерализма, держались за идеи славянофилов. Источник заблуждений славянофилов лежал в области догматики и состоял в том, что они, не преодолев до конца влияния "просвещения" XVIII века и особенно идей Руссо, не понимали греховного повреждения человека, верили в добро падшего естества, видели зло в основном во внешней среде. Отсюда их идеализация простонародья и сельской общины как единственной хранительницы веры и устоев народной жизни. Преувеличивая природную стойкость народа в борьбе, славянофилы соответственно приуменьшали значение охранительных учреждений и прежде всего Царской власти.


Митрополит Иоанн (Снычев) пишет 'Православное понимание своего избранничества есть понимание обязанности служить ближнему своему. Избранность же для других - есть избранничество на господство над окружающими людьми, об их "просвещенности светом истины", что естественно и дает им не только право, но и обязанность руководить, спасать "непросвещенных",Значит иметь власть над народом. Но православный клирик, если он правильно понимает свое избранничество, естественно, будет личным примером показывать мирянам, как это "служить ближнему своему" и быть верным.
Да, жиды-христоборцы мечтали, пока нет Царя-защитника Невесты Христовой, уничтожить именно земную Церковь, но Господь, по молитвам Пресвятой Богородицы, святого Царя-искупителя Николая и всех святых не допустил уничтожения земной Церкви, произошло только первичное очищение Церкви. И не случайно, понятие 'Помазанник Божий' употребляется поистине всуе, и содержание этих слов о Царском служении Помазанников Божьих в управлении земной воинствующей Церковью предано забвению.
Поэтому сейчас ревностным, искренним, и честным священникам, но несколько упорствующим в приобретенной злой науке, Господь руками жидов, которых в церковной иерархии пруд пруди, начал очень убедительно разъяснять истины о Царских деяниях Помазанников Божьих в управлении земной воинствующей Церковью Христовой.
Этих священников и раньше гнали жиды в рясах, но сейчас это гонение просто вопиющее! При этом просим не путать батюшек, гонимых за честное и добросовестное служение Богу, со священниками, гонимыми за ревность не по разуму. Император Петр Великий подобных "мучеников" называл 'мучениками за глупость'. Например, борцов с промыслом Божиим Господь вразумляет совершенно справедливо руками жидов: Господь отдал Свой народ под бич жидовского ига, а жиды и ожидовленные организуют борьбу с власть предержащими, которая проявляется в борьбе не имеющим к духовной жизни православных христиан никакого отношения. А ведь еще апостол Павел предостерегает нас от духовного рабства человекам: вы куплены дорогою ценою; не делайтесь рабами человеков (1Кор. 7,23).
Все сказанное имеет значение только в одном случае, в случае когда мы понимаем истинное значение священства, ни на минуту не забывая ни границ его полномочий, ни важности его служения.
В Византийском государстве признано было за основной принцип, что между государством и Церковью, как между Телом и Душой, должно быть постоянное взаимодействие. Этот принцип симфонии властей довольно ясно выражен в предисловии к шестой новелле святого Императора Юстиниана, принятом в церковный номоканон: 'Величайшие блага, дарованные людям высшею благостью Божией, суть Священство и Царство, из которых первое Священство заботится о божественных делах, а второе Царство руководит и заботится о человеческих делах, а оба, исходя из одного и того же источника, составляют украшение человеческой жизни на земле. Потому ничто не лежит так на сердце царей, как честь священнослужителей, которые со своей стороны служат им, молясь непрестанно за них Богу.' :
Важность задач этой важнейшей служебной части Церкви, то есть священства, легко проследить по накалу обличений священства словом Божиим, а это всегда весьма жесткий тон, и кары обещанные неугодникам из священства особо строги.
Сказано все это как для священства, так и для мирян.
Для священства сказано с тем, чтобы те, которые еще могут, увидели и отвратились от главнейших язв свойственных их чину (цареотступничество и хищения власти у царей всех рангов).
Следует знать и понимать, что чин священства - это чин очень трудного и священного служения Богу в алтарях храмов Его. Кроме того, что люди этого чина поставлены у земных престолов неба, они, как люди ученого чина, поставлены и обязаны просвещать мирян светом учения Христа и духовно наставлять; они поставлены воспринимать покаяние, 'вязать и решить'. Всем этим поставлением священнослужители, будучи, как и все люди, грешными, оказываются нагружены ответственейшей и опаснейшей ношей хождения посреди сетей гордыни и надменности, властолюбия и любостяжания. А главное, нынче без кормчего Церкви - Царя, чин священства остался почти наедине со своими язвами безо всякого обличения и крепкого ясного внешнего вразумления, подобно детям оставленным на улице без Воспитателя. Напомним, Царь есть епископ - смотритель внешних дел Церкви, или иначе - внешнего рода надзиратель, то есть епископ действующий внешними средствами для исправления священнослужителей всех рангов и титулов.
Для мирян сказано с тем, чтобы обрели истинные правила иконопочитания, и уже не смешивали бы более образ (Иисуса Христа освящающего, являемый священником) с первообразом (Иисусом Христом всех Царем), чтобы понимали существеннейшее различие между образом Иисуса Христа освящающим (наибольшая полнота у епископа) и образом Иисуса Христа обладающим (наибольшая полнота у Царя-Богопомазанника).
А также с тем, чтобы отличая чин иконы от первообраза оставались бы способными, как пользоваться дарами подаваемыми через икону (священника), так и подмену заметить если увидят наемника или волка в овчей шкуре (Мф. 7,15). Так вот гонения на искренних, честных священников Господь попускает, чтобы они на самих себе или на близких себе по духу священнослужителях почувствовали, что здесь на земле власть от Господа - это Царская власть, а потому Господь хочет их защитить здесь на земле руками Помазанника Своего. Только так и не иначе хочет Бог нас спасать. Так что спасены могут быть только те, кто усвоил и исповедует догмат Царской власти и Воскресения России. Такова воля Бога, таков и Его закон. Ангел Господень изливает новые чаши бедствий, чтобы люди в разум пришли''
Святитель Феофан Полтавский, 1930 г.
-- Вы меня спрашиваете о ближайшем будущем и о грядущих последних
временах. Я не говорю об этом от себя, но то, что мне было открыто
старцами. Приход антихриста приближается и уже очень близок. Время,
разделяющее нас от его пришествия, можно измерить годами, самое большое -
десятилетиями. Но перед его приходом Россия должна возродиться, хотя и на
короткий срок. И царь там будет избранный Самим Господом. И будет он
человеком горячей веры, глубокого ума и железной воли. Это то, что о нем

нам было открыто, мы будем ждать исполнения этого откровения. Судя по
многим знамениям, оно приближается; разве что из-за грехов наших Господь
отменит его и изменит Свое обещание".
"В России будет восстановлена монархия, самодержавная власть. Господь
предызбрал будущего царя. Это будет человек пламенной веры, гениального


ума и железной воли. Он прежде всего наведет порядок в Церкви
Православной, удалив всех неистинных, еретичествующих и теплохладных
архиереев. И многие, очень многие, за малыми исключениями, почти все будут
устранены, а новые, истинные, непоколебимые архиереи станут на их место...
Произойдет то, чего никто не ожидает. Россия воскреснет из мертвых, и весь
мир удивится.
Православие в ней возродится и восторжествует. Но того Православия,
что прежде было, уже не будет. Самим Богом будет поставлен сильный царь на
престоле".
Итак, в самой основе своего величия русский народ почувствовал полное шатание. Если неизвестно, в чем православие, то нельзя считать заблуждающимися ни "лютеров и кальвинов", ни "папежников". Нельзя считать себя выше их.

А между тем эти "лютеры и кальвины", да отчасти и "папежники", жили тут же в Москве и учили нас всему, что только было похитрее и понужнее. Они представляли собой все знания, всю технику. Мы видели решительно во всем, что они умнее нас, и не было решительно ничего, в чем мы могли бы считать себя выше их. Последняя, или точнее - первая опора нашей самобытности - вера - подверглась раздиранию и сомнению. Раз мы дошли до этого, грядущий период подражательной европеизации становился неизбежен.
5. : комментарий от В.Н.Шульгин
2006-05-02 в 10:55

Три критерия традиционного русского патриотизма: вера, царь, отечество. Их связь неслиянна и нераздельна, как и в высшем облике Троицы. Об этом заставляет вспомнить статья М.Дунаева. Возможен, так сказать, и неполный патриотизм, например с отвержением Царя Православного. Конечно, в таком случае сила патриотизма уменьшается. Встречается и отвержение веры, непременно влекущее за собою искажение облика отечества. В этом случае патриотизм искажается ещё больше. "Полный" патриотизм - это не только теоретическое исповедание Триады вероучительной, царской и народной, но и практическое, жертвенное действие по осуществлению одного из её членов. Поэтому Проханов, выступающий за величие России, - подлинный патриот. Его пафос, прежде всего, в третьем члене Триады. И он не теплохладный, как иной "православный публицист", у которого всё говорением и заканчивается. Действующие патриоты должны быть союзниками, даже если у них нет полного согласия о правде нашей исторической Триады. Лишь бы "подлыгальниками" они не были. Единственное, наверное, отсечение необходимо по отношению к патриотам-язычникам, склонным к похулению Святой Руси. Такой "патриотизм" - невольный союзник прямых врагов России.
4. : комментарий от Толик
2006-05-01 в 17:38

Почти тот же смысл, но сказано проще и лаконичнее.
Константин Леонтьев: «Вера в Христа, апостолов и в святость Вселенских Соборов, положим, не требует непременно веры в Россию. Жила Церковь долго без России, и если Россия станет недостойна,— Вечная Церковь найдет себе новых и лучших сынов. И хотя сила Церкви необходимее для России, чем сила России для Церкви, но все-таки пока Россия дышит и стоит еще под знаменем православия, Церковь отказаться от нее не может. И не только русский верующий, но и японский прозелит должен желать блага Русскому государству как наилучшей все-таки опоре православия.» Вопрос именно в том и состоит: "Стала ли Россия недостойной?", "Стоит ли она под знаменем православия?" Уважаемый доктор филологических наук, магистр богословия, профессор Московской Духовной академии лучше попытался бы прямо ответить на такие вопросы, авторитетно поставить их.
Потому что "Суха теория, мой друг, а древо жизни пышно зеленеет..."
Да и положение современной гибнущей России, впрочем, весьма далеко от процветания.
Вывод.
Лабиринты патриотической мысли, безусловно, существуют.
И "к пониманию истинного патриотизма" можно прийти. А дальше-то что?
3. : комментарий от Helgi
2006-05-01 в 15:09

"К пониманию истинного патриотизма" эта статья не имеет ни малейшего отношения. Наоборот, она уводит в противоположную от патриотизма сторону. Патриотизм - это понимание интересов своего народа и следование им в своей практической деятельности. Первейшим интересом русского народа сейчас является его физиологическое выживание. Это и есть истинный патриотизм.
2. : комментарий от Константин
2006-04-29 в 15:29

А мне все понятно: Сталин, Иоанн Грозный и генерал Макашов не настоящие патриоты, а профессор Дунаев истинный, подлинный и настоящий.
К сожалению, это превратилось в традицию: указать народу русскому на его ошибки в понимании подлинного патриотизма, а заодно мимоходом попинать исторических деятелей а также и современников, не вписывающихся, по мнению автора, в образ настоящего патриота.
Результат всего этого известен: много патриотических партий и организаций, очень много патриотических лидеров и вождей, еще больше пишущих на патриотическую тему.
В итоге единого и серьезного патриотического движения нет.
Кому нужны и выгодны подобные писания?
1. : комментарий от ВВН
2006-04-28 в 00:19

Можно ли узнать у автора, чем именно царь Иван Васильевич (Грозный) пошатнул устои святой Руси? В статье говорится об этом одной фразой.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме