Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Кряшенский вопрос в Татарстане: история и современность

Аркадий  Фокин, Русская народная линия

Кряшенский вопрос / 09.03.2006


Доклад научной конференции "Современное кряшеноведение: состояние, перспективы" …

Перепись населения России до предела обострила кряшенский вопрос в Татарстане. Она стала удобным поводом для развертывания идеологической экспансии радикальной части татарской интеллигенции, которая не приемлет инакомыслия в сфере этноконфессиональных отношений, против вымышленных врагов татарского народа, якобы посягающих на его единство. Вновь на свет Божий выплыли набившие оскомину жупелы о руке Москвы и сепаратизме действующих по ее указке кряшен[1]. Массовым тиражом пущены в ход хрестоматийные истины о насильственном крещении мусульман, предании крестившимися веры отцовой, их духовном падении и неискупленной (надо полагать, перед братьями-мусульманами) вине, сопровождаемые призывами вернуться в ислам и объявить себя татарами[2]. Для запугивания обывателей по всем доступным каналам распускаются слухи о якобы нависших, как Дамоклов меч, угрозах искоренения татарской нации и упразднения татарской республики[3]. При этом наиболее рьяные ревнители татарской национальной идеи, не ограничиваясь менторским тоном и бестактными поучениями, доходят до оскорбления многотысячной массы кряшенского населения[4].

Спрашивается, такова ли на самом деле реальность, и насколько неординарна сложившаяся ситуация? При непредвзятом рассмотрении ничего из ряда вон выходящего в действительности нет. На протяжении последних столетий неоднократно менялись отношение общества к кряшенам и ответная реакция кряшен на эти изменения. Причины их весьма различны и, как правило, являются не следствием каких-либо умыслов кряшен, а отражением социально-психологического состояния общества и сущности национальной политики властей или действий общественных сил в условиях того или иного конкретно-исторического периода. Но изначально в их основе лежала и по сей день лежит нерешенность кряшенского вопроса. А конкретнее - в подходе к нему как научной проблеме и политической данности, к целям и способам его решения.

Как и вообще любой национальный, кряшенский вопрос не выходит за пределы своей самоцели: обеспечения условий для благополучного существования, духовного и материального развития этноконфессиональной общности кряшен. Он возник с появлением этой общности и исчерпает себя, когда наряду со всеми супер- и субэтносами, национальными меньшинствами и этническими диаспорами обретет фактическое равенство с государствообразующим и другими народами. Эта предельно ясная для всех истина в приложении к кряшенам имеет принципиальные особенности. Суть же их, если иметь в виду главное звено, - в определении и легитимизации этнического статуса кряшен.

* * *



Конечно, не может быть двух мнений относительно того, что после покорения Казанского ханства население края подвергалось насильственному, вплоть до самых жестоких мер, крещению, что христианские миссионеры преследовали цель обрусения инородцев, что мусульмане, как минимум, до середины XVIII века испытывали дискриминацию со стороны российских властей и православного духовенства, что в семье народов края наряду с крещеными марийцами, мордвой, удмуртами и чувашами появились кряшены. Все это было, и, хотим мы того или нет, стало достоянием истории. А история распорядилась таким образом, что изолированный от русских по языку, от татар по вере жизненный уклад кряшен привел к существенным различиям с теми и другими, обусловив тем самым их самобытное этноконфессиональное развитие. И... породив кряшенский вопрос.

С самого начала его восприятие было неоднозначным, что обусловило различные взгляды на его решение. Для российских властей поголовная христианизация иноверцев означала не только военное, но и идеологическое подчинение новых территорий. Православная церковь была заинтересована в распространении своего влияния на население завоеванных пространств и вытеснении с них противоборствующих верований (ислама и язычества). Тюрки-христиане (протокряшены), в первую очередь те, которые обитали в Поволжье до присоединения его к Московскому государству, уповали на улучшение условий отправления избранной ими веры. Насильно обращенные в христианство татары не теряли надежды на возврат в ислам. И, наконец, мусульманское духовенство не хотело уступать свои позиции, а язычество долгое время сосуществовало с православием, питая ненавистное миссионерам двоеверие. Эти противоречия, почти полностью взаимоисключавшие друг друга, усложняли содержание кряшенского вопроса, который мог быть реализован лишь при взаимопонимании и конструктивном сотрудничестве сторон. Но в истории кряшен ни того, ни другого, к сожалению, не наблюдалось. Хотя периоды позитивного развития были.

Наиболее значимым из них, несомненно, является полувековой отрезок времени с первой половины 60-х годов XIX столетия до начала первой мировой войны, который по праву можно назвать эрой Ильминского в этнической истории кряшен. Именно тогда утвердилась, выражаясь современным языком, обстановка наибольшего благоприятствования интеллектуально-духовному развитию кряшен. Благодаря разработанной Н.И.Ильминским системе образования инородцев и созданию Братством св. Гурия широкой сети негосударственных так называемых братских школ, занимавшихся под организационно-методическим руководством Казанской центральной крещено-татарской школы практическим осуществлением этой системы, произошла консолидация кряшенского населения Волго-Камского края. В ее итоге известные прежде лишь как пассивный объект противоборства мусульман и христиан кряшены сформировались в этноконфессиональную общность. Главными ее показателями стали этническая самобытность, православная духовность, независимый менталитет, самодостаточность социально-экономического, нравственно-культурного и семейно-бытового развития. Поэтому перипетии мировой войны и российских революций не застали кряшен врасплох. Несмотря на то, что затянувшаяся война отодвинула решение социальных проблем, в том числе национального вопроса, процесс социализации кряшен заметно ускорился.

Как свидетельствуют события их этнической истории, Февральская революция 1917 года способствовала резкому росту этнополитического самосознания кряшен. Они оказались в эпицентре национально-освободительного движения, быстро определили свое место в нем и энергично включились в общественно-политическую жизнь страны. Уже в марте наиболее активные представители кряшенской интеллигенции образовали национальную секцию в составе только что учрежденного Общества мелких народностей Поволжья, в мае приняли участие в работе его первого съезда[5], а в октябре, после преобразования указанного Общества в Союз, как и другие этнические объединения, создали свое национальное общество[6].

В этот переломный момент и формальные, и неформальные органы самоуправления на местах стремились скорее пожать плоды революции, среди которых особенно актуальным было реальное воплощение права наций на самоопределение. Процесс нациестроительства стал всеобъемлющим и развивался в невиданных Россией условиях неограниченной демократии. Хронологически он охватил период с конца первого до середины второго десятилетий прошлого века. Вновь открылась возможность решения кряшенского вопроса.

Общество "Кряшен" сосредоточило усилия на развитии этнокультурной и просветительной работы среди населения. Но по мере включения в его работу революционных элементов задачи просветительства отступали на второй план, превалирующее значение приобретали политические пути разрешения кряшенского вопроса. Заявив о том, что кряшены являются самостоятельной нацией, наиболее радикально настроенные функционеры, как из числа старой интеллигенции, так и среди выдвиженцев Октябрьской революции, наряду с идеей национально-культурной автономии кряшенского населения выдвинули требование о его независимом самоуправлении вплоть до образования суверенной республики, а затем и предприняли такую попытку[7].

Вопреки явной несостоятельности последнего требования кряшенский вопрос тем не менее дискутировался на разных уровнях, нашел отражение в агитационно-пропагандистской работе официальных органов и учреждений и стал в конце концов неотъемлемой частью государственной национальной политики. Этнос кряшен был возведен в статус народности, этноним получил право значиться в документах, удостоверяющих личность, переписи населения стали фиксировать его как отдельную национальность[8]. В силу этого кряшенская проблематика полностью обособилась. Не считая национальных форумов революционного периода, только в 1920-1921 годах состоялись Всероссийские съезды трудящихся кряшен и работников просвещения кряшен, областной съезд коммунистов-кряшен[9].

Это отразилось на формировании структуры государственных органов и учреждений России и Татарстана. В 1919 году при Казанском губернском отделе национальностей организуется подотдел кряшен, который в следующем году преобразуется во Всероссийский (Центральный) кряшенский отдел[10]. При Наркомнаце РСФСР учреждается кряшпредставительство. Почти одновременно с ними в обкоме РКП(б) создается кряшсекция[11], на базе которой позже возникла Высшая коллегия по делам кряшен[12].

По инициативе и при содействии этих органов в республике комплектуется материальная база, специализированная на работе с кряшенским населением и призванная осуществлять подготовку профессиональных кадров. Сюда следует отнести создание кряшенского издательства, выпуск газет и журналов для кряшен, основание кряшенского передвижного театра, преобразование кряшенской учительской семинарии (бывшей центральной крещено-татарской школы) в педагогические курсы (с 1922 года кряшпедтехникум), открытие кряшенских филиалов Восточной консерватории и музыкального училища[13]. На университетском уровне развертываются широкомасштабные исследования этногенеза, истории, культуры и быта кряшен[14]. Наряду с центром аналогичные структуры и направления деятельности получили развитие также в регионах компактного проживания кряшен, что создало благоприятные условия для решения кряшенского вопроса в рамках республики.

Однако по ряду причин этого не произошло. Во-первых, как в центре, так и в республике в проведении национальной политики не было последовательности, нередко ставились и решались задачи несовместимые и даже взаимоисключающие друг друга. Известно, например, что татарская письменность базировалась на арабской графике, а кряшены пользовались алфавитом, разработанным Н.И.Ильминским на основе кириллицы. Так продолжалось до начала 20-х годов прошлого столетия, когда стала настойчиво насаждаться идея культурного слияния кряшен с татарами и были сделаны попытки обучить кряшенское население республики арабскому письму. Из этой затеи ничего не вышло. А вскоре татарскую письменность перевели на латинский шрифт, так называемый яналиф[15], и стали переучивать татар. И буквально через десять лет, как и всем народам России, им была навязана кириллица.

Во-вторых, обострение борьбы за власть в высших эшелонах страны, поиск и устранение политических противников, уклон в сторону унитаризма и усиление централизации политической системы общества породили произвол по отношению к народам, отразились на национальной политике. Именно на этот период приходится начало кампании по разоблачению "национал-уклонизма", получившего название "султангалеевщины", и закрепление сталинской концепции национально-государственного строительства. Это не замедлило сказаться на отношении к кряшенам. В 1925 году комиссия Татарского обкома ВКП(б) поспешила объявить в духе восторжествовавшей концепции о принципиальной возможности слияния кряшен с татарами[16]. А политический поворот 1929 года, знаменовавший победу сталинского курса строительства социализма, лишил кряшен не только выше названных достижений в сфере духовной и материальной культуры, общественно-политической практики и этноконфессиональной жизни, но и естественного права на собственное самоназвание (которое, кстати сказать, признавали даже миссионеры[17]). В духе сталинского постулата "нет народа - нет проблем" было объявлено о слиянии кряшен с татарами, все кряшенские официальные учреждения и общественные организации были распущены, всякое упоминание о кряшенах было изгнано из научного лексикона и политической риторики, стало немыслимым даже упоминание о кряшенском вопросе.

В-третьих, не была завершена научная разработка проблемы кряшен. Богатый фактический материал, собранный Н.И.Воробьевым в полевых экспедициях 1922-1926 годов, еще не был теоретически обобщен, дальнейшие исследования в силу указанных ранее причин были прерваны. В сложившихся условиях не могло быть продолжено и повседневное изучение этнографических и архивных источников. Поэтому возобладала издавна закрепившаяся в общественной практике точка зрения на кряшен как на этнографическую (религиозный аспект во внимание уже не брали) группу татар. Таким образом, отсутствие достаточного научного обоснования не способствовало принятию кардинальных политических решений и юридических актов.

Сталинский запрет на национальную идентификацию "неполноценных" народов наряду с начавшимся еще раньше попранием свободы совести и атеизации всей страны действовал более 60 лет. Сменилось три поколения людей, но, несмотря на интенсивность ассимиляционных процессов в интернациональном советском обществе, кряшены в подавляющей массе сохранили свое этноконфессиональное своеобразие, свое кряшенство как образ и уклад жизни, как свойственный им менталитет. Благодаря этому репрессированный кряшенский вопрос не самоликвидировался. Даже в годы махрового тоталитаризма в центральные и региональные партийные и государственные органы, научные учреждения и периодические издания поступали письма с требованиями научного исследования и политического решения проблемы этнического статуса кряшен. Известна, например, многолетняя обширная переписка ленинградского доцента И.Г.Максимова с перечисленными адресатами по широкому кругу кряшенской тематики[18]. С предложениями по решению кряшенского вопроса обращался в руководящие инстанции также казанский кряшеновед М.С.Глухов[19]. Усилия энтузиастов-одиночек не привели к желанной цели, но кряшенство как традиционный образ жизни сохранилось в глубоких тайниках души и сознания кряшен.

* * *



Современное кряшенское этнокультурное движение возродилось на переломе 80-90-х годов прошлого века. Толчком к нему послужила научно-практическая конференция по проблемам изучения фольклора кряшен, проведенная 5 декабря 1989 года в Казани Республиканским научно-методическим центром народного творчества и культурно-просветительной работы Министерства культуры Татарстана. На ней была образована инициативная группа, которая подготовила собрание, учредившее Этнографическое культурно-просветительное объединение кряшен как автономную самодеятельную секцию Татарского общественного центра[20]. После этого аналогичная организация кряшен была создана в Набережных Челнах, организованы инициативные группы кряшен в других городах и районах с компактным проживанием кряшенского населения. Все они провозгласили этнокультурную (неполитическую) направленность своей деятельности и активно взялись за организацию народных празднеств, обрядовых действ, пропаганды музыкального, песенного и танцевального искусства кряшен.

Надо отдать должное тому, что в обстановке царившей в то время митинговой вакханалии лидеры кряшенских организаций не поддались сиюминутным порывам толпы и встали на путь цивилизованного решения своих этноконфессиональных проблем. Принципиальное значение в этом плане имела состоявшаяся 12 апреля 1992 года республиканская конференция представителей местных организаций кряшен, которая приняла судьбоносные резолюции "О воссоздании средств массовой пропаганды", "О возрождении национального театра кряшен", "О восстановлении православных храмов и о богослужении кряшен на родном языке", "О возвращении главного здания Центральной крещено-татарской школы" и "О всекряшенском джиене"[21]. С учетом печального опыта семидесятилетней давности, вслед за декларированием перспективных целей и ближайших задач был предпринят поиск возможностей научного обоснования кряшенского вопроса и возобновления прерванных исследований в области этногенеза, этноконфессионального состояния и этнической культуры кряшен. 14 мая 1992 года в Кабинет Министров республики было направлено коллективное письмо, которое подписали более 20 видных общественно-политических деятелей, ведущих ученых, известных творческих работников и других авторитетных граждан республики разных национальностей с просьбой "предусмотреть в структуре формирующихся штатов Академии наук Татарстана учреждение отдела кряшеноведения с лабораториями по проблемам этногенеза, фольклора и быта кряшен".

В момент крайнего обострения политической ситуации в республике, когда предводители охлократии явочным порядком заняли и затем опечатали здание обкома партии, а лидеры радикального крыла татарского национального движения созвали независимый курултай татарского народа, учредивший теневой парламент Милли меджлис и теневое правительство Назарият, и когда вполне серьезно решался вопрос "кто кого", кряшенские общественные организации поддержали инициативу проведения съезда народов Татарстана, приняли участие в его подготовке и проведении. Съезд сыграл исключительно важную роль в нормализации общественно-политической ситуации, стал переломным моментом в процессе оздоровления межнациональных отношений в республике. Наряду с общими положениями национальной жизни с высокой трибуны съезда были озвучены назревшие проблемы кряшенского населения республики, прозвучал призыв к цивилизованному решению кряшенского вопроса на государственном уровне[22]. Делегация кряшен внесла проект резолюции съезда следующего содержания: "Съезд решительно осуждает продолжающуюся в течение 60 лет дискриминацию кряшенского населения республики, выражающуюся в игнорировании его этнической самостоятельности, отстранении от непосредственного участия в национально-государственном строительстве и попрании его конституционных прав на свободу печати и слова, свободу совести и вероисповедания, свободу самобытного социально-культурного развития, и в соответствии с Всеобщей декларацией прав человека и Конституцией Республики Татарстан призывает государственные и общественные институты республики признать исконный этноним (самоназвание) кряшен в качестве единственного официального обозначения их национальности, до конца 1992 года провести перепись кряшенского населения республики, восстановить ранее существовавшие государственные, ведомственные, конфессиональные структуры жизнеобеспечения кряшенской народности с одновременным возвращением или компенсацией национализированных и изъятых у нее материальных средств, культурных и культовых ценностей".

Это было первое в постсоветское время официальное обращение к республиканским властям и общественности с просьбой о реабилитации кряшен. Но президиум съезда (в составе которого были и первые лица республики - Президент, Председатель Верховного Совета и Премьер-министр) не счел нужным ни обсудить его с делегатами, ни рассмотреть в рабочем порядке. Не отреагировал на проблемы кряшен состоявшийся месяцем позже Всемирный конгресс татар. Не нашли положительного отклика по ним также обращения и предложения Ассоциации национально-культурных обществ Республики Татарстан и Этнографического культурно-просветительного объединения кряшен, ставшего к тому времени одним из ее учредителей и коллективных членов. Желание не выпускать наружу, как джина из бутылки, загнанный вглубь кряшенский вопрос, как и в годы тоталитаризма, оказалось сильнее приверженности к ценностям демократии.

И тем не менее сложившаяся в начале 90-х годов благоприятная общественно-политическая ситуация, обусловленная подъемом татарского и многонационального движения, способствовала не только легитимной постановке кряшенского вопроса, но и реализации некоторых мер по его решению в свете резолюций упомянутых конференций кряшен. Этнографическое культурно-просветительное объединение установило деловые контакты с заинтересованными ведомствами, учреждениями, организациями, средствами массовой информации. Был задуман и осуществлен выпуск специальных полос "Карендеш" в газете "Шахри Казан", по образу и подобию которых наладили публикацию о кряшенах газета "Ватаным Татарстан", некоторые городские и районные периодические издания. Большим событием в жизни кряшен стал выход 4 февраля 1993 года в Набережных Челнах частной газеты "Кряшен сюзе", которая быстро нашла своего читателя, в том числе и за пределами республики. Активная позиция газеты способствовала консолидации кряшенского общественного движения, которая привела к созданию в 1998 году Республиканского национально-культурного центра кряшен Татарстана, а в следующем - Межрегионального союза национально-культурных объединений кряшен (местонахождение обоих в г.Набережные Челны).

Справедливости ради надо сказать, что отношение руководителей республики к этнокультурному движению и религиозному возрождению кряшен в начале 90-х годов прошлого века было если и не совсем лояльным, то во всяком случае вполне терпимым. Президент Татарстана выделил из Фонда поддержки культуры средства на постановку спектакля силами создававшейся на базе Татарского государственного академического театра имени Г.Камала кряшенской театральной студии. Министерство культуры республики, хотя и со значительным запозданием, поддержало инициативу самодеятельного ансамбля "Айбагыр" и взяло на себя решение вопросов организационного и материального обеспечения фольклорного фестиваля кряшен. Государственная телерадиокомпания выделила эфирное время для радиопередачи "Арумы сез, карендешлер". Предоставлены возможности для проведения мероприятий общественных организаций кряшен в домах дружбы народов и учреждений культуры, для обучения кряшенских групп в многонациональных воскресных школах.

Однако поддержка кряшен на всех официальных уровнях не выходит за пределы текущей культурно-досуговой работы и разовых мероприятий. Вопросы же, связанные с кардинальным решением кряшенских проблем, не находят понимания. Так случилось, например, с затянувшейся тяжбой по возвращению кряшенской общине Казани главного здания Казанской центральной крещено-татарской школы, в котором прежде находилась домовая церковь - единственный в городе храм, принадлежавший кряшенскому православному приходу. Объединение кряшен, собрав все документы, добилось в 1993 году придания зданию статуса исторического памятника республиканского значения. В соответствии с действующим законодательством Министерство культуры известило ректора ветеринарной академии, на балансе которой находилось здание, о недопустимости его перепрофилирования и передачи кому бы то ни было. Тем не менее в 1997 году единственный в Казани кряшенский исторический памятник был продан предпринимателям, которые его надстроили, реконструировали, изменив до неузнаваемости, и разместили в нем предприятия торговли и услуг.

Примерно так же обстоит дело с церковными зданиями в кряшенских селах. По сведениям Республиканского национально-культурного центра Татарстана, к услугам татарского населения республики имеется 982 мечети, а жителям 198 кряшенских деревень, Казани, Набережных Челнов, Елабуги, Заинска, Нижнекамска и других городов с компактным проживанием кряшен предоставлено четыре православных храма[23]. Социологическое исследование, проведенное исполкомом национально-культурного центра в период с 15 октября 2001 по 3 марта 2002 годов, выявило аналогичные факты в расстановке административных и хозяйственных кадров, социально-культурном и бытовом обеспечении кряшенских населенных пунктов. Был обнаружен и такой случай беспредела, когда собранные верующими кряшенами на восстановление православного храма в селе Налим Заинского района денежные средства были израсходованы на благоустройство татарского кладбища соседней деревни.

После появления в средствах массовой информации сведений о возвращении бывшим народностям, учтенным в переписи населения 1926 года, прежнего этнического статуса кряшены Казани в 1996 году обратились с ходатайством к Президенту России Б.Н.Ельцину. Одновременно были направлены письма с просьбой поддержать это ходатайство Министру по делам национальностей и федеративным отношениям Российской Федерации, руководителям Башкортостана, Удмуртии, Красноярского края, Иркутской, Кировской, Оренбургской, Пермской, Свердловской и Челябинской областей. Обращения были восприняты сочувственно, но ожидаемых результатов не принесли. Возникла неподдающаяся никакой логике парадоксальная ситуация: удовлетворив просьбу нагайбаков, Федеральный центр не изъявил готовности к конструктивному рассмотрению аналогичной проблемы кряшен. Видя это, местные власти сочли благоразумным занять нейтральную позицию. При всем при том никто не удосужился вникнуть в суть дела и понять, что нагайбаки - те же кряшены, и сами они этого не отрицают. Просто за ними в качестве дополнительного этнонима закрепилось название крепости, в которой они несли службу после перевода их в казачье сословие[24]. В итоге один и тот же этнос на своей исторической родине оказался разделенным надвое: на отдельный малочисленный народ и на этнографическую группу в составе татарского народа. Такое возможно, наверное, только в России. Резонно спросить российские власти: какие критерии применяют они при этнической дифференциации этносов?

Эта, вторая по счету, попытка решения основной проблемы кряшен тоже не увенчалась успехом, что негативно сказалось на дальнейшем развитии этнокультурного движения. Несмотря на то, что, защитив на поволжской окружной ярмарке социальных и культурных проектов "Саратов-2001" свою заявку "Internet-сервер www.kryashen.ru", Общественная организация народности кряшен г.Казани (преемница Этнографического культурно-просветительного объединения кряшен) открыла собственный сайт, благоприятные возможности выхода в мировое информационное пространство эффективно использовать она не сумела.

Между тем продолжавшаяся дифференциация общества порождала новые проблемы, которые без государственной помощи разрешить было невозможно. После нескольких неудавшихся попыток обратить внимание республиканских властей на социально-бытовые, этнокультурные и конфессиональные проблемы кряшенского населения Республиканский национально-культурный центр кряшен Татарстана, стремившийся сосредоточить под своей эгидой все кряшенские общественные организации, стал склоняться к формам и методам политического давления. Начавшаяся подготовка к переписи населения России и выделение этнонима "кряшен" отдельной строкой в предлагаемом перечне национальностей еще более усугубили положение. В средствах массовой информации развернулась кампания по обвинению кряшен в сговоре с Москвой и подрыве целостности татарского народа. В ответ на это под влиянием радикально настроенных лидеров кряшенского движения конференция представителей с мест, созванная 13 октября 2001 года Республиканским центром, приняла Декларацию о самоопределении кряшен как этноса[25].

Столь поспешный, непродуманный шаг в конечном счете мог завести в тупик. Поэтому была достигнута договоренность о встрече лидеров кряшенского движения с Президентом Татарстана М.Ш.Шаймиевым. Она состоялась 11 апреля 2002 года. Была обсуждена совокупность вопросов, связанных с удовлетворением духовных и социально-культурных нужд кряшенского населения и его самоидентификации в ходе предстоящей переписи. В итоге был составлен и разослан исполнителям Протокол поручений Президента, которые содержали предписания ответственным органам и ведомствам по устранению допущенных перекосов национальной политики и обеспечению условий для равного развития кряшен в составе многонационального населения республики[26]. Это была третья попытка решения кряшенского вопроса.

К сожалению, этот многообещающий акт не внес существенных изменений ни в официальный статус, ни в повседневную жизнь кряшен. Время шло, но ничего, за исключением двух-трех показательных мероприятий, не было сделано. Наоборот, по мере приближения переписи населения еще более разнузданный характер приобрела кампания по бичеванию сепаратизма кряшен. И если раньше официальные власти дистанцировались от нее, то со временем в нее были втянуты научные учреждения и официальные органы, Государственный Совет и Президент республики[27]. Не был принят во внимание доведенный до Президента, а затем обнародованный призыв предоставить кряшенам полную свободу для этнической самоидентификации и включить записавшихся кряшенами в общий итог татар[28]. В ответ Республиканский национально-культурный центр кряшен Татарстана заявил о своем намерении провести съезд кряшен России. Как и следовало ожидать, это спровоцировало использование в ходе переписи административного ресурса и привело к печальным последствиям. Кряшены в Татарстане были переписаны по трем номинациям: татары, крещеные татары и кряшены, не считая весьма значительной прослойки городских кряшен, записавшихся русскими. Таким образом, перепись не определила численности проживающих в Татарстане кряшен.

Сложившаяся в республике обстановка оказывает негативное влияние на межнациональные отношения. Даже те, кто прежде безразлично относился к указанию национальности, оказались втянутыми в бесплодные публичные пререкания. Среди кряшенского населения наблюдается нарастание обиды. "Почему татары нас ругают каждый день в газетах и на телевидении? Что мы им сделали плохого?", - вопрошают кряшены старшего поколения. Недовольство отдельными глашатаями своих далеко не цивилизованных нареканий и поучений, как всегда бывает в таких случаях, перерастает в недовольство властями. На фоне непопулярных путинских реформ это чревато непредсказуемыми последствиями.

Фокин Аркадий Васильевич, кандидат исторических наук (Казань)
Статья предоставлена оргкомитетом научной конференции "Современное кряшеноведение: состояние, перспективы"




СНОСКИ:

1 - Эту неблаговидную кампанию начал академик АНТ А.Каримуллин, заявивший на заседании круглого стола "Вступая в XXI век - татарская нация", что кряшены, получая деньги из Москвы, проводят политику Ильминского, направленную на уничтожение татар (Ватаным Татарстан, 15 октября 1996 г.). Ему вторят академик М.Ахметжанов (Крещеные татары. - Шахри Казан, 18 декабря 2001 г.), депутат Госсовета РТ драматург Т.Миннуллин (Друг я или враг? - Татарские края, январь 2002 г.) и др.
2 - См.: Ф. Ислаев. От мусульман ушли, но не пришли к христианам. - Восточный экспресс, 6-12 июля 2001 г.; Ш.Ахмадуллин. Не дробить, а объединять (В сб. А как думаете вы?- Казань: 2000. С. 19-25);
3 - Нам, татарам, главное - собраться... Татарстан могут превратить в Казанскую губернию? (Известия Татарстана, 19-25 декабря 2001 г.); А.Бурганов. Разделяй и властвуй (Татарские новости, N 1, 2001 г.); Г.Муртазин. Татарская нация против разъединения (Татарские края, февраль 2002 г.);
4 - См.: Ф.Балтач. Гордиться или стыдиться должны кряшены? - Идель, 1994, N 5-6. С. 61-66.
5 - Протокол 1-го общего собрания представителей мелких народностей Поволжья. - Казань: 1917
6 - К истории разложения Национального общества "Кряшен". - Казань: 1918, с. 2.
7 - Горохов В.М. Реакционная школьная политика царизма в отношении татар Поволжья. - Казань: 1941, с. 126.
8 - Мухаметшин Ю.Г. Татары-кряшены. - М.: 1977, с. 21; Вечерняя Казань, 10 декабря 1991 года
9 - Материалы научно-практической конференции на тему "Этнические и конфессиональные традиции кряшен: история и современность". - Казань: 2001. - С. 149-151.
10 - Красная Татария, 4 декабря 1925 года.
11 - НА РТ, ф. 15, оп. 1, д. 50, л. 8.
12 - НА РТ, ф. 15, оп. 1, д. 446, л. 13.
13 - НА РТ, ф. 15, оп. 1, д. 212, л. 3; д. 524, л. 1; Горохов В.М. Реакционная школьная политика... - С. 126-127.
14 - Полевые исследования известного этнолога профессора Казанского университета Н.И.Воробьёва.
15 - Новый алфавит (от татарского яна - новый, алифба - алфавит) официально принят в 1927 г.
16 - Кряшенский вопрос (По материалам комиссии областкома). - Красная Татария, 4 декабря 1925 г.
17 - По сообщению Н.И.Ильминского, крещеные татары в Казанской губернии сами себя называют кряшин, русские зовут их крещонами, а женщин - крещонками. - Ильминский Н.И. Казанская центральная крещено-татарская школа. - Казань: 1887. - С. 9.
18 - В данный момент она готовится к изданию.
19 - В личных архивах сохранилось его письмо от 18.02.1991г., адресованное Председателю Верховного Совета ТАССР М.Ш.Шаймееву, депутату Верховного Совета СССР Н. С. Сазонову и депутату Верховного Совета РСФСР Д.А. Волкогонову.
20 - Устав ЭКПО кряшен утвержден правлением ТОЦ 26 февраля 1990 г.
21 - Кряшен сюзе, 4 февраля 1993 г.
22 - Материалы съезда народов Татарстана. - Казань: 1993. С. 85-88, 135-140.
23 - Российская газета, 29 марта 2002 года; Восточный экспресс, 1-7 марта 2002 года.
24 - Полушин А.В. Кряшены - тернистый путь к памяти. - Русский дом, 2003, N 3. С. 25.
25 - Кряшен сюзе, декабрь 2001 г.
26 - Поручения Президента Республики Татарстан М.Ш.Шаймиева, данные им в ходе состоявшейся 11 апреля 2002 года встречи с лидерами и представителями кряшенского движения по вопросу "О состоянии социально-культурного развития кряшен и проблемах кряшенского общественного движения". - АНКО, 2003, N 1. С. 3-4.
27 - См., в частности, Обращение Государственного Совета РТ к Президенту РФ, Председателю Правительства РФ, Председателю Государственной Думы РФ в связи с предстоящей Всероссийской переписью населения в 2002 году (Татарские края, январь 2002 г.); Обращение ученых Института языка, литературы и искусства АНТ к Президенту РФ (Звезда Поволжья, 11-16 января 2002 г.);
28 - А.Фокин. Не навреди. - АНКО, 2002, N 1. С. 2-3.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме