Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Мифологизация генерала Младича

Милен  Симич, Русская народная линия

Ратко Младич / 26.10.2005

Генерал Ратко Младич
Генерал Ратко Младич
В последний раз я видел Ратко Младича в начале 2000 года. Тогда мы вместе с ныне покойным академиком Антонием Исааковичем и двумя военными историками беседовали о произошедшем в Боснии и Герцеговине (БиГ) и в Косово и Метохии. На мое замечание, что он часто появляется на людях, включая даже и протокольные армейские мероприятия, генерал ответил: "Недругам и палачам сербского народа я все равно не сдамся, а от своего народа прятаться не хочу".

Прошло несколько лет, как Младича никто не видел и не слышал. И, вероятно, было бы нормальным, если бы о нем стали говорить меньше. Однако за последние годы разговоры о нем сторонников "справедливости по-гаагски" превратили генерала в мифологическую личность, которую не часто встретишь в истории. Ему придали атрибуты некоей организации, от которой зависят судьбы государств и народов. Он - повод для шантажа, давления и оправдания всего, что международные субъекты должны были, но не смогли сделать на территории БиГ.

Для властей Сербии он отговорка и предлог для оправдания неудач в исполнении тех обязательств и обещаний, благодаря которым граждане их избрали. Он вдохновляет на всякого рода риторические высказывания и предположения партийных функционеров, политических и военных аналитиков, журналистов, руководителей неправительственных организаций, хотя большинство из них ничего не знает о его профессиональных и моральных качествах как офицера. Они не знают о его обязанностях и функциях при руководстве и командовании армией во время гражданской войны в БиГ. Не знают о его приказах. Т.е. не знают всего того, что является самым важным в конкретных условиях войны, в которой Младич был одним из главных действующих лиц. Мнение о нем - это мерило места, занимаемого в политической жизни. Негативное мнение о нем это непременное условие привлекательности для иностранных центров силы и обязательное условие их поддержки.

Впрочем, намного важнее, чем риторические высказывания и предположения отдельных лиц, тот факт, что через историю с генералом Младичем открывается пренебрежительное отношение и надменная наглость иностранных центров силы в отношении сербского народа и сербских властей, открывается подчиненное положение последних, которое принимает черты мазохистской готовности к унижениям любого сорта.

Общественность Сербии, конечно, помнит заявления главного прокурора Гаагского трибунала о командах следователей, разного рода преследователей и охотников на людей, составленных из представителей иностранных спецслужб и сил специального назначения, хозяйничающих в Сербии. Также вспоминается, как та же особа бесконечно твердила, что она знает, где скрываются преследуемые трибуналом лица, и обвиняла власть в пассивности.

Предприняла ли власть что-либо, что предприняла бы любая нормальная власть, невзирая на тяжесть ситуации, в которой находится государство? Что власть сделала, чтобы выявить команды "охотников за головами"? Что она сделала, чтобы поступить с ними, как то подобает суверенному государству и ответственной власти? Предприняла ли она что-нибудь, чтобы разоблачить и опровергнуть ложь и дезинформацию, направленные на испытание порога терпения и терпимости, порога унижения и обмана мировой общественности, чтобы поднять вопрос об ответственности за всю эту ложь?

Когда председатель правительства Сербии набрался храбрости внятно сообщить, что генерала Младича на территории Сербии нет, то вполне естественно было бы, чтобы и разговоры о нем утихли. Но вышло наоборот. Два показательных примера.Американский посол, не дожидаясь официальной реакции своего правительства и соответствующих международных субъектов, в интервью заявляет, что он думает иначе, чем председатель сербского правительства, и он уверен, что Ратко Младич находится на территории Сербии. То есть, сказать на чистоту, он назвал председателя правительства страны, в которой находится как посол, лжецом. Это беспрецедентный случай в истории дипломатии, неслыханная дерзость, хотя граждане и знают, что именно он истинный хозяин Сербии. Естественно, что после такого инцидента в стабильном и нормальном государстве такому послу в кратчайшие сроки указали бы на его место. С учетом того, что мы ни стабильное, ни нормальное государство, граждане ожидали хотя бы публичной реакции и предупреждения послу в связи с его высказываниями. Но не последовало ничего. И это показывает все бедствие подчиненного положения и готовности терпеть унижения.

Над подтверждением убогого положения подданных и прислужников потрудился и министр обороны. Он сразу же после заявлений премьера и американского посла, в перерыве между двумя зарубежными поездками заявил, что генерала Младича надо схватить или предоставить "серьезные доказательства" хозяевам мира, что генерал не в Сербии. Прежде чем оценивать такой поступок, нужно поставить несколько важных вопросов. Откуда у министра одержимость заниматься вопросами обвиняемых в Гаагском трибунале, вместо того чтобы заниматься проблемами армии? Какова, вообще, компетенция министра обороны и компетенция армии, как организации, в отношении лиц преследуемых трибуналом? Разве министр обороны, имея возможность привлечь военные разведывательные органы при сотрудничестве с другими структурами безопасности, не уверен, что Младич не находится на территории Сербии? Что такое для министра "серьезные доказательства", если не вполне определенное утверждение председателя правительства?

Конечно, министр знает ответы на эти вопросы, и, несмотря, на свою некомпетентность в области командования и руководства такой сложной системой, как армия, он отнюдь не является наивным человеком. Он, выбирая между правдой и ложью, решил выбрать второе, т.к. понимал, что ему для того, чтобы понравиться международным центрам силы, кроме проведения сокращения армии, нужны соответствующие высказывания о Младиче. В нормальном государстве, при ответственном правительстве такой человек после этого ни минуты больше бы не оставался на посту министра обороны. Однако то, что он остался на своем посту, показывает, что нет границ готовности к унижениям, только бы это обеспечивало власть над сербским народом.

Разговоры о Младиче и дальше продолжают оставаться актуальными и служат поводом для радикальных мер в отношении сербского народа, чтобы сделать невозможным какое бы то ни было сопротивление событиям, которые приближаются. Недавно оккупационный хозяин БиГ П.Эшдаун заявил, что в прошлом году генерал, якобы, скрывался на одном из военных объектов недалеко от Хан Пиеска. Несмотря на то, что эту информацию никто не подтвердил, это ему не помешало объявить о роспуске Армии Республики Сербской, что и было истинной целью этих заявлений. Теперь больше никто не утруждает себя заботами о том, чтобы слухи о генерале были убедительными, хотя бы для зарубежной общественности.

Недавно и почти одновременно в Гаагском трибунале и на национальном сербском телевидении вопрос о Младиче был поставлен ребром: кто он - герой или преступник? Спросим себя - какова подлинная цель этой кампании? Может быть, это всего лишь желание отвлечь внимание от того, что происходит в Косово и Метохии?

Далее, кто на самом деле Ратко Младич? Бывший офицер и генерал Югославской Народной Армии, командующий Армией Республики Сербской, человек, обвиняемый Гаагским трибуналом, тот о ком не знают, где он находится, хотя его выслеживают самые известные разведчики, или еще кто-то?

На основе личного общения в ходе армейской службы, и даже без этого, специалисты в области военной организации легко придут к выводу, что речь идет об одном из самых одаренных профессиональных военных, с характерными чертами лидера, руководителя, т.е. командира самого высокого ранга. Признаемся, было немало офицеров сербской национальности, родившихся на территории Боснии, про которых на основе личных данных можно было сказать, что они имеют схожие характеристики с Младичем. Но почему за все время самоорганизации сербского народа для защиты национальных интересов, для отстаивания элементарных человеческих прав и просто для защиты от физического истребления в Боснии остальные остались неизвестны в отличие от Младича? Просто они тогда не откликнулись на призыв своего народа защитить его. Большинство офицеров допустили, чтобы страх парализовал их знания и профессиональные обязанности. Они оправдывались семейными проблемами, болезнями и обстоятельствами, в которых находятся их подразделения. Если вспомнить мысли крупнейших полководцев прошлого о том, что "без храбрости знания бесполезны" и "храбрость нельзя изобразить - это достоинство не подлежит притворству", тогда становится понятным, почему Младич превзошел остальных. Он в тяжелейших условиях откликнулся на призыв своего народа и принял должность командующего армией своего народа.

Против сербского населения начали войну мусульманские и хорватские военизированные формирования. Сербское политико-государственное руководство в БиГ было только что сформировано. Оно было политически разнородно, не имело жесткой государственной структуры на сербских территориях. Это руководство не понимало или не имело времени понять значение психологических, разведывательных и информационных операций, проводимых некоторыми великими державами против сербского народа в БиГ и его армии, находящейся на стадии формирования. Организационная структура армии и система ее руководства и командования формировались в ходе боевых действий. Все виды материально-технического обеспечения сербской армии в БиГ осуществлялись только за счет собственных сил и средств, своей территории и населения в отличие от противника, имевшего иностранную помощь в избытке.

В любом случае, все личные качества Младича еще не делали его командующим и вождем. Но на основе этих качеств таковым Младича сделали его солдаты и офицеры, его народ. Если вспомнить о специфическом отношении сербов к своим вождям, то можно понять, что Младичу было нелегко оставаться в этой роли все время, но совершенно очевидно, что ему это удалось. Здесь можно было бы и закончить рассказ о Младиче, как командире и руководителе, потому что оценивать его в этом качестве могут только военные и народ, а не "аналитики", политики и журналисты.

Что касается "героизма" как феномена, чаще всего связанного исключительно с войной, то военная теория, военная мысль, как наука, исследовала его всесторонне, открывая все аспекты действий личностей, к которым можно отнести этот эпитет. Но даже, когда не совершается никаких героических поступков, армия и народ сами находят и создают своих героев, потому что они нужны на войне для мотивации собственных действий, для того, чтобы выдерживать атаки противника и осуществлять поставленные боевые задачи. И уже поэтому все попытки найти в действиях Младича детали для его дегероизации обречены на провал, потому что для подавляющего большинства его бойцов и народа, для его соратников он герой и никакие опросы общественного мнения, "аналитические материалы", всяческие структуры и "неправительственные" организации и другие "идолопоклонники Гааги" не смогут здесь ничего изменить.

По прошествии времени военные специалисты сделали ряд замечаний по адресу некоторых решений Младича в ходе войны и его руководства военными операциями. Перечисление этих замечаний только подтвердило бы известное изречение об умных генералах после закончившихся сражений. Уже только поэтому эти замечания надо оставить суду истории.

Навязан вопрос, преступник ли генерал Младич? Гаагский трибунал утверждает, что да. Но вся проблема в том, что это нужно доказать в суде, а генерала нигде не могут найти. Оказывается сильнейшее давление по всем направлениям, ведется интенсивная погоня, спешка невероятная... А результатов нет. В то же время, искусственно созданные картинки неких событий, на основе которых выдвинуто обвинение, полностью переменились. Теперь мало кто верит рассказам о концлагерях и колючей проволоке, например о лагере Трнополе, о массовых изнасилованиях. Разоблачен миф о страшнейшем насильнике мусульманских женщин Грубане Маличе, которого никогда не существовало, а его имя и фамилия были взяты из романа Миодрага Булатовича "Герой на осле". Мало кто верит, что организаторами взрывов на площади Маркале и улице Васи Мискина в Сараево были сербы. Наоборот, все больше компетентных свидетелей разоблачают миф о "сербском геноциде над мусульманами" в Сребренице. Упомянутые картинки результат работы бесчестных людей...

Младич - преступник для кучки людей отрекшихся от своей национальности и происхождения. Эти люди в поисках новой самоидентификации сделают все, даже зачитают приговор Младичу. Поняв, что для большинства народа один и тот же человек не может быть одновременно и героем и преступником, его преследователи инициировали масштабную кампанию его дегероизации и создания образа преступной личности.

Безусловно, необходимо обсуждение причин и последствий гражданской войны в Боснии, изучение фактов нарушения правил ведения войны, обсуждение вопроса ответственности за военные преступления непосредственных виновников. Но когда в услужливых СМИ ведется хорошо срежиссированное, одностороннее "обсуждение" "коллективной вины", "денацификации", "катарсиса" и "коллективной вины" сербского народа, сравниваемого с немцами времен нацистского правления, тогда возникают сомнения в добрых намерениях устроителей этих "обсуждений". Реакцией на все это становится выработка у человека защитного механизма против такой информации. То же касается и подобной "информации" о Ратко Младиче.

Несмотря на то, что в создании мифа о генерале Младиче главную роль сыграли "идолопоклонники" Гаагского трибунала, все же представляется, в этом мифе о "военном преступнике Младиче" сам он имеет наименьшее значение. Главная цель - возложение вины за войны на Балканах на сербский народ, затем уничтожение Республики Сербской в БиГ и продолжение расчленения и раздела сербского национального пространства. Это самая большая угроза сербским национальным интересам и было бы совершенно нормальным ожидать адекватной реакции от власти. Но ее нет, потому что личные интересы, удовлетворением которых занимается власть, разошлись с национальными. А потому сказка о "приносящем несчастья" генерале очень подходит для оправдания неисполненных обещаний перед гражданами.

Антивоенное профитерство трансформировалось в антимладичевское. Заказчики и цель известны, только, вероятно, цены различаются. За Младича - пять миллионов долларов.
Милен Симич, генерал-полковник, бывший начальник Управления по вопросам морали Генштаба Армии Югославии
Журнал "Сербская политика"
http://www.srpskapolitika.com/preporucujemo/2005/241.html
Перевод Михаила Ямбаева


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме