Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Русская Кассия

Андрей  Иванов, Русская народная линия

100 лет Союзу Русского Народа / 02.04.2005


К 90-летию со дня кончины поэтессы Лидии Александровны Кологривовой …

Лидия Александровна Кологривова2 апреля (20 марта) сего года исполняется 90 лет со дня кончины замечательной русской поэтессы Лидии Александровны Кологривовой. Это имя, к огромному сожалению, предано забвению и совершенно неизвестно современному читателю. Между тем, творчество этой замечательной женщины совсем не заслуживает того забытья, в котором оно продолжает пребывать. Данная статья, лишь первая скромная попытка познакомить читателя с основными вехами биографии и творчества поэтессы.

К сожалению, точная дата рождения Лидии Александровны не известна. Дошедшие до нас отрывочные факты ее биографии, сообщают, что Л.А.Кологривова, в девичестве княжна Ухтомская, происходила из известного княжеского рода. Ухтомские - русский княжеский род, являющийся отраслью князей Белозерских, получивших фамилию от наименования своего владения Ухтомской волости вдоль реки Ухтомы. Родоначальником Ухтомских был князь Иван Иванович, являвшийся в VII колене потомком легендарного князя Рюрика через князя Всеволода, сына Юрия Долгорукого. Среди членов этого знатного рода насчитывается много известных деятелей. В битве с татарами под Казанью отличился князь Василий Ухтомский; в Смутное время в Вятке вел борьбу с воровскими отрядами Михаил Ухтомский; князь Дмитрий Ухтомский принимал деятельное участие в украшении Кремля при императрице Елизавете Петровне, возобновил Красные ворота, сгоревшие в 1748 году, строил колокольню в Троицкой лавре. Брат его Сергей тоже был архитектором. Однако блестящего положения при дворе князья Ухтомские никогда не занимали и в допетровской Руси выше стольников не поднимались, так и не сумев занять в боярской аристократии видного положения, несмотря на свою знатность.

Лидия Александровна была дочерью князя Александра Ивановича Ухтомского (1791 - после 1854), полковника, участника Отечественной войны 1812 года и княгини Марии Дмитриевны (1802 - ?), урожденной княжны Голицыной. Лидия Александровна получила образцовое воспитание и хорошее образование. Мужем ее стал Сергей Николаевич Кологривов (1856-после 1918), ученый-историк, сотрудник Императорского С.-Петербургского Археологического института, активный деятель монархического движения.

Первая публикация стихов Лидии Александровны появилась в 1902 г. Это был сборник стихов трех поэтесс - Л.Кологривовой, А.Милорадович и В.Гордеевой. Книжка имела успех и получила хорошие отзывы критиков. "Тогдашняя критика с особенною похвалою отозвалась о выдающихся сочинениях <...> поэтессы, как о легкости и плавности ее стиха, так и за интересные сюжеты, которые Л.А. брала, с одной стороны - из жизни природы и из настроений человеческого сердца, а с другой - из событий родной старины", - отмечалось в одной из статей, посвященных Л.А.Кологривовой. Первый успех ободрил поэтессу, и с этого времени из под ее пера непрерывной вереницей стали появляться оригинальные и переводные произведения в стихах.

В 1903 г. Лидия Александровна выпустила собственный сборник стихов, под незамысловатым названием "Стихотворения". Отметим, что и все последующие публикации стихов Л.А.Кологривовой (в 1905, 1907, 1910 и 1912 гг.) выходили под точно таким же названием. В 1903-04 гг. Лидия Кологривова сотрудничала в журнале "Вестник Европы", а с 1905 г. стала постоянной сотрудницей ведущей правой газеты "Московские ведомости", где, как правило, по субботним и воскресным дням в течение ряда лет печатались ее стихотворные отклики на текущие исторические события, а также стихотворения, посвященные религиозной тематике и замечательные зарисовки чарующей русской природы.

Среди исторических стихотворений Лидии Александровны нельзя не отметить такие произведения как "Куликовская битва", "Ослябя и Пересвет", "Отрок Григорий", "Избрание Царицы Евдокии Лукьяновны Стрешневой" и многие другие. Знаменательной особенностью исторических баллад и небольших стихотворений Лидии Александровны является присущая им глубокая патриотичность, а так же удивительная гармоничность сюжетов из родной старины, почти всегда переплетающихся с историей Русской Православной Церкви. Позволим себе привести хотя бы одно небольшое стихотворение "Ослябя и Пересвет", передающее душевное состояние двух иноков-воинов, отправляющихся по благословению преподобного Сергия на битву за Святую Русь, битву, которая станет для них последней:

На ретивых конях в светлых бронях сверх черной одежды
Едут иноки с войском Московского князя на брань;
Юн и радостен первый, во взоре луч блещет надежды,
Острый меч в нетерпеньи сжимает горячая длань.
Чешуей облегает кольчуга могучие плечи,
У седла боевой отточенный прикреплен топор,
Веселит его душу предвиденье близкое сечи,
И пьянит и волнует степной необъятный простор.
Рядом едет второй: крест сверкает на стали доспеха,
Тихо шепчут уста изреченья священных молитв,
Пересвету знакома давно удалая потеха,
Перевидел в миру много сечь он кровавых и битв.
Лик задумчив и строг, очи смотрят спокойно, без страха
И уверенно шелковым поводом правит рука,
Незнаком он с боязнью, но вещее сердце монаха
Словно злая змея охватила внезапно тоска.
Он не хочет печалью смущать молодого веселья,
Облегчив пред Ослябей словами душевный свой гнет,
Но он чует, что им не вернуться в их мирную келью
И что смерть среди ратного поля обоих их ждет.


Не менее трогательна и лирика Лидии Александровны, полная светлой грусти и, опять-таки, всегда строго выдержанная в истинно православном духе. Священномученник протоиерей Иоанн Восторгов так отзывался о творчестве поэтессы: "Богатство образов поэтических, казалось, было у нее неисчерпаемо, способность излагать их и облекать в звучные стихи - удивительная". "Помню, - вспоминал о. Иоанн, - однажды в ее любимом сельском уединении, осматривая старинное развалившееся здание и увидевши деревцо, пробившееся среди смерти и разрушения сквозь расселины старых камней к свету и жизни своими зеленеющими ветвями и листьями, я мимоходом указал ей на этот образ торжества жизни и посоветовал ввести его когда-либо при случае в свое стихотворение. Через день - два я уже читал в печати дивное и захватывавшее слово писательницы, в звучных стихах излагающее мою слабую мысль..." К сожалению, стихотворения, о котором говорит о. Иоанн нам пока обнаружить не удалось, однако предложим читателю некоторые другие сочинения Лидии Кологривовой, которые, на наш взгляд, позволяют составить представления о лирике поэтессы. Среди них, например, следующее стихотворение без названия:

В час, когда нет богослуженья,
Люблю входить под сень церквей,
Утихло людное движенье,
И шум шагов, и скрип дверей,
Паникадила не сверкают,
Безмолвен полутемный храм,
Лишь разноцветные мерцают
Лампады тихо по стенам.
И перед чтимою иконой,
Искрясь в игре цветных камней
На светлой ризе золоченой
Пылает яркий круг свечей.
Царит покой - тревоги света
Остались где-то далеко,
Душа надеждою согрета,
Молиться сладко и легко.


Или взять стихотворение "Свирель":

Я люблю задумчивой свирели
Нежный голос в тишине полей,
Ее легкой полугрустной трели
В ближней роще вторит соловей.
Звуки льются мягко и красиво,
То капризно плачут как дитя,
То, как будто, ластятся игриво,
И смеются весело, шутя.
Не поют они о гордой власти,
Не зовут на подвиг боевой,
Не дрожат в порыве бурной страсти,
Не рыдают жалобной мольбой,
Но манят они в края иные,
Где всегда привольно и светло
И звенят, как капли водяные
О прозрачно тонкое стекло.


В особый цикл стихотворений Лидии Александровны можно выделить ее религиозные, глубоко православные стихи, посвященные библейским сюжетам ("Иоанн Креститель", "Иродиада", "Саул", "Рождественская ночь" и др.) и личным духовным переживаниям поэтессы (например "Молитва"). Позволим себе привести два из них.

Рождественская ночь

Мерцая в синеве воздушной
Взошла полночная звезда,
Пустыня спит, толпой послушной
Пасутся мирные стада,
Их пастухи, усевшись рядом
Беседу у костра ведут,
И табуны прилежным взглядом
В ночном безмолвье стерегут.
Но вдруг лучами озарился
Во мраке тонущий простор
И светлый Ангел им явился
Сияньем ослепляя взор.
"Не бойтесь, молвил небожитель,
Я радость возвещаю всем,
Сегодня родился Спаситель
К нему спешите в Вифлеем!
Найдете в яслях там убогих
Младенца Господа Христа!"
И при созвучьи хоров многих
Небес разверзлась высота.
Слетают райские виденья
Небесной радости полны,
Хвалебных сонмов псалмопенья
Волною льются с вышины.
И пастухи, смиря тревогу,
На небо очи возвели
И слышат: "Слава в вышних Богу
Мир человекам на земли"!


Молитва

Перед тобой в эти дни покаяния,
Низко поникнув главой преклоненною,
В чистосердечном и полном признании
Я обнажаю всю душу смятенную.

Все недостойные помыслы скрытые,
Зависти тайной, стяжанья неправого,
Темные мысли, обиды открытые,
Злые намеренья сердца лукавого.

Чувства, иль веры чужой оскорбление,
Слово жестокое, действия гневные.
Не осуди - ниспошли мне прощение
И исцели мои раны душевные.

Да не погибну в мирском искушении,
Да не утрачу в нем веры спасительной,
И сокрушится на веки сомнение
Пред Твоей правдой и силой живительной.


Священномученник о.Иоанн Восторгов сравнивал Лидию Александровну с преподобной Кассией. Эта святая жила в Византии в IX веке и прославилась помимо своей праведной жизни сочинением духовных стихов и церковных песнопений. Среди них наиболее известен ирмос канона Великой Субботы, а также рождественские песнопения, исполняющиеся Русской Православной Церковью и поныне. О. Иоанн Восторгов проводил следующую параллель между творчеством преподобной Кассии и русской поэтессы Лидии Кологривовой: "В святые дни наиболее чтимых и великих христианских праздников среди песнопений церковных встречаем мы блистающие вдохновением и художеством молитвы, которые имеют надписание "Творение Кассино". Они принадлежат Кассии, женщине-поэту, - женщине, посвятившей свое слово и дар литературного творчества возвышенной религиозно-назидательной поэзии. История говорит нам, что эта замечательная писательница была знатного рода, получила высокое образование и удивляла современников своею одаренностью; она окончила жизнь в обители, в подвигах молитвы и служении Богу". Лидия Кологривова была "одной из последовательниц и подражательниц блаженной Кассии, женщиной-поэтом, писательницей, женщиной, несомненно, одаренной высокими и редкими способностями литературного творчества и тоже посвятившей свое вдохновение религиозно-назидательной поэзии".

Нередко перо Л.Кологривовой служило и для художественной зарисовки фрагментов житий русских святых (взять хотя бы стихотворение "Св. Мирофаний" или "Св. митрополит Филипп"). "Сколько возвышенных религиозных стихотворений принадлежит ей! Они были бы достойны, при иных условиях и обстоятельствах, общецерковного употребления. Сколько прекрасных и трогательных строк вылилось из под ее пера в честь и славу Христа Воскресшего и в знаменование пасхальной радости!", - писал о творчестве Л.Кологривовой о. Иоанн Восторгов. И, пожалуй, о. Иоанн был совершенно прав - любимым сюжетом духовной поэзии Лидии Александровны было именно Воскресение Христово:

Туман молочный таял за горою,
Восток алел зарею огневой,
Между садов извилистой тропою
Шли две Жены ко Гробу под скалой.
Сердца их были горестью объяты,
Печально сжаты скорбные уста,
Они несли елей и ароматы
К Могиле погребенного Христа.
Два дня прошло с тех пор, как со слезами,
Его внесли под темный мрачный свод
И белыми обвили пеленами,
Тяжелым камнем завалили вход.
Всего два дня, как землю Он покинул,
И на Кресте в страданиях почил.
Их цель близка... но кто же камень сдвинул?
Гробницу мирную, кто тайно отворил?
Куда сокрыли прах Его священный?
На камне лишь оставив пелены
И горькою утратой незабвенной
Стоят они как громом сражены.
Но в волнах света ярких и лучистых
Пред ними ангел радостный предстал,
В сияньи светлом крыльев серебристых,
Небесный лик, склоняя, им сказал:
"Зачем средь мертвых ищете Живого?
Не помните-ль Им сказанных словес?
Он обещал из мрака гробового
На третий день воскреснуть - и воскрес".

("Воскресение Христово")

Однако разразившая русско-японская война, а за ней и революционная смута 1905-1907 гг., потеснили в творчестве поэтессы лирические и исторические сюжеты. В этот период Лидия Кологривова проявила себя как писательница, обладавшая исключительно глубоким патриотическим чувством. Обострилось и религиозное чувство поэтессы. С этого времени в ее стихах-молитвах слышны прошения о даровании победы русскому воинству и о преодолении страной пагубной смуты. "Сколько стихотворений патриотических, согретых огнем любви, воодушевления и любви, написано ею, - и написано в такое время, когда всякое патриотическое воодушевление подвергалось насмешкам и преследованию!", - писал о. Иоанн Восторгов о новом периоде в творчестве замечательной русской поэтессы.

В годину смуты появляется целый цикл стихов Л.Кологривовой, посвященный защите исконных ценностей русского народа - Православию, Самодержавию и Русской Народности ("Наши исконные заветы", "О, Русь!", "Россия для Русских" и др.), и обличающих всю лживость и подлость революции и ее идеологии ("Красный флаг" и др.). Но особую любовь русских патриотов-монархистов заслужило стихотворение "Русь идет!", впервые прочитанное Лидией Александровной 27 октября 1906 г. на открытии Лефортовского отдела Русской Монархической Партии:

Довольно смута ликовала,
Глумясь над нами в час беды.
Довольно! Родина устала,
От нестроенья и вражды.
Рассеяв лживые обманы,
И отряхнув тяжелый гнет,
Чтоб залечить Отчизны раны,
В строю сомкнутом Русь идет.

В борьбе коварной и неравной,
Изнемогал наш край родной,
В пыли был попран стяг державный,
Крамол мятежною пятой.
Но день настал, страна прозрела,
Пришел к сознанию народ,
И кличь врагам кидает смело:
"Долой с дороги! Русь идет!"

Идет та Русь, что в дни былые,
Невзгоды вынося не раз,
Ярмо преемнику Батыя,
Сломить сумела в добрый час,
Русь отражавшая без страха
Племен враждующих налет,
Донского Русь, Русь Мономаха,
И Русь Пожарского идет.

На подвиг доблестный спасенья,
Ее Господь благословил,
Дал ей залогом одоленья
Живой прилив народных сил.
Хоругвь - ее родное знамя,
И крест святой - ее оплот,
Вперед сомкнутыми рядами,
Неудержимо Русь идет.


Лидия Александровна Кологривова принимала также и самое непосредственное участие в монархическом движении. Одной из первых она стала членом московского Русского Монархического Собрания. При этом своих монархических, черносотенных взглядов Лидия Кологривова не только не стеснялась, но и гордилась ими. Очень показательно в этом плане ее стихотворение "Черная Сотня":

Когда неистовой хулою
Русь заливал крамольный вал,
Нас встретил враг насмешкой злою,
И Черной Сотней нас прозвал.
Названье приняли мы смело
Мы им довольны и горды,
На общее сплотило дело
Оно могучие ряды.
И наша рать для славной брани
Растет и крепнет шаг за шаг,
И замер смех в мятежном стане.
Увидел изумленный враг,
Что шуткой наглой и задорной
Не омрачился наш восход,
То, что считал он Сотней Черной,
То - православный наш народ.


Понятно, что после столь принципиально и недвусмысленно выраженной позиции, творчество Л.А.Кологривовой стало замалчиваться либерально и революционно настроенными критиками. Но Лидия Кологривова не плыла по течению. Когда большинство поэтов воспевало "свободу", революцию, а порой просто порок и грех, творчество Лидии Кологривовой всегда стояло на твердых православных и патриотических позициях. "У поэта и писателя есть свой мученический путь: замалчивание со стороны противников, завистников и ненавистников - писал протоиерей Иоанн Восторгов, чье издательство "Верность" продолжало издавать в смутные годы революции стихи Кологривовой. - И этот путь [она] изведала. <...> Никто не посмеет отказать ей в таланте, в усердии писательства, в содержательности ее творений, в художественном достоинстве ее стиха: но она шла не рабскою дорогою, не кланялась господствующим кумирам современности, не склонялась пред господствовавшими "хамами" русской печати, - и ее, по какому-то тайному и негласному соглашению, литературные критики намеренно замалчивали, как замалчивали и замалчивают очень многих, если не всех, писателей русских, оставшихся верными заветам веры и Церкви, и долгу любви и служения Царю и родному народу..."

Будучи убежденной монархисткой, Лидия Александровна неоднократно обращалась к художественному описанию незаурядных личностей русских Царей - Иоанна IV Грозного, Петра I, Александра III. А торжественные юбилей, посвященный трехсотлетию Дома Романовых вызвал из-под ее живого пера особенно прочувствованные произведения, которые невольно обращали на себя внимание и теплотою чувства, и звучным, точно отчеканенным стихом.

Край погибал средь смут кровавых
И бился, нестроенья полн,
Во вражьих замыслах лукавых,
Как на волнах разбитый челн.
Все подчинялось грубой силе;
Царил бесправный произвол;
Ликуя, недруги делили
Руси державу и престол
Но Вышним Промыслом хранима
Святая Русь в годину бед,
И пронеслась невзгода мимо
И бурных дней исчезнул след.
Разрушив вражеские козни,
Крамолу твердо покоря,
Вся Русь без спора и без розни
Избрала Русского Царя.
И с той поры с державным родом
Она судьбу свою слила,
И три столетья год за годом
С ним вместе крепла и росла.
Венчало счастье их усилья,
От моря Северных Помор
Орел двуглавый свои крылья
До моря южного простер.
И разнесла по миру слава
Царей российских имена.
К ногам склонилась их Варшава
И диких горцев племена.
Теперь тверда и неделима,
И необъятна, и сильна,
Взирает Русь неустрашимо
В веков грядущих времена.
И ныне тысячью устами
Звучит желание земли,
Чтоб по путям судьбы веками
Ее Романовы вели!

("На трехсотлетний юбилей Дома Романовых. 1613-1913")

Однако, плавно лившиеся звуки были почти последними, предсмертными аккордами поэтической лиры. Тяжелый телесный недуг сильно подтачивал здоровье поэтессы, заставлял ее и покидать дорогую ей Москву, и любимое имение Милет в Богородицком уезде, чтобы искать исцеления на чужбине, среди южной благорастворенной природы, под ярким итальянским небом. "Но и оттуда, хотя изредка, прилетал поэтический голос больной писательницы, описывавшей с восторгом роскошные ландшафты чужого края, но с примесью грусти о покинутой родине", - писал неизвестный автор "Московских ведомостей" в некрологе, посвященном Л.Кологривовой. Получив небольшое облегчение, Лидия Александровна поспешила возвратиться в "милую Москву", но, увы, как оказалось, только для того, чтобы после долгих страданий замолкнуть навеки в великие дни Страстной недели. Из-под пера уже тяжело больной Лидии Александровны выходят следующие стоки:

Надо мной пролетела, ковою звеня,
Смерть, на черных воскрыльях паря...
Здравствуй, блеск золотой лучезарного дня,
Здравствуй, сумерек тихих заря!

Свет в очах угасал, замирала душа,
Кровь не грела остынувших жил...
О, как радостен мир, о, как жизнь хороша,
Сколько чар в ней и счастья и сил!

Уж открылась могила, в зияющей мгле
Веял холод ее ледяной...
О, как сладко проснуться опять на земле,
Как отрадно быть вместе с тобой!


Скончалась поэтесса в Страстную пятницу 20 марта (2 апреля) 1915 года после тяжелой и продолжительной болезни в своем имении в селе Милет Богородицкого уезда Московской губернии. Хоронили ее на второй день Пасхи. Отпевал Кологривову давний ее знакомый, высоко ценивший ее творчество, будущий священномученник протоиерей Иоанн Восторгов. Лидия Кологривова посвятила "свое перо, свое вдохновение не суете мира и не случайным и кратковременным интересам жизни, а тому, что называется интересами и вопросами высшего порядка. В век, когда перо литератора и даже поэта столь часто служило неверию и глумлению над верой, нравственностью, над Церковью, над высокими патриотическими чувствами, над подвигами верности, благородства и служения долгу; в век, когда творчество поэтов столь часто отдается воспеванию плоти, греха, позора, злобы, ненависти; в век, когда слово поэтическое стало продажным и служило столь часто наемником у модных или господствующих посредством наглости и засилья политических и общественных течений и партий, - слово ныне поминаемой поэтессы, Лидии Александровны Кологривовой, всегда было солью растворено, руководствовалось началами вечности, посвящено было идеалам Высшей Истины, Добра, Красоты и Бесконечного", - сказал отец Иоанн в прощальном слове.

"Они [стихи Л.Кологривовой] впоследствии, с течением времени, войдут в сборники и книги для молодых поколений, и долго <...> будут напоминать родному русскому народу о возвышенных религиозных переживаниях русской женщины-поэта", - такую надежду выразил о. Ианн Восторгов. Будем же и мы надеяться, что слова священномученника о. Иоанна сбудутся и русский читатель вскоре обретет возможность познакомиться с удивительными талантливыми стихами замечательной русской поэтессы Лидии Александровны Кологривовой.

ИСТОЧНИКИ:
Восторгов И. Памяти писательницы Л.А.Кологривовой (речь при погребении 24 марта 1915 г.) // Московские ведомости. 1915. 25 марта;
Дворянские роды Российской Империи. Т. 1. Князья. СПб., 1993;
Некролог // Исторический вестник. 1915. N 5;
Памяти Л.А.Кологривовой // Московские ведомости. 1915. 21 марта;
Род князей Голицыных / Сост. кн. Н.Н.Голицын. Материалы родословные. Т.1. Кн. 2. СПб., 1892;
Степанов А.Д. Кологривова Лидия Александровна // Святая Русь. Большая Энциклопедия Русского Народа. Русский Патриотизм. М., 2003.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме