Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Пиррова победа Ватикана

Анатолий  Степанов, Русская народная линия

08.12.2002


К итогам визита Папы Римского Иоанна Павла II на Украину …

Содержание:

ВВЕДЕНИЕ: КРЕСТОВЫЙ ПОХОД КАРОЛЯ ВОЙТЫЛЫ

1. Как все начиналось
2. Папа покоряет Украину
3. Православное сопротивление
4. "Визит стал причиной шельмования Православной Церкви в прессе"
5. "Сова Минервы вылетает в полночь"

ГЛАВА 1. КИЕВ: СБЫВШИЕСЯ ОПАСЕНИЯ И НЕ ОПРАВДАВШИЕСЯ НАДЕЖДЫ

1. Для православных не изменилось ничего
2. Визит Римского Папы только обострил религиозную ситуацию на Украине
Интервью Преосвященного Митрофана, Управляющего делами Украинской Православной Церкви, епископа Переяслав-Хмельницкого, викария Киевской епархии главному редактору Русской линии Сергею Григорьеву 30.09.2002 г.
3. Визит Папы Римского узаконил несправедливость
Из интервью Высокопреосвященного Августина, Архиепископа Львовского и Галицкого, Председателя богословской комиссии Украинской Православной Церкви главному редактору Русской линии Сергею Григорьеву 02.10.2002 г.
4. Боль раскола
5. Власть: обманутые надежды
6. Владимир Путин не допустит приезда Папы Римского в Россию
Интервью  лидера компартии Украины Петра Симоненко главному редактору Русской линии Сергею Григорьеву 30.09.2002 г.

ГЛАВА 2. ЛЬВОВ: НА НЕНАВИСТИ И СТРАХЕ ДОМ НЕ ПОСТРОИТЬ

1. Потоп во Львове
2. Что представляет из себя уния?
Из интервью Высокопреосвященного Августина, Архиепископа Львовского и Галицкого, Председателя богословской комиссии Украинской Православной Церкви главному редактору Русской линии Сергею Григорьеву
3. Мы - совершенно разные
Доклад руководителя миссионерского отдела Львовской епархии протоиерея Андрея Ткачева на семинаре "УКГЦ: преодоление мифов", который проходил в Москве 25.11.2002.
4. За что они нас так ненавидят? С.Григорьев. Очерк с места событий.

ГЛАВА 3. МОСКВА: ПУТИН И ПОЖАРСКИЙ

1. Ватикан против церковно-государственной гармонии в России.
2. Обольщение Ассизи.
3. Вызов Православной Церкви и Российскому Государству.
4. Волна протестов против агрессивных действий Ватикана.
5. Католикам указывают на дверь.
6. Новое надувательство поляков.
7. Каков же выход?

ГЛАВА 4. ВАТИКАН: УДАР СЗАДИ, ИЛИ "НЕ ВСЕ КОТУ МАСЛЕНИЦА"

1. Реванш истории?
2. С нами Бог! Разумейте языцы и покоряйтеся
3. Католики бывают разные

ВМЕСТО ЭПИЛОГА: УРОКИ ДЛЯ ВЛАСТИ

ПРИЛОЖЕНИЯ:
1. Католическая экспансия на восток. Хроника событий 2001-2002 гг.
2. Православие и католицизм на Украине. Краткая хроника событий.
3. Виктор Фомин. Духовная агрессия. Римо-католики в современной России: справка.
4. Василий Анисимов. И все же что же это было? К итогам папского визита на Украину.
5. Официальные материалы и заявления.

ВВЕДЕНИЕ: КРЕСТОВЫЙ ПОХОД КАРОЛЯ ВОЙТЫЛЫ

1. Как все начиналось

В конце 2000 - начале 2001 года православные Украины и России были взбудоражены известиями о визите Римского Папы на землю Святой Руси, в матерь городов русских - Киев. Переговоры с украинскими властями Ватикан вел давно. Однако дело двигалось ни шатко, ни валко, визит неоднократно откладывался. Поэтому, когда в середине октября 2000 года вице-премьер правительства Украины Николай Жулинский в очередной раз пригласил Понтифика посетить страну, этому поначалу никто не придал особенного значения. Однако вскоре появились свидетельства того, что на сей раз паписты и их доброжелатели из числа политической элиты Украины настроены решительно. Вскоре в униатской столице - Львове был создан общественный комитет по организации визита Римского первосвященника, а в начале ноября Ватикан, устами своего пресс-секретаря, впервые сообщил, что визит состоится в июне будущего года.

Интриги филокатоликов завершились в конце года опубликованием распоряжения президента Украины Леонида Кучмы, которое лукаво было названо "Об организации государственного визита на Украину главы государства Ватикан". Мол, визит носит исключительно государственный характер и к межцерковным отношениям касательства не имеет. Поэтому, православных просим не волноваться. Этим распоряжением был создан уже официальный государственный оргкомитет по подготовке визита Папы под председательством еще одного энтузиаста посещения Украины Понтификом - министра иностранных дел Анатолия Зленко. Стало ясно, что во властных коридорах Киева дан "зеленый свет" новому крестовому походу папистов против Православия.

Причем, уже первое официальное объявление Ватиканом даты визита Папы в Киев, которое состоялось в конце ноября 2000 года, породило зловещие ассоциации. Понтифик намеревался прибыть в Киев 22 июня. Для русских, украинцев и белорусов этот день ассоциируется только с одним - вероломным нападением фашистских крестоносцев в 1941 году. Видимо, в суматохе подготовки организаторы не сразу заметили выдающую их с головой символику. Выбранная Ватиканом дата визита воспринималась как нарочитое издевательство на фоне попыток реабилитации сотрудничавших с фашистами униатов. В дальнейшем дату визита передвинули, но сути дела это не изменило. Православный народ продолжал вполне резонно воспринимать визит непрошеного гостя как новое нашествие латинян. Так не раз бывало в истории, что "случайные" оговорки, опечатки, обмолвки лучше всего выражали истинный смысл событий...

Недоумение - такова была первая реакция Русской Православной Церкви. 22 января 2001 года в Киево-Печерской Лавре под председательством митрополита Киевского и всея Украины Владимира состоялось заседание Священного Синода Украинской Православной Церкви. На заседании был рассмотрен вопрос о планируемом визите на Украину Иоанна Павла II. После обсуждения Священный Синод рекомендовал митрополиту Владимиру обратиться с письмом к Папе Римскому. Письмо было одобрено участниками состоявшегося в тот же день Архиерейского Собора Украинской Православной Церкви и вручено Апостольскому нунцию на Украине архиепископу Николе Этеровичу. В этом историческом письме точно были расставлены акценты, ясно и недвусмысленно обозначены пожелания Украинской Православной Церкви. С одной стороны, в письме содержался призыв к здравомыслию, а с другой в предельно жесткой форме было заявлено о серьезных последствиях односторонних действий Рима.

В письме отмечалось, что у православных Украины вызывает недоумение тот факт, что визит Римского Папы в страну начал планироваться и готовиться без официального уведомления Украинской Церкви и какого-либо приглашения с ее стороны, т.е. с вопиющим нарушением принятых норм межцерковных отношений. Блаженнейший Владимир указывал, что к немедленному осуществлению визита есть очень серьезное препятствие и оно прекрасно известно официальному Ватикану. Речь идет о "неурегулированности отношений между греко-католиками и православными в Западной Украине". Предстоятель Украинской Православной Церкви отмечал: "До сих пор во многих местах Западной Украины православные не имеют возможности использовать храмовые здания, захваченные греко-католиками. Ни одна из договоренностей по данной проблематике, заключенных между Московским Патриархатом и Ватиканом, не была выполнена. В связи с вышеизложенным есть опасение, что Ваш предполагаемый визит лишь закрепит существующее ныне положение вещей, крайне неблагоприятное для нашей Церкви". Блаженнейший Владимир резонно заметил: "Разве сможем мы протягивать друг другу руки, создавая иллюзию согласия и благополучия, когда страдает народ? Миллионы простых православных верующих отвергнут этот визит".

Понимая, что увещевания и призывы к здравому смыслу могут и не возыметь действия на папистов, в письме в достаточно жесткой форме были прописаны возможные негативные последствия визита для отношений Русской Православной Церкви с Ватиканом. Митрополит Владимир недвусмысленно заявил Понтифику, что в случае его приезда на Украину в 2001 году их встреча не состоится, и "ни один из клириков нашей Церкви не примет участия в программе визита". Более того, "отказ от соблюдения экклезиологических принципов межцерковных связей будет означать практическое прекращение всяких отношений между нашими Церквами, а, следовательно, - закат эпохи Второго Ватиканского Собора в православно-католических отношениях".

Увы, Ватикан не внял голосу разума. "Бесстрашного" Папу не остановили ни увещевания украинских архиереев, ни жесткие заявления Священноначалия Украинской Православной Церкви. Более того, вскоре после передачи письма митрополита Владимира папскому нунцию Римский Папа возвел Львовского митрополита архиепископа Марьяна Яворского в кардинальское достоинство. Это можно было понять как откровенный вызов Ватикана православным иерархам. Очевидно, что одним из главных оснований для такого повышения была организация визита Римского Понтифика в страну. Прошло еще две недели. 11 февраля Папа Римский принял в Риме группу украинских католиков. Обращаясь к ним, он подтвердил сроки своего визита в Киев и Львов (23-27 июня) и заявил, что с нетерпением ожидает встречи с Украиной. Письма митрополита Владимира с просьбой отложить визит будто бы и не было.

Наконец, 26 марта Папа направил письмо Блаженнейшему Владимиру, в котором, лицемерно сославшись на неоднократные просьбы католиков и властей Украины навестить их, сообщил, что перенести визит не может. А проблемы, мол, мы решим при личной встрече. Папа, как бы не заметил предупреждения Предстоятеля УПЦ о невозможности такой встречи в создавшихся условиях. Да и цена обещаниям решить все проблемы при личной встрече была невелика, так как католики даже не попытались приступить к решению хотя бы одной конфликтной ситуации на западе Украины.

Митрополит Владимир не поддался на иезуитскую уловку Кароля Войтылы и публично подтвердил свой отказ от личной встречи и участия в мероприятиях папского визита.

Позицию Священноначалия поддержал и православный народ Украины. Что скрывать, и в православной среде случается разномыслие, а порою возникает и острая полемика. Однако по поводу католической экспансии православные Украины были едины. Правда, сразу проявились острые проблемы украинского православия. Раскольничьи группировки УПЦ КП и УАПЦ в целом благосклонно отнеслись к идее визита. Только православные канонической Церкви встали на защиту своих святынь от латинян.

Уже 4 марта в Киеве прошел Крестный ход, организованный Союзом православных братств Украины. В нем помимо киевлян принимали участие верующие из Днепропетровска, Чернигова и других областей. Возглавлял Крестный ход настоятель Введенского монастыря архимандрит Дамиан. Вслед за этим председатель Союза православных братств Украины Валентин Лукияник заявил, что тысячи православных примут участие в организуемых Союзом акциях протеста против визита Папы Римского на Украину. Начиная с 15 марта, каждый четверг братства будут выставлять пикеты протеста напротив здания Верховной Рады Украины и администрации президента Украины.

Один из организаторов акций протеста председатель Одесской областной общественной организации "Единое Отечество" Валерий Кауров в самый разгар борьбы рассказывал в интервью "Русской линии": "Как только появились сведения о приезде Папы, практически все православные общественные организации Украины выразили свое возмущение игнорированием позиции Украинской Православной Церкви в ходе подготовки папского визита. Союз Православных Братств, Союз Православных Граждан Украины, Одесская Областная организация "Единое Отечество", Славянская партия, Русское Движение Украины, другие православные организации организовывали Крестные ходы, молитвенные стояния и пикеты в поддержку нашей Церкви. Начиная с апреля, каждый четверг в Киеве проходил объединенный Крестный ход, за которым люди из разных регионов Украины молились об избавлении от нашествия латинян.

Православные Украины пикетировали Верховную Раду, Администрацию Президента, папскую нунциатуру, американское посольство, выражая свой протест действиям явных и скрытых организаторов провокационного визита. С каждой неделей количество участников молитвенных собраний увеличивалось, и 21 июня в Крестном ходе участвовало уже 25 000 человек.

По призыву Союза Православных Братств к этому дню со всей Украины начали стягиваться автобусы с верующими на Крестный ход в Киев - против визита Иоанна Павла II. По прибытии в Лавру, паломники сразу же отправились на Литургию в Ближние пещеры, многие причастились, как перед боем.

После службы все собрались у Успенского собора, развернув хоругви, иконы и транспаранты. Вся площадь перед Собором была заполнена верующими со всех концов Украины, количество манифестантов было около 15 тысяч человек. Только духовенства и монашествующих было не менее 600. По ходу шествия в колонну вливались киевляне и опоздавшие на начало хода верующие, прямо с поездов. Таким образом, когда голова колонны достигла Верховной Рады, то хвост еще не вышел из ворот Лавры.

Возле Верховной Рады к нам вышел лидер коммунистов Петр Симоненко, ему задали много острых вопросов. Симоненко не уклонялся от прямых ответов на вопросы, чем расположил к себе верующих и заявил, что сегодня реально в органах Верховной Рады православных поддерживают только коммунисты и межфракционное объединение "ЗУБР".

Около Верховного Совета, у одного из верующих Днепропетровской епархии обильно замироточила икона Царственных страстотерпцев. Этот факт был зафиксирован камерой главного редактора телепередачи "Мир Православия" Виталия Атанасова.

Далее, колонна направилась к Кабинету Министров Украины. Мы изменили свой маршрут по просьбе Президента Украины - не пикетировать здание его Администрации. Когда подходили к Трехсвятительской площади, то на самой высокой точке мы осмотрели всю колонну: голова была уже на площади, а конец ее все еще не показался. Ширина колонны - по 8-10 человек в ряду. Таким образом, можно сделать вывод, что людей было более 25 000 человек.

На площади, возле Златоверхого Михайловского собора, переданного государством раскольникам, отслужили очередной молебен, при этом, "филаретовцы" спешно закрыли ворота монастыря, - видимо чего-то опасались.

Крестный ход шел до американского посольства по проезжей части, растянувшись на несколько километров, привлекая внимание большого количества киевлян и гостей города. Возле посольства состоялся краткий молебен. А председатель Союза православных братств Валентин Лукиянник, по мегафону требовал выхода Бжезинского, как главного идеолога и врага трех братских славянских народов. В американском посольстве, от такого количества людей, заполонивших все пространство возле их здания, начался настоящий переполох.

После этого, шествие продолжилось к папской нунциатуре, там также был отслужен молебен против нашествия латинян лукавых, и видно было, что охрана их сильно нервничает от большого скопления людей с антипапскими лозунгами.

Далее, Крестный ход двинулся на заключительный молебен к Софийскому кафедральному собору, после окончания которого и коленопреклоненной молитвы, в чистом небе над Софией появилась радуга, причем, красный цвет был у нее снизу, т.е. явное чудо явил Господь всем верующим. Так закончился первый день протеста православных. После братской трапезы в Лавре, приготовленной на военно-полевой кухне, большинство людей разъехались по своим епархиям.

По всей Украине шли антипапские духовные акции: Литургии, молебны, бдения от нашествия латинян лукавых, проводились лекции и разъяснительная работа с гражданами".

Движение протеста действительно охватило едва ли не всю Украину. С обращениями и протестами к властям Украины обращались политические организации и общественные движения. В открытом письме общественной организации "Единое отчество" отмечалось: "Никогда на нашу многострадальную землю не ступала нога римского первосвященника - врага Православия! Его появление на Украине является осквернением земли наших предков, твердо стоявших за Святое Православие, оскорблением религиозных чувств верующих чад Украинской Православной Церкви".

Под обращениями к президенту и правительству страны поставили свои подписи десятки тысяч православных граждан. Только под обращением к Леониду Кучме духовенство и верующих Черновицко-Буковинской епархии стояли подписи 2818 православных граждан Украины. В своем Обращении к президенту Украины верующие напоминали: "Папа повинен в слезах и крови, которые католики пролили на нашей земле. Мы уверены, что его приезд будет оскорблением светлой памяти наших предков, которые боролись с католическим захватничеством и станет толчком для новых межконфессиональных конфликтов на Украине".

Однако власти оказались глухи к голосу своего народа. Политическая элита Украины, введенная в заблуждение байками о "вхождении в европейские структуры", о "росте престижа и международного авторитета украинского государства в мире", презрела просьбы и требования своих граждан, пошла на поводу у католиков и униатов.

Таким образом, Ватикан не прислушался к увещеваниям украинских архиереев, а власть - не пожелала слушать голос православного народа. Визит Папы Римского Иоанна Павла II состоялся.

2. Папа покоряет Украину

Иоанн Павел II прибыл в киевский аэропорт "Борисполь" в субботу 23 июня в 13.30 по московскому времени. Сразу бросилось в глаза, что Понтифика встречал лично президент Леонид Кучма, пренебрегший ради такого случая правилами дипломатического протокола. Рядом с Президентом находились глава УГКЦ кардинал Любомир Гузар и глава Католической Церкви на Украине кардинал Марьян Яворский. Не остался незамеченным также и тот факт, что посол России Виктор Черномырдин встречать Папу не приехал. Кстати, в Киеве на время визита Понтифика был отключен российский телеканал РТР. Видимо, чтобы не огорчать Папу словами правды о подлинном отношении к его визиту православных верующих.

Разумеется, не было среди встречавших ни одного представителя Украинской Православной Церкви. В самый канун визита 22 июня епископ Переяславль-Хмельницкий Митрофан, управляющий делами Украинской Православной Церкви (УПЦ) созвал пресс-конференцию, посвященную предстоящему визиту Иоанна Павла II. Владыка напомнил, что просьба УПЦ к Папе Римскому отложить свой визит, была им проигнорирована. "Католическая сторона не хочет прислушиваться к нашему мнению, они полностью пренебрегают позицией нашей Церкви", - цитировала Страна.Ру слова епископа.

Государственное телевидение Украины вело прямую трансляцию с церемонии встречи. Леонид Кучма обратился к Папе с приветственной речью. Читал по бумажке. Президент заметно волновался, допустил даже несколько ляпсусов, назвав, к примеру, апостола Павла апостолом Павловым, сообщала "Украинская правда".

Как отметили наблюдатели, речи Кучмы и Папы во многом перекликались. Организаторы визита усердно распространяли идею о том, что Папа - апостол украинского народа, в большом количестве распространялись даже специальные брошюры "Апостол надежды". В речи Папа упомянул об "обновленном свете", эти слова Иоанна Павла II, видимо, следовало понимать так, что православие, которое было выбрано святым равноапостольным князем Владимиром, нуждается в обновлении. А "обновленным православием", по мысли католиков, является как раз униатство, которое сохраняет православную обрядность, но признает главенство Папы.

Затем Папа поблагодарил президента Кучму за это приглашение и за те приветственные слова, которые он произнес, и поздравил украинский народ с приобретенной им "незалежностью". Понтифик также обратился к епископам Католической и Греко-католической церквей и поблагодарил их за то, что они не раз просили его приехать на Украину.

"Речь Кучмы и приветствие Папы неоднократно прерывалась аплодисментами членов правительства", - язвительно отмечала "Украинская правда".

Из аэропорта Папа поехал на Аскольдову могилу, где посетил униатский храм св. Николая, который до революции был православным. Там похоронен отлученный от Католической Церкви за переход в православие галицко-русский просветитель Иван Наумович. В храме Папа совершил молитву, затем пересел в папамобиль и отправился по улицам Киева. На улицы города, разумеется, высыпало множество зевак, но не меньше чем зевак оказалось милиционеров. Кстати, в Киеве в связи с приездом Папы были приняты беспрецедентные меры безопасности: например, жителям тех улиц, по которым проезжал Папа, не разрешалось открывать окна и принимать гостей, даже канализационные люки были заварены.

Погода не жаловала Понтифика, 23-24 июня прошли дожди, грозы и даже град. На первой мессе в Киеве, по данным правоохранительных органов, присутствовало около 90 тысяч человек, а агентство Associated Рress утверждает, что на мессе и вовсе было не более 30 тысяч человек. Пресс-секретарь папской делегации Кеннет Новаковски заявил, что католикам помешала плохая погода и страх перед большим скоплением людей. Кроме того, власти Киева объявили, что не смогут доставить паломников непосредственно к месту богослужения, а конечная остановка автобусных маршрутов находится почти в шести километрах от аэродрома. Как бы то ни было, на мессе в Киеве присутствовало на порядок меньше католиков, чем ожидали устроители.

Программа визита Папы включала, разумеется, встречу с политической и культурной элитой страны. Но сначала в Мариинском дворце состоялась встреча Понтифика с президентом Украины. Разговор проходил с глазу на глаз и продолжался около 30 минут. После этого началась встреча с представителями с политиками и деятелями культуры Украины, на которой президент Украины и Понтифик произнесли речи.

Если речь Кучмы состояла из панегирика римскому престолу и лично Каролю Войтыле, то речь Папы стала некоей идеологической программой. Иоанн Павел II еще раз повторил то, что он говорил в аэропорту: на украинской земле "встретились две великие традиции - византийская и латинская - и были одинаково хорошо встречены и приняты. Долгое время между ними были напряженные отношения, которые принесли вред обеим сторонам. Но сейчас возрастает готовность к взаимному прощению. Необходимо преодолевать барьеры недоверия, чтобы соединиться в создании страны гармонии и мира, черпая в прошлом с чистых источников христианской веры". Словом, миротворец, прибыл на Украину, а не крестоносец...

Утром 25 июня Папа отправился в спорткомплекс "Чайка", где была отслужена литургия по византийскому обряду. Грандиозное шоу, впрочем, как всегда, закончилось горами пустых пивных бутылок, которые усердно собирали киевские бомжи, получившие немалый навар от визита Папы. В тот же день из аэропорта "Борисполь" Иоанн Павел II отбыл во Львов.

3. Православное сопротивление

22 июня управляющий делами Украинской Православной Церкви епископ Митрофан на уже упоминавшейся пресс-конференции, напомнив о состоявшейся накануне массовой акции протеста православных, заявил, что, проявляя добрую волю, Украинская Православная Церковь обратилась с призывом к своим верующим "с 23 по 27 июня не организовывать и не принимать участия ни в каких провокационных мероприятиях протеста". Священноначалие УПЦ мотивировало такое свое решение уважением к чувствам верующих Римо-Католической и Украинской греко-католической церквей и пониманием их желания принять своего первоиерарха, а также заботой "о мире и спокойствии в нашем обществе во время визита Папы Римского".

Вместе с тем владыка Митрофан подчеркнул, что хотя православные и не будут устраивать акции протеста во время визита, но намерены защищать национальные православные святыни и не допустят, чтобы Папа Римский посетил Киево-Печерскую лавру и Софийский собор (в канун визита появились сведения, что Иоанн Павел II намеревается отслужить там частную мессу). Владыка рассказал журналистам о своей беседе с апостольским нунцием в Киеве, который ставил вопрос о посещении Папой этих святынь, а также места мученической смерти св. митрополита Владимира. Епископ Митрофан твердо заявил нунцию, что "это невозможно ни в коем случае, потому что могут быть непредвиденные инциденты". Разумеется, богослужение Папы Римского в этих православных святынях стало бы очевидным свидетельством триумфа католицизма на Руси, ибо в Киево-Печерской лавре покоятся мощи нескольких сотен православных святых.

Епископ Митрофан подчеркнул, что православные стремятся сохранить мир и спокойствие на Украине, но это будет возможно, если только "Папа не будет посещать наши национальные святыни: Киево-Печерскую лавру и Софийский собор". Владыка отметил, что "если другая сторона заинтересована в спокойствии у нас в Украине, она не должна предпринимать никаких действий, которые были бы причиной волнений".

Несмотря на заверения официальных представителей Ватикана в миролюбии и обещаниях не предпринимать неосмотрительных шагов, провокации все же имели место. Вот свидетельство очевидца - воспоминания одного из организаторов и активных участников православного сопротивления католической экспансии Валерия Каурова:

"Утром 23 июня пошел дождь, но верующие не расходились, молились и не покидали Лавру, т.к. поступило сообщение, что Папа может приехать к Успенскому собору. Все были полны решимости не допустить его в нашу святыню. Богомольцы снова и снова обходили Крестным ходом Кафедральный Успенский собор с пением акафистов, не обращая внимания на частый дождь. Когда Понтифик уехал отдыхать, то снова был организован Крестный ход вдоль стен Лавры под проливным дождем. Через каждые 200-300 метров нас останавливали заслоны милиции, они пытались загнать верующих вовнутрь Лавры, но мы продолжали терпеливо делать свое дело. Так, в сопровождении эскорта милиции, мы дошли до Троицких Врат и возле них завершили Крестный ход молебном против нашествия латинян. Отец Михаил Шувар произнес пламенную проповедь, затем все хором прочитали молитву: "Да воскреснет Бог", вошли в Лавру, обошли трижды Успенский собор, а затем двинулись к Дальним пещерам и там завершили первую половину этого дня.

Во время трапезы около 16.30 прошел слух, что Папа направляется к Успенскому собору. Многие, не закончив трапезу, с хоругвями и иконами бросились к собору, чтобы перекрыть ему вход. Так начался очередной цикл молебнов, который продолжался до самого отъезда Войтылы из Киева, - с ежедневным Крестным ходом вокруг Лавры.

Было два напряженных момента во дни молитвенного стояния. 24 июня, видимо после провала с мессой на "Чайке", где вместо ожидаемых 400 тысяч паломников присутствовало всего около 70 тысяч, многие из которых были сотрудниками правоохранительных органов, в оргкомитете Крестных ходов в Лавре раздался телефонный звонок. На другом конце провода представились как журналисты из "Интерфакса" и спросили нас, что мы будем делать, если Папа поедет в Софийский собор. Ответ наш был таков: "Если он туда сунется, то в течение 20-30 минут к Софии будут переброшены пикетчики в количестве 200-300 человек с хоругвями. А пока там находятся на всякий случай 25 человек. Возможности доставки к Софии такого количества людей у нас имеются".

Так продолжалось до 15.00, - постоянные звонки, расспросы, провокации, - нас держали в напряжении, ну а мы людей - в полной готовности защитить Святую Софию. Когда же по ТВ прошло сообщение, что Папа уже направляется в Софию, нам снова позвонили журналисты теперь уже из другого агентства и спросили, что мы намерены предпринять. Последовал ответ, что в связи с нарушением договоренности с католиками о непосещении Понтификом православных святынь, сейчас же мобилизуются люди и через 25 минут будут у Софии и забросают Папу всем, чем только можно. Если же он до прибытия пикетчиков успеет войти в храм, то возмущенные православные встретят его на выходе, и будет грандиозный скандал.

Через 20 минут по УТ-1 папский нунций сообщил, что Войтыла в Софию не поедет. Так, тесно сотрудничая со СМИ, пресс-служба католиков работала в стиле спецслужб.

А в конце его визита появилось сообщение, что перед выездом из Киева, он может зайти в Лавру хотя бы на несколько минут. Оргкомитет принял решение не прекращать молитвенное стояние до его вылета во Львов, а затем обойти Лавру Крестным ходом. И Папа к нам не сунулся!

Был еще такой эпизод. 24 июня бдительные верующие обнаружили двух кардиналов-иностранцев около Ближних пещер. Возле них сразу же собрался возмущенный стихийный митинг, и, во избежание неприятностей, кардиналы спешно ретировались восвояси на своем микроавтобусе. В целом, православные пикетчики показали чудеса терпения и молитвенного подъема, решимость твердо стоять за Веру Православную, за единство Святой Матери Церкви".

4. "Визит стал причиной шельмования Православной Церкви в прессе"

Во время подготовки и в ходе самого визита Папы Римского на Украину против православных была развязана настоящая информационная война. Управляющий делами Украинской Православной Церкви епископ Митрофан на своей пресс-конференции 22 июня с горечью отмечал, что в украинской прессе позиция УПЦ освещается часто предвзято и необъективно, Церковь сознательно представляется в негативном свете. Эту беспрецедентную в новейшее время антицерковную кампанию в прессе владыка смог только сравнить с антицерковной пропагандой 1920-1930-х годов. "Атеисты за 70 лет, наверное, не сумели опорочить Церковь так, как это сделали СМИ в настоящее время. Этот визит стал причиной шельмования нашей Церкви в прессе", - заявил епископ Митрофан.

Об этом же говорил и В.Кауров, рассказывая о православном сопротивлении католической экспансии: "Нас возмущает наглое и не обоснованное замалчивание всех этих событий в СМИ Украины. За всю современную историю Украины, такого организованного и массового протеста православных еще не было. Однако, ангажированные властями, националистически настроенные украинские СМИ всячески занижали количество протестующих, называли их "немногочисленными околоцерковными радикалами".

Корреспондентами было отснято огромное количество хроники акций протеста, но на экранах, во всех репортажах, она демонстрировалась мельком и, как правило, в невыгодном для православных виде. Налицо, явная дискриминация канонической Украинской Православной Церкви, дискредитация ее в глазах украинской и мировой общественности, в то время, как информация о раскольнических группировках всех мастей - УАПЦ, УПЦ КП, УГКЦ - постоянно подавалась в превосходных тонах. Их представители часто появлялись на экранах ТВ и доминировали в эфире, всячески оскорбляя самую большую и почитаемую конфессию на Украине - Украинскую Православную Церковь, с которой идентифицируют себя 35 миллионов украинских граждан".

Причем филокатолические силы в украинском и российском медиа-пространстве удивительно похожи, почти что близнецы-братья. Показательно, что агрессивно прокатолическую позицию занимали те же СМИ, которые неизменно выступают против любого намека на объединение братских православных народов, за дальнейшую децентрализацию государственной власти; те СМИ, которые финансировались олигархическими группировками России и Украины. Единственное отличие ситуации на Украине от российской состояло в том, что в тот момент украинские власти проводили недальновидную политику лоббирования визита, поэтому государственные СМИ Украины включились в кампанию шельмования Православной Церкви. Государственная власть в России, напротив, отнеслась негативно к нахрапистости Ватикана, к нежеланию папистов считаться с мнением православного большинства, хотя и не вмешивалась во внутренние дела Украины. Российские государственные СМИ, в результате, в освещении визита учитывали и нередко выражали мнение православного народа.

Нужно признать, что в развернувшейся информационной борьбе вокруг визита Папы Иоанна Павла II на Украину православные СМИ явно проигрывали. И если на конкретные выпады католиков против Православия давался своевременный отпор: с заявлениями часто выступали и Святейший Патриарх, и архиереи, и иные представители нашей Церкви, то c обобщающими, аналитическими материалами дело обстояло хуже, ощущался их явный дефицит.

"Русская линия" попыталась восполнить этот пробел. Как помнят наши читатели, мы подробно освещали подготовку и ход визита, а в Киеве за действиями Понтифика наблюдал наш корреспондент. К началу визита "Русская линия" выпустила специальную брошюру, которая так и называлась "Крестовый поход Кароля Войтылы". В брошюре мы задались целью представить позицию всех групп православных верующих Русской Православной Церкви и Украинской Православной Церкви. Причем, мы стремились максимально полно представить оценки и мнения православных верующих в двух измерениях: и иерархическом, и географическом. В брошюре были представлены высказывания не только Святейшего Патриарха Алексия, Блаженнейшего митрополита Владимира и других архиереев, но также клириков и мирян, богословов, ученых и общественных деятелей, представлявших самые разные епархии Украины и России.

Наша брошюра показала, что, несмотря на идеологические расхождения и региональные особенности, подавляющее большинство православных верующих России и Украины одинаково негативно относятся к визиту Папы Римского Иоанна Павла II на землю Святой Руси. В оценке визита совпали мнения либералов и консерваторов, борцов с ИНН и верующих, спокойно относящихся к этой проблеме, православных Львова и отдаленных от эпицентра борьбы российских епархий, даже тех иерархов, которых пресса привычно противопоставляла друг другу - митрополитов Мефодия Воронежского и Кирилла Смоленского.

Брошюра вызвала определенный резонанс у православной общественности, а вступительную статью перепечатали многие православные СМИ. Хотя приходилось сталкиваться с мнением, типа "нас это не касается", но - это были единичные случаи, заинтересованность преобладала. Мнения о брошюре высказывались разные: от полной поддержки до подозрений в диверсии, мол "книга через какое-то время будет напоминать некоторым о том, что им очень захочется поскорее забыть".

В ходе работы мы столкнулись с одной неприятной неожиданностью, и связана она была не с процессом сбора материалов и созданием брошюры, а с ее реализацией. Не скроем, мы предполагали, что основная часть тиража разойдется на Украине. И у нас были основания так думать. Причем, не только умозрительные, ведь мы получили множество восторженных отзывов от самых известных борцов с католической экспансией, как среди мирян, так и архиереев. Увы, действительность оказалась иной, на Украине ее не взяли, несмотря на обещания. Почему так произошло, для нас остается загадкой.

Впрочем, это, хотя и неприятная, но частность. Ведь семитысячный тираж разошелся по России практически полностью.

5. "Сова Минервы вылетает в полночь"

Классик немецкой философии Георг Гегель сформулировал основное требование к любому историческому исследованию в ставшем знаменитым афоризме: "Сова Минервы вылетает в полночь". Это означает, что приступать к историческому повествованию можно лишь по прошествии некоторого времени, когда улягутся страсти и, главное, в полной мере проявятся последствия события. Со времени папского вояжа на Украину прошло полтора года. Мы полагаем, что можно уже подвести основные итоги. Материалов для анализа и обобщений накопилось более чем достаточно. "Полночь" уже наступила.

Наше намерение разобраться в том, что же принес визит Украине, стал ли он "вестью мира и надежды" или это был настоящий крестовый поход, совпало с желанием одного благочестивого русского предпринимателя издать такую книгу. Он живет в Петербурге, но является уроженцем западной Украины, а потому близко к сердцу принимает все беды и горести, обрушившиеся на православных своей малой родины. Так появился проект этой книги. В ней мы намерены детально проанализировать результаты визита Римского первосвященника на Украину. Мы хотим найти ответы на целый ряд актуальных вопросов. Вот их краткий перечень.

Как известно, весной и летом 2001 года не было недостатка в предсказаниях касательно того, что принесет визит Украине. Заинтересованные в организации визита лица (прежде всего, сам Папа Войтыла) предсказывали умиротворение страстей, начало конструктивного диалога католического Запада с православным Востоком. Православные архиереи говорили, что несвоевременный во всех отношениях визит Папы приведет только лишь к обострению религиозной ситуации на Украине. Кто же в конце концов оказался прав? И вообще изменилась ли религиозная ситуация на Украине? Как повлиял папский визит на отношения Украинской Православной Церкви с униатами? Не напрасны ли были страхи православных в связи с приездом Римского Папы? Действительно ли приезд Папы спровоцировал новый всплеск католического прозелитизма, как предсказывали православные архиереи? Кто в реальности выиграл от визита Понтифика?

Другая группа вопросов касается политических аспектов визита. Не секрет, что украинские власти и, прежде всего, президент Леонид Кучма рассчитывали получить от приезда Иоанна Павла II ощутимые политические дивиденды. Если бы не эти расчеты и надежды власть предержащих, то туфля Папы вряд ли бы ступила на украинскую землю. Однако, даже неискушенному в политике человеку видно, что режим Кучмы после этого еще больше зашатался. Связан ли визит Папы на Украину с ослаблением властных позиций украинского президента? Правильный ли выбор сделал Леонид Кучма для укрепления своей власти? Какие уроки должны извлечь из печального опыта Кучмы президенты России и Белоруссии, куда теперь устремил свой взор неутомимый Папа-путешественник?

Наконец, еще одна группа вопросов связана с изменением положения Ватикана. Многие аналитики обращали внимание на геополитические аспекты папского визита, рассматривая украинскую эпопею, как захват плацдарма перед рывком на Восток. Однако вскоре после украинской победы Ватикан получил неожиданный удар с тыла, - в США разразился скандал в связи с обвинениями католических клириков в педофилии. Да и в отношениях с Москвой высокомерный тон папистов привел к значительному взаимному охлаждению. До такой степени, что не то что Понтифик, но и рядовые католические клирики в основном польского происхождения не чувствуют уверенности в получении виз в Россию.

Прозелитский кураж потух. Ватикан оказался в позиции обороняющегося. И вполне уместно поставить вопрос: соответствует ли агрессивная восточная политика Папы-поляка интересам самого Ватикана? Чего больше в современном католическом прозелитизме: свойственного папизму стремления подчинить "восточных схизматиков" или неутоленных амбиций поляков покорить Москву? Судя по всему, при нынешнем Папе отношения между Римом и Москвой вряд ли войдут в конструктивное русло. Тем не менее, закономерен вопрос: а какими могут быть конструктивные отношения между РПЦ и РКЦ?

Вопросов много, и все они весьма и весьма не простые.

В основу нашего исследования положен географическо-символический метод. Мы предлагаем рассмотреть последствия визита Римского Папы в четырех измерениях и из четырех географических точек, которые имеют скорее символическое, чем собственно географическое значение.

Первое измерение и первая точка - Киев. И первая глава посвящена последствиям визита для украинского Православия, рассмотрению того, как видятся итоги поездки Папы из Киева. Что получили и что потеряли православные, раскольники, центральная украинская власть?

Второе измерение и вторая точка - Львов. Здесь, разумеется, речь пойдет об униатах, которые пытались и пытаются использовать папский вояж, что называется "на полную катушку". Как видятся им результаты визита и собственные перспективы в стране, где подавляющее большинство населения - православные? Что сулит Украине усиление униатской церкви?

Третье измерение и третья точка - Москва. И сторонники, и противники визита прекрасно понимали, что Папа смотрит в сторону Москвы, что визит в Киев имеет для него смысл только, как шаг на пути в Москву. В этой главе будут рассмотрены пути и методы католической экспансии на русском направлении, способы давления Ватикана на российские власти и лично на президента Владимира Путина, попытки поссорить священноначалие Русской Православной Церкви с властью и прочие интриги Ватикана в России.

Наконец, четвертое измерение и четвертая точка - Рим. Здесь мы предполагаем рассмотреть геополитические последствия визита Папы на Украину, приобретения и потери Ватикана.

В заключении мы пытаемся сформулировать основные уроки, которые должны извлечь из практики последних лет католической экспансии представители власти как на Украине, так и в соседних братских России и Белоруссии. Это особенно важно, поскольку проблема экспансии католицизма - это не только и даже не столько проблема Православной Церкви, как может показаться на первый взгляд. Это проблема власти, ибо католическое продвижение на восток ведет к росту напряженности в регионах, провоцирует конфликты, порождает общественные нестроения. Иными словами, католики создают проблемы, прежде всего, для власти.

В процессе подготовки настоящей книги один из ее составителей специально посетил Украину, чтобы на месте собрать необходимые материалы. Мы постарались представить мнения самого широкого спектра религиозных и общественных деятелей, показать их видение итогов визита Римского первосвященника на Украину, их представление о перспективах православно-католических отношений. Тексты наиболее интересных интервью, заявлений, обращений, некоторые наиболее интересные статьи боголюбивый читатель найдет внутри глав и в приложениях к настоящему изданию. По традиции мы снабдили книгу обстоятельными хрониками событий, которые позволяют лучше понять происходящие события.

ГЛАВА 1. КИЕВ: СБЫВШИЕСЯ ОПАСЕНИЯ И НЕ ОПРАВДАВШИЕСЯ НАДЕЖДЫ

1. Для православных не изменилось ничего

Главным противником визита Папы была, конечно, Украинская Православная Церковь. Долгая и непростая история взаимоотношений православия и католицизма была наполнена множеством конфликтов, дело не раз доходило до вооруженного противостояния. Причем, православные никогда не стремились к экспансии на Запад, на канонические территории Ватикана. Храня полноту истины, православная Церковь ее никому не навязывала. Напротив, нам всегда приходилось обороняться. Католицизм же, ощущая свою духовную неполноценность, привык уповать на силу.

Процесс секуляризации в европейских государствах привел к значительному падению влияния католицизма. Второй Ватиканский собор (1961-1963) принял целый ряд доселе невиданных в католической среде новшеств. Либеральное влияние охватило не только богослужебную и бытовую сторону жизни латинян, но и отношение к Православию. Русская Православная Церковь была признана Ватиканом Церковью-сестрой, а ее таинства - благодатными и спасительными.

Казалось, что Второй Ватиканский собор должен был открыть новую эпоху во взаимоотношениях между двумя Церквами, переломить негативные тенденции. Тенденция к обновлению католицизма сказалась даже на избрании Понтифика. Вместо традиционного итальянского кардинала Папой стал славянин - поляк Кароль Войтыла. Словом, перспективы казались радужными.

Момент истины наступил в начале 1990-х годов, когда при молчаливом одобрении Ватикана набиравшие силу униаты разгромили три епархии Украинской Православной Церкви.

Тем не менее, Русская Православная Церковь, понимая сложность политической и этно-конфессиональной ситуации на Западной Украине, готова была к компромиссам. В течение почти десятилетия шли трудные и безрезультатные переговоры. В Москве и Киеве все-таки надеялись на достижение взаимопонимания. Более того, готовилась встреча Патриарха Московского и всея Руси Алексия II с Папой Римским Иоанном Павлом II, в ходе которой предполагалось принять решения по принципиальным вопросам взаимоотношений. Встреча была сорвана в последний момент по вине Ватикана.

Вскоре стало понятно, что срыв встречи не был случайностью. Отбросив дипломатические условности, Ватикан вернулся к вековой политике экспансии, перестал вовсе учитывать мнение православных. Апогеем новой политики Рима стал бесцеремонный визит в Киев.

Не удивительно, что при таких обстоятельствах православные Украины были возмущены действиями Ватикана и подобающим образом встретили незваного гостя.

В эпицентре всех событий, связанных с обстоятельствами подготовки и проведения визита Римского первосвященника в Киев оказался управделами Украинской Православной Церкви епископ Митрофан (Юрчук). В интервью "Русской линии" владыка Митрофан рассказал о своем видении последствий визита Папы.

+   +   +

2. Визит Римского Папы только обострил религиозную ситуацию на Украине

Интервью Преосвященного Митрофана, Управляющего делами Украинской Православной Церкви, епископа Переяслав-Хмельницкого, викария Киевской митрополии главному редактору Русской линии Сергею Григорьеву 30.09.2002 г.

Григорьев: Накануне визита Папы Римского в Киев в июне прошлого года мы слышали различные прогнозы о его возможных последствиях. Римский епископ считал, что его визит будет способствовать как религиозному миру, нарушенному в прошедшее десятилетие, так и стабилизации непростой политической обстановки на Украине. Как известно другого мнения придерживался Предстоятель Украинской Православной Церкви Блаженнейший митрополит Владимир, обратившийся к Папе с просьбой отложить визит до более благоприятных времен, так как несвоевременный визит только осложнит и без того накаленную религиозную обстановку. Папа Римский пренебрег предостережениями митрополита Владимира и епископата Украинской Православной Церкви о несвоевременности своего визита. Со времени визита прошло больше года. Сейчас уже можно определить, кто из двух архиереев: православный или латинянин оказался прозорливее?

 

Епископ Митрофан: Сначала позволю себе напомнить некоторые обстоятельства, предшествующие приезду Папы. Во-первых, уже сама подготовка визита не могла не вызвать настороженности. О том, что Папа, как глава государства Ватикан, приглашен руководством Украины посетить страну и дал свое согласие приехать, мы узнали случайно, из газет. Ватикан не посчитал нужным, хотя бы проинформировать нас о своих планах. А ведь между визитом главы государства или общественного деятеля и визитом главы Церкви - громадная разница. Поэтому, пренебречь мнением большинства верующих и при этом рассчитывать на позитивный результат визита, по меньшей мере, наивно.

Во-вторых, религиозная ситуация на Украине была в тот момент (да и в настоящее время остается) весьма далекой от спокойствия. На западе страны Православная Церковь претерпевает различные притеснения, в прямом смысле слова, дискриминацию. Совсем недавно там были фактически разгромлены три епархии, отношения между греко-католиками и православными остаются очень натянутыми до настоящего времени. В таких условиях визит Папы Римского на Украину был преждевременным. Поэтому собор архиереев Украинской Православной Церкви во главе с Блаженнейшим Владимиром обратился к Римскому Папе с письмом, в котором мы просили его отложить свой визит до более благоприятного времени, когда действительно в духе братской любви можно будет решать стоящие перед нами проблемы.

Тем не менее, несмотря и на наши просьбы, и на массовые выступления православных верующих, протестовавших против этого визита, подготовка к нему продолжалась. Ватикан проигнорировал письмо украинских архиереев, а наши государственные чиновники, к сожалению, проигнорировали мнение православных граждан Украины.

Более того, в ходе подготовки визита на нас вылилось неимоверное количество грязи. А все из-за того, что мы посмели высказать свою точку зрения, которая не совпадает с точкой зрения римо- и греко-католиков. И было очень горько слышать несправедливые слова министра иностранных дел господина Зеленко, который заявил, что наша Церковь не понимает внешней политики нашего государства.

Для обоснования целесообразности этого визита приводились всевозможные аргументы: приезд Папы принесет пользу для государства, Украину узнают во всем мире, поднимется престиж страны и т.п. Нас также уверяли, что визит Папы решит все проблемы, связанные с противостоянием на Западной Украине между греко-католиками и православными. Сегодня, когда прошел год с лишним со времени визита Римского понтифика в Украину, действительно, можно подвести кое-какие итоги. Что на самом деле изменилось в этих взаимоотношениях?

Прежде всего, мы видим, что изменилось в лучшую сторону положение Греко-католической церкви. Сразу после визита был подписан целый ряд соглашений между Римским престолом и украинским государством. Греко-католики получили возможность действовать на всей территории Украины. Вышел специальный указ Президента, в котором сказано, что главы областных администраций должны способствовать выделению помещений для организации центров ГКЦ. А в Киеве был выделен большой участок в 6 гектаров для постройки центра Греко-католической церкви, куда в будущем планируется перенести из Львова резиденцию главы греко-католиков.

Мы расцениваем эти действия, как наступление на Православие, как прозелитизм чистой воды. И в таких условиях, конечно, ни о каком конструктивном диалоге с греко-католиками не может быть и речи. Сегодня они, пользуясь поддержкой определенных политических сил, местных властей, а зачастую и самого Президента, еще меньше считаются с православными и вероломно наступают, вероломно идут на восток, на юг Украины, туда, где никогда исторически не было униатской церкви.

Сегодня уже они сами, тот же кардинал Гузар, открыто заявляют, что фактически ГКЦ сумела восстановить свою былую структуру, существовавшую до 1946. Теперь они ставят перед собою задачу идеологического плана, они стремятся доказать, что греко-католицизм - это не региональное движение, связанное только с западной Украиной, с Галичиной, что уния - это якобы и есть вера украинского народа, что Украина - униатская страна. Поэтому они сегодня ратуют за то, чтобы им поставили униатского патриарха. Более того, нам известно, что украинский Президент был готов даже лично обратиться с подобной просьбой к Папе.

Таким последствиям удивляться не приходится, потому что любой визит Папы Римского в любую страну преследует одну цель - закрепиться в этой стране, упрочить позиции католицизма. А мир, согласие остаются только словами. И мы убедились в этом на собственной шкуре.

Возьмем недавний визит Папы в Грузию. Там существовало всего несколько католических приходов, а после приезда Папы туда был поставлен епископ. Это свидетельствует о целенаправленном прозелитизме. Об этом же говорят и действия римо-католиков на Украине. Ватикан и при подготовке визита Папы, и в ходе его, и впоследствии преследовал, прежде всего, свои узко эгоистические цели - цели католического прозелитизма. Как известно, несколько месяцев назад римо-католики образовали новые епархии на Украине. Мы направили протест по этому поводу, но нас, как и прежде, в Ватикане не хотят слышать. Католицизм наступает постоянно. После визита положение только усугубилось.

А возьмите открытие памятников Папе! Вопиющий факт: открытие доски на Никольском храме на Аскольдовой могиле, которым сегодня пользуются греко-католики и который никогда им не принадлежал, это чисто православная, наша святыня. Установка памятника на территории нунциатуры, во Львове, свидетельствует о том, что этот визит очень помог греко-католикам, и они небезосновательно надеются, что он еще поможет им в будущем.

Для православных же не изменилось ничего, нам этот визит ничего не дал, не решил ни одной проблемы. В том же Львове существует всего один единственный православный храм канонической Православной Церкви. И сколько правящий архиерей владыка Августин не обращается к властям с просьбой выделить участок для строительства храма, неизменно получает отказ, подчас под самыми нелепыми предлогами. Вот сегодня в митрополию пришло письмо-жалоба от наших верующих из города Бережаны Тернопольской епархии. Там сессия городского совета отказала местной общине Украинской Православной Церкви в просьбе разрешить подготовку материалов для согласования места расположения часовни в городе. Отказ депутаты обосновывают тем, что не разработан генеральный план архитектурного заповедника. И это в то время, когда там же по два храма переданы Греко-католичекой церкви и раскольникам-автокефалистам. Они строят еще и новый большой храм в исторической части города, а православным отказали в предоставлении места для часовни. Это один только пример свидетельствующий, что визит Папы не привел к решению проблем. Я думаю, что и в международном плане визит не принес ничего, ныне знают Украину не больше, чем до приезда понтифика.

Тут вспоминаются прозорливые слова Его Блаженства в одном из интервью, в котором он сказал, что решение наших проблем нам никто ниоткуда не привезет: ни из Рима, ни из какой-либо другой столицы, мы должны будем решать свои проблемы сами.

Папа, как нам представляется, потерпел и дипломатическое поражение. Ведь римский епископ так и не встретился с предстоятелем самой большой, канонической Украинской Православной Церкви, о которой Ватикан не раз заявлял, что только ее и признает на Украине. Отказался встретиться с Папой не только митрополит Владимир, но и все представители нашего епископата. Это свидетельствует о том, что визит уже в самом начале, в ходе его подготовки был обречен на неудачу.

Если одна, меньшая часть украинского общества и получила что-то от этого визита, то у другой, большей части, проблем только прибавилось, и они стали более острыми.

Выиграла ли при этом Украина в целом? Очень сомнительно. Последующие за визитом события показали, что правы оказались православные, предупреждавшие и Ватикан, и украинские власти о несвоевременности, неподготовленности визита Папы в Киев.

Григорьев: На протяжении ряда лет глава российских католиков митрополит Тадеуш Кондрусевич, впрочем, как и многие другие представители Ватикана, утверждает, что визит Папы в Москву, его встреча с Патриархом приведет к решению многих проблем, что удастся разрешить имеющиеся противоречия между православными и католиками. На самом деле оказывается, что визит Папы на Украину не только не уменьшил, но наоборот, обострил имеющиеся проблемы.

Епископ Митрофан: Такие заявления Кондрусевича - это всего лишь "дипломатия", за этим ничего не стоит. Римо-католическая церковь преследует только свои собственные интересы, решает свои задачи, и позиция православных их не интересует.

Какие сегодня в России проблемы? Там латиняне всегда находились в меньшинстве, там проблем нет, они сами создают эти проблемы. А теперь, чтобы каким-то образом смягчить эту ситуацию, так как Русская Православная Церковь выступает очень конкретно и последовательно, они вынуждены выступать с такими заявлениями. Римский Папа объездил большинство бывших советских республик, не был только в Белоруссии и в России, и рвется туда изо всех сил. Ему не важно, есть там католическая паства или нет, самое главное подчеркнуть роль, особое место римского первосвященника в мире. Не столько для утешения живущих в Москве католиков, сколько для утверждения себя, как главы всех христиан мира стремится в Москву Папа Римский. Ведь католики не отказались ни от одного своего догматического заблуждения, и примат Римского первосвященника остается едва ли не главной преградой нашему сближению.

Введение новых епархий в России, новый титул митрополита Москвы Кондрусевича настораживает, тем более, в контексте того, что Ватикан именует Русскую Православную Церковь церковью-сестрой. Если наши отношения с Римо-католической церковью определять как сестринские, на чем настаивают в Ватикане, то недопустимо что-то делать в сестринском доме за спиной сестры и настаивать, что ее это не касается. Это не порядочно, даже исходя из обычных человеческих представлений, не говоря уже о церковных отношениях, которые должны основываться на взаимоуважении и христианкой любви.

Католики сегодня стремительно и очень настойчиво пробираются на восток, перед ними поставлена конкретная цель и они будут делать все, чтобы ее осуществить. Потому встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Римского Папы, о которой так мечтают и к которой так стремятся католики, если она состоится, не сможет положительно повлиять на развитие наших отношений пока Ватикан, наконец, не откажется от своей прозелитской идеологии. Мы хотели бы перевести диалог с католиками в конструктивное русло. Но если Ватикан к равноправным отношениям не готов, не хочет считаться с чужим мнением, то и встреч на высшем уровне пока ждать не приходится.

Неудивительно, что Святейший Патриарх, Синод скептически относятся к перспективам визита Папы в Москву. В сегодняшних реалиях православно-католических отношений такая встреча, если бы она, к примеру, состоялась в Москве, пошла бы на пользу только католическому прозелитизму.

Григорьев: Не для обоюдной пользы, не для мира, а только для Римо-католической церкви...

Епископ Митрофан: Я могу об этом судить из личных наблюдений, потому что я 6 лет учился в Польше и знаю отношение католиков к православным. Не хочу углубляться в историю, но поляки много зла причинили православным, можно хотя бы вспомнить довоенный период, 30-е годы, когда полностью была уничтожена православная Холмщина, когда уничтожались православные храмы или переоборудовались в костелы. Сколько бы католики не выдавали себя за любящих братьев, это все только на словах, потому что дела их расходятся со словами.

Григорьев: Украина граничит с Польшей, имеет длинную и непростую историю взаимоотношений. Нынешний Папа - поляк. Каким образом это отражается на взаимоотношениях с Ватиканом? Существует мнение, и оно легко читается между строк даже в официальных высказываниях видных итальянских архиереев, что все проблемы связаны с тем, что Папа - поляк, мол, был бы Папа итальянец, мы бы договорились с русскими.

Епископ Митрофан: Вы знаете и в нашей, в православной среде тоже есть такое мнение. Польша всегда отличалась такой, я бы сказал, фанатичной приверженностью к католицизму. Все, что было связано с Православием, и до сих пор вызывает у польских римо-католиков неприятие. Оно ассоциируется с русскостью, с извечной враждой, и поэтому нынешний Папа, как поляк, тем более стоящий на консервативных польско-католических позициях, не лучшая фигура для налаживания православно-католических отношений.

В Италии, Германии или Испании нет такого антагонизма, с их епископами легче найти общий язык. Я говорю это по личному опыту. Мне приходилось бывать и в Швейцарии, и в Германии, там легче найти понимание, там нет наследственной вражды, какого-то предубежденного отношения к православным. Ну, есть православные и ладно, нам вроде бы и делить нечего.

Здесь же ситуация совершенно другая. Папа, как поляк, изнутри знает все эти особенности в отношениях между католицизмом и православием на пограничных территориях между Украиной и Польшей, и очень умело ими манипулирует. Благодаря его политике сегодня зашел в тупик диалог между Римо-католической и Русской Православной Церковью. Вместо того чтобы эти отношения как-то поправлялись, они наоборот все более охлаждаются.

В конце 80-х - начале 90-х почти в каждом польском костеле стоял ящик для сбора пожертвований для братьев католиков на Украине. Из Польши идет серьезная материальная помощь. Не нужно говорить, как люди относятся к такого рода гуманитарной помощи, когда в храм зазывают жвачкой и за пачку фломастеров предлагают отказаться от своей истории, от своей веры. Поэтому близкое соседство с католической Польшей отрицательно влияет на наши взаимоотношения, на религиозную ситуацию на Украине.

Григорьев: У Вас, как Управляющего делами Украинской Православной Церкви, существуют какие-нибудь контакты с римо-католиками в Киеве?

Епископ Митрофан: Наши контакты сводятся к тому, что нас приглашают на приемы по случаю тех или иных событий. Последняя моя встреча с нунцием была накануне визита Папы, когда он приехал к нам сюда с целью убедить нас, нашу Церковь, чтобы мы не протестовали против того, что Папа посетит Софийский собор и Успенский собор Киево-Печерской лавры. Я сказал сразу, что это невозможно, что это исключено, и что за последствия мы не отвечаем. И, слава Богу, что у них возобладал здравый смысл, и из программы визита были удалены эти два пункта. А сегодня, после того что уже совершилось, наши отношения носят чисто формальный характер, мы общаемся только на каких-то официальных приемах и в нечастой переписке".

+   +   +

Помимо Киева, как известно, Папа побывал во Львове. Там в эпицентре событий оказался, разумеется управляющий Львовской епархией Украинской Православной Церкви Московского Патриархата архиепископ Августин, который любезно согласился поделиться своим мыслями о том, что принес визит Папы Украине в целом и Галиции в частности, с корреспондентом "Русской линии".

3. Визит Папы Римского узаконил несправедливость

Из интервью Высокопреосвященного Августина, Архиепископа Львовского и Галицкого, Председателя богословской комиссии Украинской Православной Церкви главному редактору Русской линии Сергею Григорьеву 02.10.2002 г.

Григорьев: В июне 2001 года на Украине побывал Римский Папа Иоанн Павел II. После визита Папы на Украину, у нас в России активизировались местные римо-католики, немногочисленные, но весьма шумливые, не то просящие, не то требующие, чтобы Папу Кароля Войтылу приняли в Москве. Прошлогодний его визит в Киев и Львов прошел на Ваших глазах. Вы в курсе его подготовки, осуществления и последствий. Скажите, пожалуйста, Владыко, чего ожидала от этого визита Украина и что в итоге получила?

Архиепископ Августин: Я думаю, поставленный Вами вопрос не вполне корректен. Что значит - ожидала Украина? Украина внутренне расколота, и прошедший визит только усугубил, подчеркнул такое ее состояние.

Ясно, что католики и определенные политические силы на Украине действительно очень ждали приезда Папы и радовались ему. Для кого-то это был триумф. Среди этих людей многие разочарованы итогами визита, потому что он не оправдал их завышенных ожиданий. Речь, прежде всего, о политиках, околоцерковных политиках.

Для нас же православных результаты визита нетрудно было предсказать, они не стали для нас большой неожиданностью.

Тут надо сразу оговориться, что значит для "православных". Частенько за мнение православных выдаются результаты различных опросов, проводимых недобросовестными журналистами. К примеру, показывают по телевизору, как репортер расспрашивает на улице прохожих: "Кто Вы и как относитесь к таким-то событиям в церковной жизни?" И люди отвечают: "Я рядовая верующая, но мне кажется, Папа Римский должен ехать, и вот не правильно делают те, кто протестует". Мнение этих людей нельзя назвать церковным. Почему? Есть некоторая разница между тем, чтобы назвать себя православным и быть им. Если репортера действительно бы интересовала позиция православных, он бы встал со своими вопросами в ограде церкви, после богослужения, и спрашивал бы выходящих из храма

Ведь население Украины состоит из верующих и не верующих, православных и католиков, протестантов, сектантов разнообразных, раскольников, людей индифферентных к религии или вообще врагов церкви. И любой из них может назвать себя православным, но вкладывать в это самый разный смысл. И вот мнение такого случайного "православного" преподносится как мнение верующих. Журналистам надо быть порядочными, корректными, ведь такая "наивность", по сути, называется фальсификацией.

Так вот, мы - епископат, духовенство и православные верующие - считали и считаем состоявшийся визит в целом несвоевременным, с точки зрения межцерковных отношений - преждевременным, если взять еще и моральный аспект - некрасивым, в социальном плане - неудачным. В любом случае, с какой стороны не посмотреть, в результате больше оказалось негатива, чем позитива. Даже если согласиться с тем, что в любом деле, и даже в таком, не может быть все негативным, обязательно должен быть какой то плюс. И кто-то может его поискать, и даже может найти. Но все равно, тот факт, что этот плюс надо искать, а негативных последствий искать не надо - они на лицо, - все это свидетельствует о том, что визит Папы был преждевременным.

Безусловно, мы можем понять украинское правительство. Руководство страны надеялось упрочить наше положение в международных отношениях, обозначить свое место в мировом сообществе, как независимое государство. Кстати, с подобной проблемой столкнулись все новые государства на постсоветском пространстве и в Азии, и даже в Прибалтике. Для кого-то эта проблема уже позади. Но Украина имеет ряд специфических особенностей.

Современная итуация в Украине в последние годы чем-то напоминает ситуацию, которая существовала у нас в гетманский период, в самый критический его момент.

Пропольское, прозападное окружение гетманов из-за прагматических соображений тянуло к Польше, к Западу, даже сознавая, что это чужеродно, не свойственно им, как православным украинцам. А ведь это были люди все же верующие, и шли они на компромиссы, искренне считая прозападные ориентиры благом для Украины. Насколько труднее разобраться в ситуации представителям нынешней власти, в большей части людям неверующим! Им надо бы обратиться к нашему историческому опыту. Вспомнить, что это уже было. Было. И к чему это привело?!

Возможно, что и визит Папы в других обстоятельствах мог бы способствовать самоутверждению Украины. Но ведь для того, чтобы утвердить свое состояние у "внешних", надо сначала хоть как-то консолидироваться внутри, научиться понимать друг друга, сблизить позиции.

Визит был именно несвоевременным. Даже если не обращать внимание на экспансионистскую политику католицизма, просто принять это как данность, - такова уж природа Ватикана. Даже при всем этом визит мог бы состояться. Ведь едут же к нам инословные, едут куда большие еретики и даже не христиане, и нет никаких пикетов и протестов. Но они ведь и "не одевают овечьи шкуры", - мы видим, кто есть кто. Но коль скоро в Ватикане говорят о необходимости контактов, о своей готовности к налаживанию отношений, внешне проявляют интерес к нашему мнению, а мы его высказали однозначно: визит не своевременен, то не стоило этот визит и проводить. А если они заранее готовы были игнорировать наше мнение, то зачем было спрашивать, надо было молча ехать, так, как будто на Украине православных уже и не осталось.

Вспомним, как было в Румынии, в Грузии, в Греции. Там все же согласие православных было получено (как это было сделано - другой разговор). Вот если бы визит был только в Галицию, тогда другое дело. Но ведь Киев - традиционно православный город. И с этим нельзя не считаться. Это не только неуважение. Это - вызов! Вызов всему Православию!

Григорьев: А какова ситуация сейчас? Вам, как правящему архиерею Львовской епархии после визита Папы стало легче управлять ею и решать различные проблемы?

Архиепископ Августин: То, что не легче - это факт. Но я думаю, надо иначе поставить вопрос. Следует прямо сказать: визит Папы Римского узаконил несправедливость.

До его приезда мы надеялись. Надеялись, что подготовка к визиту смягчит наших оппонентов, заставит их быть более справедливыми, понудит, если не пойти на компромисс, то хотя бы сделать какие-то шаги братолюбия, шаги доброжелательства. Мы ожидали, что нам скажут: забудем 90-е годы, тогда была война, были издержки, как в любой войне, но сейчас уже все остыли - десять лет прошло. Надо же быть хоть немного милосердным - тем более победителю. И мы ожидали, что будут сделаны какие-то шаги нам навстречу перед визитом Папы. Ну, хотя бы нам захотят продемонстрировать: мол смотрите, мы гуманные, с нами можно работать; да, мы идем на восток, но вы нас не бойтесь, мы мирные.

Наши надежды оказались напрасными. Папа как бы установил статус-кво, всех освятил, всех благословил. Как печать поставил: все сделанное греко-католиками - правильно, проблем нет, все так и должно быть. Это, может быть, самый большой минус.

Греко-католики, конечно, чувствуют себя победителями, триумфаторами. Им дали понять: Рим одобряет их действия. Если раньше у некоторых из них и могли быть какие-то сомнения в правильности своих поступков, то визит Папы их отмел. Униаты стали более уверены в себе.

Надо понимать, что для них визит Папы Римского в Галицию то же самое, что приезд Московского Патриарха скажем на Донбасс, в Большую Украину. Хотя Украинская Православная Церковь - самоуправляющая, но есть духовное осознание сана и сыновья любовь к отцу, - Патриарха любят и радостно встречают. Так и здесь, любовь к Папе греко-католиков - это естественное человеческое чувство.

Но ведь у нас общий дом. Представьте в бытовых условиях, как бы Вы относились к такому соседу, который заверяет вас в своем уважении, любви и в то же время, зная, что у вас жена или дети больные, устраивает шумную свадьбу. Мол, а что такого - у нас праздник, эта наша территория, мы имеем на это право. Вы, конечно, имеете право, но будьте же людьми, ведь дом-то общий, ведь за стенкой страдают. По закону вроде бы все прилично, но по человечески такое поведение никак не вписывается в моральные принципы. Католики любят повторять, что Украина - наш общий дом, любят поговорить о единстве, призывают к взаимопониманию, - и так себя ведут".

+   +   +

Нельзя не согласиться с владыкой Августином: действительно люди, имеющие добрые намерения, добрые соседи так себя не ведут.

Уже на следующий день после завершения визита, несмотря на еще не остывшие призывы Папы к диалогу любви с православными братьями, Львовский горсовет в очередной раз отказал православным в выделении земли под строительство собора, а вскоре власти Червонограда цинично предложили местной православной общине, изгнанной из своего храма, землю под строительство новой церкви в обмен на предоставление в Москве земли под строительство униатского или раскольничьего храма.

Но что же все-таки изменилось после визита Папы для православных на Украине? По большому счету ничего. Проблемы как были нерешенными, так и остались, а отношения с католиками только обострились. Ну, пережили православные несколько тревожных дней, но Украинская Православная Церковь в целом не потеряла своих позиций у паствы и в обществе. Организованное властью шоу стало уже забываться за новыми проблемами. Возникает вопрос: если ничего не изменилось, то к чему были протесты? Может, и не стоило тогда волноваться, бить во все колокола из-за приезда Римского первосвященника? Эти было бы так, если бы Украинская Православная Церковь беспокоилась только о себе, только о своих корпоративных интересах. Но Церковь во все, даже самые трудные для Украины времена, оставалась с народом, и боли украинского народа были болью его Церкви.

Украинская Православная Церковь прекрасно понимала сугубую опасность приезда в Киев Римского Папы, видела ту главную угрозу, которая сокрыта от глаз неверующих, - этот визит посягал на самую душу народа - его православие. А если человек или народ лишится души, что от него останется?! "Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям" (Мф.5.13).

Если бы не твердая позиция Украинской Православной Церкви, если бы не решимость православных мирян защитить свои святыни, неизвестно, сколько бы еще бед, долгосрочных конфликтов, ненужных потрясений пришлось бы претерпеть кроткому и смиренному украинскому народу.

Православные киевляне были потрясены бесцеремонным вторжением Кароля Войтылы на свою священную землю, и после того, как он улетел из Киева, провели Крестный ход вокруг Киево-Печерской лавры. В интервью журналистам один из участников этого хода отметил, что его целью является проведение благодарственного молебна в знак того, что "все закончилось благополучно: и Свято-Успенский собор Киево-Печерской Лавры, и Святая София остались не оскверненными".

Священники отслужили благодарственный молебен с водосвятием по чину "Последование благодарственного и молебного пения ко Господу Богу, певаемое в день воспоминания избавления Церкви и державы православныя от нашествия латынян, униат и иных клеврет с ними", а также "О вразумлении заблудших сынов Православной Церкви, оставивших ее и чужим богам поклонившимся, и сохранившего от осквернения святыни наша". После обхода Киево-Печерской лавры участники акции проехали по городу и освятили места пребывания Понтифика в столице.

4. Боль раскола

Каноническая Украинская Православная Церковь, пренебрегая своими собственными интересами (православные вполне отдавали себе отчет, что их "негостеприимность" будет воспринята филокатолическими СМИ, да и киевскими властями очень раздраженно), оказалась практически единственной силой, которая решилась отстаивать коренные интересы украинского народа. А ведь, наверное, был соблазн согласиться с неизбежным, более того, что-нибудь и себе выторговать у влиятельных в мире католиков, да и у власти что-то выпросить за свою "лояльность". Устояли.

А вот раскольники повели себя нечестно. Понятно, что, чувствуя свою ущербность, раскольничьи группировки филаретовцев и автокефалистов готовы использовать любую возможность для самоутверждения и перед властью и перед публикой. Поэтому неудивительно, что раскольники приветствовали приезд Папы и выразили готовность принять участие в программе визита без всяких условий. То есть, фактически они изначально ради собственной выгоды предали интересы православного украинского народа.

24 июня вечером Папа Римский встретился с украинскими религиозными лидерами. Присутствовали главы почти всех украинских конфессий, кроме, разумеется, Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. Поскольку митрополит Владимир от встречи отказался, в центре внимания оказались выступления глав не признанных Поместными Православными Церквами общин - так называемой Киевской патриархии Филарета и Украинской автокефальной церкви Мефодия, сообщала Служба коммуникаций ОВЦС. Филарет представился Папе, как "глава единой Украинской Православной Церкви". "Приветствую Вашу Святость от имени единой Украинской Православной Церкви Киевской патриархии, которая выступает за объединение украинского православия в единую Украинскую поместную церковь, и выражаю уверенность, что ваш исторический визит на Украину будет благословенным. Московская Патриархия боится прозелитизма, который уже осудили все христианские церкви. Но ваш приезд на Украину будет способствовать развитию православно-католического диалога, а не углублению разделения, как это пророчествует Москва", - распинался лидер украинских раскольников.

Не отставали от филаретовцев и автокефалисты. И те, и другие ждали явного одобрения "латинской святости", но не дождались. Папа, хоть и не прочь при любом удобном случае задеть православных, все же не решился оказать Филарету явное одобрение. Некоторым комментаторам даже показалось, что г-н Денисенко ему не понравился.

Циничное поведение Филарета блестяще прокомментировал руководитель пресс-службы УПЦ МП известный украинский публицист Василий Анисимов, в статье "Что там, за завесою лжи? Вместо комментария", которая была опубликована в "Вестнике пресс-службы УПЦ". Вот что он, в частности, писал:

"Если отлученный от Церкви Михаил Денисенко (Филарет) хоть раз отважится сказать правду, даже когда нечистые поволокут его на заслуженную сковородку, ему уже никто не поверит. Как говорится, миллион раз солгавши... Правда, помнится, в прошлом веке он еще боялся лгать и быть разоблаченным. Скажем, в 1992-ом, когда только организовывалась секта УПЦ-КП и свежерасстриженный Филарет отказался сослужить с самосвятами из УАПЦ, то тогдашний соучредитель "капе" Антоний Маседич припугнул, что выйдет к народу и расскажет, кто Филарет есть на самом деле - расстриженный и вороватый, изобличенный собственными детьми. Испугался Филарет, поджал хвост, сослужил и не вякал. Потому как еще не до конца выжил из совести. Теперь же, поднабравшись опыта, лжет направо и налево, без тормозов, и один, и с Мовчаном, и вместе, и врозь, и попеременно.

То вдруг на пресс-конференции, не моргнув глазом заявил, что папа римский признает его православным патриархом, поскольку понтифик якобы "встречался с ним как с патриархом". Папская нунциатура в Киеве перекрестилась и немедля опровергла эту ложь. Апостольский нунций архиепископ Никола Этерович заявил, что Римо-католическая Церковь признавала и признает в Украине лишь единственную каноническую Украинскую Православную Церковь во главе с Блаженнейшим Владимиром, Митрополитом Киевским и всея Украины, и только с ней имеет отношения. Вы думаете, что пойманный в очередной раз на обмане Филарет извинился и посыпал свою голову пеплом? Отнюдь. Схизматики распространили фотографию, где Филарет поцелуем впивается в висок понтифику, как подтверждение встречи Папы с "патриархом".

Мы все были свидетелями этого забавного поцелуя. Как известно, из-за отказа Митрополита Владимира встретиться с папой во время его визита в Украину Филарет подумал, что наступил его звездный час. Ведь обидно все же: пять лет человек носит куколь, а никто и в грош не ценит. Не то что с каким-нибудь патриархом, ни с одним православным епископом за эти годы не встретился. За рубеж - не выездной, там на порог христианских храмов не пускают. Дома не лучше. Даже униаты с автокефалами нос воротят, да и свои анафемята частенько "дулю" под рясой держат - за службами не поминают: боятся на прихожан накликать беду. Как-то решился на межконфессиональной конференции в Киеве "Отче наш" прочитать, так все православные священники и епископы из зала вышли, посчитав, что даже своим голосом оскверняет молитву к Богу. Кроме как к религиозным комитетчикам, к руховцам на тусовку да к Киевскому голове, которому все каноны по барабану - почитай, и заехать в своих патриарших нарядах не к кому.

А тут целый папа вроде как бесхозный! И уж как Филарет стал выставляться - одно загляденье. Что не интервью - то трель соловьиная. И с Гузарем перед телекамерами в обнимку, и "москалей" почем свет кроет. Мы, мол, папу, да с распростертыми объятиями, пусть только намекнет, хоть в позе лотоса встречать согласны! В аэропорт хоть и на метле прилететь готовы.... Ан, не обломилось. Папа хоть и католик, но ведь тоже христианин. Было объявлено, что епископ Рима может встретиться лишь с каноническим митрополитом - Блаженнейшим Владимиром.

Пришлось Филарету на общих основаниях, в общем ряду со всем "межконфессиональным кагалом" внимать папе в филармонии. Да и там затерли: со своим панегириком разрешили выступить лишь четвертым, а на подхалимские пассажи об отсутствии католического прозелитизма папа даже не отреагировал, видимо, просто дремал. Оказалось, что богоотступник не интересен и Риму. Более того, зная страсть Филарета к рекламным лобызаниям, его посадили на безопасное от папы расстояние. Кроме как Мефодия Кудрякова с кардиналом Яворским и зацеловать было некого, да и те, судя по всему, не давались. Однако по завершении филармонических выступлений, когда все гуськом шли к выходу и прощались с папой, Филарет протолкался к понтифику, сгреб опешившего старика в объятия, развернул к камерам и таки облобызал. Мне показалось, что он его вообще целовал в затылок. Ответного поцелуя, разумеется, не последовало, зато появилась "картина Репина": "Святейший Патриарх Филарет приветствует Папу Римского".

Если все же папа не признает его "православным патриархом" - это, разумеется, проблема самого папы. Что-то там в Риме недопонимают".

+   +   +

Словом, Филарет не получил от Папы страстно чаемой легитимности. И для раскольников ничего не изменилось после визита, они как были так и остались изгоями в мировом Православии. И вот тут-то они вспомнили об интересах своей православной паствы и стали возмущаться визитом Римского первосвященника. В частных беседах с одним из авторов этой книги представители раскольников демонстрировали нарочитое равнодушие к приезду Понтифика, говорили о том, что они не понимают, зачем он приезжал на Украину, что лучше бы сидел дома и т.д. Однако такое запоздалое возмущение и пренебрежение как нельзя лучше изобличают раскольников.

Православные, как и положено, протестовали против подготовки визита, стояли в молитвенных бдениях, защищая святыни древнего Киева и отказывая Папе в приеме, а филаретовцы, претендующие называться украинской церковью, "протестуют" уже после завершения визита. За их специфическим "протестом" просматривается примитивная обида на то, что Папа их плохо принял, что они ничего не поучили от Понтифика.

А если бы не было раскола на Украине, разве посмели бы в Ватикане не посчитаться с консолидированным большинством православных украинцев?! Неужели не понимают раскольники, что на веки вечные позорным пятном на их память ляжет предательство своей веры, предательство Православия, продемонстрированное ими в эти несколько дней июня 2001 года?!

5. Власть: обманутые надежды

Визит Папы на Украину был бы невозможен, если бы его не лоббировала власть в лице высокопоставленных представителей украинского истеблишмента (вице-премьер Жулинский, министр иностранных дел Зленко и др.), которые переманили на свою сторону и президента страны Леонида Кучму. И если православные активно боролись с происками папистов, протестовали, а раскольники интриговали и лебезили перед Ватиканом, надеясь получить от Папы хоть какой-нибудь намек на признание, то представители власти просто "надували щеки", изображая себя соучастниками "великого события в истории Украины".

Много было сказано разнообразных слов о том, что с помощью Ватикана Украина войдет в европейские структуры, станет цивилизованной, что визит Папы даст толчок развитию страны и т.п. Так Николай Жулинский, встречаясь с униатскими архиереями, назвал визит Папы на Украину историческим и сказал, что он даст возможность ускорить решение ряда проблем в отношениях между украинским государством и церковью (понятно, о какой церкви шла речь!). А председатель оргкомитета по встрече Понтифика Анатолий Зленко заявлял, что "официальный визит Понтифика будет иметь для Украины чрезвычайно важное значение", "придаст новый импульс духовному развитию украинского общества и консолидации нации". Не иначе как "консолидировать нацию" г-н Зленко предполагал вокруг римского престола.

Разумеется, определяющую роль в решении о визите Папы сыграл президент Украины. В какой-то момент личные политические интересы Леонида Кучмы, как он их тогда понимал, совпали с интересами Ватикана. В самый разгар борьбы православных против визита Папы на Украину политические противники президента Украины начали кампанию за его отрешение от власти. Тогда в феврале-марте 2001 года многотысячные манифестации оппозиции под лозунгом "Украина без Кучмы" сотрясали столицу государства. Явно недружественную позицию в отношении режима Кучмы заняли США. Американцы отказались выдать Украине арестованного в США личного врага Кучмы бывшего премьера Павла Лазаренко, который является весьма осведомленным человеком, носителем многих тайн киевской политической кухни. Более того, бывший офицер охраны президента Украины майор Мельниченко, организовавший прослушивание телефонных разговоров своего шефа и сбежавший заграницу, нашел политическое убежище в США.

Видимо, в этих условиях Леонид Кучма посчитал, что при помощи Папы он сможет разом решить все свои политические проблемы.

Союзниками православных в борьбе с экспансией католицизма стали украинские коммунисты. Вообще Компартия Украины оказывает политическую поддержку Украинской Православной Церкви, придерживается пророссийской ориентации, и по многим вопросам позиции нынешних украинских коммунистов и православной общественности совпадают. Поэтому весьма интересной представляется оценка ситуации на Украине накануне визита и мнение о результатах посещения Папой Украины лидера КПУ Петра Симоненко. Своими размышлениями он поделился с корреспондентом "Русской линии".

6. Владимир Путин не допустит приезда Папы Римского в Россию

Интервью  лидера компартии Украины Петра Симоненко главному редактору Русской линии Сергею Григорьеву 30.09.2002 г.

Сергей Григорьев: Петр Николаевич, мы в России хорошо знакомы с деятельностью коммунистической партии Украины, знаем, что современные украинские коммунисты являются конструктивной политической силой, выступают с поддержкой канонического Православия, за установление братских отношений с Россией. Мы также с удовлетворением отметили, что Вас принимал Святейший Патриарх Алексий II.

 

Петр Симоненко: Действительно, наша позиция, направленная на переосмысление исторического прошлого, принесла свои плоды. Что особенно важно, такая позиция помогает людям решать конкретные вопросы. Люди поняли, если мы говорим об ошибках, которые были допущены в 20-30-е годы, то мы исходим не из слабости. Признание ошибок - не слабость. Поэтому закономерно, что наша честная позиция привела не к разочарованию в отношении нашей партии, напротив, она усилила нас.

Григорьев: Более года назад произошло историческое событие, - впервые на землю Святой Руси ступила туфля римского Понтифика. Римский Папа посетил Украину. Мы помним, что возглавляемая Вами партия поддерживала выступления православного народа против приезда Папы на Украину. Однако визит состоялся. Теперь можно уже подвести некоторые итоги, поговорить о последствиях визита. Как Вы полагаете, чего ожидал от визита Папы Римского на Украину президент Леонид Кучма?

Симоненко: Если мы вспомним, как и когда происходила организация приезда Папы на Украину, то станет понятно, что этот визит как раз был организован в период определенного подъема политического противостояния, роста выступлений против Кучмы лично (частично) и против его режима. Я говорю частично, потому что мы предлагали дать всестороннюю оценку именно режиму, а не лично Кучме. Акция "Украина без Кучмы" всколыхнула, пробудила народ. В такой ситуации, когда президент потерял опору под ногами, он начал лихорадочно искать, где же тот вектор политической деятельности, который помог бы ему удержаться. Кучма и его окружение использовали в данном случае приезд Папы, использовали по нескольким направлениям. С одной стороны, они стремились привлечь внимание Запада, с другой, оказать поддержку непосредственно греко-католикам, униатской церкви, то есть тем, кто давал Кучме возможность воспользоваться правобережной Украиной и укрепить его положение, как президента Украины.

Самому факту приезда Папы мы дали резко отрицательную оценку. Мы отдаем себе отчет, что это - не обычный визит главы государства, как пытается представить Ватикан, а - приезд, прежде всего, главы Римо-католической церкви. Это - миссионерская деятельность, и она ведет к тому, что усиливается, прежде всего, униатская церковь. У нас к этому отношение отрицательное, поскольку это - настоящая экспансия на территорию нашего канонического Православия.

Мы выступили категорически против визита Папы, полагая, что эта по сути своей политическая спекуляция нацелена на дальнейшее ослабление канонического Православия и, естественно, на усиление тех церквей, которые не являются традиционными для Украины и для нашего славянского народа.

Григорьев: Спаси Бог. А как Вы полагаете, в результате этого визита президент Кучма получил какие-то дивиденды, или остался ни с чем?

Симоненко: Я убежден, что этот визит никак не повлиял на электоральные настроения. В тот период пиковой политической нагрузки он сыграл свою роль, потому что внимание было переключено на совершенно иной объект и политический фактор. Но эффект был кратковременным. В последнее время я побывал в 21-м регионе Украины, в ходе своих поездок я обязательно встречаюсь с верующими. Так вот, когда в беседе выясняется, что человек верующий, я интересуюсь его отношением к визиту Папы. Оно - отрицательное. Я имел возможность беседовать с епископом Сумским Иовом, когда ездил в Сумскую область. Кстати, беседы с ним принесли положительные результаты для осмысления нашего, коммунистов, сегодняшнего положения. Так вот при обсуждении нашей позиции по отношению к визиту Папы, он нас полностью поддержал и сказал, что и прихожане относятся точно также.

Поэтому надежды, которые питал Кучма с точки зрения долговременности политического воздействия, оказались напрасными. Он не получил того, что хотел. Наши граждане сам визит уже забыли. А вот с точки зрения продвижения прозелитизма воздействие визита продолжается. Это свидетельствует о том, что действия по ослаблению одних церквей и усилению других являются фактически официальной позицией президента.

Григорьев: Какие, на Ваш взгляд, политические силы внутри Украины особенно лоббировали визит Папы Римского?

Симоненко: Наиболее активно лоббировали визит Папы прозападные политические силы. Это, прежде всего, Рух (у нас их два), к нему примкнули крайне правые политические группировки (УНА-УНСО, Конгресс украинских националистов и др.). Но и центристские силы, например, социал-демократы Медведчука, также заявляли о своем положительном отношении к приезду Папы. Только мы, коммунисты, выступили против визита. На тот момент президент Кучма опирался именно на правые политические силы, которые поддержали приезд и обеспечили его в организационном плане. Поэтому правые политические силы будут постоянно поддерживать президента.

Григорьев: Не секрет, что визит стал возможным во многом в результате давления на власть из-за рубежа. Какие силы за рубежом оказывали давление на президента Кучму? У нас в России сейчас похожая ситуация, и мы с уверенностью можем назвать зарубежных лоббистов визита Папы в Москву.

Симоненко: У нас членом ЦК партии является Екатерина Семеновна Самойлик. Она встречалась с Патриархом Константинопольским Варфоломеем, если не ошибаюсь, это было в Греции, и тогда высказывались предложения не поддерживать визит. И я был удивлен, что тогда Патриарх Варфоломей, мягко говоря, занял нейтральную позицию. Мы расцениваем это, как результат влияния националистических кругов Украины на Варфоломея, также как и здесь происходило давление на президента. Нас это серьезно беспокоит. Мы бы не хотели, чтобы в дела нашего православия вмешивались такими методами и мешали верующим определять свое отношение.

Григорьев: А повлиял ли, на Ваш взгляд, визит Папы на отношения Украины с Польшей?

Симоненко: В отношениях с Польшей у нас масса проблем, и сегодня в обстановке политической нестабильности они выползают наружу. Это связано и с кладбищем во Львове, точнее с определением, кто там лежит: герои Польши или те, кто боролся с народом Украины. Сюда же стоит отнести и формирование и деяния дивизии СС "Галичина".

Разумеется, Польша на тот момент активно поддерживала приезд Папы. А сегодня президент Польши Квасьневский занимает позицию, и мы это давно прогнозировали, по поддержке линии Соединенных Штатов в отношении Украины. Это стало особенно очевидным в связи с недавней историей по продаже оружия, я имею ввиду систему "Кольчуга". Мне представляется, что позиция нынешнего польского руководства вполне прогнозируема: они будут поддерживать и Папу и тех же греко-католиков здесь на Украине.

Григорьев: Папа совершил уже 99 поездок по всему миру. Ватикан рекламирует его вояжи, как миротворчество римо-католицизма. А на Ваш взгляд, вырос или понизился уровень конфликтности в украинском обществе после визита Папы?

Симоненко: Это очень интересный вопрос. Его мне впервые ставят, я как-то раньше об этом не задумывался. Над этой проблемой стоит очень серьезно поразмышлять. Действительно религия либо снимает конфликтную ситуацию, либо наоборот, ее осложняет. Ведь православный мир никогда не был агрессивным. А католики?! Если мы возьмем, к примеру, те же события в Югославии, то увидим, что не было серьезного протеста со стороны Ватикана, который бы остановил агрессию НАТО. По крайней мере, при том влиянии, которое они имеют в мире, форма протеста могла бы быть гораздо более активной. Церковь в состоянии сегодня серьезно повлиять на общественные процессы. Мне трудно судить, но я бы не стал говорить и о регионах, где серьезно ослабла напряженность после приезда главы католической церкви.

Другое дело - представители нашей Православной Церкви. Их высказывания становятся знаком для многих политиков, Церковь предостерегает от тех деяний, которые могут понести за собой человеческие трагедии и многое другое.

Григорьев: Мой вопрос о росте напряженности в политическом и общественном пространстве связан с беспокойством о положении в России. Только-только с приходом к власти нового президента уровень конфликтности в российском обществе стал снижаться. Тут нам навязывают визит Папы, который будет способствовать только обострению ситуации в обществе. Мы устали от конфликтов, нам это не нужно. Визит Папы может способствовать только, как говорится, раскачиванию лодки.

Симоненко: Вы знаете, когда мы в июне встречались в Сочи с Владимиром Владимировичем Путиным, после обсуждения тех вопросов, которые представляли взаимный интерес, мы, совершенно неожиданно для меня, коснулись проблем нашей канонической Православной Церкви. Мне было очень приятно отметить, какую заинтересованность высказал Владимир Владимирович в этом вопросе. Знаете, разные есть советники и разные советы они дают, а тем более, если это люди, преднамеренно отстаивающие собственную позицию и собственные интересы. А главе государства нужен поиск оптимального решения проблем.

Я рассказал президенту России о сложностях здесь для канонического Православия, о "филаретовской проблеме". Ведь Вы обратите внимание, Филарет объезжает Украину, и его везде сопровождают главы администраций. Это нас очень тревожит. Это значит, что позиция на поддержку раскола в Православии и поддержку раскольников является официальной. Я рассказал Владимиру Владимировичу об исторических особенностях западной Украины. 400 лет польской, австро-венгерской оккупации привели к тому, что возникла совсем другая вера, хотя на Волыни Православие удержали... Вместе с тем, наша каноническая Церковь является оплотом, хранительницей наших ценностей, гарантом того, что на этих человеческих ценностях будут воспитываться будущие поколения.

Так вот Владимир Владимирович проявил большой интерес к тому, в каких условиях существует каноническое Православие, какие мотивы могут быть у тех или других политиков в поддержку, допустим, Филарета, как далее эти политики, продвигаются в структурах власти...

Мы постоянно советуемся с Церковью. К примеру, мы выступаем за то, чтобы храмы отдавались не в аренду, а в собственность. И пусть уже приход сам, как юридическое лицо, решает свои проблемы. А посмотрите, что делает власть. Стали проводить политику поочередного богослужения в церквях. Это ведь позиция на дальнейшее углубление раскола в Православии. Так вот, когда я рассказал всЈ Владимиру Владимировичу, он заметил: "Да, действительно такие сложные процессы протекают на Украине, что в этом стоит разобраться".

Я этим примером хотел бы подчеркнуть свое убеждение, что президент России Владимир Владимирович Путин не поступит опрометчиво, как опрометчиво поступает Кучма, который постоянно занимается политической спекуляцией и постоянно балансирует, чтобы удержаться у власти. Я думаю, что у президента России Владимира Владимировича Путина совершенно другая позиция, он ее доказывает делами, и эти дела находят поддержку и у православных. Поэтому, таких шагов как здесь, я убежден, не будет предприниматься в России".

+   +   +

Мы тоже надеемся, что Президент России Владимир Путин сумеет извлечь уроки из ошибок, допущенных его коллегой Леонидом Кучмой, и не пойдет на поводу у филокатолического и прозападного лобби. Но об этом позже.

Что же касается Леонида Кучмы, то по истечении полутора лет после визита Папы на Украину можно с уверенностью сказать, что Кучма обманулся в своих ожиданиях.

Поначалу все было хорошо для украинского президента. Улыбки, поцелуи. Фотографии и речи Кучмы попали на первые полосы всех ведущих газет мира. Приуныли политические противники и конкуренты.

Однако долговременных дивидендов, и тут мы полностью согласны с Петром Симоненко, Леонид Кучма не получил. Причем, никаких: ни конкретно политических (электоральных), ни геополитических. Запад и США так и не признали его своим. Там предпочитают делать ставку на проверенных клевретов, а Кучма к таковым не относится.

Политический просчет Леонида Кучмы связан не только с его наивным стремлением расположить к себе западный истеблишмент, для которого он - чужеродный политик. Как нам представляется, главный просчет Кучмы в другом. Недобросовестные и корыстные советники внушили ему, что для Запада мнение Папы Римского имеет едва ли решающее значение, и Леонид Данилович решил, что можно въехать в Европу, прицепившись к Папе, как к паровозику. Однако, во-первых, на деле Папа оказался не той силой, которая на современном Западе гарантированно обеспечивает легитимность. А во-вторых, Понтифик - явно не та фигура, которая помогла бы украинскому президенту сплотить общество и вернуть ему расположение политической элиты страны. Словом, Кучма просчитался во всех отношениях.

Более того, мы видим, что режим Кучмы после визита Понтифика еще больше зашатался. Является ли это прямым результатом визита Папы или нет, сказать однозначно трудно. Но факт остается фактом. Визит Иоанна Павла II на Украину не только не укрепил режим Леонида Кучмы, но его власть пошатнулась еще сильнее. И если бы хитроумный Леонид Данилович вовремя не обратился за поддержкой к Москве, то судьба его была бы незавидной. Несомненно, что только прямая и однозначная поддержка президента России Владимира Путина и воздействие Москвы на пророссийские политические силы на Украине спасла Леонида Кучму от казавшегося неизбежным импичмента.

И тут нельзя не отметить благородное поведение архиереев Украинской Православной Церкви. В ходе подготовки и проведения визита Папы Римского на Украину власть и лично президент Украины нарочито демонстрировали пренебрежение мнением православных верующих. И вот вместо вполне оправданного в этих условиях охлаждения отношений, Священноначалие в лице постоянного члена Священного Синода Украинской Православной Церкви митрополита Одесского Агафангела в самый острый момент противостояния Леонида Кучмы с оппозицией, напротив, призвало поддержать украинского президента. Оценит ли он благородство украинских архиереев?!

+   +   +

Подводя итог "киевскому измерению" результатов визита, стоит обратить внимание на некоторые аспекты проблемы. Как известно, и сам Папа Римский, и лидеры униатской общины, и филокатолические СМИ усердно навязывали обществу мысль, что визит Папы приведет к упрочению единства общества, к примирению православных с католиками. Папа везде изображался как миротворец, летящий в Киев с оливковой ветвью. Вместе с тем Священноначалие Украинской Православной Церкви предупреждало, что визит не принесет мира и спокойствия в общество, что он станет причиной только новых разделений. Визит Понтифика не будет визитом мира, спокойствия, согласия и братолюбия.

Излишне задавать вопрос: кто же оказался прав, кто был более прозорлив в своих оценках? Выше мы привели массу свидетельств, доказывающих правоту православных архиереев.

В целом, как мы уже отметили, для канонического Православия ничего не изменилось. Православные ничего не получили от визита, ни одна проблема в православно-католических отношениях на Украине не решена. Можно определенно утверждать, что отношения с католиками только обострились, а после того, как Ватикан открыл новые епархии, отношения фактически заморожены, и пока никаких перспектив их улучшения не просматривается.

Вместе с тем, очевидно, что Украинская Православная Церковь не потеряла в целом своих позиций у паствы и своего авторитета в обществе. Папа может приезжать хоть 20 раз, а положение не улучшится и не ухудшится. Самое главное, что никаких новых расколов и потрясений для канонического Православия визит Папы не принес.

Впрочем, никто и не сомневался, что так и будет. Но Церковь беспокоилась не о себе, не о своей пастве, в которой уверена, а о государстве, о спокойствии и мире в обществе, поскольку прекрасно помнит, что католическая экспансия всегда приводила к нестроениям и катаклизмам. И надо думать, президент Украины и его окружение на собственной шкуре убедились в прозорливости архиереев.

ГЛАВА  2. ЛЬВОВ: НА НЕНАВИСТИ И СТРАХЕ ДОМ НЕ ПОСТРОИТЬ

1. Потоп во Львове

Из Киева Кароль Войтыла отправился во Львов, столицу Галиции, оплот униатства. Здесь, в отличие от Киева, Римский первосвященник небезосновательно надеялся на полное взаимопонимание. И действительно, во Львове его ждал, наконец, теплый прием. Правда, и здесь не все прошло так гладко, как было задумано. Если безмятежному пребыванию Понтифика в Киеве "помешали" православные канонической Церкви, возмущенные бестактностью непрошеного гостя, то первое посещение Римским Папой униатского края и вовсе едва не было сорвано Божьим Промыслом.

Буквально накануне визита Войтылы Украина пережила настоящее стихийное бедствие. В результате продолжительных ливневых дождей произошел резкий подъем уровня воды в реках, в особенности пострадали Ивано-Франковская и Львовская области, где за неделю выпала полуторамесячная норма осадков. Здесь оказались подтопленными более тысячи домов, разрушены дороги и мосты, многие населенные пункты остались без электроснабжения.

На следующий день по приезде во Львов Папа встречался с многочисленными представителями католической молодежи у греко-католической церкви Рождества Богородицы. Организаторы встречи разработали весьма специфическую программу, участие в которой приняли звезды украинской эстрады, сводные хоры и оркестры. Во Львове, как ранее и в Киеве, Римский первосвященник отслужил католическую мессу и присутствовал на униатской литургии византийского обряда.

Итак, в Галиции Папу принимали весьма радушно и помпезно. Для большинства галичан его визит был долгожданным и очень важным. В чем тут дело? Говорят, что просто паствы у Папы во Львове больше. Паствы может и больше, да верующих среди называющих себя униатами не больше, чем среди остального населения Украины, поэтому духовные причины не могли столь решительно повлиять на разницу в приеме Понтифика в Киеве и во Львове. Тем более что, как раз духовная сторона визита Папы была совершенно утрирована. Свидетели рассказывали, что в ходе литургии благодарение приносилось над одной чашей, а где-то внизу, едва ли не под столом стояли сотни чаш, которые не благословлялись, над ними не произносилась молитва. В чаши из кувшинчика разливали вино и затем ходили по секторам и едва ли не насильно "причащали" всех, даже и не готовых к принятию таинства, людей. Какое уж там духовное общение с "пастырем". Очевидно не "духовное общение" так воодушевило греко-католиков. Дело тут в другом.

Как отмечали и сами униаты, важнее любого духовного общения для них был сам факт приезда в их забытый всеми край всемирно признанного религиозного лидера. Визит Папы был для них важен именно как признание их цельности, как легитимизация их раздвоенного между Православием и католицизмом состояния. А для такого дела Римский Папа подходил более чем кто-либо другой в мире (не Далай-ламу же приглашать!). Конечно, лучше было бы, если бы он был итальянец, но такого Папу уж ни за какие коврижки во Львов не затащить. И хотя с поляками у галичан старинная вражда, но лучше такой Папа, чем никакой. В свое время для католической Польши избрание поляка на папский престол стало способом самоутверждения в Европе и мире (вспомним, подмеченное Маяковским: "На польский глядят как в афишу коза, на польский выпячивают глаза... что это за географические новости?"). Теперь для Западной Украины визит Римского Папы воспринимался, как подтверждение униатской самодостаточности.

2. Что представляет из себя уния?

Что же представляет из себя уния сегодня? Каково отношение униатов к православному большинству Украины? Почему греко-католики радовались тому, что вызывало негодование других верующих украинцев? На эти и другие вопросы "Русской линии" ответил архиепископ Львовский и Галицкий Августин.

РЛ: Владыка, Вы служите, пожалуй, в самом сложном регионе Украины, где чрезвычайно остры отношения православных с униатами. Что на сегодняшний день представляет из себя уния в целом?

Архиепископ Августин: Уния себя уже за всю свою историю однозначно показала, что православия она не воспринимает. Тот, кто становится униатом, отходит от православия, от вселенского Православия.

Давайте посмотрим на эту проблему вне религиозного аспекта, чисто с практической, государственной, общественно-политической точки зрения. Уния ведь в буквальном смысле - это союз, это попытка объединения. Но кого с кем, и какой ценой? Часть Украины объединяется с Римской церковью, которая имеет свои приходы по всему миру. Вроде бы хорошо присоединиться к такой общине, но в результате разрушается единство своей общины, единство Украины, рвется связь со всем украинским народом, потому что он православный. Брестская уния ради единства с Римом раскола свой дом. Но это еще одна сторона дела.

А более важно другое. Уния сама по себе - это деструктивный путьи для общества, и для государства. Почему? Православие и католицизм - очень разные. Не только догматика разная, не только разные традиции, не только обряд другой и прочее. Это разный менталитет, это совсем другой образ жизни, и разница такова, что мы противоположны диаметрально. Это не только наши богословы, это и католики признают. Внешне это нетрудно увидеть, но корни - глубоко.

Так вот, уния - это попытка соединить две психологии. Это даже труднее, чем азиатским и африканским народам было строить социализм, помните как советские обществоведы доказывали, что из "первобытно-общинной или феодальной формации можно перешагнуть в социалистическую". А здесь мы видим попытку совместить совершенно противоположные вещи. Как в народе говорят, "скрестить ужа с ежом". Вот это самый большой негатив, который несет уния. В результате у греко-католика, униата неизбежно появляется комплекс неполноценности. Почему? Да потому что он и не католик, и не православный. В 1596 году в Бресте иезуиты обманули православных. Им сказали, что можно быть немножко католиком, а оказывается немножко нельзя. Можно быть только полностью католиком, независимо от обряда. К тому же те условия, которые подписывали в Бресте 400 лет назад, все были забыты, все нарушено... Да и невозможно совместить несовместимое.

Так вот для меня уния неприемлема не только с религиозной точки зрения, но даже с общественной, государственной и моральной. Уния всегда проблемна. Посмотрите, у православных даже в Польше, хотя это - католическая страна, меньше проблем с римо-католиками, чем у нас с греко-католиками. Потому что там нет проблем с идентификацией. И в Белоруссии нет таких проблем, как на Украине. Потому что там есть католики и есть православные. Все видят, что это одно, а это другое. А у нас униаты сами толком не знают кто они. Часть называет себя католиками, часть - православными. Им пришлось даже разрешить на Великом входе во время Божественной Литургии поминать кто как хочет: или как у католиков - "и вас всех христиан", или как у православных - "и вас всех православных христиан". Это совсем даже не смешно. Это настоящая трагикомедия!

РЛ: Не удивительно, что при такой размытой идентификации, униатам, несмотря на их очень широкое распространение на границах православного мира, так и не удалось создать ни одного униатского государства.

Архиепископ Августин: Это настолько очевидно, что и католики на известном собеседовании в Баламанде не могли не признать бесперспективность унии, как пути объединения христиан. С другой стороны, мы понимаем, что хотя уния и деструктивна, но есть люди, которые исповедуют эту веру и они, конечно, имеют полное право ее исповедовать. Ведь существуют на территории православных стран и баптисты, и адвентисты, и прочие еретики. Но одно несомненно: нельзя поощрять экспансию, расширение, одобрять расползание унии. Любой прагматичный политик, всякий нормальный патриот своей страны, независимо от политических взглядов, если не желает своей родине тяжких испытаний, должен стремиться остановить расползание деструктивного по своей сути явления.

Мы говорим: "Братья и сестры, давайте не будем вспоминать Брестскую унию, 1946 год, то, что было в 90-х годах, давайте мы будем цивилизованными людьми. Кто хочет быть православными - пожалуйста, католиками - тоже. Молиться двум в одном храме - это не нормально, два хозяина никогда не уживутся, так как сохраняется повод для конфликта. Давайте строить параллельно рядом другую церковь. Кто говорит, что церковь строить это роскошь, неправ. Сколько уже их построено разных. Пусть не сразу, но построим с течением времени. А пока, временно - поочередная молитва, а как построим, разделимся, кому большую, кому меньшую".

Что же касается всей Украины, то мы считаем, что и там униаты-переселенцы должны иметь своего священника, будь это Херсонская область, Одесса или любое другое место. Но нельзя заниматься прозелитизмом - это не порядочно. Зачем тех людей, которые исторически себя ощущают православными, переубеждать и переводить в другую церковь? С такими вещами надо решительно бороться, конечно без насилия, но если какой-то чиновник этого не понимает, то его можно и заставить. Ведь прозелитизм уже сгубил не одно государство! Православие никогда таким путем не шло.

РЛ: Владыко, но нам могут сказать: а кто вам мешает быть такими же, занимайтесь и вы прозелитизмом. Чем в этом отношении, на Ваш взгляд, отличаются православие и католицизм?

Архиепископ Августин: Действительно, мы видим, что православная церковь мягкая, не агрессивная, а католическая - напротив. Почему? Попытаюсь объяснить с помощью такой метафоры. Католическую церковь можно исторически уподобить многодетной вдове, которой самой надо было себя защищать, искать средства для жизни, выкручиваться. Она и наловчилась это делать. Католическая церковь привыкла сама думать о себе. Православная церковь в Византии, в России всегда была под патронажем Императора. Ее можно уподобить доброй супруге, послушной, хорошей, целомудренной, прекрасной, которую полностью обеспечивал супруг, и она должна была только его слушаться. У нас это хорошо видно во всем.

В католическом мире Папа королей ставил, а у нас Император решал, кто будет епископом. Православные во всем были послушливы Царю, если дело не касалось догматики. Тут царский указ не являлся авторитетом, тут можно было и Царя ослушаться, если он впадал в ересь. А остальное - на откуп Царю. Поэтому сегодняшние православные священники не умеют действовать так, как католики, - любыми способами, политическими в том числе. Мы так воспитаны".

+   +   +

3. Мы - совершенно разные

А как воспитаны униаты? Думается, ответить на этот непростой вопрос боголюбивому читателю поможет весьма содержательный доклад руководителя миссионерского отдела Львовской епархии протоиерея Андрея Ткачева на семинаре "УКГЦ: преодоление мифов", который проходил в Москве 25.11.2002. Доклад публикуется впервые.

"Отношения Украинской Православной Церкви Московского Патриархата и УКГЦ в современной Украине"

Вся история греко-католической церкви есть искаженная канония, где под видом единства происходило фактическое подчинение путем насилия над православными западно-русскими людьми.

Уния возникла до Второго Ватиканского собора, до времен сюсюкания, до признаний в любви. В те времена, когда возникла уния, Рим к единству с собою тащил за шиворот, не особенно переживая о методах, ломал через колено тех, кто не хотел "объединяться". Где не получалось силой, изобретались различные хитрости. Такой хитростью явилось сохранение обрядов и церемоний восточной церкви для облегченного принятия верховенства римского епископа. Таким образом, униатство возникло из насилия, обмана и подкупа. Простых - обманывали, непокорных - ломали, а кое-кого и подкупали.

Все это можно было бы забыть, посмотреть на это по-другому, многие ужасы истории списать на то, что хотя люди были и крещенные, но непросвещенные, необразованные, темные, с предрассудками, фанатики и т.д. Но вот мы с вами были свидетелями возрождения греко-католической церкви. Прошло чуть больше 10 лет, как она возродилась. И опять мы видим то же, что было и раньше. Было, к сожалению, и насилие, был, к сожалению, и подкуп (его теперь стало больше), и был, конечно, обман. Иными словами, униатство вернулось к тому, с чего начинало, а значит, природа его не изменилась, и мы, повторяя слова Василия Великого, можем сказать "По необходимости заканчивается плохо то, что плохо начиналось".

Греко-католицизм вернул себе господствующее положение нецерковными методами, теми методами, за которые они сами справедливо ругают ту власть, что канула в лету. Разумеется, методы, которые советская власть применяла к греко-католикам, достойны всякого осуждения, но это были методы безбожной власти. А когда христиане поступают подобным образом, употребляют насилие для "восстановления исторической справедливости", то, я думаю, отношение к этому должно быть другое.

К слову, власть в свое время очень помешала органичному возвращению греко-католического народа в лоно Православной Церкви. По свидетельству архиепископа Вроцлавского Иеремии в восточной Польше было до тысячи священников, которые после Второй мировой войны были готовы перейти в Православие без всякого насилия. Однако после собора 1946 года они попятились и остались униатами. Сторонники единства с большим славянским православным морем там были всегда, есть они и сейчас. Хочу подчеркнуть, что вмешательство власти навредило не только греко-католикам, но и нам. Власть дала греко-католикам ореол мученичества, а нам пришила ярлык коллаборационистов.

В среде греко-католиков существует разделение на два лагеря, наподобие англикан: у них есть понятие "высокой" и "низкой" церкви. "Высокая" греко-католическая церковь - это богословствующая элита, она бьется над вопросом примирения внутри себя Запада и Востока. Ставится такая великая экклезиологическая задача: переплавить внутри себя противоречия двух традиций, примирить их и т.д. Простой народ об этих вещах не думает, относится к своей вере приблизительно так: поляк - это католик, россиянин - православный, а мы если украинцы, то и значит греко-католики. Большой заслугой греко-католической церкви считается сохранение украинской идентичности. Об этом говорится официально (кстати, может так оно и есть).

Но до сегодняшнего дня греко-католики не знают до конца, кто они такие. Простой народ искренне уверен, что он естественным образом греко-католик, потому что отцы и деды держались этой веры. А интеллектуальная элита пытается сформулировать историческое оправдание своего существования. Такая раздвоенность, такая идеологическая шизофрения, на практике порождает полную неразбериху. С одной стороны, мы встречаемся вместе здесь в Москве, во Львове, мы можем даже дружить, нам есть что обсудить, есть о чем поспорить. И в то же самое время, на приходах, в среде простого народа наши священники являются "шпионами", "пятой колонной", "москалями" и пр. Нет ни одной даже самой маленькой районной газетенки, которая бы не считала своим долгом хоть раз в неделю, как моська на слона, тявкнуть на православного священника Московского Патриархата. И то, и другое - наша реальность.

Много трудностей возникает у священников при регистрации своих общин. Уже 12-й год мы не можем построить храм во Львове, власти никак не дают места. Нас, как в резервацию, загнали в храм на Короленко, а мы в себе ощущаем потенциал роста. На наши службы приходит огромное количество украинского населения, причем не только переселенцы из восточной Польши или восточной Украины, а местные, коренные галичане любят православные службы и чувствуют себя, как дома, когда приходят к нам в церковь. Мы не можем расшириться, не можем построить кафедральный собор.

Говорят, что есть проблемы с инкультурацией, это неправда, их нет вообще. Рушники на иконах, церковно-славянский язык не режет украинское ухо, проповеди говорятся на чистом местном украинском языке. Мы - не "церковь оккупантов", мы - церковь украинского Галицкого народа.

Однако есть множество конфликтных ситуаций, есть немало примеров, когда при имеющихся положительных судебных решениях, местные органы не отдают годами храмы.

Я хочу сказать, что наверху мы можем как-то понимать друг друга, но внизу, в быту, среди простых людей, там включаются какие-то совершенно другие механизмы. В голове современного галичанина несоединимые по существу понятия: православный, атеист, большевик, москаль - это все одно и тоже. Не знаю, объясняет ли греко-католическое духовенство своей пастве, что и в Москве тоже хорошие люди живут, но для галичанина "москаль" - это самое страшное оскорбление. Здесь сидят люди, которые понимают, что есть люди плохие и хорошие, а простой галичанин этого не понимает. И его и не учат это понимать, потому что выгодно, чтобы мы были с ярлыком "церкви оккупантов". Это все находится в поле зрения и Ватикана и Святоюрской горы, правая рука знает, что делает левая. Однако такая ситуация раздвоенности выгодна и тем и другим.

И вот мы, с одной стороны, по официальным католическим документам - Церковь-сестра, у нас есть общие враги, мы можем найти много точек соприкосновения перед лицом глобализации, секуляризации, атаки сект. А на бытовом уровне, в глазах миллионов галичан, мы - "церковь оккупантов", со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В конце 80-х - начале 90-х годов стоял вопрос о полном вытеснении Православия за пределы Галичины, как чего-то чуждого, инородного, чего не должно здесь быть. Прошло более 10 лет - Православная Церковь в Галичине присутствует. Я с радостью свидетельствую, что громадное количество галичан идентифицируют себя как православных, хотя это имя очень часто является ругательным. Греко-католического священника за возглас на Великом входе "и всех православных христиан" могут и за фелонь потягать, так слово "православный" режет ухо галичанам. Тем не менее, Православная Церковь существует в Галиции, хотя и в тяжелейших условиях. Василий Великий на вопрос: "Как дела в Церкви?", ответил: "Как в моем теле - все болит и никакой надежды". Все действительно очень болит, но Церковь существует, несмотря на раскольников "филаретовцев" и "автокефалистов" и прочие новые ответвления. Живя в иноверческой среде, мы свидетельствуем, что Православная Церковь существует, "и врата адовы не одолеют ее". Причем, мы являемся свидетелями Православия именно вселенского, а не русского. Православие вселенское понятие, это на Галичине ему придумали это определение - московское.

...Сегодня мы уже не воюем. А было, что и за топоры против нас хватались. Сегодня мы в состоянии такой позиционной, скрытой войны, когда между нами проведена невидимая, но всеми ощущаемая граница. Мы теперь ведем борьбу за души, и есть случаи перехода греко-католиков в Православие. Это случаи, конечно, единичные, но они очень показательны. Разумеется, случаи перехода в греко-католицизм носят массовый характер. Однако, нужно понимать, что из Православия в греко-католическую церковь переходят от безразличия, мол, Бог - один, а я не хочу в ваши разбирательства вникать. А вот из греко-католицизма в Православие переходят не массово, а всегда индивидуально, только "домолившись" до Православия, дострадавшись, домучавшись. В тех случаях, когда галичанин, да еще семейный человек переходит в Православие (толчком к этому служат разные обстоятельства: или он какую-то книжку прочитал, или в монастыре побывал, или съездил на заработки в Грецию и там почувствовал себя православным), это для него всегда нравственный подвиг. И это все говорит о том, что мы очень разные.

Я согласен с известным мнением, что мы ведем себя как сторожевые псы нашего святоотеческого Православия, не пользуемся богословским, литургическим богатством Матери-Церкви, а только охраняем наше наследие. То, что мы плохо им пользуемся - правда, но оно есть. Православная Церковь обладает таким богатством, которое человек не находит у греко-католиков. Это я знаю на основании личного опыта, мне известны около 50 галичан, сознательно перешедших из греко-католической церкви в Православие.

Как я уже отмечал, среди греко-католиков вынашивается мысль о своей особой вселенской миссии, о примирении вековой вражды между Западом и Востоком. Однако способна ли к этой миссии греко-католическая церковь? Мы замечаем, что в среде униатской церкви нет необходимого иммунитета от всех тех новшеств, которые идут с Запада. В греко-католической церкви всегда существовала проблема подгонки под Запад. Скажем, в свое время была кампания за насильное введение целибата для священников, с этим еще Костельник боролся. Но кое-что внедрилось и осталось, например, некоторые латинские праздники, некоторые латинские обычаи. Впрочем, за 400 лет унии заимствований было немного.

Но не то теперь. За последние 10 лет это древнее благочестие куда-то выветрилось. То ли из-за безразличия, то ли из-за политики советской власти, то ли секуляризм повлиял, то ли еще что, но сегодня очень многое поменялось в греко-католичестве.

До самого 19 века в греко-католических служебниках титул митрополита писали "и всея Руси", то есть тогда они осознавали свою общность с Русью, ощущали себя русинами. Нас объединял богослужебный язык. Сегодняшние многочисленные и не всегда качественные переводы богослужебной литературы вообще меняют ментальность народа. 400 лет люди молились так, а сегодня совершенно по-другому. Но ведь это значит, что сама душа себя по-другому ведет перед Богом, когда изъясняется с Ним в других терминах.

А есть новшества, которые и вовсе дики для православных. Например, когда человек, пообедав, может вечером пойти на литургию и причаститься. Или когда священнику позволяется служить несколько литургий в день. Общаясь с униатскими священниками, мы, бывает, ужасаемся отсутствию воздержания, пренебрежению древними церковными правилами, церковной дисциплиной. Или вот когда Папа приезжал, мы тоже были очень удивлены. Автокефалисты рассказывали на конференции в Высоком замке, что во время литургии стояла одна евхаристическая Чаша, над ней благодарение приносилось, а там на полу, на земле стояло много-много чаш, которые не благословлялись, над которыми не произносились молитвы. Потом, когда началось причастие, священники их взяли и пошли из них причащать. Что это было?! И на такие вещи греко-католики совершенно не обращают внимания, у них не болит от этого душа.

Это очень опасно. Нельзя эспериментировать с духовной жизнью народа. Народ это такая глыба, один камешек убери и вся глыба покатится.

За последние годы в литургической жизни УКГЦ произошли просто разительные перемены, нелучшие перемены. И чем дальше, тем хуже. Мы все больше и больше отдаляемся.

По определению Павла Флоренского, Православие равно богослужению. В идеале православный человек видит мир храмом и космос литургией. Самая важная сторона, самый главный нерв нашей жизни, это литургическое богословие, все что касается причащения, литургии, молитвы. И именно в этой области водораздел между греко-католиками и православными все более углубляется.

Конечно, нерелигиозному человеку этого не понять, для него это - китайская грамота. Он застревает на вопросе: "Почему Бог один, а мы разные?", и дальше понять ничего не может. Но вот для церковных людей, укорененных в традиции или ищущих живой воды веры, для них эти вопросы - основные в жизни.

Мы там, в Галиции отчетливо понимаем пользу московского, или правильнее византийско-московского, благочестия, отличительными чертами которого являются непременное говение и исповедь перед причастием. Приезжающие из Англии, Германии, Голландии священники рассказывают, что люди там годами не исповедуются, причащаться причащаются, а к исповеди не идут, говорят, что "не чувствуют себя грешными". Мы чувствуем громадную пользу московского благочестия, когда к Чаше не подойдешь без священника, когда он проверяет твою совесть, как сторож перед Чашей. Отличительная черта нашей веры - строгое отношение к постам, длинное и уставное богослужение, во время которого человек физически трудится, он стоит, терпит какие-то неудобства. Пользу этих вещей, которые в Москве, в России, может и не ощущаются, мы там, на Западе очень хорошо понимаем. Нет мелочей в вере, все очень важно. Одно дело молиться перед картиной Рафаэля, другое перед иконой написанной по канонам.

Мы свидетельствуем христианскому миру, что православные и греко-католики - очень разные, мы не смешиваемся, как масло и вода, нас, конечно, можно перемешать, но мы расслоимся опять. Но разные мы в тех моментах, которые не понимает светский ум, которые может понять только верующий человек.

Сохраняя древние обычаи святой Матери-Церкви, мы являемся живым укором для некоторых греко-католиков, живым напоминанием о том, какими они были когда-то, и какими в массе своей уже никогда не будут. Церковно-славянский язык богослужения, погружательное, а не обливательное крещение, юлианский календарь и пасхалия, те литургические моменты и строгости, о которых я говорил, - для нас это очень важные, знаковые вещи, благодаря которым мы самосохраняемся и сохраняем Православие в этом регионе.

А греко-католики давно бы перешли на григорианский календарь, но боятся реакции народа. Об этом и митрополит Гузар говорил, мол, для нас конечно лучше отойти от Москвы, но мы боимся раскола в народе. Народ не пойдет, народ инерционно мыслит, но потом постепенно это все сделается.

В головы и сердца галичан вложена довольно большая доза ядовитой и слепой ненависти к Православной Церкви. Это касается не просвещенных богословов, профессоров, духовенства, но именно простого народа. И в силу инерционности мышления еще не одно и не два поколения галичан будут стискивать кто зубы, кто кулаки или морщиться при слове "православный". Поэтому ни о каком единстве не может быть и речи. Все эти фантазии о единстве просто смешны.

До сих пор Господь благословляет Православию на Галичине быть, значит, - мы там нужны. Мы не питаемся за счет вливаний из зарубежных центров, Патриархия то ли по жадности, то ли по недальновидности, но не дает нам ни копейки. Мы не жируем, и к нам в церковь приходят не эмигранты, к нам не ездят на автобусах, на наши службы ходят только местные люди, коренные галичане. Мы там являемся не занесенной, а органичной церковью, церковность и духовность которой разительно отличаются от униатской, и чем дальше, тем больше. Речь идет не о количестве приходов, не о количестве храмов, а о качестве веры. Если бы мы были одинаковыми в плане веры и спасения, наши священники давно собрали бы чемоданы и уехали в матушку Россию. Зачем нам сидеть там, как на пороховой бочке?! Но в том то и дело, что мы - не одинаковые, и наше служение нужно Богу и людям.

Между нами есть трудно выразимая, но ясно переживаемая разность, и смешаться мы можем только при наплевательском отношении к вере. В стремлении к экуменизму к объединению есть большой процент безразличия, ведь часто люди объединяются не от любви, а от безразличия. При наличии ревности о Боге нам объединиться невозможно.

4. За что они нас так ненавидят?

Для того чтобы попытаться на месте понять, почему так по-разному на Украине отнеслись к визиту Папы, один из авторов этой брошюры сам побывал в наиболее "непонятном" для русских регионе Украины - Галиции. Мне удалось встретиться с самими разными людьми, и конечно, услышать самые разнообразные мнения по интересовавшим нас вопросам, но несколько встреч были особенно показательными и впечатления о них, думаю, будут интересны читателю.

Конечно, я побывал в центре украинского униатства - соборе святого Юра. Я надеялся, что здесь то мне все объяснят про особенности восприятия визита Папы, но оказалось, что все не так просто. Пресс-секретарь епархии - молодой священник - не смог ничего толком объяснить, сославшись на неопытность, и проводил меня к эконому Львовоской епархии УГКЦ митрату (митрофорному протоиерею) Роману Кравчику. Беседа с о. Романом, очень любезным и образованным собеседником, тем не менее, совсем мало прибавила к моим познаниям. Все, что говорил опытный митрат, вполне соответствовало официальным заявлениям предстоятеля УКГЦ кардинала Любомира Гузара. Папин визит был для присутствовавших просто счастьем. До сих пор, когда что-то не ладится в делах, надо просто взять томик с напутствиями дражайшего понтифика, и сразу становится ясным как надо действовать, а если есть какие-то проблемы, только от того, что плохо пользуемся мудрыми советами Председателя Мао, то есть Папы Войтылы.

В кабинете о. Романа я себя чувствовал как на китайской церемонии: все вокруг очень сильно улыбаются, но не очень понятно почему. Мне объяснили, что от имени УКГЦ интервью может дать только митрополит Гузар, а его сейчас нет, но можно или приехать в другое время или прислать свои вопросы, и митрополит обязательно на них ответит. Наверное, это действительно так. Однако, прочитав несколько материалов предстоятеля УКГЦ, я понял, что в политических вопросах он ничего нового мне не скажет, а откровений в вопросах духовных я от него и не ждал. К тому же вряд ли гражданин США, хоть и украинского происхождения, лучше советского человека может понять постсоветскую ментальность.

Для знакомства с реалиями унии нужно было ехать в деревню. Я выбрал один из типичных районов Львовской области и попросил знакомых дать несколько адресов церквей, где служат выпускники Санкт-Петербургских духовных школ, предполагая, что с ними мне - уроженцу Петербурга - будет легче разговориться. Добравшись до одной из таких деревень, я справился у селян, где живет местный священник, и следом за деревенским стадом коров отправился к его дому. Отец В. встретил меня у калитки. Разговор наш начался совершенно неожиданно для меня быстрым и жестким допросом: кто я, откуда и зачем приехал, кто дал мне адрес, кто и с какой целью оплатил дорогу и т.д. Я показал свое репортерское удостоверение, но это его мало в чем убедило. Отец В. сказал, что сам может таких напечатать, сколько хочешь. Я предложил паспорт, но он сказал, что до него он еще доберется, а пока колись, мол, так. Когда же он узнал, что я ехал на Украину из Питера через Москву, ему и вовсе стало, видимо, ясно, что я агент КГБ.

Все же он пригласил меня во двор, мы сели на скамейку в саду, и беседа наша состоялась. Конечно, ни о какой записи на диктофон, а тем более о фотографировании "секретных" объектов его деревни не могло быть и речи. Приходится рассказывать по памяти. Кстати, ни один из униатов, с которыми мне приходилось беседовать - ни во Львове, ни в области - не соглашался говорить при включенном диктофоне, хотя я пытался объяснить, что можно сделать копию и, в случае, если я что-то не так опубликую, призвать меня к ответу. Но диктофон у моих собеседников, видимо, вызывал ассоциации со шпионством и "рукой Москвы", и мне пришлось оставить надежды на запись разговоров с униатами.

Итак, после небольшой проверки началась наша беседа с отцом В. Она носила своеобразный характер. Не дожидаясь от меня вопросов, он со все более вскипающей яростью начал поносить Россию, русских, Русскую Православную Церковь, Санкт-Петербург, Президента Путина и Патриарха Алексия II. Причем в Санкт-Петербурге, тогда Ленинграде, он учился 4 года в семинарии и был там же рукоположен в свое время во священники.

Скажу сразу, что я не припомню случая, чтобы когда-нибудь в жизни встречал такую сильную ненависть не только к своей Родине, но и к себе лично, хотя в каких только обстоятельствах мне не приходилось бывать. Отец В. действительно ненавидел, как говорится, всеми фибрами души, до мозга костей, Россию и русских. Больше всего его возмущало, что все русские - рабы, что они смиренно и кротко терпят "своих ханов с карманной церковью", что "русские - зараза, от которой хорошо бы избавить мир и от которой надо лечиться" и т.п. На мой робкий вопрос, чему же он тогда учился в Питере, он ответил в том смысле, что есть, конечно, и среди русских отдельные, случайно затесавшиеся, порядочные люди, например, такие, как игумен Иннокентий Павлов, у которого он учился, отец Георгий Кочетков, протоирей Александр Мень(?!). А единственной газетой, которую можно читать "порядочному человеку", отец В. считает "НГ-религии" времен Максима Шевченко. По мнению этого униата, если в России и было что духовное, то только у раскольников (старообрядцев), но все хорошее начисто извели деспоты Иван Грозный и Петр Первый. Перечислять всю грязь, которую он вылил на все русское, просто неприлично. Признаться, под конец я даже немного струхнул, что он сейчас кликнет хлопцев, и они мне припомнят и Мазепу и Бендеру. Даже придумывать стал, куда бы спрятать дорогущий цифровой фотоаппарат, чтобы они его не разбили, когда меня "воспитывать" будут.

Но все обошлось. Через полчаса ругани, наверное, вспомнив, что он все же христианин, отец В. перевел разговор в метафизическую плоскость. Он оказался довольно образованным человеком, после Питера учился и в Московской духовной академии, и в Польше. Для отца В. никакой церкви помимо той, что под омофором Папы, нет и быть не может. А Русскую Православную Церковь Господь если и сохраняет, то только для того, чтобы оттенить ее "ужасом" "красоту" католической. Насчет сонма святых нашей Церкви у него тоже заранее готов ответ: или они никакого отношения к московской церкви не имеют, как, например, равноапостольный Владимир, или их подвиг был не славой, а обличением русской церкви. Смирение русское тоже неправильное, потому что мы смиряемся не перед тем, кем надо, а надо, разумеется, перед Папой.

Весьма оригинально высказался отец В. и возможности визита Кароля Войтылы в Москву. По его словам, в Москве Папе делать нечего. А если Господь и направит туда Римского первосвященника, то характер этого визита будет апокалиптический, свидетельствующий только о приближении конца света, перед которым необходимо "обличить святостью понтифика православие".

Причем никаких возражений сей "ученый муж", конечно, не признавал. Сколько же таких "богословов" было подготовлено в ленинградских духовных школах! А ведь митрополиту Никодиму в заслугу ставят их сохранение...

Находясь в Галиции, я пытался понять: в чем природа такой животной ненависти униатов к России? Казалось бы, у галичан куда больше причин ненавидеть соседнюю Польшу. И воевали с ними не раз, и поляки традиционно презирают украинцев, считают за быдло, а русские, если и посмеиваются над "хохлами", так ведь всегда добродушно, без всякой злобы. Более того, в России украинцев всегда и любили и жалели. Я многим во Львове задавал вопрос о природе этой ненависти, но вразумительного ответа так и не получил. Как правило, мне отвечали, что причина лежит в репрессиях против УКГЦ в 1946 году, ссылках в Сибирь после войны. Меня даже спросили во время одного из разговоров во Львове: "Почему, как Вы думаете, наши мэр и губернатор в свое время закончили не украинские, а сибирские университеты? Потому что их отцы в Сибирь были сосланы советской властью, а у нас она не с поляками, а с русскими ассоциируется, вот галичане русских и ненавидят".

Но такой ответ меня, честно говоря, никак не мог удовлетворить. В 40-е годы русские тоже кое-что пережили. В моей семье погибли почти все кроме матери и отца: кто на фронте, кто в блокадном Ленинграде, но я никогда не чувствовал ни в себе, ни у родителей никакой ненависти к немцам, хотя причин для нее у русских куда больше, чем у западэнцев к москалям. Дело тут, очевидно, в другом. Видать, сама вера униатская на ненависти и страхе замешана, и никакие Папы тут не помогут. Только на ненависти и страхе дом не построить...

Наш разговор с униатским священником-русофобом естественным образом подошел к концу, я стал прощаться. И тут мой собеседник меня несказанно удивил. Он вдруг стал просить меня нигде не указывать его имени, мол, у него дом, семья, а охраны нет. Я удивленно спросил: "Кого же Вам бояться здесь, в деревне?" Оказывается, он боится, что "у Москвы длинные руки" и "КГБ не дремлет". Я с трудом сдержался, чтобы не засмеяться. Но разве объяснишь ему, что и в России-то ФСБ уже давно никто не боится, потому что сотрудники бывших "органов" заняты, в основном, решением своих личных проблем. Вон, Басаева с Масхадовым до сих пор поймать "не могут". Но успокоить мне его удалось, только твердо пообещав, что ни имени, ни фамилии его в моих публикациях не будет. Оказалось, что оборотной стороной злобы и ненависти к России является страх.

Была и еще одна знаменательная встреча на земле Галиции, которая открыла мне и другую грань униатского самосознания.

На этот раз никто у меня документов не спрашивал и в шпионстве не подозревал. Отец М., узнав, что я из Санкт-Петербурга, радушно меня пригласил в дом. Без всяких церемоний посадил за стол и весьма откровенно отвечал на мои вопросы.

Отец М. также был рукоположен в Ленинграде, вернулся на родину и стал служить священником. Свой переход в УКГЦ объяснил, как вынужденный шаг, выбора по его словам ему не дали. Никакой ненависти к православным у него нет. Он бы хотел со всеми жить мирно. Уважает тех священников, которые остались верны Православию, одновременно и Папу уважает. И Гузара, а также и других американских униатов уважает, но считает чужаками, которым не по силам понять местных греко-католиков. Приезду Папы не то чтобы особенно рад, но и не огорчен. Огорчен протестами его визиту. Следил за визитом по польскому ТВ-каналу, так как свободно говорит по-польски, ему еще отец завещал выучить польский, мол, пригодится.

Его отец был репатриирован во время войны в Германию, на работы. Оказался после войны в американской зоне оккупации. В 46-м совсем еще молодой, 16-17 лет сбежал домой из лагеря перемещенных лиц. Почти уже добрался до родного села, осталось верст 50. На дороге встретился возница-поляк с телегой, пригласил подвести. Ехали, болтали на-украинском. Вдруг польская застава в лесу - возница спрыгивает с лошади, кричит польскому офицеру: "Берите его, это украинец". А в то время попасться в лесу польским военным для украинца означало одно - смерть, поляки очень даже помнили бендеровцев, действовавших аналогично. Отца священника М. спасло то, что он знал польский и, на всякий случай выправил себе два паспорта: в одном написано, что он украинец, в другом - поляк. А фамилия у них хоть и украинская, а звучит, как польская. Паспорта он держал в разных карманах, чтоб не перепутать. Не перепутал, поляки поверили и отпустили.

Так он и сыну завещал: "всегда надо два паспорта иметь", на всякий случай. Поэтому, был СССР - отец М. был православным священником, пришли украинские националисты - стал униатом. А куда денешься? Вот и мечется бедолага между двух огней, сам не зная, кто он: чи католик, чи православный.

Эта встреча открыла для меня и другое лицо галичан - несчастных простых и кротких людей, как бы зажатых между Западом и Востоком. От страха они и сами уже забыли, кто они есть на самом деле.

+   +   +

Подводя итог "львовскому измерению" визита Папы Римского на Украину можно констатировать, что униаты, несомненно, извлекли из визита максимум возможного. Однако следует признать, что главного они не получили. Они не получили легитимизации греко-католицизма. Конечно, украинские власти, и раньше благоволившие униатам, после визита Папы Римского "полюбили" их еще больше. Принято решение о переносе резиденции УКГЦ в столицу, власти активно поощряют проникновение униатов в исконно православные регионы.

Но это все относится к краткосрочным результатам визита. А что же в долгосрочной перспективе?

А тут не все столь радужно. В глазах православного большинства Украины униаты так и остались недоразумением, как говорится "ни Богу свечка, ни черту кочерга". Народ как не признавал, так и не признает их легитимности. Визит же Папы, по большому счету, создал только видимость легитимности.

Надо заметить, что понимают это и некоторые униаты. Мы не без удивления слышали нотки раздражения в оценке итогов визита Папы во Львов. В чем дело? Оказывается, униаты недовольны тем, что Папа не беатифицировал очень почитаемого на Галичине митрополита Андрея Шептицкого (многим полякам не нравится его "украинский шовинизм").

Но главная причина недовольства состоит в том, что Папа не объявил УКГЦ патриархатом, то есть по большому счету Рим не признал полноценности Брест-Литовской унии. Униаты подозревают, что это произошло потому, что Папа поляк, что проявилась вековая вражда поляков к украинцам. Наверное, тут есть доля истины, но суть все-таки не в этом. Просто никому, даже Папе Войтыле, не по силам сделать легитимной деструктивную по своей природе унию.

И это знаменательно. Фактически, это означает, что Рим подписал приговор унии. Причем, даже если путем интриг, кардинал Гузар и получит от Папы патриарший куколь (а Папа может его дать на зло, чтобы хоть чем-нибудь досадить Московскому Патриарху), ничего уже не изменится, ибо самый подходящий момент безвозвратно упущен.

ГЛАВА 3. МОСКВА: ПУТИН И ПОЖАРСКИЙ

Все прекрасно понимали, что визит Папы на Украину является прелюдией к покорению Москвы. Этого не скрывали и в Ватикане. Уже в ходе украинского вояжа Иоанна Павла II лидер российских католиков, тогда еще архиепископ, Тадеуш Кондрусевич заговорил о необходимости начать подготовку к следующему визиту Папы, теперь, разумеется, в Москву.

Судя по всему, "украинский прорыв" вскружил голову и самому Понтифику. Видимо в первые дни после возвращения в Рим Кароль Войтыла ожидал, как в свое время Наполеон на Воробьевых горах, что вот-вот прибудут посланцы Москвы и поднесут ему ключи от Российской столицы. Однако ожидания его не оправдались, никто ему, как и бешеному корсиканцу, ключи подносить не собирался. Напротив, Патриарх Алексий II заявил вскоре после завершения визита Папы Римского на Украину, что этот визит будет иметь негативные последствия для отношений между Русской Православной и Римско-католической церквами. "Не нужно быть пророком, чтобы предвидеть, что стремление Ватикана осуществить визит папы на Украину любой ценой отрицательно скажется на нынешнем состоянии православно- католического диалога", - сказал Патриарх журналистам. А со стороны государственной власти России не было заметно стремления надавить на Священноначалие Русской Православной Церкви, чтобы оно согласилось не препятствовать визиту Папы.

1. Ватикан против церковно-государственной гармонии в России

Тогда в Ватикане решили немного "подтолкнуть" российские власти. Были использованы давние связи в политической элите европейских стран. Уже в начале июля 2001 года Папа встретился с недавно избранным премьер-министром Италии Сильвио Берлускони, который, зная об "идее фикс" Кароля Войтылы, подарил Иоанну Павлу II русскую икону XVIII века. Все поняли этот жест, как пожелание Папе осуществить, наконец, свою мечту и съездить в Россию. С осени 2001 года Ватикан приступил к методичному давлению на российские власти, используя, главным образом, политические инструменты. Особые надежды возлагал Понтифик на своих земляков-поляков. И они оправдались. Уже зимой в ходе официального визита президента Владимира Путина в Польшу Ватикан инспирировал мощное давление на Российского Президента. На каждом шагу по поводу и без повода Путину напоминали, что в Риме сидит Папа-поляк, и что он хочет посетить с пастырским визитом Москву, а руководство РПЦ упрямится.

Время и место для давления на Владимира Путина было выбрано весьма удачно. Не за горами был 2003 год, когда Польша и Литва намеревались вступить в Европейский Союз. Для России это обстоятельство грозило серьезными проблемами. В результате расширения границ Евросоюза мы могли потерять сухопутную связь с Калининградской областью, которая оказывалась отрезанной от основной России странами ЕС. В перспективе жителей и гостей западного анклава нашей страны ожидала абсурдная и унизительная процедура: чтобы проехать из России в Россию, нужно было получить шенгенскую визу. Владимир Путин рассчитывал на содействие Польши в решении этого вопроса. Видимо, он рассчитывал, что славяне скорее проникнутся нашими проблемами и окажут содействие. Кроме того, президент Польши Александр Квасьневский - бывший функционер польской компартии, знает русский язык. В реальности все оказалось не так просто. Поляки решили использовать трудности России в своих корыстных интересах, как, впрочем, не раз бывало в истории наших взаимоотношений. От Путина требовали не только публичных извинений за гибель польских офицеров в Катыни. Видимо, одним из условий того, что поляки помогут в нахождении компромисса в калининградской проблеме, был визит Папы Войтылы в Москву. Президент России заявил, что готов пригласить Папу в Москву с государственным визитом, но все-таки для этого нужно согласие Церкви.

Не исключено, что в кулуарах он вынужден был пообещать оказать содействие в получении этого согласия. По крайней мере, после возвращения Путина из Польши, судя по всему, на Священноначалие было оказано давление.

Хорошо известно, что с самого начала президентства Путина между Патриархом и новым Президентом установились весьма добрые отношения. Было видно невооруженным глазом, что Владимир Путин весьма ценит расположение Святейшего, он не раз заявлял, что одной из своих забот считает рост влияния Церкви в обществе, а Патриарх Московский и всея Руси должен занимать второе место в государственной иерархии.

К примеру, в конце августа 2001 года Патриарх и Президент встретились на Соловках. Владимир Путин приложился к святым мощам преподобных Зосимы, Савватия и Германа. Президент подарил монастырю образ Спасителя второй половины XIX века и Дарохранительницу. Патриарх напомнил, что теперь Соловки три раза посещали главы российского государства. Здесь бывал Петр Первый, император Александр Второй и теперь - Владимир Путин. Святейший отметил, что в стране много трудностей, "но мы знаем, как близко к сердцу вы воспринимаете беды и испытания, постигшие нас, с какой энергией вы стараетесь вернуть России ее былую славу и величие и считаете, что во многом это связано с духовным и нравственным состоянием нашего народа", - подчеркнул Предстоятель Русской Церкви. Президент России Владимир Путин, рассказывая о своем посещении северных островных монастырей, в том числе и Валаама, сказал журналистам, что выбор этот был для него не случаен. "Испокон веков наша страна называлась Святой Русью, и это имело свои географические и исторические границы. Но, прежде всего, в это название вкладывался большой нравственный смысл, подчеркивалась та особая роль, которую Россия взяла на себя как хранительница исторических христианских ценностей", - отметил Президент.

А 3 сентября 2001 года, когда отмечалось сорок лет архиерейского служения Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, Святейший дал интервью телепрограмме "Подробности" (РТР), в котором заявил, что "в России установились новые отношения между Церковью и Государством, предполагающие взаимоуважительное соработничество при невмешательстве во внутренние дела друг друга". Его Святейшество также отметил, что Владимир Путин "понимает проблемы и задачи Церкви". Все это внушало определенный оптимизм, православные в России надеялись, что после длительного периода конфронтации государства и Церкви, наконец, отношения между ними станут конструктивными.

Но кому-кому, а польскому католику Каролю Войтыле церковно-государственная гармония в России, как кость в горле. Ватикан приложил немало сил, чтобы вбить клинья в отношения власти и Церкви. И вот мы с недоумением и горечью стали отмечать признаки охлаждения до той поры теплых и доверительных отношений Президента и Патриарха. Владимир Путин перестал посещать патриаршьи богослужения. А когда возглавляемый Патриархом Попечительский совет Международного фонда единства православных народов наградил Владимира Путина премией "За выдающуюся деятельность по укреплению единства православных народов", Президент неприлично долго не мог найти время, чтобы получить из рук Святейшего награду.

Позднее представители правительства не приехали на презентацию очередного тома Православной Энциклопедии, хотя их присутствие анонсировалось задолго до начала мероприятия. В свою очередь Патриарх откровенно проигнорировал важную для власти встречу посетившего Россию с официальным визитом президента США Джорджа Буша с представителями российских конфессий. Все были представлены первыми лицами, и только Русскую Православную Церковь представлял даже не постоянный член Священного Синода, а всего лишь викарий Патриарха архиепископ Арсений.

2. Обольщение Ассизи

Но это было уже в мае, а в январе Священноначалие пока мягко сопротивлялось давлению власти. Так 17 января в интервью ИТАР-ТАСС Патриарх Московский и всея Руси Алексий II заявил, что "пока нет никаких оснований утверждать, что между Ватиканом и Московским Патриархатом наметилась тенденция к сближению и потеплению отношений". Патриарх отметил, что "претензии, которые мы высказывали Ватикану, сохраняются. Никаких шагов к устранению имеющихся противоречий пока не сделано". В этой непростой ситуации, сказал Святейший, "особенно важна неизменность принципиальной позиции Президента РФ Владимира Путина относительно возможности визита Папы Римского в Россию". Причем, Патриарх Алексий счел необходимым недвусмысленно предупредить: "Если же вопреки принципиальной позиции Московского Патриархата о необходимости уважения Ватиканом интересов РПЦ на ее канонической территории визит главы Ватикана в Россию все же состоится, в этом случае нашей встречи с папой не будет".

22 января после долгого перерыва состоялась беседа Президента Путина с Патриархом. Алексий II вручил наконец Президенту премию Фонда единства православных народов "За выдающуюся деятельность по укреплению единства православных народов". Видимо, во время этой встречи Патриарх вынужден был пообещать пойти на некоторые уступки католикам. Одним из таких жестов Русской Православной Церкви навстречу Ватикану стала посылка депутации РПЦ в Рим на "День молитвы о мире во всЈм мире", организованный по инициативе Иоанна Павла II.

В Ватикане расценили шаги Священноначалия РПЦ как успех своей политики давления на власть. Глава российских католиков епископ Тадеуш Кондрусевич, видимо узнавший от своей агентуры в администрации Президента о результатах разговора Президента и Патриарха, решил "ковать железо пока горячо" и в тот же день 22 января в пресс-центре еженедельника "Мир новостей" уже рассказывал о "радостных моментах" в отношениях с Московским Патриархатом: впервые за последние годы на Рождественском богослужении в кафедральном соборе официально присутствовал православный священнослужитель, а представители ОВЦС участвовали в богослужениях Недели молитв о единстве христиан. Эти "жесты доброй воли" архиепископ назвал "обнадеживающими". Но самое главное, Кондрусевич заявил, что он надеется, что визит Папы Римского в Москву "может быть осуществлен в годы президентства Владимира Путина".

И вот 24 января 2002 года в Ассизи (Италия) состоялся так называемый "День молитвы о мире во всЈм мире", организованный по инициативе Папы Римского Иоанна Павла II. Вот что писала в то время "Русская линия": "Среди православных участников экуменической молитвы были Святейший Патриарх Константинопольский Варфоломей, Блаженнейший Патриарх Антиохии и всего Востока Игнатий, Блаженный Архиепископ Тиранский и всея Албании Анастасий, представители других Поместных Православных Церквей. От Русской Православной Церкви участвовали митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим, епископ Корсунский Иннокентий и епископ Керченский Иларион.

На следующий день митрополита Питирима и епископа Илариона принял Папа Римский Иоанн Павел II. Служба коммуникации ОВЦС сообщает, что в ходе аудиенции понтифик выразил желание встретиться со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II для передачи ему Казанской иконы Божией Матери.

В свою очередь, епископ Иларион изложил точку зрения Русской Православной Церкви на современное состояние двусторонних отношений, которое он охарактеризовал как крайне неудовлетворительное.

Епископ Иларион подчеркнул, что со стороны Его Святейшества Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II имеется принципиальная готовность к встрече с Папой Римским Иоанном Павлом II, однако такая встреча может состояться лишь после того, как будет достигнута общая позиция по основным вопросам межцерковных отношений. В частности, обе стороны должны осудить прозелитизм во всех его формах, согласиться относительно недопустимости унии как метода достижения единства в прошлом, настоящем и будущем, признать и неукоснительно соблюдать принцип канонической территории.

Епископ Иларион выразил надежду, что на предстоящих в феврале сего года переговорах между делегациями Русской Православной и Римско-Католической Церквей делегация последней во главе с председателем Папского Совета по содействию христианскому единству кардиналом Вальтером Каспером внесЈт конструктивные предложения, способные существенным образом изменить к лучшему нынешнее положение во взаимоотношениях между двумя Церквами.

Поездку в Италию представительной делегации Русской Православной Церкви во главе с митрополитом Питиримом наблюдатели связывают в первую очередь с встречей с Папой.

Повод для такой встречи ватиканские дипломаты нашли весьма выигрышный. Кароль Войтыла хочет вернуть Русской Православной Церкви ее древнюю святыню - Казанскую икону Божьей Матери, неведомо какими путями очень к месту оказавшуюся в их распоряжении. Но на эту приманку наше Священноначалие не клюнуло, тем более и церковные историки легко доказали, что ватиканская икона - не чудоявленная в Казани в 1576 году, а старинный с нее список. Святейший Патриарх Алексий II продолжает стоять на заявленных еще в начале 90-х годов позициях: до тех пор, пока Ватикан не откажется от агрессивной политики в отношении Русской Православной Церкви никаких контактов на высшем уровне быть не может. Видимым проявлением доброй воли со стороны католиков должно стать осуждение унии, как метода достижения единства в прошлом, настоящем и будущем, и признание и неукоснительное соблюдение принципа канонической территории, то есть отказ от прозелитизма в России. А именно этого Ватикан и не хочет делать, и Папа, продолжает по пять раз в году просить, чтобы его пустили в Москву. А ему уже 25-й раз из Москвы отвечают: прекратите агрессию, но видимо ослабевший понтифик уже не в силах остановиться и, с упорством, достойным лучшего применения, рвется в Москву для триумфа.

Скорее всего на Священноначалие Русской Православной Церкви было оказано серьезное давление, результатом которого и был представительный вояж в Италию. Показательно, что возглавил делегацию митрополит Питирим. С одной стороны он самый титулованный викарий Патриарха, с другой - лицо полуофициальное, так как уже ряд лет деятельность этого известного церковного деятеля ограничена Волоколамским монастырем. Судя по сообщению ОВЦС, договориться с Папой не удалось, и каждый остался при своем: Папа, используя свои немалые политические возможности, настаивает на визите в Москву, а наше Священноначалие ставит условием визита хотя бы минимальное уважение интересов Русской Православной Церкви.

В такой ситуации очевидно, что экуменическая молитва в Ассизи вряд ли была самоцелью. Скорее всего, возобновление представительных экуменических контактов связано с желанием властей "помочь" наладить отношения между православными и католиками. Желание похвальное, вот только образ действий выбран неудачный: если даже и удастся сломить сопротивление Патриарха, то победа эта будет "пирровой". Участием в экуменических мероприятиях ничего кроме раскола в Церкви добиться не удастся, так как абсолютное большинство верующих считает экуменизм ересью, а экуменические молитвы в лучшем случае неудачной формой дипломатии".

3. Образование католических епархий - вызов Православной Церкви и Российскому Государству

Визит в Ассизи представительной делегации Русской Православной Церкви Ватикан расценил, как свою окончательную победу. Психологически Папу Войтылу можно понять, - он так долго ждал "ключей" от Москвы, что "посчитал", что депутация во главе с митрополитом Питиримом их ему и пивезла. Пусть не сразу после покорения Киева, пусть через полгода, но и Москва пала, решил Понтифик. Видимо, так он понял поездку в Ассизи делегации РПЦ, иначе никак не объяснить поспешность и беспардонность дальнейших действий Ватикана. Решив, что окончательный перелом в войне с Русской Церковью достигнут, Папа поспешил подтвердить факт победы административными действиями.

11 февраля в Ватикане было официально объявлено о решении Иоанна Павла II учредить в России вместо апостольских администратур епархии: архиепархию Божией Матери в Москве, епархию Преображенскую в Новосибирске, епархию Святого Климента в Саратове и епархию Святого Иосифа в Иркутске. Было также объявлено о решении создать для российских епархий единую церковную провинцию, которую возглавит в качестве митрополита архиепископ Тадеуш Кондрусевич.

Нельзя сказать, что решение от 11 февраля было совсем уж "громом среди ясного неба". Еще 27 октября Папа преобразовал апостольскую администратуру Молдовы в Кишиневскую епархию. Тогда это сошло Ватикану с рук. Теперь Папа решил повторить этот финт и в России. Об этом решении Ватикана российский МИД был проинформирован по дипломатическим каналам еще 4 февраля. МИД, "учитывая, что этот вопрос в первую очередь касается межцерковных отношений и может явиться причиной их серьезного осложнения", рекомендовал воздержаться от преобразования апостольских администратур в епархии и урегулировать его с Русской Православной Церковью. 6 февраля свою позицию обозначила и Русская Православная Церковь, официальный представитель которой заявил корреспонденту "Газеты.Ru", что "намеченные Ватиканом действия являются нарушением канонических принципов и норм межцерковных отношений. Такие действия станут серьезным препятствием для развития диалога между двумя Церквами".

Видимо, и Священноначалие РПЦ, и МИД России посчитали, что Ватикан просто зондирует почву и, получив уведомления о негативной реакции из России, действовать не захочет. Но не тут-то было, католики пошли, что называется, ва-банк. Они настолько были уверены в успехе, что новоиспеченный митрополит Кондрусевич, не особенно церемонясь, заявил "Газете.Ru", что испрашивать разрешения у РПЦ римо-католики не стали, потому что в католицизме понятия "канонические территории" не существует, Ватикан считает своей канонической территорией весь мир. Именно поэтому никаких законов, по мнению Кондрусевича, Ватикан не нарушал. И вообще, заявил он, скандала, который может разразиться из-за принятого решения, они не боятся. "Во-первых, обвинения в прозелитизме в отношении католической церкви, поступают постоянно в течение последних 10 лет. Во-вторых, ситуация должна разрешиться в конце февраля, когда в Россию приедет делегация из Ватикана".

Иными словами, католики решили, что они в одностороннем порядке поднимут свой статус в России, а потом будут этот вопрос бесконечно долго "в духе взаимной любви" обсуждать во время предстоящих переговоров. Но на сей раз хитроумные иезуиты просчитались. В тот же день 11 февраля последовало достаточно жесткое "Заявление Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода Русской Православной Церкви". В заявлении указывалось, что "учреждение "церковной провинции" - "митрополии" по сути означает создание поместной Католической церкви России со своим центром в Москве, претендующей иметь своей паствой российский народ, который культурно, духовно и исторически является паствой Русской Православной Церкви. Образование в России такой церкви фактически означает вызов, брошенный Православию, укоренному на территории страны в течение многих столетий. Подобное никогда не имело места в истории нашей страны".

Священноначалие Русской Церкви обличило перед всем миром интриганов из Ватикана, подчеркнув, что именно "на руководство Римско-католической церкви легла ответственность перед Богом и историей за резкое ухудшение наших отношений, за срыв только что наметившейся надежды на их нормализацию. Совершенное Ватиканом поставило под удар способность католического Запада и православного Востока взаимодействовать как две великие цивилизации на благо Европы и мира. Ради сиюминутных выгод вновь принесена в жертву возможность общего христианского свидетельства разделенному человечеству".

12 февраля глава ОВЦС МП митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл в интервью РТР выступил с еще более резким заявлением. Он сказал, что всякие контакты между Русской Православной Церковью и Ватиканом, "скорее всего, пока будут приостановлены". Правда, католики еще хорохорились. Представитель Ватикана, как сообщает Lenta.Ru, по-изуитски заявил, что католическая церковь "надеется при помощи этой реорганизации улучшить диалог и сотрудничество с Русской православной церковью, которой она всегда оказывала всяческую поддержку".

Наконец, 13 февраля заместитель председателя ОВЦС МП протоиерей Всеволод Чаплин сообщил, что по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II руководитель ОВЦС митрополит Кирилл направил официальное послание руководителю папского Совета по содействия христианскому единству кардиналу Вальтеру Касперу о нежелательности планировавшегося на 21-22 февраля его визита в Москву.

Тут католики спохватились, чувствуя, что почва уходит из-под ног. Митрополит Тадеуш Кондрусевич 13 февраля 2002 года выступил с заявлением, в котором попытался переложить все с больной головы на здоровую, обвинив Русскую Православную Церковь ни много, ни мало во "вмешательстве во внутренние дела католической церкви в России". Кондрусевич нагло обвинил Патриарха и Синод едва ли не во лжи и тут же лицемерно сожалел об ухудшении отношений с Русской Православной Церковью. Заявил Кондрусевич и о своем "сожалении" по поводу отмены визита в Москву кардинала Каспера, мол, "с визитом кардинала могла бы начаться новая эра, но этот шанс упущен". Причем, хитроумный католик попытался приплести сюда даже Германию, зная особое отношение российской власти к этой стране, заявив: "Каспер - немецкий иерарх, а у Германии с Россией складываются неплохие отношения. Кроме того, присутствие Московской патриархии в Германии достаточно сильное".

Однако, заявления Кондрусевича, явно адресованные власти, не оказали никакого воздействия на ситуацию. Более того, 15 февраля Государственная Дума поддержала предложение вице-спикера от ЛДПР Владимира Жириновского поручить думскому комитету по делам общественных объединений и религиозных организаций обратиться с просьбой к МИД РФ "не давать визы представителям Ватикана в связи с обострением обстановки и их самовольными действиями по изменению статуса католических епархий".

Вот как комментировала эти события в те дни "Русская линия":

"Недружественный по отношению к России демарш вызвал соответствующую реакцию государства, Церкви и общественности. Последовало Заявление Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода, Министерства иностранных дел, Государственной думы РФ, ряда влиятельных общественных организаций, политиков, общественных и религиозных деятелей. Позицию православных поддержали представители других традиционных для России религий. Естественный и консолидированный протест России вызвал определенное беспокойство в Ватикане, и последовал ответный ход - заявление новоявленного митрополита Кондрусевича о недопустимом вмешательстве во внутренние дела Ватикана.

Несколько растерянно на этом фоне выглядела реакция большинства светских СМИ, попавших в затруднительное положение из-за того, что в этом конфликте Церковь и власть в лице МИДа практически единодушно и одновременно выступили с официальными протестами. Выступления как бы "за" церковную позицию грешат некомпетентностью, а "против" - откровенной злобой на Православие.

Светские аналитики пришли к тривиальному выводу, что РПЦ, якобы инициировавшая протест правительства, боится потерять своих прихожан при активной деятельности Ватикана в России. Очевидно, что это заблуждение. Если какой-то православный христианин и вздумает перейти в католицизм, то не много потеряет от этого Церковь. Внутренние ренегаты никогда не усиливали позиции Православия в России.

Аналитики или не видят или не хотят видеть непосредственного следствия католической экспансии: действия Ватикана делают религиозную жизнь в России более напряженной, она становится источником непрекращающихся конфликтов. У всех на глазах совсем свежий пример - визит Папы в Киев. Вместо декларируемого на словах мира, визит обострил религиозную ситуацию на Украине. Совершенно сознательно Папа любезно общался с украинскими раскольниками, пренебрегая мнением Русской Православной Церкви о несвоевременности визита.

Невнятная реакция ведущих СМИ показала, что в России мало кто имеет представление о том, чем на самом деле является религиозная составляющая нашей жизни. К примеру, Новосибирский губернатор В.Толоконский обрадовался решению Ватикана одну из 4-х новых епархий основать в Новосибирске. Мол, теперь уж все согласятся, что Новосибирск - столица Сибири, сам Папа это подтвердил. Такая провинциальная ограниченность показывает, что до сегодняшнего дня для значительной части нашей политической элиты религиозный фактор остается некоей экзотикой, хотя на словах все и признают его важность в жизни любого государства, а России особенно. Появление римо-католической епархии в Новосибирске не повысит статуса Новосибирска в глазах мировой общественности, а повысит опасность потенциальных конфликтов, которые безусловно будут возникать при дальнейшей экспансии Ватикана на территории России. А она последует неминуемо!

Очевидно, что в связи с последними событиями очаг напряженности, практически на пустом месте устроенном Ватиканом, будет только разгораться. Само по себе учреждение епархий уже вызвало серьезный конфликт. Паписты вполне сознательно, с провокационной целью, внесли в титул одного из епископов японское наименование Сахалина. Технология действий католиков для расширения собственного влияния хорошо известна, она всегда связана с созданием конфликтных ситуаций и планомерно увеличивающимся давлением на противника, причем давлением по всем направлениям - политическому (через международные организации), общественному (пиар-акции в СМИ), да и военному. Примеров тому множество. Никогда Рим не упускал возможности при случае погрозить собственной силой, и это происходило не только во времена средневековых рыцарей.

Что же дальше?

Уже сейчас понятно, что отступать Ватикан не намерен, и обострение отношений между православными и католиками папистов не пугает. Своим агрессивным шагом они фактически сорвали возможность переговоров с РПЦ, которая наметилась в ходе римской встречи представительной делегации РПЦ с Папой в январе. Тогда была достигнута договоренность о продолжении переговоров, для ведения которых 26 февраля в Москву должен был прибыть руководитель папского Совета по содействия христианскому единству кардинал Каспер. Визит был сорван агрессивными провокационными действиями римской курии. Папа Кароль Войтыла, как настоящий иезуит, встречаясь с представителями московского Патриарха даже словом не обмолвился о том, что через несколько дней Ватиканом планируется серьезнейший шаг в отношении России. Войтыла не впервые позволяет себе нарушать предварительные договоренности с РПЦ, к которым православные относятся вполне серьезно. Как можно о чем-то договариваться с таким человеком? Если хитроумная политика Ватикана привычна для Запада, то нас, традиционно надежно защищенных от католической экспансии мощным Российским государством, такие выверты "церкви-сестры" ввергают в недоумение.

Следует признать, что "никодимовская" внешняя политика нашей Церкви последних сорока лет оказалась несостоятельной перед лицом католической экспансии. Общаясь с папистами, дипломаты из ОВЦС наивно (надеемся, что наивно) полагали, что католики люди порядочные, с ними можно договариваться, что II-й Ватиканский собор действительно положил конец противостоянию. Но оказалось, что заветы Макиавелли живы и сейчас, весь этот словесный флер о братских отношениях с "церковью-сестрой", не более чем ловушка для тех, что хочет в нее попасть. Лозунг "цель оправдывает средства" в отношениях со "схизматиками" - был и остается принципом политики Ватикана.

Конечно, наше государство может ответить на агрессивный недружественный демарш Ватикана осложнениями с регистрацией новых епархий, тем более что там, где позиции католиков традиционно сильны, паписты не стесняются использовать свой "административный" ресурс. Очевидно, что в Ватикане готовы к такому повороту событий, а возможно только этого и добиваются. Легко представить, какой поднимется гвалт в западных и в российских прозападных СМИ. Даже обычно недружелюбные к Ватикану обозреватели не упустят лишнего повода представить русских агрессивными мракобесами.

Казалось бы, а стоит ли нам с ними связываться? Пусть бы основывали свои епархии, увеличивали статус своих представителей. За прошедшие десятилетия каких только миссионеров мы не видели на улицах наших городов. Русская Православная Церковь ничего не потеряла от этого, потерялись души отдельных наших сограждан, но и это не удивительно. Идет война, жертвы неизбежны. Неужели действия Ватикана для нас более опасны, чем действия различных протестантских миссионерских организаций?

Приходится признать, что это так. Деятельность Ватикана, как мощной, организованной силы, вызовет куда более болезненную, конфликтную ситуацию во всех тех местах, куда проникнет католицизм, чем то, чего смогли добиться разрозненные протестантские группы. Печально, что многие политики недооценивают последствий экспансионизма Ватикана.

Именно это, расширение очагов напряженности в религиозной сфере, в первую очередь беспокоит иерархов Русской Православной Церкви и православную общественность. Этим объясняется резкая реакция Церкви на действия Ватикана. Не столько о себе заботится Церковь, предупреждая о конфликтной ситуации, сколько о русском народе, за который она несет ответственность перед Богом и людьми. Наиболее трезвые политики прислушиваются к мнению Церкви, понимая, что та или иная позиция священоначалия продиктована не заботой о количестве своих прихожан, а заботой о всей России, о ее государственных интересах, которым угрожают нынешние действия Ватикана. Вряд ли возможно усовестить папистов, там уважают только силу. Поэтому чем более жесткий консолидированный ответ почувствует Ватикан, тем меньше у него будет прыти. Если же мы спокойно отнесемся к введению католических епархий, возникновению католического митрополита в Москве, пока в Москве, то не за горами и следующий шаг, когда Кондрусевич станет митрополитом московским, а может и католическим патриархом всея Руси. Есть же католический патриарх Иерусалима. Доказывай потом, что такие шаги Ватикана не вызваны внутренней необходимостью католической церкви".

4. Волна протестов против агрессивных действий Ватикана

Нет худа без добра, Ватикан своими бесцеремонными действиями способствовал выяснению и уяснению как общественными и политическими деятелями России, так и самими папистами двух принципиально важных характеристик современного состояния российского общества. Удивительным и неприятным для католиков открытием стало совместное противостояние католической экспансии Церкви и Государства в лице представителей МИДа, Государственной Думы и других государственных органов. Не ожидали паписты и столь массовой и активной кампании протеста, охватившей широкие круги духовенства и мирян Русской Православной Церкви. Несомненно, Ватикан надеялся, что общество вяло прореагирует на действия католиков, а с архиереями удастся сговориться. И тут они просчитались.

Католическая экспансия заставила нас вспомнить историю. 2 марта в день памяти Священномученика Гермогена, Патриарха Московского и всея России чудотворца Святейший Патриарх Алексий II молитвенно почтил память Святителя в Успенском соборе Кремля. Предстоятель Русской Православной Церкви, как сообщало агентство ИТАР-ТАСС, напомнил о подвиге Святителя, "твердо выступавшего против попыток окатоличить Русь" и вновь предупредил об опасности действий тех, кто в наши дни делает то же самое, желая "соблазнить наш народ различными посулами". "Разве не напоминает Смутное время наши дни, когда вновь предпринимаются попытки окатоличить наших соотечественников, забыв о тысячелетней истории Православия на Руси", - сказал Патриарх. Предстоятель Русской Православной Церкви, несомненно, выразил общее ощущение миллионов верных чад Церкви.

К этому времени волна протестов против католической экспансии охватила всю Россию. 22 февраля в Москве у здания представительства Ватикана прошло молитвенное стояние и митинг протеста против решения Ватикана учредить в России митрополию и 4 католические епархии. На митинг, организованный Союзом Православных Граждан при поддержке Народной партии, собралось около пяти с половиной тысяч москвичей.

С письмом протеста против планов Ватикана сделать Россию своей "духовной провинцией" выступили видные деятели русской науки, культуры и искусства. "Действия Ватикана свидетельствуют о том, что он все еще вынашивает планы духовной экспансии в нашем Отечестве. Судя по всему, в Ватикане по-прежнему считают Россию "духовной пустыней". Мы не согласны с тем, что в стране с 1000-летней христианской традицией католические миссионеры выступают в роли конкистадоров", - отмечалось в письме, которое подписали певица Ирина Архипова, художник Илья Глазунов, писатель Владимир Крупин, актер Василий Лановой, режиссер Юрий Соломин и другие выдающие представители российской интеллигенции.

Против визита Папы Римского в Москву выступили и донские казаки, направившие соответствующие обращения в адрес президента Владимира Путина, премьера Михаила Касьянова, Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Папы Римского Иоанна Павла II, а также принявшие "Обращение ко всем православным казакам".

10 марта в Новосибирске по благословению Высокопреосвященнейшего Тихона, архиепископа Новосибирского и Бердского, перед зданием Римско-католического кафедрального собора, на территории которого располагается римско-католическая апостольская администратура католиков азиатской части России, силами православных приходов города была проведена акция протеста в форме молитвенного стояния против экспансии Ватикана. Молитвенное стояние продолжалось в течение двух с половиной часов. В это время в костеле проходила месса, которую возглавлял епископ-иезуит Иосиф Верт. Под протестом православных христиан Новосибирска против экспансии Ватикана поставили свои подписи около 700 человек. В протесте отмечалось, что православные христиане Новосибирской епархии "воспринимают как оскорбление христианских и национальных чувств решение Ватикана о трансформации своей структуры на российской территории из администратуры (формы представительства), к формам церковного устройства".

Еще в одной "новой католической столице" - городе Иркутске атаманы и казаки Иркутского казачьего войска во главе с казачьим полковником Н.М. Мериновым в обращении на имя католического представителя в Иркутске Ежи Мазура выразили крайнее возмущение созданием католической епархии в Восточной Сибири. "Очень жаль, что ныне все совершается руками славян-поляков, неоднократно спасенных русскими штыками от физического истребления иноплеменными. Не имея паствы и реальных исторических предпосылок, вы создаете мыльные пузыри католических наместничеств. Предлагаем вам самоупраздниться, полностью отказаться от прозелитства и смиренно молиться о своих грехах", - говорится в обращении казаков, которое напечатала газета "Русскiй Востокъ". Позднее у кафедрального собора Непорочного сердца Божьей Матери собралось несколько сот православных. Акция проходила под лозунгом "Долой экспансию католицизма!"

В Саратове, который католики также облюбовали в качестве столицы своей епархии, с совместным заявлением протеста выступили архиепископ Саратовский и Вольский Александр (Тимофеев) и Епархиальный совет Саратовской епархии. "Учреждение так называемых католических епархий на территории Православной Церкви нарушает древние правила Церкви Христовой, ведет к неизбежному прозелитизму, что противоречит церковному праву как Православной Церкви, так и Католической, а также осложняет и без того хрупкие взаимоотношения между православными верующими и католиками", - говорится в заявлении, подписанном 5 марта и распространенном в приходах епархии.

В другом конце России православные Пскова выступили против строительства в городе католического собора. "Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет!", "Русь святая, храни веру православную!" - с такими плакатами 24 марта в Пскове собрались на молитвенное стояние у здания строящегося костела представители духовенства и мирян Псковской епархии. Молитвенное стояние проходило по благословению архиепископа Псковского и Великолукского Евсевия, в нем участвовали около 80 человек, которые пели акафисты и молились о "вразумлении католиков". Мероприятие было санкционировано местными властями и проходило под наблюдением органов внутренних дел.

В конце апреля глава республики Алтай, лидер Аграрной партии России Михаил Лапшин запретил строительство католического храма в окрестностях Телецкого озера. Как заявил Лапшин на пресс-конференции, он предложил инициаторам строительства вернуться к обсуждению данной темы когда "Папа Римский и Патриарх Московский и всея Руси помирятся". Кроме того, Михаил Лапшин отметил, что не хотел бы, чтобы католики пришли в их регион и начали "растлевать, как в Америке, малолеток". Глава Алтая подчеркнул что период миссионерства прошел, и напомнил, что в республике существуют такие традиционные религии, как православие, мусульмане, буддизм и небольшая иудейская община.

Законодательная дума Хабаровского края приняла специальное обращение к президенту РФ и председателю правительства, в котором депутаты заявили о своем беспокойстве в связи с попытками зарубежных религиозных центров расширить свое влияние на территории России. Еще дальше пошли депутаты Законодательного Собрания Краснодарского края, которые в обращении к президенту России, депутатам Госдумы и членам Совета Федерации заявляли: "Решение Папы Римского Иоанна Павла II о повышении статуса администратур Римско-католической церкви в России до уровня епархий расценивается как недружественный шаг не только в отношении Русской Православной Церкви, но и в отношении всех народов, исповедующих традиционные для России религии". Краснодарские парламентарии предложили внести в Конституцию РФ и федеральное законодательство изменения, запрещающие деятельность на территории России религиозных организаций, чьи центры находятся за ее пределами. Обращение и инициатива краснодарских депутатов были признаны актуальными и единодушно поддержаны советом Сахалинской областной Думы.

28 апреля в целом ряде городов России по инициативе Союза православных граждан прошли гражданские акции в поддержку Русской Православной Церкви, участники которых выразили протест против католической экспансии в России. По мнению Союза православных граждан, недавнее решение Ватикана создать в России четыре католические епархии сравнимо "с созданием государственных структур одной страны на территории другой, то есть с оккупацией". В этих условиях Союз православных граждан намерен "противодействовать духовной экспансии католицизма". Гражданские акции прошли в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Саратове, Самаре, Казани, Иркутске, Благовещенске, Владивостоке и других городах.

Католики оказались явно не готовы к такому проявлению единства общества в неприятии их экспансионистских действий. Единственное, что они смогли противопоставить - заявления о "нарушении прав на свободу вероисповедания". Правда, никто им не поверил. Вот что писала в те дни "Русская линия" в материале "Российский католицизм становится проблемой для власти".

"Информационный центр Конференции католических епископов РФ распространил Заявление митрополита Тадеуша Кондрусевича о "решительном протесте в связи с нарушениями конституционных прав российских католиков на свободу вероисповедания, в основе которой лежит достоинство человеческой личности". Такими "нарушениями" католический лидер считает многочисленные выступления российских граждан самого разного вероисповедания против расширения католического присутствия в России. Все заявление Кондрусевича проникнуто истерическими заклинаниями о серьезной опасности, нависшей над свободой совести и грозящей России межрелигиозными и межнациональными конфликтами.

Свобода совести здесь, конечно, не причем, никто и ничем не ограничивал на территории РФ католическое вероисповедание. Но вот провокационные действия Ватикана по расширению своей администрации в России, проведенные без согласования с правительством России, действительно вызвали не только негативную реакцию Русской Православной Церкви, но и привлекли внимание к деятельности католиков государственные органы и депутатов Государственной Думы. МИД России направил Ватикану по этому поводу ноту протеста, в Госдуме прошли слушания, действия католиков осудил ряд общественных организаций и известных деятелей России. Никакой реакции, как на заявление МИДа, так и на обращения других государственных, общественных и религиозных организаций со стороны Ватикана не последовало, там просто проигнорировали протесты из России. Такое пренебрежение мнением русских только усугубило конфликт, начался второй виток скандала, искусственно спровоцированного руководством российских католиков.

В ряде городов прошли пикеты у католических храмов. Активизировалась законодательная власть. Лидер думской группы "Народный депутат" Геннадий Райков заявил, что Римско-католических епархий "не должно быть на территории России, это вмешательство во внутренние дела государства... Это серьезные акты, которые должны быть опротестованы". По его словам, епархии вмешиваются "не только в религиозные, но и в государственные дела". Депутат Виктор Алкснис (группа "Регионы России") подготовил проект обращения Госдумы к Владимиру Путину о деятельности Римско-католической церкви, который должен быть рассмотрен в ближайшие дни. По предложению депутата Бориса Кибирева Госдума поручила комитету по делам общественных объединений и религиозных организаций предоставить депутатам информацию о сложившейся практике финансирования действующих на территории России общин католиков за счет средств Ватикана. По мнению депутата, необходимо проверить, "насколько соответствует источник финансирования католических общин действующему российскому законодательству".

Все эти действия Кондрусевич расценивает, как организованную кампанию против католической церкви, которая инспирирована руководством Русской Православной Церкви.

За поддержкой католический лидер обратился в Администрацию Президента. Он требует от властей России решительной защиты российских католиков от Русской Православной Церкви, якобы агрессивно настроенной против них. В письме в Администрацию Президента Кондрусевич, в частности, просит "разобраться" с псковским архиепископом Евсевием, который протестует против возведения в центре Пскова католического костела своей высотой превышающего даже кремлевский Троицкий собор. В ответ на претензии католиков, заместитель начальника Главного управления внутренней политики Президента РФ, начальник Управления общественных связей Сергей Абрамов заявил, что "администрация Президента встревожена нарушениями законодательства в отношении католиков", сообщает Росбалт.

Понятна досада президентской администрации, да, видимо, и самого Президента сложившейся ситуацией. Ему и так приходится регулярно оправдываться перед "западным сообществом" за действия военных в Чечне, за "ограничения свободы СМИ", за дружбу с Белоруссией и прочее, и прочее. А тут еще приходится "разруливать" взаимоотношения Русской Православной Церкви с Ватиканом. Мол, почему сами то не смогли справиться? Сорок лет с ними дружили, могли бы за это время не только гуманитарную помощь от них получать, но и научиться свою позицию отстаивать. Что-ж, слов нет, тут ничего не скажешь, виноваты. Ну, накажи. В конце концов, пошли не справившееся руководство ОВЦС на Камчатку архиерействовать, но проблему-то все равно решать придется.

Политика Путина, направленная на интеграцию в западное общество, столкнулась с серьезной проблемой: как быть с религиозной составляющей этой интеграции? Здесь наступает момент истины для курса Президента.

Подобный выбор встает перед руководством России не впервые. В эти дни мы как раз отмечали юбилей Ледового побоища. Тогда в куда более сложных обстоятельствах святой князь Александр Невский решительно отверг "помощь" Ватикана. До самой реформации, то есть до той самой поры, пока в Европе не появилось сил, отличных от Ватикана, Россия дистанцировалась от Запада. Иоанн Грозный, проводивший активную западную политику, совершенно сознательно ориентировался в ней на некатолические страны. Петр Великий крайне неохотно шел на контакты с Ватиканом, явно предпочитая протестантскую Европу католической. Да и в последующие века Россия традициям не изменила, включая советский период ее истории. К тому же не так силен на Западе Ватикан, как хочет порой казаться.

Иезуитские приемы прозелитской деятельности широко известны во всем мире, поэтому, думаем, не очень-то поверят в Европе "обиженному" иезуиту Иосифу Верту. В самые последние месяцы на Ватикан обрушилась волна негодования в США из-за скандала с педофилами-священниками. Американским католикам, к которым за помощью летал в прошлом месяце Кондрусевич, сейчас явно не до него, самим бы выжить. Конечно, в мире высок авторитет Римского Папы Кароля Войтылы, имеющего имидж эдакого доброго старца - борца с коммунизмом, но и он постепенно тает. Не прошли незамеченными для христиан Европы и прошлогодний скандальный визит Папы на Украину, и настырность и беспардонность папистов, настаивающих на визите Папы в Москву.

В такой ситуации поддержка Администрацией Президента требований католиков представляется не только необязательной, но и совершенно неуместной. Но даже если в действительности и существуют серьезные политические причины для потворства католикам, забота о будущем России, защита российского Православия от латинского прозелитизма, должна стать выше сиюминутных политических выгод".

5. Католикам указывают на дверь

Ватикан не просто преобразовал свои администратуры в епархии, не посчитавшись с мнением Русской Православной Церкви и Министерства Иностранных Дел Российской Федерации. В своей беспардонности паписты перешли все мыслимые границы. В официальный титул католического епископа Ежи Мазура было включено название апостольский администратор не только Восточной Сибири, но и "префектуры Карафуто". Префектура Карафуто существовала на территории Южного Сахалина, когда он входил в состав Японии (1905-1945 гг.) в качестве ее территориально-административной единицы.

Это было нарочитое унижение национального достоинства русских. Видимо, авторы этой "придумки" Ватикана настолько презирали Россию, наш народ и нашу власть, что не смогли удержаться, чтобы не воспользоваться случаем, это презрение выразить. Или они уже праздновали свою победу.

Когда этот факт стал достоянием общественности, посыпались протесты. Католики в ответ ограничились разъяснением своей позиции, которую дал в местной прессе... приходской священник. Несмотря на такое нахальство, МИД России поначалу вежливо протестовал, как полагается по дипломатическому протоколу. 26 февраля 2002 года было опубликовано заявление МИДа, в котором сообщалось, что поступают обращения от жителей Сахалинской области, в которых высказывается возмущение этим фактом. Внимание Ватикана обращалось на то, что МИД России "расценивает использование в титуле католического епископа несуществующего названия территории как недружественный акт и вмешательство во внутренние дела Российской Федерации".

Никакой реакции со стороны Ватикана не последовало. И только после этого долготерпеливый российский МИД перешел к репрессиям.

8 апреля генеральный консул России в Милане Е.А. Смирнов заявил настоятелю католических приходов во Владимире и Иванове священнику Стефано Каприо, что ему запрещен въезд в Россию. При этом консул отметил, что он не уполномочен объяснять причины данного решения и не считает необходимым письменно отвечать на запрос священника о восстановлении визы.

Последовали и другие меры давления на католиков со стороны государственной власти. Так департамент юстиции Магадана потребовал от отца Майкла Шилдс, не имеющего вида на жительство, прекратить руководство католическим приходом, поскольку это является нарушением закона о религии.

Наконец Ватикан снизошел к протестам МИДа и 16 апреля изменил титул епископа Мазура. Но как это было сделано! Название "Префектура Карафуто" было заменено на "Южно-Сахалинская Префектура", т.е. не свойственная административному делению России единица префектура осталась. Это была явная издевка. Более того, комментируя это сообщение, официальное католическое издание газета российских католиков "Свет Евангелия" позволила себе в ироничной форме отзываться о протестах МИДа. Видимо, именно после этого терпение МИДа окончательно лопнуло, и Ватикан решили наказать серьезно.

19 апреля апостольский администратор Восточной Сибири гражданин Польши Ежи Мазур прилетел в Москву рейсом из Варшавы. В "Шереметьево-2" органы пограничного контроля изъяли у поляка паспорт, заявив, что Мазур внесен в список лиц, которым запрещен въезд на российскую территорию. Не солоно хлебавши, вечером того же дня епископ Мазур вынужден был лететь восвояси.

Представитель ОВЦС протоиерей Всеволод Чаплин заявил, что РПЦ не имеет отношения к инциденту с епископом Мазуром, пояснив "надо иметь в виду, что речь идет о человеке, в титуле которого употреблялось японское название Южного Сахалина (префектура Карафуто), который на самом деле является территорией России". Отец Всеволод резонно заметил, что "любая страна дала бы жесткую оценку деятельности иностранного священника, который бы не уважал ее территориальной целостности". Он призвал католиков уважать законы российского государства.

Католики попытались действовать привычными методами, т.е. используя свои связи во властных структурах, надавить на власть. Однако успеха не достигли. Первый замначальника Главного управления внутренней политики Администрации Президента РФ Сергей Абрамов, которого митрополит Тадеуш Кондрусевич представлял как едва ли не своего покровителя, 19 апреля заявил Интерфаксу: "Католики, несомненно, поступили некорректно, когда предприняли такие действия в одностороннем порядке, не поставив в известность ни Русскую Православную Церковь, ни МИД России".

Ничем не увенчалась и попытка организовать бучу в Государственной Думе. 26 апреля через своих людей в Госдуме (депутат от СПС Владимир Семенов) они попытались поставить вопрос "о притеснении католиков в России". Депутат Семенов утверждал, что "в России травят католиков". Ему однако никто не поверил, а глава Международного комитета Дмитрий Рогозин заявил, что не только нет никакого притеснения католиков, но число костелов в России ежегодно увеличивается. А вот попытка искусственным образом раздуть вопрос о положении католиков "наносит ущерб нашим национальным интересам", заявил Рогозин.

Российские католики поехали жаловаться Папе. 23 апреля Иоанн Павел II принял митрополита Кондрусевича. Как рассказал Кондрусевич, во время беседы Папа выразил серьезную обеспокоенность в связи с ситуацией, сложившейся вокруг католической церкви в России, особенно в Иркутске, и попросил митрополита проинформировать об этом президента России Владимира Путина. Однако, несмотря на многочисленные просьбы Кондрусевича, Президент не удостоил его аудиенции, и ему пришлось ограничиться рассказом об "обеспокоенности Папы" журналистам.

Католики продолжали интриговать. Нет, чтобы послушать увещевания Святейшего Патриарха Алексия II, с которыми он не раз выступал в эти месяцы. Так 2 мая, в интервью газете японской "Асахи" Патриарх заявил: "Для того, чтобы моя встреча с Папой Римским состоялась, нужно перестать создавать новые трудности, у нас и так хватает сложностей и проблем, которые нужно решать. Мы ожидаем от католической стороны проявления доброй воли и ответственности за будущее отношений двух Церквей. Вместе с тем, хотел бы сказать, что мы сохраняем добрые отношения со многими епархиями, монастырями, приходами, учебными заведениями и гуманитарными организациями Римско-католической Церкви, и эти отношения показывают: доверительный диалог и взаимное уважение вполне возможны между православными и католиками. Это вселяет надежду, что нынешние трудности все же являются временными и могут быть преодолены в духе любви, следовать которой заповедано всем ученикам Христа".

И, что очень важно, позицию Русской Православной Церкви, осудившей односторонние действия Ватикана по созданию епархиальных католических структур на своей канонической территории, заявили главы большинства поместных православных церквей. Таким образом, паписты были лишены возможности интриговать как внутри страны, так и в международных структурах.

6. Новое надувательство поляков

Польские власти поначалу попытались вмешаться в конфликт вокруг Ежи Мазура. МИД Польши направил российским властям ноту с просьбой объяснить причины отказа во въезде в Россию католическому епископу. Посол России в Польше Николай Афанасьевский был даже вызван для беседы в МИД Польши. Однако официальный представитель МИД России Александр Яковенко твердо заявил, что "действия, предпринятые в отношении Ежи Мазура, не имеют какой-либо национальной подоплеки". Основанием для решения отказать во въезде в Россию Мазуру послужили серьезные претензии к деятельности этого высокопоставленного представителя Ватикана.

В результате президент Польши Александр Квасьневский вынужден был заявить, что случай с Мазуром не должен повлиять на отношения с Россией. Мол, это дело Ватикана, миссию которого епископ выполнял в России. Но добавил, что Польша со своей стороны должна поддержать действия Ватикана.

К лету и Президент Владимир Путин окончательно разочаровался в перспективах содействия со стороны поляков в решении актуальной для России проблемы Калининграда. Россия надеялась решить ее как проблему двусторонних отношений с Польшей. В начале июня состоялся очередной визит в Россию президента Квасьневского. К его приезду был выработан проект решения, который Квасьневский, позиционировавший себя доселе как "друг Путина", публично отверг в весьма грубой форме, сравнив с предложениями гитлеровской Германии.

У Владимира Путина, видимо, открылись глаза на хитрость и коварство как папистов, так и поляков. По крайней мере, с той поры всякие упоминания о дружбе с Квасьневским прекратились. А во время визита польскому президенту дали понять, что вопрос с польским гражданином епископом Мазуром его не касается, а есть проблема двусторонних отношений с Ватиканом.

А что же Папа Иоанн Павел II? А он, как ни странно, продолжал талдычить о том, что возможность его встречи с Патриархом становится все ближе. Таков был лейтмотив многочисленных комментариев Ватикана к итогам визита Понтифика в Болгарию, который состоялся в конце мая.

Словом, хотя не было никаких признаков улучшения отношений с Москвой, Ватикан не уставал напоминать российской власти, что Папа Войтыла продолжает рваться в Россию. Однако государственная власть в лице Президента России Владимира Путина в ответ глубокомысленно молчала. Видимо глава Российского государства окончательно удостоверился, что за иезуитскими улыбками папистов нет ничего кроме коварства и обмана.

24 июня 2002 года секретарь Святого престола по отношениям с государствами Жан-Луи Торан заявил в интервью Радио Ватикана, что Папа Римский до сих пор не получил ответа на свое письмо Президенту России Владимиру Путину, которое он направил главе российского государства после высылки из Иркутска католического епископа Ежи Мазура. Высокопоставленный католик не преминул лукаво напомнить "об обязательствах, взятых Москвой перед международной общественностью на венской конференции 1989 года по безопасности и сотрудничеству в Европе". Забавно, что о выполнении обязательств напоминают те, отличительным свойством которых является именно неисполнение договоренностей.

Итак, Владимир Путин в ответ на обращения и призывы Папы молчит. В русской традиции молчание считается признаком мудрости и нравственности в политике. Вспомним финал пушкинского "Бориса Годунова": "народ молчит".

7. Каков же выход?

Московское измерение последствий визита Папы Римского на Украину недвусмысленно показывает, что дальше "так жить нельзя". Обострение отношений двух ведущих христианских конфессий не приносит пользы никому, кроме врагов христианства. Создавшееся положение никак нельзя назвать нормальным. Это понимает Священноначалие Русской Православной Церкви, не раз обращавшееся со словами миролюбия к руководству Ватикана. Это понимают даже политики. Так саратовский губернатор Дмитрий Аяцков недавно заявил, что борьба католиков и православных ведет только к усилению сект.

Есть признаки того, что и в кругах Римской курии, не обремененных польскими комплексами в отношении России, зреет недовольство конфронтационной политикой Папы Войтылы. И там, судя по всему, начинают понимать, что необходимо искать пути к взаимопониманию, смягчению конфликта. Ведь бывали же в истории периоды, когда Русская Православная Церковь и Ватикан вполне мирно сосуществовали. Наиболее наглядный пример - XIX век. Секрет мирного сосуществования того периода известен - и в России и в Ватикане видели, что есть опасный общий враг - революция, - с которым нужно бороться совместными усилиями.

Но разве нет общего грозного врага теперь? Разве его нужно выдумывать для улучшения отношений? Нет, он есть. Это секулярная глобализация, губительная для высокой духовности, враждебная всякой глубокой традиции, нивелирующая любую индивидуальность. Совместная борьба за общие ценности, за торжество духовного начала в человеке, нравственные императивы христианства - вот основа для решения всех споров, конфликтов и недоразумений. Но для этого нужна добрая воля Римской курии.

Именно об этом говорится в "Заявлении Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода Русской Православной Церкви" от 11 февраля 2002 года: "Мы продолжаем напоминать Ватикану: сегодня, когда мятущийся мир ожидает совместного общественного действия православных и католиков, мы должны не враждовать, а трудиться вместе. У нас сохраняются добрые отношения с епархиями, приходами и монастырями Католической церкви, а также сотрудничество с гуманитарными католическими организациями и учебными заведениями. Именно подобные примеры позволяют надеяться, что, несмотря ни на какие трудности, связанные с ошибочным курсом Ватикана по отношению к Русской Православной Церкви, связи между православными и католиками будут развиваться и станут важным фактором сохранения христианских ценностей в жизни Европы и мира".

К сожалению, во время нынешнего понтификата надеяться на улучшение отношений православных и католиков уже вряд ли приходится.

ГЛАВА 4. ВАТИКАН: УДАР СЗАДИ, ИЛИ "НЕ ВСЕ КОТУ МАСЛЕНИЦА"

О том, что Царство Христово не от мира сего, латиняне забыли давно и прочно. Политическая составляющая деятельности Ватикана совершенно заслонила собой духовное водительство паствы. Неудивительно, что западные христиане без всяких потрясений, и революций на такое о себе "попечение" ответили полной секуляризацией жизни. А Ватикан это ничуть не беспокоит: как и тысячу, и сто, и десять лет назад он озабочен только распространением своего влияния вширь. Бросив свою, Богом вверенную паству, римский папизм устремился за паствой чужой. А в этом деле без политических инструментов не обойтись, поэтому и умеют католики воздействовать на власть - вековая практика. Неудивительно, что политическая составляющая визита Римского Папы на Украину была видна, что называется "невооруженным глазом". Да и для Ватикана вопросы геополитики и конкретной политики были куда важнее всех прочих составляющих визита.

1. Реванш истории?

Как только стало известно, что Папа на Украину едет, многие аналитики вполне резонно на первый план выдвигали геополитический контекст визита. Известный богослов профессор Московской духовной академии и семинарии Алексей Осипов указывал на некоторые причины настойчивого желания Папы быть на Украине: "Первая - укрепить позиции католицизма в этой стране. Непосредственные контакты и соответствующие переговоры с руководством Украины, которое по многим, прежде всего политическим, причинам очень заинтересовано в положительной оценке его со стороны Ватикана, конечно же, не останутся бесплодными... Естественно, что усиление католицизма явится прямым ослаблением там Православия...

Вторая причина - это личные амбиции, честолюбие понтифика, о которых по понятным причинам не особенно говорят, но которые ощутимо просматриваются во многих его акциях... Люди часто не придают значения роли страстей в человеке, в его деятельности или думают, что страсти с возрастом сами собой угасают. Ничего подобного. Незамечаемая и потому неискореняемая гордость только возрастает. И в данном случае нет сомнения, что оказаться ПЕРВЫМ из пап в такой исконно православной стране - является непреодолимым стимулом для Иоанна Павла II. Он прекрасно понимает, что эта поездка прославит его в истории католичества более чем какое-либо другое деяние.

Третья причина. Вступление Папы на территорию Украины - это большой шаг на пути в Россию, которая всегда была и остается мечтой номер один для Ватикана. Тот факт, что большинство на Украине - православные, не может смутить Ватикан. Он привык к войнам. Он всю историю ведет активные боевые действия, постепенно захватывая все новые территории. События последних десяти лет показали, что, когда выгодно, Ватикан, как и во все прежние времена, способен прибегнуть к самому грубому насилию. У него свое понимание христианства, от которого да избавит нас Господь".

Видный политический аналитик, доктор исторических наук генерал-лейтенант Николай Леонов также утверждал, что за визитом Папы Иоанна Павла II на Украину лежат далеко идущие планы Ватикана. Главной причиной решения Папы поехать на Украину, несмотря на возражения Православной Церкви Украины и большинства украинского населения, Леонов называл прозелитизм, т.е. "попытку Ватикана завоевать новые территории и новый контингент верующих для католицизма и униатства. Святой Престол давно обеспокоен нарастанием в традиционных католических странах Европы атеистических или протестантских взглядов. Падает посещаемость соборов, влияние и авторитет католических организаций и партий. Вся инфраструктура католицизма в Западной Европе все более превращается в музейно-туристическое предприятие, нежели центр духовной жизни.

Основная паства католической церкви уже давно находится в Латинской Америке, но и там в последние десятилетия усилилось проникновение протестантизма.

Ватикан стремится компенсировать эти потери, развертывая наступление на Востоке. Поездки Папы в православные страны - Румынию, Грузию свидетельствуют именно об этом. Каждый выезд Папы на Восток сопровождается учреждением католических епархий, назначением епископов".

Другую причину стремления Ватикана протолкнуть визит Папы на Украину Леонов прямо связал с геополитическими вопросами. На его взгляд, "Ватикан был и остается не только религиозным центром католицизма, но и важным политическим орудием Запада в его вековой борьбе против Востока. Наблюдается очевидная синхронизация действий политических структур Запада - НАТО и Европейский Союз - и Ватикана, с целью отрыва восточноевропейских государств от России, а в духовной отношении от Русской Православной Церкви. Папа Римский нарушает при этом исторически сложившиеся границы канонических территорий других конфессий и вторгается в недоступные прежде для Рима пределы, используя сиюминутные политические возможности. Тем самым Ватикан не только не способствует сближению различных христианских Церквей, а закрывает двери для возможного диалога и поиска путей для взаимопонимания".

Особое значение и "тревожный исторический отсвет", по мнению Леонова, придаЈт визиту Понтифика тот факт, что "Святой Престол занимает сейчас Папа - поляк по национальности". "Он как бы даЈт понять, что многовековая борьба украинского народа за свою православную веру и союз с Москвой на этом отрезке времени не увенчалась успехом, а Запад и Ватикан пусть временно, пусть вопреки желаниям и чаяниям подавляющего большинства украинских православных, но готовы торжествовать победу", - утверждал профессор Николай Леонов.

На политическую сторону визита обращал внимание и другой аналитик, директор Института стран СНГ Константин Затулин: "Прежде всего, этот визит носит откровенно политический характер. Это лишний раз удостоверили сами организаторы приглашения в правительстве Украины, когда, столкнувшись с резким осуждением православных, вынуждены были представить приезд Папы как визит главы государства Ватикан. Было бы крайне наивно полагать, что пребывание главы церкви, агрессивно настроенной по отношению к подавляющему большинству верующих на Украине, способно хоть в малой степени умиротворить бушующий в стране политический кризис. Все ровно наоборот. Кто является инициатором и апологетом приглашения Папы на Украину? Политические силы совершенно определенного толка, идеологические корни которых происходят из униатской Галиции: это Рух, Конгресс украинских националистов, Черновил-младший, вице-премьер Николай Жулинский, называемый на Украине не иначе, как главным "дерусификатором". В сегодняшнем противостоянии властей и оппозиции на Украине эти силы и эти люди, за малым исключением, - ниспровергатели президента Леонида Кучмы и, без всякого исключения, - борцы против влияния России, русского языка, единой православной веры.

Сама подготовка к визиту Иоанна Павла II вскрывает глубокие противоречия между окатоличенной, униатской Галичиной и православной Украиной. Прозападная Галичина рукоплещет Папе, Украина встречает его, как минимум, настороженно".

Да и сами католики порою откровенничали на тему визита. Так близкая Ватикану итальянская газета "Оссерваторе Романо" назвала материал на тему визита Папы на Украину вполне определенно - "Реванш истории".

Вполне правомерно рассматривать визит Папы Римского на Украину и его настойчивое стремление посетить Москву в контексте изменившейся общей геополитической ситуации, которая характеризуется тотальным наступлением Запада на Восток. Параллельно с духовной экспансией католицизма и прозелитской деятельностью Ватикана происходит все большее вовлечение восточноевропейских стран в западные структуры: Европейский Союз, НАТО и т.д. Этот процесс "возвращения на Запад" очень радует наших бывших союзников и друзей.

Однако, думается, что они рано и совершенно напрасно радуются ослаблению России. Восточная Европа всегда имела значение в глазах Запада только тогда, когда была сильна Россия, как искусственный противовес непонятному и опасному Третьему Риму, а когда Россия слабела, то Восточная Европа превращалась в задворки Европы, а ее народы в глазах западных европейцев - в ненужное приложение, людей второго сорта. И признаки таких перемен уже заметны.

2. С нами Бог! Разумейте языцы и покоряйтеся

Вслед за артподготовкой следует атака, после захвата плацдарма - основной удар. Сомнительно, что российские власти смогли бы устоять перед консолидированным давлением религиозных и политических структур Запада, которые по просьбе Ватикана приступили осенью-зимой 2001-2002 годов к "продавливанию" визита Папы в Москву. Но неисповедимы пути Господни. Помощь пришла, откуда не ждали. Православные смогли еще раз удостовериться, что Божий промысел действует там, где нам не под силу своими человеческими усилиями решить проблему. Совершенно неожиданно для Ватикана в Америке разразился громадный скандал вокруг католических священников-педофилов. Ватикан на себе в полной мере смог ощутить глубокий смысл русской поговорки "Не все коту масленица". Папе стало не до Москвы. Пришлось защищаться от нападок въедливой американской прессы, силу которой в сегодняшнем мире трудно переоценить.

Ведь что удивительно? Конечно, пренебрежение духовной составляющей человеческой жизни, лицемерное использование "моральной" риторики для решения своекорыстных задач обязательно приводит к глубоким нравственным падениям, и в католическом мире это может произойти в любой момент. Но скандал с педофилами произошел не раньше и не позже, а именно тогда, когда Ватикан готовился праздновать победу над русским православием.

21 февраля в самый разгар организации планомерной осады Москвы папистами мировые информагентства неожиданно распространили сообщение из Бостона под кричащим заголовком "Католический священник насиловал малолетних мальчиков". В сообщении речь шла о том, что "суд Бостона вынес приговор по делу 66-летнего священника Джона Джогана, которого обвиняют в сексуальном домогательстве к мальчикам. Развратника приговорили к десяти годам тюремного заключения. Из них шесть лет он точно проведет за решеткой, а сидеть ли ему дальше, будет решено дополнительно. Вскоре педофила ждут другие судебные разбирательства. Как выяснила полиция, жертвами священника стали 130 мальчиков.

Результаты расследования этого дела поверг в шок бостонскую католическую общину. Оказывается, в руководство Бостонской митрополии уже давно поступали жалобы от прихожан о недостойном поведении священника. Однако они не предпринимали никаких действий, чтобы остановить Джогана. В 1984 году кардиналу Бернарду Лоу, возглавляющему Бостонскую митрополию, сообщали о жалобах на священника-педофила, но вместо того, чтобы принять необходимые меры, архиепископ предоставил Джону Джогану место в новом приходе.

В результате, члены общины потребовали снять с должности кардинала Бернарда Лоу, который в течение 18 лет возглавляет бостонскую церковную провинцию, и полностью изменить политику входящих в нее епархий.

Кардинал официально извинился перед всеми жертвами Джогана, но в отставку уходить отказался. Сместить его с должности митрополита может только глава римско-католической церкви папа римский Иоанн Павел II".

Дальше - больше. Хоть Папа как всегда и выразил "глубокое сожаление", но всерьез скандал не принял и, по сути, отказался от комментариев, ограничившись общими словами. В Ватикане видимо еще не почувствовали масштабов скандала. А он разрастался, как снежный ком. Через месяц Washington Post писала уже 850 священниках, которым за последние 40 лет предъявлялось обвинение в педофилии. В американские суды посыпались иски от реальных и мнимых жертв католических клириков. Войтыла уже не успевал извиняться за грехи подчиненных, да и не извинения нужны были пострадавшим, а - деньги. В Америке, как выразилась героиня нашумевшего фильма "Брат-2", "все понарошку, кроме денег". Там, где все покупается, и все продается, нравственные переживания легко переводят в дензнаки. Над католической церковью замаячила перспектива банкротства, а значит полного краха многочисленных планов Ватикана во всем мире.

Как всегда вслед за прессой внимание к скандалу проявили и политики. Президент США Джордж Буш заявил, что крайне "озабочен ситуацией, складывающейся в католических епископатах США".

Заявление американского президента оказалась как нельзя кстати. Ватикану пришлось оправдываться, выкручиваться, даже самые горячие головы в Римской курии несколько охладились. На два фронта не отваживался воевать даже "железный канцлер" Бисмарк, куда уж тут поляку Войтыле. А имея в тылу "озабоченного" президента США, тем более.

Наивно думать, что Папа оставил свою голубую мечту припечатать первосвященнической туфлей святую московскую землю, но все же передышку мы получили.

3. Католики бывают разные

Неужели отношения между Православием и католицизмом обречены быть всегда враждебными? В духовной сфере это так, но нет никакой необходимости враждовать на политической арене на радость нашим общим противникам. Нынешний Папа иезуит, одержим идеей прозелитизма, который на его языке называется евангелизацией. А есть ли среди лидеров католического мира люди, осознающие бесперспективность избранной Войтылой политики экспансии? Слава Богу, не все еще в Ватикане поляки.

Едва ли не в самый разгар православно-католического конфликта в марте 2002 года группа клириков и мирян Веронской епархии Римско-Католической церкви (Италия) во главе со священником Луиджи Адами направили Святейшему Патриарху письмо, в котором была выражена поддержка позиции Русской Православной Церкви в вопросе об учреждении Ватиканом католических епархий в России.

В письме, в частности, говорилось: "В последние годы, движимые промыслительным вдохновением Второго Ватиканского собора, мы старались всячески развивать более близкие отношения с Церквами-сестрами нашей Римско-Католической церкви. В связи с этим многие из нас установили особенно близкие отношения с Русской Православной Церковью и даже посещали различные структуры и организации Вашей Церкви в России. Некоторые из нас имели удовольствие встречаться лично с Вашим Святейшеством в Москве. Поэтому мы с особой болью восприняли разногласия, возникшие в феврале между Московским Патриархатом и Ватиканом после решения Папы повысить статус четырех апостольских администратур, созданных в 1991 году, до уровня епархий. Мы знаем, что Ваше Святейшество и Священный Синод Русской Православной Церкви осудили решение Ватикана как "недружественный" акт и даже как вызов Русской Православной Церкви. С нашей стороны, мы, хотя и пытаемся понять причины, которыми руководствовался Святой Престол при принятии этого решения, были озадачены выбором, который - особенно по тому, как он был сделан, - не кажется уважительным по отношению к Русской Православной Церкви и, более того, необходимым для пастырского окормления римо-католиков, живущих в Российской Федерации".

Летом Патриарх Московский и всея Руси Алексий II принял делегацию этой итальянской епархии. Святейший высоко оценил мужественный поступок верующих католиков Вероны, открыто выразивших свою солидарность с Русской Православной Церковью.

Дружественные контакты Русской Православной Церкви с "вменяемой" частью католического мира не прекратились из-за прозелитских действий нынешней уж слишком политизированной римской администрации. Патриарх Алексий II, другие видные православные иерархи не раз заявляли о своей готовности к взаимоприемлемым контактам с Ватиканом. Более того, совсем не исключена и встреча Московского Патриарха и Римского Папы, но встреча эта должна стать символом мира и уважения, а не "победы" польского костела над Православием.

Словом, надо искать внутри Римо-католической церкви конструктивные силы (реальных последователей Второго Ватиканского собора), и давать прямой отпор католическим экстремистам и их пособникам, где бы они не были.

Сколь долго бы не длился этот понтификат, но и он, как и любой другой когда-то закончится. Будем надеяться, что тогда и удастся наладить отношения, основательно испорченные крестовым походом Кароля Войтылы.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА: УРОКИ ДЛЯ ВЛАСТИ

Визит Папы Римского на Украину Церкви и народу принес мало вреда, как, впрочем, и пользы. Зато прибавил много проблем власти. Власть на всех уровнях, причем не только на Украине, но и в России, а также и в Белоруссии, должна, наконец, понять, что выгоды от потворства католической экспансии иллюзорны, это своего рода политический гипноз. Политика Ватикана по определению деструктивна, она создает только новые очаги напряженности.

Власти, а особенно президентам России, Украины и Белоруссии хорошо бы научиться извлекать уроки из нашего прошлого, помнить заветы наших великих предков.

Леониду Даниловичу Кучме стоило бы напомнить, что не пристало вольному украинцу слушать советы поляков. Именно это завещал легендарный Тарас Бульба. Его знаменитый риторический вопрос: "Что, сынку, помогли тебе твои ляхи?", обращен и к украинскому президенту.

Президент Белоруссии Александр Григорьевич Лукашенко, как только обидится за что-то на российские власти, так тут же грозит Папу пригласить с визитом. Понятно, что он так шутит, но нужно помнить, что шутки с папистами могут плохо кончиться. Есть надежда, что Лукашенко, глядючи на печальный опыт Кучмы, сделает правильные выводы и не поступит опрометчиво.

Ну а Российскому Президенту Владимиру Владимировичу Путину заветы предков просто вопиют. Первый завет от тезки Президента Святого Равноапостольного Великого Князя Владимира Крестителя, который, как известно, завернул посланцев Папы, указав им на простую и вместе с тем глубокую мысль, что не желает с ними знаться, поскольку "и отцы наши не приняли этого". Ну а если этого недостаточно, то Президенту Путину стоит напомнить о практике его земляка - Государя Императора Петра Великого, который, реформируя Россию и активно перенимая опыт Запада, тем не менее, сторонился "помощи" иезуитов.

Ну и всем троим Президентам стоит прислушиваться к голосу Русской Православной Церкви и мнению Священноначалия.

Конец, и Богу слава!



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме