Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Делатель любви

Анатолий  Степанов, Русская народная линия

Воинство Святого Георгия / 17.11.2002


Жизнь и подвиги вождя Черной Сотни священномученика протоиерея Иоанна Восторгова …

20 января 1867 (по другим данным 1864) года в семье священника поселка Кирпильского Кубанской области Иоанна Восторгова родился мальчик. Родители нарекли его Иваном. О. Иоанн Восторгов-старший переселился на Кубань из Тульской губернии. Прихожане сразу полюбили его за кротость, доброту и отзывчивость. Когда он скончался, осиротевшая паства помогла матушке поставить на ноги троих детей: двух мальчиков и девочку.

Трудный путь к пастырскому служению

Мальчиков удалось устроить в Ставропольскую духовную семинарию. Старший, Иван, окончил ее в 1883 году. Возможности продолжить образование не было, и он решил принять сан и служить на отцовском приходе. Однако ввиду молодости епархиальный архиерей не благословил юношу на принятие священства, разрешив ему занять лишь должность псаломщика. Материальное положение семьи было крайне стесненным, и юный выпускник семинарии вынужден был искать дополнительный заработок. Вскоре он стал учителем русского языка в Ставропольской женской гимназии.
Тем временем младший брат закончил семинарию и тоже стал служить псаломщиком, а сестру удалось устроить в институт на казенный кошт. Жизнь семьи стала понемногу налаживаться. Однако вскоре Господь судил семье Восторговых пройти через новое испытание: в результате несчастного случая скончался брат. Только в августе 1889 года псаломщик Иван Восторгов получил благословение на принятие сана священника. Путь о. Иоанна к пастырскому служению был труден и наполнен многими скорбями.
Молодой священник начал служить в родном поселке. За год с небольшим он аттестовал себя самым наилучшим образом: успел построить и наполнить утварью церковь, открыл церковно-приходскую школу, общество трезвости, книжный склад. Но самое главное, о. Иоанн получил известность как яркий и талантливый проповедник. В октябре 1890 года он был переведен на место законоучителя в уже знакомую ему Ставропольскую женскую гимназию. В продолжение семи лет служил о. Иоанн Восторгов в Ставрополе, Елисаветполе и других местах Кубанской области, исполняя обязанности законоучителя различных гимназий.

Труды миссионерские

В июле 1897 года о. Иоанн Восторгов был переведен в Тифлис и назначен законоучителем сначала 1-й Тифлисской женской гимназии, а через год - 1-й Тифлисской мужской гимназии. Он зарекомендовал себя с наилучшей стороны и уже 22 декабря 1900 года стал епархиальным наблюдателем церковно-приходских школ и школ грамоты всего Грузинского экзархата. Воздавая должное его неустанным миссионерско-катехизаторским трудам, тогдашний архиепископ Карталинский и Кахетинский, Экзарх Грузии Флавиан (Городецкий) 6 января 1901 года возвел о. Иоанна в сан протоиерея. 13 февраля 1901 года к его обязанностям добавилось редактирование журнала "Духовный вестник Грузинского экзархата". Самым же известным эпизодом его миссионерских трудов на Кавказе стала командировка в персидский город Урмию с целью ревизии Духовной миссии Российской Православной Церкви и состоящих при ней школ. Эта командировка проходила с 21 августа по 9 октября 1901 года. Она ознаменовалась тем, что о. Иоанну, промыслительно выучившему язык персидских сиро-халдеев несториан, удалось достичь воссоединения с Православной Церковью трех епископов-несториан: Илии, Иоанна и Мариана.
Уже во время своего служения в Грузии о. Иоанн Восторгов заявил о себе как об активном общественном деятеле. Он прилагал немало усилий к торжеству русского дела на Кавказе. 25 мая 1900 года при его активном участии в Тифлисе был открыт отдел Общества ревнителей русского исторического просвещения в память Императора Александра III. Общество стремилось пробудить русское национальное самосознание, приобщить окраины Российской Империи к общерусскому делу. Многие свои проповеди о. Иоанн посвящал памяти видных деятелей русской культуры А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, А.В. Суворова, В.А. Жуковского, К.Д. Ушинского и других. Но главным предметом его повседневных забот была организация учебного дела. С 1901 по 1905 год включительно протоиерей Восторгов занимал хлопотную должность Окружного наблюдателя церковных школ в епархиях Грузинского экзархата.
В Тифлисе же состоялось знакомство о. Иоанна с владыкой Владимиром (Богоявленским), который в 1892-1898 годах занимал кафедру Архиепископа Карталинского и Кахетинского, Экзарха Грузии. Встреча эта определила его дальнейшую судьбу. Митрополит Владимир, переведенный в 1898 году на Московскую кафедру, не забыл даровитого миссионера и проповедника. В 1905 года владыке удалось добиться его перевода в первопрестольную. 25 января 1906 года протоиерей Восторгов занял должность проповедника-миссионера Московской епархии с правами противосектантского епархиального миссионера.
Как миссионер-проповедник (29 октября 1907 года о. Иоанн был назначен Синодальным миссионером), батюшка исколесил практически всю страну. Справедливо замечает А. Светозарский: "Поставление о. Иоанна Восторгова на "всероссийское миссионерство" было воистину промыслительно. Россия должна была услышать его голос, и он зазвучал на всю страну: от Черного моря до Тихого океана. Если мы вглядимся в географию выступлений о. Иоанна, то невольно возникает вопрос: когда же он все успевал? как у него хватало сил? Москва, Иркутск, Владивосток, Чита, Красноярск, Харбин, Томск, Омск, Таврическая губерния, Кубань, Кронштадт - вот далеко не полный перечень его поездок по России лишь за 1908 год. Поражает и многообразие тем проповедей и печатных выступлений отца Иоанна. И в своей проповеднической деятельности, и во всем церковном служении он всегда стремился к охвату всех аспектов церковной, государственной, общественной и семейной жизни; видел свою задачу пастыря и проповедника в том, чтобы дать событиям и явлениям ежедневной быстротекущей жизни осмысление, согласное с духом Евангелия" (Светозарский А. Пастырь добрый. Жизнеописание протоиерея Иоанна Восторгова // Глаголы жизни. - 1992. - N 1(2). С. 37).
Протоиерей Восторгов и на новом посту скоро получил первые церковные награды: 1 июня 1906 года он был избран членом Предсоборного Присутствия при Св. Синоде по 2-му отделу, а 6 декабря награжден митрой.

Священнослужитель - значит патриот

О. Иоанн Восторгов оказался в Москве в самый разгар революционных беспорядков. И он сразу, не раздумывая, активно включился в противореволюционное черносотенное движение. Вступил в основанную В.А. Грингмутом Русскую Монархическую Партию (РМП), стал членом московского отдела Союза Русского Народа (СРН). На Втором Всероссийском Съезде Русских Людей, который проходил в Москве с 6 по 12 апреля 1906 года, он выступил с докладом о Русском Деле на Кавказе.
А через полгода он уже был одним из самых активных участников Третьего Всероссийского Съезда Русских Людей, который проходил в Киеве с 1 по 7 октября. В ходе этого Съезда 5 октября за богослужением по случаю дня тезоименитства Наследника Цесаревича он произнес знаменательную проповедь, в которой, обратившись к подвигу митрополита Московского Алексия, размышлял о роли духовенства в истории Отечества. "Нет в мире более народного духовенства, как в России. Таким его сделала история", - сказал о. Иоанн. Этому особенно учит пример Святителей Московских. А посему "все, что не народно и не патриотично, должно оставить ряды служителей Церкви, уйти из ее священной дружины, чтобы не смущать боголюбивого и царелюбивого народа Русского" (Третий Всероссийский Съезд Русских Людей в Киеве. - Киев, 1906. С. 74). На Киевском Съезде он был членом комиссии по выработке постановления об объединении монархических партий. А по итогам Съезда о. Иоанн был избран одним из трех членов Главной Управы Объединенного Русского Народа (вместе с князем М.Л. Шаховским и А.И. Дубровиным) - руководящего органа Черной Сотни.
Когда в конце сентября 1907 года скоропостижно скончался вождь московских монархистов Владимир Андреевич Грингмут, ни у кого не было сомнений относительно его преемника. Русскую Монархическую Партию, переименованную вскоре в Русский Монархический Союз, возглавил протоиерей Иоанн Восторгов. Сменил он Грингмута и на посту председателя Русского Монархического Собрания - интеллектуального штаба монархистов Москвы. Помимо деятельности организатора патриотического движения о. Иоанн неустанно проповедовал, выступал с различными обращениями и воззваниями. В августе 1907 года он участвовал в работе Нижегородского миссионерского съезда. В 1908 года на 4-м миссионерском съезде в Киеве о. Иоанн выступил со специальным докладом, в котором говорил о необходимости борьбу с социализмом, как одной из главных задач русского духовенства.
Но революция была наконец подавлена, и власть приступила к ликвидации одной из главных причин беспорядков - крестьянского безземелья. В России началось грандиозное переселенческое движение, и на передний план выдвинулась задача организации духовного окормления русских переселенцев. В 1908 году о. Иоанн Восторгов совершил поездку по Дальнему Востоку. По возвращении в ноябре он был принят Императором Николаем II. Государь поддержал его замысел учредить Братство Воскресения Христова для удовлетворения религиозных нужд русского населения на окраинах.
Братство было официально открыто 8 января 1909 года в Москве, молебствие совершил митрополит Московский Владимир (Богоявленский). Владыка был избран также почетным председателем Братства. Действующим председателем стал епископ Можайский Василий (Преображенский), товарищами председателя - епископ Серпуховской Анастасий (Грибановский) и протоиерей Иоанн Восторгов. Членами правления Братства состояли видные деятели патриотического движения архимандрит (впоследствии епископ) Макарий (Гневушев), миссионер и богослов Иван Айвазов, начальник Московской Синодальной конторы Филипп Степанов и др. Главной проблемой в духовной жизни переселенцев являлась нехватка священников. К ее решению приступили в первую очередь. В течение первого года существования силами Братства было создано 25 проповеднических и 3 миссионерских кружка. А в 1912 году о. Иоанн организовал уже пастырско-миссионерские курсы в Хабаровске и Тобольске, в 1913 году - в Иркутске и Ташкенте. Курсы готовили к пастырской деятельности учителей, псаломщиков и вообще всех достойных и способных людей.
В марте 1909 года протоиерей Восторгов по Высочайшему повелению снова был командирован в Сибирь и страны Дальнего Востока для обследования духовных школ и миссий и для обустройства переселенческих пунктов. Он посетил Японию, Китай и Корею, а затем через Владивосток, Хабаровск и другие города Сибири вернулся в Москву. Во время этой поездки произошел один случай, который как нельзя лучше характеризует личность знаменитого проповедника. В переселенческом пункте города Сретенска на площади для шести тысяч переселенцев о. Иоанн отслужил молебен, после которого произнес вдохновенную проповедь на тему "Зачем вы едете в Сибирь и что с собой несете?". По окончании молебна он навестил больных, причем, невзирая на предупреждения врачей, посетил бараки с заразными больными. Можно себе представить, как были тронуты эти несчастные мужеством священнослужителя.
Неустанными трудами о. Иоанна и других лидеров Черной Сотни росло и ширилось монархическое движение. И затрепетали враги, примолкли либеральные сирены. Русский народ остановил натиск революции. Один из руководителей черносотенного движения астраханский купец Нестор Тиханович-Савицкий в январе 1907 года, обращаясь к явным и тайным пособникам революции, писал: "Грозный призрак "Союза Русского Народа", который вас так страшит, не призрак; это - тот самый русский народ поднимается, над чувствами которого вы издевались; и который потребует уже скоро вас к ответу. Это встает грозный Мститель за поруганную честь России, за ее, растоптанное вами, знамя. "Союз Русского Народа" растет, отделы его покрывают всю Россию... Ни ваша злоба, ни ваши вопли, ни хватанье за правительство не остановят могучий рост Мстителя... Он освободит Россию от вас и выведет ее на тот путь истинной свободы народной, на котором не место вам, презренным обманщикам! Русь идет. Расползайтесь гады" ("Русское знамя" от 19 января 1907 г.).

"Ходить будем врозь, но драться будем вместе..."

Однако с 1908 года русское патриотическое движение начали сотрясать расколы, сопровождавшиеся подчас ожесточенной внутренней борьбой. На острие этой борьбы оказался о. Иоанн Восторгов. Сначала против него выступил с целой серией разоблачительных статей и брошюр известный консервативный публицист Николай Дурново. Он обвинял о. Иоанна во всех мыслимых и немыслимых грехах и преступлениях: от уступок левым и тайного конституционализма до слабости к женскому полу и сребролюбия. Правда, Дурново не удалось скрыть того факта, что деятельность о. Восторгова поддерживали и Всероссийский батюшка Иоанн Кронштадтский, и митрополит Владимир (Богоявленский), и выдающийся русский государственный деятель Константин Петрович Победоносцев.
Нападки со стороны Дурново были неприятны, но не представляли опасности для о. Иоанна как одного из руководителей Черной Сотни, поскольку автор "разоблачительных" брошюр был для монархического движения человеком внешним. Однако в это же время в кампанию против московского протоиерея включились и некоторые черносотенные издания близкие к вождю Союза Русского Народа Александру Дубровину. У протоиерея Восторгова не сложились отношения с лидером СРН. Дубровин подозревал активного московского священника в стремлении занять место председателя Союза. Из-за разногласий и внутренней борьбы в июне 1908 года о. Иоанн и архимандрит Макарий (Гневушев) вынуждены были оставить руководящие должности в Московском губернском Совете СРН, а весной 1909 года Дубровин добился исключения протоиерея Восторгова из Союза, обвинив его в интригах против себя и своих сподвижников.
Напротив, довольно близкие отношения были у о. Иоанна с главным противником Дубровина Владимиром Пуришкевичем. Таковы были реалии той невероятно трудной предреволюционной эпохи, настолько было все запутанно в межличностных отношениях. Это потом наступит момент истины, и тогдашние политические противники - протоиерей Иоанн Восторгов и Александр Дубровин - окажутся за решеткой и примут мученическую кончину за Веру, Царя и Отечество, а Пуришкевич фактически станет соучастником свержения монархии. А тогда о. Иоанн был союзником Пуришкевича. Являясь с 1908 года членом Главной Палаты созданного Пуришкевичем Русского Народного Союза имени Михаила Архангела (РНСМА), знаменитый миссионер во время своих многочисленных поездок по Сибири, Дальнему Востоку и Туркестану открывал там отделы РНСМА, а не СРН, чем вызывал еще большее неудовольствие сторонников Дубровина.
С 1908 года антивосторговские публикации начали регулярно появляться в органе Главного Совета СРН газете "Русское знамя" и ярославской газете "Русский народ". В 1909 году на основе этих публикаций была издана целая брошюра "Правда о расколе в среде правых". Анонимные авторы называли главными орудиями раскола Пуришкевича и протоиерея Восторгова. В своих обвинениях противники о. Иоанна дошли до того, что намекали, будто скоропостижная смерть влиятельных московских правых деятелей В.А. Грингмута и Ю.П. Бартенева - дело рук протоиерея Иоанна Восторгова (Правда о расколе в среде правых. (Из ярославской газеты "Русский народ"). - СПб., 1909. С. 12). Такие инсинуации не позволяли себе даже откровенные враги Черной Сотни!
Особенно обострилась внутренняя борьба, когда сторонники протоиерея Восторгова объявили о своем намерении созвать в Москве съезд монархистов. Последний Всероссийский Съезд Русских Людей прошел весной 1907 года. С того времени произошли серьезные изменения политической ситуации в стране, в монархическом движении возникли внутренние распри. Для определения тактики действий Черной Сотни в послесмутное время, для примирения враждующих, для объединения сил нужен был съезд монархистов. И вот в 1909 году в условиях все углублявшихся внутренних распрей в монархическом движении о. Восторгов и близкие ему деятели Черной Сотни (архимандрит Макарий (Гневушев), Владимир Пуришкевич, Иван Айвазов, профессор Владислав Залеский и др.) попытались собрать объединительный форум. Однако их недоброжелатели заподозрили тут тайные намерения. Решительным противником созыва съезда выступил Главный Совет крупнейшей монархической организации - Союза Русского Народа.
Съезд все-таки состоялся 27 сентября - 4 октября в Москве. Было получено приветствие Государя, в котором Царь писал, что знает готовность монархистов "верно и честно служить Мне и родине в строгом уважении законности и порядка" (Сборник съезда русских людей в Москве. 27 сентября-4 октября 1909. - М., 1910. С.3). В одном из заседаний Съезда принимал участие митрополит Владимир (Богоявленский). Почетным председателем Съезда был епископ Серафим (Чичагов), работу одного из отделов возглавлял епископ Стефан (Архангельский), активное участие в заседаниях принимали три будущих архиерея архимандрит Макарий (Гневушев), иеромонах Нестор (Анисимов) и протоиерей Епифаний Кузнецов (будущий епископ Селенгинский Ефрем). Как никогда ранее, на Съезд собралось большое число представителей духовенства. В работе Съезда участвовали депутаты Государственной Думы Владимир Пуришкевич и Георгий Шечков, известные правые деятели Николай Родзевич, Клавдий Пасхалов, профессор Владислав Залеский, Рафаил Еленев, Клавдий Степанов, Борис Назаревский и другие видные монархисты.
Обращаясь со вступительным словом к участникам Съезда, о. Иоанн Восторгов заявил, что черносотенное дело есть дело любви, и потому действовать нужно в духе любви, стремясь объединить "всех друзей нашего святого церковно-народного и высоко-патриотического дела" (Там же. С. 47). Он выразил надежду, что существующая рознь не помешает всем монархистам в решительный момент стать плечом к плечу: "Ходить будем врозь, но драться будем вместе" (Там же. С. 44).
Однако достичь поставленных целей не удалось. Делегатов от СРН на Съезде не было. А.И. Дубровин и его сподвижники, равно как Н.Е. Марков со своими сторонниками, были заняты внутренней борьбой и проигнорировали монархический форум в Москве. Попытка объединения не состоялась.
Тем не менее, о. Иоанн продолжал свою неустанную миссионерскую и организационную деятельность. Признанием ее полезности стал Высочайший прием депутации московских монархистов во главе с протоиереем Восторговым, который состоялся 13 марта 1910 года. А 9 мая о. Иоанн уже отбыл в очередную поездку по Сибири и Дальнему Востоку. Возвращаясь в Москву, он организовал в Иркутске Общемиссионерский сибирский съезд, открывшийся 25 июля 1910 года, на котором сделал доклад о задачах православных миссионеров в Сибири. В работе Съезда приняли участие крупные знатоки сектантства и старообрядчества (В.М. Скворцов, Н.М. Гринякин и о. Д. Александров). Сразу по окончании миссионерского съезда 8 августа под руководством о. Иоанна состоялось Совещание представителей сибирских монархических организаций, в работе которого приняли участие руководители черносотенных союзов Владивостока, Никольска-Уссурийского, Читы, Красноярска, Томска, Иркутска и других городов. На этом совещании он выступил с речью о задачах монархистов на далекой окраине России.

"Человек незаурядного ума и большой энергии"

Политическими неурядицами не преминули воспользоваться противники черносотенцев в среде священноначалия. Под лукавым лозунгом "Церковь вне политики" была предпринята очередная попытка запретить духовенству участие в деятельности политических партий. Поскольку клирики и монашествующие были главным образом членами Черной Сотни, удар наносился именно по монархическому движению. Однако в январе 1909 года протоиерею Восторгову удалось отстоять в Св. Синоде мысль о необходимости участия духовенства в правых партиях и союзах. Большую роль сыграло то, что о. Иоанну выразил доверие Государь, пожаловав орден Св. Владимира 3-й ст. и подарив монархическим союзам Москвы Свой портрет. Вдохновленный Царской милостью, в марте 1909 года он отбыл в очередную миссионерскую и пропагандистскую поездку по Сибири, Дальнему Востоку, Японии и Китаю.
По возвращении он организовал в Москве пастырские курсы, которые открылись 12 августа 1909 года. Курсы выполняли важнейшую по тем временам задачу - готовили священнослужителей и миссионеров для епархий Сибири и Дальнего Востока. Епископ Евлогий (Георгиевский), лично познакомившийся с организацией курсов, высоко оценивал деятельность протоиерея Восторгова как заведующего курсами, и вспоминал о нем как о "человеке незаурядного ума и большой энергии" (Путь моей жизни: Воспоминания митрополита Евлогия (Георгиевского), изложенные по его рассказам Т. Манухиной. - М., 1994. С. 185). Владыка, кстати, вспоминал, что о. Иоанн познакомил его со своею супругой, шутливо сказав при этом: "Вот жена, которую я отравил". Можно только догадываться, сколько в этой горькой шутке скрыто боли, причиняемой ему и его близким злыми языками.
9 сентября 1909 года о. Иоанн был назначен настоятелем Князь-Владимирской церкви при Епархиальном доме, где проходили многие монархические форумы. А 6 октября 1909 года он был избран почетным членом Казанской Духовной академии. Редкий случай, когда священнослужитель, не имеющий высшего духовного образования, удостаивался такой чести!
В 1910 году протоиерей Восторгов проявил себя и на ином поприще. Он встал у истоков женского богословского образования в Москве. При Московском Обществе содействия религиозно-нравственному и патриотическому воспитанию детей, которым руководила княгиня С.А. Голицына, был создан Союз христианских матерей под председательством графини З.В. Коновницыной. По просьбе этих достойнейших русских женщин о. Иоанн проводил раз в неделю богословские беседы в Союзе. В начале февраля 1910 года княгиня Голицына обратилась к митрополиту Московскому Владимиру (Богоявленскому) с просьбой разрешить открыть при обществе женские научно-богословские курсы. 5 февраля владыка одобрил эту идею и поручил устройство курсов одному из своих лучших помощников - протоиерею Иоанну Восторгову. Он разработал Устав курсов. Наконец, 15сентября 1910 года митрополит одобрил рапорт протоиерея Восторгова об открытии курсов и назначил его заведующим.
Согласно Устава, целью курсов, рассчитанных на два года, было: "а) научное изложение веро и нравоучения христианского, в связи с главнейшими науками из круга богословского ведения, в связи с современными запросами мысли и жизни в среде образованного общества, притом в строгом соответствии с учением Св. Православной Церкви, каковое условие единственно дает истинному богословскому велению достоинство и характер действительной научности, и б) изложение теории и практики христианской педагогики, в связи со свидетельствами истории Церкви, учением Св. Отцов, и, в частности, в применении к воспитанию и обучению детей дошкольного и школьного возраста истинам веры, а также к преподаванию сих истин народу в народных и иных чтениях, лекциях и т.п." (Женские богословские курсы в Москве. - М., 1910. С.3). Курсы официально назывались "Женские богословские курсы в Москве при Союзе христианских матерей Общества содействия религиозно-нравственному и патриотическому воспитанию детей". Они были открыты 11 октября 1910 года, первоначально на них записалось 130 человек. Занятия проходили 2 раза в неделю по средам и пятницам с 6 до 9 часов вечера. Впоследствии, 8 ноября 1916 года (задержка произошла ввиду начавшейся войны), на базе этих курсов были открыты Высшие богословско-педагогические курсы при Скорбященском монастыре.
В том же 1910 году по инициативе князя Н.Д. Жевахова был поднят вопрос о строительстве в итальянском городе Бари, где почивают св. мощи Святителя Мир Ликийских Николая Чудотворца, Подворья и странноприимного дома. Палестинское общество поддержало эту инициативу, и уже в начале января 1911 года в Бари была командирована делегация, чтобы купить участок земли для Подворья. Протоиерей Восторгов был в составе делегации.
Не переставал он заботиться и о духовных нуждах сибирских переселенцев. И в 1911 году, и в 1912 году бесперебойно работали Пастырские курсы, готовившие священнослужителей и псаломщиков для епархий Сибири и Дальнего Востока. Непременным заведующим этими курсами был их основатель - протоиерей Восторгов.
После кончины митрополита Антония (Вадковского) на Санкт-Петербургскую кафедру был назначен покровитель о. Иоанна Московский митрополит Владимир (Богоявленский). Видимо в связи с этим в начале 1913 года появились слухи о готовящемся назначении протоиерея Восторгова настоятелем Казанского собора в Петербурге. Недруги о. Иоанна активизировались. Редактор-издатель еженедельника "Дым Отечества", один из лидеров русских националистов Александр Гарязин 15 марта опубликовал даже открытое письмо к митрополиту Владимиру по поводу этих слухов, в котором призывал владыку не назначать "этого человеконенавистника", который "гонится за славой и деньгами" (ходячие формулировки противников протоиерея Восторгова) (Женские богословские курсы в Москве. - М., 1910. С.3).
Как бы то ни было, назначение не состоялось. Вместо того 31 мая 1913 года о. Иоанн был назначен настоятелем одного из крупнейших и красивейших храмов России - Покровского собора на Рву (Василия Блаженного) в самом центре Москвы, где он служил до самого своего ареста.

"Я не политик, а человек Церкви..."

В 1913 году Св. Синод принял таки решение, запрещающее лицам духовного звания руководить деятельностью политических партий и движений. Руководящие посты в черносотенном движении вынуждены были оставить протоиерей Иоанн Восторгов, архимандрит Макарий (Гневушев), архимандрит Виталий (Максименко) и многие другие представители активной части духовенства. Справедливости ради стоит отметить, что к тому времени Черная Сотня была уже парализована расколами. Но нельзя не видеть и другого: в тех условиях подобное решение священноначалия было смертельным ударом по монархическому движению. Да и самих священнослужителей оно не спасло от последующих расправ богоборческой власти.
В сентябре 1913 года, выполняя решение Св. Синода, протоиерей Восторгов и архимандрит Макарий сложили с себя обязанности руководителей Русского Монархического Союза (РМС). Вместо себя о. Иоанн предложил избрать руководителем РМС отставного полковника В.В. Томилина. Однако на эту должность претендовал активный деятель московской Черной Сотни, в прошлом близкий сподвижник о. Иоанна, Василий Орлов. Он был весьма популярен среди рабочих-железнодорожников, из числа которых создал отдел РМС. Однако к тому времени он подмочил свою репутацию тем, что оказался причастным к открытию в Москве клуба, в котором практиковались азартные игры (клуб вскоре был закрыт специальным распоряжением товарища министра внутренних дел).
После того как было принято предложение о. Иоанна, сторонники Орлова покинули заседание, а затем на своем собрании избрали своего лидера председателем РМС. За эти действия Орлов и его наиболее активные сторонники были исключены из Союза. Они в свою очередь исключили о. Иоанна, архимандрита Макария и Томилина из РМС. Вся эта скандальная история сопровождалась взаимными обвинениями, жалобами правительству и т.д. В итоге группу Орлова принял к себе в Русский Народный Союз имени Михаила Архангела В.М. Пуришкевич. Видимо, это было сделано для того, чтобы замять скандал, обстоятельства которого с удовольствием смаковали журналисты из левых газет. В пользу того, что все именно так и было, говорит тот факт, что сам протоиерей Восторгов, настоявший на исключении группы Орлова из РМС, формально оставался членом Главной Палаты РНСМА вплоть до середины 1915 года.
Кстати, Томилин "достойно отблагодарил" своего покровителя за поддержку, выступив вскоре против него в печати с обвинениями в развале РМС, в отсутствии отчетности и даже растранжиривании средств Союза. Впрочем, о. Иоанн вполне здраво себя оценивал как политика, сказав однажды: "Я не политик, а человек Церкви, и если бы мне пришлось выбирать между Россией и Церковью, я, конечно, выбрал бы последнюю" (Правые партии. Документы и материалы 1905-1917 гг. В 2-х тт. - М., 1998. Т. 2. С. 652). Хотя и за эти слова он был подвергнут осуждению некоторыми неразумными патриотами, обвинившими его ни много ни мало...в отсутствии патриотизма.
Освободившись от организационных обязанностей, о. Иоанн смог больше внимания уделять литературно-издательской деятельности. При его непосредственном участии - как редактора, издателя и автора - выходил целый ряд православно-монархических изданий в Москве: газета "Церковность", "Московские церковные ведомости", ежедневная монархическая газета РМС и Русского Монархического Собрания "Патриот", газета "Русская земля", журналы "Верность" и "Потешный". В 1913 г. вышел в свет первый том "Полного собрания сочинений протоиерея Иоанна Восторгова". До 1916 года ему удалось издать пять томов своих сочинений. Не перестал он заниматься духовным просвещением паствы и в годы Первой Мировой войны, когда главным делом стала забота о нуждах больных и раненых воинов. В 1915 году он издал сборник речей и поучений под названием "Вопросы религии и православия в современной великой войне". А последний четвертый выпуск сборника "Во дни войны. Голос пастыря-патриота" ему удалось выпустить даже в 1917 году.
В ночь на 17 января 1915 года о. Иоанн понес страшную утрату: после непродолжительной, но тяжелой болезни скончалась его жена Елена Евпловна. Теперь не было препятствий к принятию монашества, к чему он давно стремился. И в 1915 году, как о деле вполне решенном, ходили слухи о его близкой хиротонии во епископа (не то викария Московской епархии, не то Иркутского). В том же году протоиерей Восторгов был избран членом Государственного Совета от духовного сословия, но его кандидатуру не утвердил Св. Синод. Ходили слухи, что неутверждению результатов выборов в состав Госсовета и несостоявшейся хиротонии поспособствовал А.И. Дубровин, который, якобы, передал А.А. Вырубовой одно из изданий протоиерея Восторгова, где он обличал Григория Распутина.
Как бы то ни было, о. Иоанн продолжал служить настоятелем собора Василия Блаженного. Во время войны из находящихся под угрозой оккупации западных областей России в Москву были перевезены св. мощи мученика Гавриила Белостокского, младенца, ритуально замученного иудеями. Рака с частицею мощей младенца Гавриила и чудотворная Жировецкая икона Божией Матери были помещены в собор, где настоятельствовал протоиерей Восторгов. 20 сентября 1915 года епископ Минский Михаил (Ермаков) совершил богослужение в связи с перенесением святынь, а о. Иоанн сказал по этому поводу проникновенное слово.

"Камень уже сорвался с горы..."

С тяжелым сердцем принял лидер московских монархистов известие о февральском перевороте в Петрограде. Еще утром 28 февраля, когда не вполне было ясно, что происходит, он призывал одного из своих более молодых единомышленников "защищаться надо". На уныло-пессимистический вопрос: "Кого защищать?", отвечал: надо защищать "Порядок, Государство, Русский народ, который весь теперь занят на позициях, на фронте. Надо идти, как шли мы в первые безнадежные минуты в 1905 году..." (Восторгов, о. И.И. [Воспоминания о февральской революции в Москве] // РГБ. Записки отдела рукописей. Вып. 51. М., 2000. С. 313). В своем дневнике сетовал на недальновидность и нераспорядительность высших чиновников: "Здравомыслящие градоправители упустили момент отвернуть русло революции и превратить грядущую трагедию в веселенький фарс жидовско-торгового погрома... Эх, и за что им деньги, чины и проч. дают!.." (Там же). Но уже поздней ночью 28 февраля он понял, что катастрофу не остановить: "Сердце вещее чует смертную тоску... Неужели "времена исполнились"? Чудилось мне, что Москва не спит, а чует день расплаты за грехи свои и грехи отцов... Что камень уже сорвался с горы и только Творец Один может сдержать падение его на виновные и невиновные головы..." (Там же. С. 314). События февраля 1917 года стали тяжелым испытанием для всех монархистов-черносотенцев. Сгустились тучи и над протоиереем Восторговым. Среди духовенства нашлись люди, которые требовали от властей репрессий в отношении известного черносотенца. Его собрат, священник Троицкой церкви на Арбате, о. Н.А. Романский рекомендовал властям немедленно арестовать его как "тайного и убежденного вдохновителя старого строя" (Политические партии России. Конец XIX - первая треть ХХ века. Энциклопедия. - М., 1996. С. 131). Впрочем, власти тогда не вняли призыву революционного попа.
В феврале 1917 года наступило настоящее всенародное помешательство. По улицам городов проходили многотысячные демонстрации. На площадях шли нескончаемые митинги. Все поздравляли друг друга с "падением тирании". Этот вирус сумасшествия заразил даже духовенство, которое питало иллюзии, что с отречением Царя в положении духовного сословия ничего не изменится. Напротив, станет еще лучше, так как ослабнет мелочная опека со стороны государства. Поэтому священнослужители не протестовали в связи с отречением Государя от престола, сделав вид, что поверили в добровольность этого акта. Не были исключением и московские священники.
7 марта 1917 года прошло совещание представителей духовенства Москвы, на котором было принято решение "во имя пастырского и патриотического долга" подчиниться Временному правительству. Таким решением московские священники, как впрочем ранее и Святейший Синод, фактически отрекались от Царя. Правды ради следует сказать, что среди тех, кто принимал такое решение был и протоиерей Восторгов. Более того, он был избран председателем того злополучного совещания духовенства Москвы. Но, подобно Апостолу Петру, о. Иоанн вскоре мученической кончиной доказал свою верность Богу и Царю.

"Объединяйся вокруг Церкви, русский народ!"

После Февральской революции Церковь жила подготовкой к Поместному Собору. Этому важнейшему в жизни Церкви событию были подчинены все устремления как пастырей, так и мирян. Протоиерей Иоанн Восторгов был участником Поместного Собора Православной Российской Церкви, на котором выступал с речью. В это время он был назначен на должность секретаря Миссионерского Совета при Св. Синоде, которую исполнял в 1917-1918 годах.
В самый разгар соборных деяний власть захватили большевики. Первой акцией новой власти в Москве стал расстрел Кремля. Пролилась первая кровь. Протоиерей Иоанн Восторгов сразу заявил себя противником большевистской власти. Он выступил с идеей объединения русского народа вокруг Православной Церкви. В газете "Церковность" в феврале 1918 года он писал: "Ибо одна Церковь остается у нас вне партий. Наше правительство, если оно есть, представляет собой не народ, не страну, а только власть класса, да и то не целого, а только одной части его; наши газеты представляют каждая только свою партию; только одна Церковь представляет весь верующий русский народ и способна сказать здравое и смелое слово" ("Церковность" от 11 февраля 1918 г.).
С захватом власти откровенными богоненавистниками вновь зазвучал во всю мощь голос блестящего проповедника. О. Иоанн обращался к народу с вразумлениями и увещеваниями не только с амвона. Каждое воскресенье он служил молебны на Красной площади, где в проповедях неустрашимо обличал богоборческую власть. "Под самыми стенами захваченного большевиками Кремля, на Красной площади, с высоты Лобного места еженедельно говорил любимый москвичами батюшка свои вдохновенные проповеди и, исполняя долг пастыря, сознательно шел навстречу мученичеству", - пишет современный автор (Светозарский А. Ук. соч. С. 38).
Особое значение его службам и проповедям придавал тот факт, что в соборе Василия Блаженного почивали мощи св. мученика младенца Гавриила. Чекисты давно следили за о. Иоанном, подыскивая только удобный повод для ареста. Поначалу его хотели обвинить в антисемитизме, но затем, видимо, сочли более подходящим поводом историю с продажей Епархиального дома.
30 мая 1918 года о. Иоанн был арестован в своей квартире вместе с епископом Селенгинским Ефремом (Кузнецовым), его давним знакомым, который участвовал в Поместном Соборе и с началом смуты не смог уже вернуться в свою Иркутскую епархию. Одновременно были арестованы священник о. Корнеев и староста Успенского собора Н.Н. Ремизов. Им было предъявлено обвинение в том, что они дали согласие на продажу Епархиального дома, который был к тому времени уже отобран большевиками у законного собственника - Московской епархии. Для пропагандистского обеспечения своих действий богоборческая власть провела информационную атаку. 8 июня 1918 года в газете "Известия" появилась статья "Коммерческая сделка Патриарха Тихона, протоиерея Восторгова и Ко".
Сначала о. Иоанна содержали на Лубянке во Внутренней тюрьме ВЧК, затем перевели в Бутырку, где ему даже разрешили совершать богослужения в тюремной церкви.
17 (30) августа эсеры организовали два покушения на большевистских лидеров. В Петрограде был убит один из лютых гонителей русского народа Моисей Урицкий. В Москве тяжело ранен Ленин. Через шесть дней новая власть объявила "красный террор". И раньше не отличавшиеся особенным милосердием большевики теперь начали просто зверствовать.
Первыми жертвами "красного террора" стали видные деятели царской России, в числе которых был и о. Иоанн. 23 августа (5 сентября) 1918 года недалеко от Московского городского Братского кладбища были расстреляны: епископ Селенгинский Ефрем (Кузнецов), протоиерей Иоанн Восторгов, председатель Государственного Совета Иван Григорьевич Щегловитов, министры внутренних дел Николай Алексеевич Маклаков и Алексей Николаевич Хвостов и сенатор Степан Петрович Белецкий.
Митрополит Евлогий (Георгиевский) в своих воспоминаниях передает такие подробности мученической кончины о. Иоанна: "Умер доблестной смертью христианского мученика. Перед расстрелом напутствовал и ободрял своих братьев, тоже обреченных на смерть..." (Путь моей жизни: Воспоминания митрополита Евлогия... С. 185).
До нас дошел и другой более обстоятельный рассказ о мученической кончине о. Иоанна и других видных черносотенцев. В эмигрантском монархическом журнале "Двуглавый орел" в 1922 г. был напечатан отрывок из воспоминаний одного эсера, сидевшего в это время в Бутырской тюрьме и встретившегося там с человеком, который был свидетелем расстрела монархистов. "По просьбе о. Иоанна Восторгова палачи разрешили всем осужденным помолиться и попрощаться друг с другом. Все встали на колени, и полилась горячая молитва несчастных "смертников", после чего все подходили под благословение Преосвященного Ефрема и о. Иоанна, а затем все простились друг с другом. Первым бодро подошел к могиле протоиерей Восторгов, сказавший пред тем несколько слов остальным, приглашая их с верою в милосердие Божие и скорое возрождение Родины принести последнюю искупительную жертву. "Я готов", заключил он, обращаясь к конвою. Все стали на указанные им места. Палач подошел к нему со спины вплотную, взял его левую руку, завернул за поясницу и, приставив к затылку револьвер, выстрелил, одновременно толкнув отца Иоанна в могилу. Другие палачи приступили к остальным своим жертвам". Свидетель рассказывал, что палачи "высказывали глубокое удивление о. Иоанну Восторгову и Николаю Алексеевичу Маклакову, поразивших их своим хладнокровием пред страшною, ожидавшею их участью" (Дивеев. Жертвы долга // Двуглавый орел. - 1922. - Вып. 31. С. 36-37).
Так окончил свой земной путь мужественный проповедник, один из вождей Черной Сотни митрофорный протоиерей Иоанн Иоаннович Восторгов. На Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года он прославлен в сонме Новомучеников и Исповедников Российских.
Святый Новомучениче Иоанне, моли Бога о нас!



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме